Наслаждайтесь этим изданием прямо сейчас, а также миллионами других - с бесплатной пробной версией

Только $9.99 в месяц после пробной версии. Можно отменить в любое время.

Иронические притчи (Parabole Ironique)

Иронические притчи (Parabole Ironique)

Читать отрывок

Иронические притчи (Parabole Ironique)

Длина:
216 страниц
2 часа
Издатель:
Издано:
Oct 25, 2012
ISBN:
9781301598984
Формат:
Книга

Описание

Sociology professor presents a smart and ironic mini-novells which are interesting and focused on contemporary problems. For all who interested in modern Russian society.

Издатель:
Издано:
Oct 25, 2012
ISBN:
9781301598984
Формат:
Книга

Об авторе


Предварительный просмотр книги

Иронические притчи (Parabole Ironique) - Nikolay Vladimirov

Parabole Ironique

By NikolayVladimirov

Published by IrisBook Publishers

Copyright 2012 NikolayVladimirov

Smashwords Edition, License Notes

This ebook is licensed for your personal enjoyment only. This ebook may not be re-sold or given away to other people. If you would like to share this book with another person, please purchase an additional copy for each recipient. If you’re reading this book and did not purchase it, or it was not purchased for your use only, then please return to Smashwords.com and purchase your own copy. Thank you for respecting the hard work of this author.

1. Несуществующее

Пригласил однажды некий человек к себе в дом чудесную компанию. Первым был там монах-старец Филофей, изрекший, де, «Москва — Третий Рим, а Четвертому не бывать». Затем Карамзин с его «Историей государства Российского». Еще Петр I-й, в

представлении не нуждающийся, Александр Пушкин — тем более. Были там также заводчики Демидовы, братья Карамазовы, Столыпин, семейство последнего императора всея Руси Николая II-го. Хотел, было, пригласить Ульянова-Ленина и Джугашвили-

Сталина, но воздержался. Зато Михаила Зощенко, полководца Жукова вместе с Васей Теркиным позвал.

Усадил он знатных гостей за несуществующий ажурный красного дерева обеденный стол, уставленный изысканными, правда, несуществующими блюдами, и стал во все глаза смотреть и во все уши слушать.

Что он увидел и услышал, кроме него не знает никто. Только с того дня человек круто переменился, так поразила его открывшаяся картина несуществующего — великолепие и высь несостоявшегося, ширь и размах невоплотившегося, драматизм несбывшейся предначертанности! Потрясен человече был до глубочайшей глубины своего сердца. Пить бросил и за дело взялся, а оно будто только ждало этого — так и спорится в его руках, так и ладится!

Доброго пути ему и всем нам, господа!

Между прочим, представляете, что было бы, собери он всех прочих выдающихся персон отечества!

О-о-о-о-о-о-!!!!…………………………

2. Серьезный

Один гражданин как-то решил стать серьезным. Сколько можно кривляться, ей Богу!

Он приготовил себе очень серьезный обед, сел за серьезный стол и размеренно, серьезно принялся поглощать одно кушанье за другим. Вначале он съел очень серьезный салат. Запил достаточно серьезным фужером боржоми. Затем принялся за серьезный куриный суп с лапшой. Прошел на «ура» — очень серьезно. Настала очередь жаркого. Он самолично и на полном серьезе готовил его по кулинарной энциклопедии. И столь же серьезно блюдо было перемещено в его серьезнейший желудок. Наконец, последовал

очень серьезный кофе, правда, без молока.

Закончив, человек серьезно стал прислушиваться к себе. Переваривалась пища серьезно и очень энергично.

Само собой, после такого серьезного обеда полагалось отдохнуть, что гражданин и сделал со всей серьезностью, на которую только был способен.

Отдохнув, он, разумеется, захотел облегчиться. К счастью, туалет был под боком. Туда он и отправил содержимое кишечника серьезно и целеустремленно.

Возвращаясь из клозета, он с серьезной умиротворенностью подумал: а жизнь-то удалась!

3. Бессовестная

Одной учительнице младших классов как-то неожиданно и нелепо захотелось раздеться. Прямо перед малышами. Догола. Очень странное желание это появилось посреди урока. Но скоро к большому ее облегчению исчезло.

А на другой день вернулось опять.

Бедняжка ничего не могла с собой поделать. Болезненное и порочное поползновение усиливалось с каждым днем. Ее прямо распирало сорвать с себя одежды на глазах своих удивленных несмышленышей немедленно, вот сейчас. Зачем? Для чего? Не понимала. Желала и все тут. До умопомрачения. До слез.

Как быть? Что делать? Хорошо бы с кем-нибудь поговорить, посоветоваться. Но с кем?

С мужем? Он выпучит глаза, покрутит пальцем у виска: у тя чо, крыша поехала? Футбольный фэн, что с него возьмешь! С подругами? Засмеют. С коллегами? Зашикают, осрамят — и с работы вон.

