Наслаждайтесь миллионами электронных книг, аудиокниг, журналов и других видов контента

Только $11.99 в месяц после пробной версии. Можно отменить в любое время.

История королевства

История королевства

Читать отрывок

История королевства

Длина:
579 страниц
6 часов
Издатель:
Издано:
4 дек. 2013 г.
ISBN:
9781311071057
Формат:
Книга

Описание

Кто бы мог подумать, что после смерти законного правителя, судьба целого Королевства окажется в руках двух юных лордов и девушки, выросшей в сиротском приюте и зарабатывающей себе на жизнь похищением магических артефактов!

Судьба сводит Генри Райта, его друга Кливенда Морена и Киру в нелёгкое время, когда начинается борьба за власть и корону, всюду царят ложь и предательство, королева Латена с маленьким сыном похищены, а Амулет Защиты пропал. Им придётся объединиться, забыв о взаимной неприязни, и постепенно из врагов превратиться в друзей, готовых отдать жизнь друг за друга.

Их отвага, честность и стремление к справедливости смогут победить все интриги, заговоры и даже тёмную магию ведьмы, стремящейся завоевать вожделенный трон.

Издатель:
Издано:
4 дек. 2013 г.
ISBN:
9781311071057
Формат:
Книга

Об авторе


Предварительный просмотр книги

История королевства - Рина Алемас

Часть первая

Глава первая.

Смерть короля

Дорогой читатель, добро пожаловать в мир, который, возможно, существует где-то рядом, но о котором мы никогда не узнаем. Это мир, где царят другие законы. Здесь так же любят и ненавидят, презирают и восхваляют, завидуют и проявляют благородство, только воздух пропитан магией и невиданным волшебством. Прекрасные феи могут завлечь человека в свой смертоносный круг и заплясать его до смерти, драконы летают как птицы, а добро и зло вечно вступают в схватку за первенство.

История, которую я хочу рассказать, началась в одном Королевстве, расположенном на огромном острове. Оно было самым уважаемым среди других островных государств, к тому же под его властью находился еще один небольшой островок — Шри Лараш, находившийся неподалеку. Слово Королевства имело силу, с его решениями считались.

Как и положено, здесь правили король и королева. Точнее сказать, только король, потому что королеве не хотелось вмешиваться в государственные дела. Она желала быть лишь хорошей женой и матерью.

Королева Латена и король Торон жили в мире и согласии, пользуясь уважением у лордов и своего народа. У них был прекрасный сын по имени Мак Ровен, которому совсем недавно исполнилось три года. На него возлагались большие надежды, ведь в будущем он должен был стать достойным преемником своего отца.

Но, как это часто бывает, судьба преподносит нам сюрпризы, и порой наша размеренная жизнь прерывается событиями, с которыми мы не хотели бы сталкиваться.

Все было хорошо, но однажды король заболел. Он болел тяжко, и врачи, понимая, что медицина бессильна, знали, что ничем не могут ему помочь. Оставалось лишь наблюдать, как он чахнет, как смерть подходит к нему все ближе и ближе.

Латена часами рыдала у постели мужа, но что она могла сделать? Он покидал ее, покидал безвозвратно.

Неспособная помочь, королева казалась потерянной. В последние минуты жизни короля ей хотелось кричать Торону о своей любви, а вместо этого она была готова проклинать его. На кого он ее оставляет? Как можно умирать сейчас, когда ты молод, силен и весь мир принадлежит тебе? Увы, Торон уже не мог ответить ей. Его непрерывная горячка, страшный удушающий кашель, исхудалость и изнеможенность слишком красноречиво говорили о скором конце.

Латена была замечательной женой, заботливой, доброй, когда нужно — покорной. Она искренне любила своего мужа и сына, но этого было слишком мало для того, чтобы нести бремя власти. Тяжкий груз и большая ответственность ложились на плечи той, что не могла со всем этим справиться. Смерть Торона стала для Латены своего рода предательством со стороны мужа. Если бы не Мак Ровен, этот прекрасный малыш с большими карими глазами, Латена просто умерла бы вместе с мужем: жизнь без него ей не представлялась вовсе, так как все ее существование принадлежало ему и только ему.

Мак Ровен изменил ее судьбу. Она осталась в этом мире ради него, но при этом боялась быть задавленной неизбежными политическими делами и проблемами. Правда, у них с мужем был друг. Его звали Ричард. Он являлся лордом Верхней Палаты и был отважным воином, достаточно надежным и преданным, чтобы король с королевой могли подарить ему свою дружбу. Латена возлагала на него большие надежды, но, несмотря на это, королеве предстояло во многом принимать решения и действовать самой.

Пока душа короля еще не отошла в мир иной, Латена держалась за последнюю призрачную надежду, жалкую мысль: может быть, все-таки произойдет чудо, и возлюбленный исцелится, не оставит ее одну посреди всего того ада, который, как она считала, неминуемо грядет — ведь, теряя Торона, королева теряла часть самой себя. Латена единственная верила в подобное. Советник Рубенс, лорды и прочие придворные отлично понимали: у Торона оставались последние даже не дни — часы, поэтому многие люди старались успеть попрощаться с ним. Возле покоев короля выстроилась очередь желающих увидеть правителя, но пускали не всех, а лишь самых достойных из лордов. Они тихо заходили к нему в опочивальню, опускались перед ним на колени, молились о его душе и уходили, понимая, что видят Торона в последний раз. А многим другим такой чести не представилось, хотя они упорно дежурили перед дверьми в опочивальню.

По решению советника Рубенса, пока короля пожирала агония, лишь королева, лорды Верхней Палаты, лекари, священник и он сам могли входить к Торону, а всем остальным оставалось ждать смерти правителя, чтобы только на похоронах мельком увидеть его тело перед сожжением.

Исключение сделали лишь для двух юных лордов. Они очень хорошо общались с королем, а их отцы, лорды Верхней Палаты, являлись одними из самых уважаемых людей в Королевстве.

Генри Райту и Кливенду Морену предоставили возможность увидеть Торона живым в последний раз. Юноши еще не могли принимать участия в советах, устраиваемых королем, но это не помешало им завести дружбу с самим правителем. Он стал для них не просто другом: в первую очередь они видели в нем наставника.

Генри и Кливенд были из тех, кто с самого момента своей сознательной жизни инстинктивно ищет себе кумира, лидера, способного стать примером и идеалом, к которому они будут во что бы то ни стало стремиться.

На самом деле Торон был совсем не таким, каким его видели юноши. Просто он умел преподнести себя так, что все остальное люди додумывали сами. Король создал себе отличную репутацию, не успев натворить непростительных ошибок за свою короткую жизнь, поэтому уходил как безупречный правитель.

Сначала в покои Торона вошел Генри, молодой человек невысокого роста со светлыми прямыми волосами. Ему совсем недавно исполнилось двадцать, но выглядел он на пару лет старше. В его карих глазах горел огонь бушующей молодости. Генри был готов идти куда угодно, хоть на край земли, подвергаясь самой страшной опасности, лишь бы снискать хоть частицу той славы и того уважения, которым пользовался великий король. Его натура стремилась показать себя, и чем смелее, отважнее было бы это проявление, тем лучше. В отличие от Кливенда, Генри не хватало приключений. Он считал, что Торон мог бы многому его научить. К сожалению, правитель умирал, так и не успев оправдать надежды юного Генри. Для молодого Райта это было первой существенной потерей — настолько сильной оказалась его привязанность к королю.

Следующим вошел его друг, Кливенд Морен. Он был на три года старше Генри, примерно одного роста с ним, но отличался довольно крепким телосложением. Всегда немного лохматый, с густой рыжей бородой, он в тоже время излучал такую притягательную силу, благодаря своим выразительным голубым глазам и обворожительной улыбке, что его нельзя было не полюбить.

Кливенд относился к жизни иначе. Юный лорд точно знал свой долг и собирался выполнять его достойно. Он так же чтил короля, но отлично понимал, что не добьется больших высот, подобно Торону — слишком уж хорошо Кливенд знал свои способности. Этот юноша учился ценить жизнь такой, какая она у него была. К тому времени он уже был женат, и ему просто хотелось создавать свой семейный очаг. Кливенду казалось достаточным служить на благо Королевства, особо не играя с судьбой, и строить свое собственное будущее.

Кливенд и Генри выросли вместе, почти как братья, они расставались редко, но в последнее время Морен старался проводить больше времени с женой, и не совсем разделял энтузиазм Генри по поводу приключений.