Думала-думала несчастная и ничего лучше не придумала, как пойти в церковь. Ведь дело-то явно нечистое, не так ли, господа?

Отправилась она после школы в храм Покрова Божьей Матери, только что восстановленный. Очень удачно пришла. Батюшка-священник как раз с кем-то беседу окончил и к ней оборотился. Спокойненько выслушал ее, в глаза посмотрел и поинтересовался, верует ли и крещена ли исповедница? А, узнав, что нет, подумал и посоветовал сходить к психиатру. Впрочем, добавил, коли вы уже здесь, поставьте свечку пред образом Божьей Матери-Скоропослушницы во имя ея заступничества. Может, и внемлет…

Так и поступила учительница. В смысле, свечку поставила.

И — то ли так совпало, то ли, действительно, Богородица помогла, прошло наваждение! Отступило и больше не являлось.

Слава тебе, Пресвятая Дева, Матерь Божия, помощница и заступница!

4. Молчальник

Одному человеку надоело молчать.

Хватит, в конце концов! Нечего прогибаться! Истина превыше всего, черт побери. Все. Отныне мыслю и глаголю только правду.

И — вот так чудо: явились перед ним события прошлого, когда он прикусывал язычок. Предстали во всех подробностях. Валяй. Реабилитируйся. Крой правду матку, восстанавливай справедливость. Хоть и задним числом, зато сполна. Чем он и занялся. И ведь пошло дело, пошло! Сказал человек все, что должен был. И о самодуре-директоре школы. И о взяточнике-репетиторе, пропихнувшем его в вуз. И о военкоме, за десятку «косых» отмазавшем его от армии.

Вот только дальше дело не двинулось. Кончились события. Как? Почему? Всмотрелся молчальник в исправленное «по правде» минувшее. Ого! За «самодура-директора» его, оказывается, из школы-то турнули. И двинул потом он не в вуз, а совсем наоборот —

в грузчики. И в армию загремел, как миленький. Да не куда-нибудь, а в Чечню. Где и был сражен террористической пулей. Наповал!

Пардон, а диплом бухгалтера-экономиста? А отдел, который он возглавляет уже восемь лет? А семья со стерьвой-женой, тещей и двумя детьми в трехкомнатной квартире? А, пусть и подержанный, но вполне виповский «Ниссан»?

Да что же это, господа! Выходит, всего этого нет? Может, он вообще не живет?

Нет, рисковое это дело — ворошить прошлое, господа. Чреватое даже. Да-с!

5. Детектив

С неким поклонником криминального жанра случилась, господа, невероятная история. Когда однажды он, позабыв обо всем на свете, вслед за взломщиками читаемой им детективной книжки проник в подвалы N-ского банка, один из ее персонажей, бандюга по

кличке Жопа, неожиданно подскочил к нему и рукояткой нагана так тюкнул по темечку, что бедняга вмиг отключился.

Очнулся глотатель детективщины с браслетами на запястьях в быстро улепетывающей иномарке о дымчатых стеклах. Тот, что его тюкнул, был за рулем, а рядом с ним сидел другой налетчик, по имени Эмиль Эдуардович, вполне интеллигентного вида, который без всяких предисловий вежливо объяснил пленнику, что если ему дорога его поганая жизнь, то отныне и вечно он будет платить им ежемесячный оброк в размере тысячу условных единиц. И пусть, гнида, не подумает скрываться — из-под земли достанем. Да откуда у меня такие деньги? А, главное, — за что? — взмолился детективо-потребитель. За то, что работаем на тебя, вонючка, — ответил вежливый Эмиль Эдуардович. Кто поставляет материал для криминального чтива, не имея которого ты гаденыш, прозябал бы без всякого смысла? Кого гнобят полиц-менты, отлавливают и гноят в капезе, пасут на зонах, козел пахучий? Кто должен оплачивать эту вредную для здоровья работу? Ты, дебил-суходрочник, и такие, как ты, выродки. Сглотнул? Так что плати и не дергайся. А не то… В подтверждение серьезности своих намерений интеллигентный жулик Эмиль Эдуардович, под гогот бандюги Жопы, будь он неладен, тоже тюкнул любителя детективов наганом, только, уже не в темечко, а в висок. Тот — снова с ,копыт.

Очухается ли?

Ой, неизвестно!

Вот влип, так влип!

6. Звери и люди

Как-то царь зверей — Лев — нежился на холме, озирая окрестности, поселок, лежащий в низине и людей, работающих в поле.

Он не знал, почему устроено все так, как есть. И кем. Но не сомневался: все должно быть именно так. Утром встает солнце, днем греет землю, вечером скрывается за горизонтом.

Закон веков: всему свой черед. Есть время сна, время охоты, отдыха. Есть час любить, как только что он любил свою львицу, ту, что вчера отбил у соперника.

Потому что сильнее его. И, значит, таким же сильным будет его потомство. А побежденный — слабак. И родит себе подобных. Вон его! Слабому в саванне смерть.