Внезапная болезнь Торона заставила их забыть об этом. Кливенд знал, что Генри переживает намного больше, чем он сам, поэтому старался поддержать друга, как мог.

После того, как каждый из них отдал дань уважения королю, они оба, угрюмые, встретились в коридоре перед покоями Его Величества. Сначала друзья молчали, так как невозможно было даже подобрать слова, чтобы обсудить происходящее. Генри Райт выглядел подавленным. Он даже к отцу своему не испытывал таких чувств, поскольку Нил Райт слыл очень холодным и сухим человеком, учившим Генри «не заниматься ерундой». Отец не разделял рвения сына, не поддерживал его, считая, что тот должен измениться, стать более рассудительным и не гнаться за бесполезной славой. Он часто говорил о чрезмерной увлеченности своего сына военным делом, в котором тот еще ни разу не проявил себя, и требовал от Генри пробиваться в политике и бороться за место под солнцем, а именно — за место при дворе короля. И когда Генри войдет в Совет (это произойдет через шесть лет, так как лорды вступали в Верхнюю Палату только в возрасте двадцати шести лет), его уже не будут воспринимать как глупого мальчишку с кучей иллюзий, а голос Генри с той минуты станет многое значить.

Но Генри Райта не интересовали ни советы, ни придворные хитрости и уловки, ни то, что о нем думают люди, поэтому он часто бывал в ссоре с отцом.

Кливенд же, которому исполнилось двадцать три, относился к своей будущей должности как к неизбежному обязательству. Он не боялся ответственности, потому что его родители, в отличие от родителей Генри, понимали своего сына и старались подготовить его. Особенно его мать, Рита Морен, принимавшая активное участие в жизни Королевства. Рита являлась единственной женщиной при дворе, занимавшейся политикой наравне с мужем, Урсом Мореном. За двадцать с лишним лет пребывания при дворе она снискала уважение и почет. Кливенд очень любил свою мать и многому у нее научился.

Они с Генри долго молчали, глядя на резную дубовую дверь, из-за которой только что вышли, попрощавшись с королем. Не зная, о чем поговорить, Кливенд решил немного отвлечь Генри от грустных мыслей и произнес:

— Может быть, сегодня пообедаем у меня?

— У тебя? — удивился Генри. — Разве Тамаре еще не удалось уговорить тебя окончательно переехать в замок?

— Моя жена, конечно, упорная женщина, — с улыбкой произнес Кливенд, — но ты видел когда-нибудь человека, способного меня сломить?

Но его голос звучал не совсем уверенно, и Генри не смог скрыть ухмылку: он отлично знал, насколько сильно слово Тамары в семье Моренов.

— И когда вы переезжаете? — спросил Райт, не обращая внимания на слова Кливенда.

— Завтра, — Кливенд скорчил гримасу. — Сдался ей этот замок! У нас отличный дом, но — нет…

Генри рассмеялся, дружески похлопав его по плечу. Они оба вышли из замка и побрели в город, по направлению к дому Кливенда.

Король прожил еще пару часов и скончался. Траур поглотил Королевство. В замке поселились тоска и грусть. Все оплакивали короля. Хуже всего, конечно же, пришлось Латене. Она почти не выходила из своей комнаты, постоянно рыдала, кричала, металась, как безумная. Ребенок был оставлен на попечение нянькам. Латена не могла прийти в себя. Лорды и советник Рубенс, правая рука короля, уже начали беспокоиться о ее здоровье, но где-то через пару недель она более или менее оправилась.

Королева стала посещать советы, постепенно входила в курс политических дел, но советник и все остальные слишком рано вздохнули с облегчением — странности только начинались. Латена замкнулась в себе. Сначала ее поведение списывали на пережитое недавно горе, но время шло, а королева не менялась.

Однажды служанка увидела ее среди ночи, бродившей по коридорам замка, словно привидение. Она что-то постоянно шептала и вела себя так, будто не воспринимала окружающий мир. На следующее утро она ничего не помнила. Когда ей попытались намекнуть на ее странное поведение, королева вспылила и в гневе удалилась в свои покои. Дальше было хуже. Латена стала избегать окружающих. Чересчур ко всему подозрительная, она проводила все время с сыном, никого к себе не подпуская. Только иногда Ричарду, другу семьи, удавалось с ней пообщаться. Совет хотел принять меры, но не знал, какие именно. А все плохое только начиналось...

В отличие от обитателей замка, Латене ситуация представлялась в несколько другом свете. Оправившись, как она думала, после смерти мужа, королева начала замечать подозрительные взгляды окружающих. До нее доходили слухи, что многие лорды выставляют ее сумасшедшей. Советы уже проходили втайне от нее. Ее власть явно начали ограничивать.

Латена относилась к тем людям, которые не особо разбираются в происходящем: такие не ищут правды, чтобы точно быть уверенными в чем-либо, они сами создают эту правду. Королева нарисовала собственную картину настоящего. У нее было много достоинств, но один недостаток перечеркивал все разом. Она была глупа, и на ее ограниченности хорошо сыграли.

Все это время Ричард, словно паук, трудящийся над паутиной, трудился над разумом королевы, опутывая его своими сетями. Он убеждал Латену, что против нее и ее сына плетется заговор — якобы советник Рубенс желает заполучить власть и, сговорившись с другими, выставляет королеву безумной, дабы избавиться от нее. Постепенно, капля за каплей, убеждения Ричарда приносили свои плоды: Латена запуталась и действительно начала вести себя как безумная. Она стала марионеткой в руках искусного манипулятора и, уже сама того не замечая, делала лишь то, что он ей велел.

Пришло время действовать дальше…

— Моя королева, — произнес Ричард, — вы должны верить мне.

Они говорили уже больше часа, уединившись в покоях Латены. Маленький Мак Ровен тихо играл на маминой кровати.

Латена нервно растирала руки, ходя по комнате.

— Ричард, я знаю, что вы всегда были близким другом нашей семьи, но ваши слова…

— Вот именно, я ваш друг, поэтому хочу для вас и юного наследника только блага, — Ричард продолжал настаивать на своем.

Латена была в полной растерянности. Она не могла не верить Ричарду потому, что он никогда их не подводил, но их также никогда не предавали ни Рубенс, ни все те лорды, о которых сейчас он говорил.

— Как такое возможно? — она недоуменно посмотрела на него. — То, что вы говорите — невероятно! Лорды всегда преданно служили Торону.

— Пока был жив Торон — конечно, но сейчас… — он выдержал паузу. — Сейчас вы одна, вы беззащитна. И они замышляют зло против вас, моя королева, — Ричард приблизился к ней. — Вы не представляете, что делает с людьми жажда власти. Они забывают о том, кем были и кому служили.

Он подошел к ней вплотную, посмотрел прямо в глаза, взял ее за руку и произнес:

— Я ваш верный, преданный друг, поэтому прошу вас, верьте мне, и сделайте так, как я говорю.

Латена вырвала свою руку из его руки и отошла к окну. Окна в ее покоях выходили на другую сторону замка, откуда виднелись огромные лесные просторы, а дальше — бескрайняя морская гладь. Латена положила руку на оконную раму и опустила голову на запястье. Она не могла поверить тому, что говорил Ричард, но его доводы были слишком убедительны.

Странное поведение советника Рубенса, отказ лордов проводить Совет, а теперь еще и возможное посягательство на Амулет Защиты — их семейный оберег, который в течение многих лет, благодаря своей магической силе, защищал королевскую семью от опасностей. Ричард пытался убедить ее в том, что его хотят выкрасть из Королевского Хранилища, чтобы использовать против нее и Мак Ровена. Возможно, Ричард прав, и ей с сыном нужно скрыться, пока их не убили в собственном доме. Но бежать из Королевства, где она королева — не чересчур ли это?

— Побег — это не выход, вы же понимаете. Я здесь королева, — сказала Латена, не поворачиваясь к Ричарду.

Последние слова прозвучали как жалкая попытка подчеркнуть свое положение. Ричарду хотелось усмехнуться, но он сдержался, боясь, что Латена обернется и увидит его взгляд, полный пренебрежения.

— Я не предлагаю вам сдаться на милость врагов, я хочу, чтобы вы были в безопасности. А после мы придумаем, как спасти ваше положение и положение вашего сына.

— Почему мне нельзя все решить здесь? Почему нужно куда-то бежать?