Почему взял эту самку, а не другую? Больше иных влек ее аромат. Значит, готова к зачатию жизнестойкого плода. Если почувствует более манящий призыв другой, — возьмет ту.

Разрешено все. Кем? Не дано знать. Так было всегда.

Каждому известно, что и как делать, — любить по своей натуре. Птицам — с наскока. Верблюдам — холкой друг к другу. Собакам — по собачьи, хором. Кошкам — по кошачьи, в очередь. Детеныши от разных самцов даже у них, из одной утробы, разные: есть и крепыши и хиляки. Выживут сильные.

Закон природы. На котором стоит все и всюду.

Только не у людей.

Лев сладко зевнул и положил морду на лапы.

Да, человек, существо непонятное и странное. Все у него не по природе, не по натуре. А по каким-то неизвестным понятиям.

Вон тот, например, что с серпом в руках. По природе он должен взять вон ту женщину, что вяжет снопы за другим. Ее зов достигает его, и она тянется к нему. Но — принадлежит другому.

Почему?

Или тот, что сгребает колосья? Хитер, расчетлив, умеет выжить. Потомство же дать не способен. А взял лучшую самку, не устоявшую перед его притязаниями. Но что они оставят после себя?

Или вон тот, что ведет под уздцы коня. Немолодой уже, хотя и здоровый самец. Вон какие крепыши — его сыновья — работают рядом с ним! Почему он не возьмет ту, лучшую у хитреца? Она принесла бы кучу крепких, умных детенышей, хотя и намного моложе его. И она знает это. Но остается с бесплодным. Зачем?

Люди — плохие животные.

Поступают вопреки природе. А, если уж отдаются ей, то теряют себя до такой степени, что становятся хуже зверей.

В кустах зарычала подруга. Лев встряхнул гривой, встал на лапы, потянулся. Пора. Зов природы.

В долине зазвонил колокол. Лев никогда не понимал его назначения. Знал лишь, что звуки разносятся из-под купола самого высокого здания с крестом.

Скрываясь в зарослях, он увидел, что люди, оставив работу, один за другим потянулись на призывные звуки, заполнившие округу: б-о-м-м… б-о-м!… бо-о!…

Б-о-о-о-о-о-г-г-г-г…………….

7. Цветок живой и искусственный

Встретились однажды две герберки — живая и искусственная. И очень удивились: как похожи! Ну, две капли воды точь-в-точь. У обеих лепестки длинные, густые, сочные, бархатистые. Только у искусственной бутон слегка отливает лаком, да стебелек потоньше: проволочный все же.

Полюбовались друг на друга оригинал и его зеркальное отражение и ну, спорить, кто лучше? Один доказывал, что он, потому что он свежий, живой, ароматный. Другой, что, наоборот, он, так как крепок и надежен. Один, что они, живые цветы даже не цветы, а

нечто большее, что в них таится что-то неземное, быть может, улыбка Самого Создателя, Его послание людям, почему и преподносят их в дни торжеств и возлагают в дни скорби. Другой, что это всего лишь привычка, потому что через день-два вся эта свежесть и краса увядшей и ненужной летит в мусорную корзину и т. д. Один настаивал, что, несмотря на это, именно он — символ расцвета и движения человека от его рождения и до самой смерти; другой, что он — символ запечатленного, остановившегося мгновения и потому его можно видеть в похоронных венках и на могильных холмиках. Как и нас, — возразил живой. Ну, да! — подтвердил искусственный.

Это-то их и примирило. Рассмеялись да и разошлись цветы-двойники — каждый своей дорогой.

Так будем же петь и веселиться, мои друзья!

8. Апокалипсис

Посылает как-то Небесная Канцелярия мессидж людям: через три дня Всемирный Потоп!

Американцы срочно принялись подсчитывать предстоящие убытки.

Англичане — отдавать друг другу долги.

Французы — любить француженок и не только.

Немцы — просить прощения у евреев.

Русские — напились.

Японцы сделали хара-кири.

Испанцы устроили корриду со всеми быками сразу.

Бразильцы — карнавал.

Греки отправились, кто на Святой Афон, кто на Священный Олимп.

Индусы погрузились в Ганг.

Китайцы укрылись за Великой Стеной.

Канадцы устроили Кубок Конца Света среди профессионалов.

Австралийцы — теннисный турнир на приз Большой Подводной Лодки.

Прибалты выдали россиянам гражданство.

Грузия вступила в НАТО.

Турция — в Евросоюз.

Азербайджан помирился с Арменией.

Израиль — с Палестиной.

Иран провел ядерные испытания.

Кореи Северная и Южная объединились.

Ирак и Афганистан отпустили

Вы достигли конца предварительного просмотра. Зарегистрируйтесь, чтобы узнать больше!
Страница 1 из 1

Обзоры

Что люди думают о Иронические притчи (Parabole Ironique)

0
0 оценки / 0 Обзоры
Ваше мнение?
Рейтинг: 0 из 5 звезд

Отзывы читателей