— Потому, что сейчас мне никто не поверит. Даже вы мне особо не верите, но когда вас не будет, они решат, что избавились от своей самой главной помехи, и раскроют себя. Вот тогда нам будет проще действовать.

— Действовать? Но как? Как я смогу действовать, если буду далеко отсюда? — Латена непонимающе хлопала ресницами.

— Положитесь во всем на меня. Ваша жизнь и жизнь наследника престола поставлены на карту, поэтому нам нужно вас спрятать. Остров Шри Лараш — самое подходящее для вас место. Там у меня есть верные союзники, к тому же, мы можем рассчитывать на помощь лорда Беркурита.

— Наверное, вы правы, — произнесла Латена, поворачиваясь к Ричарду. — Хорошо, я даю вам право делать все, что вы считаете нужным, а после посмотрим, кто был прав.

«После станет слишком поздно», — подумал Ричард, не отрывая взгляда от королевы. Он чувствовал, что Латена очень боится и не видит никого, кто бы мог ей помочь, кроме него. Он протягивал ей руку помощи, когда она стояла на краю пропасти, поэтому ей нельзя было не пойти ему навстречу. Только Латена не знала, что он тянулся к ней не для того, чтобы спасти ее, а лишь для того, чтобы, на миг удержав, самому столкнуть ее в пропасть и убедиться в гибели королевской семьи, не позволив никому оказать ей помощь.

— Я верю, что вы все делаете нам с Мак Ровеном во благо, — продолжала Латена. — Но подумайте, стоит ли убегать этой ночью?

— Я продолжаю настаивать на этом, — ответил он. — Мои люди передали мне, что советник Рубенс все же попытается завладеть Амулетом. Вот увидите и сами убедитесь.

Латена схватилась за голову.

— Это какой-то кошмар, абсурд! Я не хочу, чтобы все это происходило!

— Ну, ну, возьмите себя в руки, — мягко проговорил Ричард. — Сейчас нам лучше скрыться, но потом мы вернем вам ваше законное место.

Латена, вздохнув, кивнула ему:

— Увидимся ночью. Я пока начну собирать вещи.

После этих слов они расстались. Ричард вышел из ее покоев, ликуя от того, что ему все же удалось сломать Латену. Время пришло. Этой ночью он избавится и от королевы, и от маленького выродка. Пока он не станет их убивать, просто спрячет на другом острове, но после того, как его сделают королем, ни ей, ни ее сыну больше не жить на свете.

Глава вторая.

Кира

Когда наступал вечер, у кого-то заканчивался рабочий день, а когда приходила ночь, многие уже давно спали, готовясь к следующему утру. Но кое-кто вечером только просыпался, а ночью — выходил на работу. Во многих приличных домах гас свет, в других же он загорался даже ярче, чем положено. Кабаки и трактиры открывали свои двери, завлекая людей шумом и музыкой. Девушки легкого поведения поправляли прически, наносили румяна, подводили глаза, готовясь завлекать подвыпивших клиентов.

В это время оживали такие уголки Королевства, о которых старались умалчивать. Здесь порядочным людям делать было абсолютно нечего. Воры, убийцы, картежники и другие представители преступного общества находили здесь приют.

Как раз отсюда, из одного трактира вышла девушка лет восемнадцати-девятнадцати. Она была одета в неяркие брюки, похожие на шаровары. Сверху ее защищала от ночной прохлады темная куртка. Но, несмотря на неброскую одежду, незнакомка все равно выделялась в толпе. Ее яркие рыжие волосы с медным отливом, спадающие на лоб, лицо, и плечи, были настолько пышны, что не могли не броситься в глаза. Девушка двигалась быстро, неслышно, мягкой поступью. Она была невысокого роста, худенькая, но не бледная. В ее глазах горел огонь отваги. Не раз ей приходилось ставить на одну чашу весов дело, которое она выполняла, а на другую — свою жизнь.

Нельзя было назвать ее красавицей, но черты ее лица были правильные. Невинный взгляд девушки многих вводил в заблуждение. Позже они об этом жалели, когда нож оказывался у их горла. У нее был маленький нос, тонкие губы, карие глаза, яркие, излучавшие столько жизни, что любая красавица могла бы им позавидовать.

Ее звали Кира. Больше о себе девушка ничего не знала. От ее прошлого осталось только имя. Будучи брошенным ребенком, она строила свою жизнь, как могла.

Итак, Кира шла под покровом ночи. Ее путь лежал через переулки. Она миновала неблагополучные районы, все дальше и дальше уходя вверх по улице. Скоро вокруг все стихло, и по дороге ей не встретилось ни единой души.

Внезапно девушка остановилась перед двухэтажным домом. Словно игрушечный, окруженный оградой, он стоял, украшенный цветами, и лианы обвивали его балкон.

— Ну, здравствуй, дорогой! — прошептала Кира, глядя на дом.

Она аккуратно перелезла через ограду, мягко спрыгнула на кирпичную дорожку, затем неслышно подкралась к дому, обогнув маленький садик. Кира подошла к двери, провела по ней рукой, внимательно осмотрела замок. Дверь была деревянная с резьбой по краям, замок же стоял самый обычный. Его продавали по высокой цене, утверждая, что взломать такой замок невозможно, но воры-профессионалы могли открыть его спичкой. Кира провозилась с ним лишь пару секунд, после слегка толкнула дверь, и та покорно отворилась. Девушка неслышно вошла и оказалась в маленькой комнатке, служившей прихожей. Она заканчивалась коридором, ведущим в другие комнаты на первом этаже. Но этот этаж молодую воровку не интересовал, потому что то, зачем она пришла, должно было храниться наверху. Кира продолжала оглядываться. В центре находилась лестница, по ней она осторожно поднялась наверх и попала в длинный коридор. Он тянулся по всему этажу, с одной его стороны располагались двери, ведущие в комнаты, а с другой — стена, разделенная посередине широким окном.

Кире нужна была библиотека. Она, конечно же, могла заглядывать в каждую дверь, в поисках того, зачем пришла, но ей хотелось угадать сразу. Девушка внимательно посмотрела на двери. Все одинаковые, из хорошего, дорогого дерева. Как определить, какая нужна? Кира возложила все свои надежды на интуицию и, наконец, решилась. Она потянула за ручку…

Перед ее глазами предстала спальня, где мирно почивали муж и жена. Они не услышали незваную гостью, и сон их, ничем не омрачившись, продолжался. Поняв, что она открыла не ту дверь, Кира быстро закрыла ее обратно и облегченно вздохнула. Девушка чуть было не попалась. Зато теперь она знает, куда точно ходить не нужно, а значит, сейчас все будет немного проще.

Кира открыла следующую дверь. На этот раз фортуна улыбнулась ей: это был кабинет, совмещенный с библиотекой. Огромный широкий стол из орехового дерева располагался прямо напротив окна, через которое проникал яркий лунный свет, полностью освещая комнату. Возле стола виднелся слегка отодвинутый стул с высокой спинкой и широкими ручками. Слева и справа стояли шкафы с книжными полками. Они тянулись по всей стене почти до самой двери. На первый взгляд здесь больше ничего не было. Но Киру не покидала уверенность в том, что та вещь, за которой она пришла сюда, хранится именно здесь. Она это нутром чувствовала.

Кира внимательно оглядела кабинет. Она что-то искала глазами, но никак не могла увидеть. Книги, одни только книги, бумаги, какие-то свертки на полках — и больше ничего. Кира понимала, что это обман зрения. Девушка закрыла глаза, вытянула ладонь и стала водить ею по воздуху возле полок. «Где же ты? Где?» — мелькало у нее в голове. Внезапно она почувствовала легкое покалывание в ладони. Воровка открыла глаза. Рука замерла перед одной из книг в толстой кожаной обложке с золотистым отливом. Кира осторожно дотронулась до нее, и в ту же секунду ее накрыло ударной волной. Она была настолько мощной, что Кира отлетела и ударилась о противоположную сторону книжного шкафа. Она быстро поднялась и вернулась обратно. Все, теперь ее время ограничено.

Звук прошел через две комнаты прямо в спальню супружеской четы. Здесь обитала богатая купеческая семья. Муж, опытный торговец, обеспечивал многих лордов различными товарами с других островов. За это он был награжден талисманом, который приносил удачу в торговых делах. Надевая его, купец мог заключить любую сделку, получив выгоду. Столь ценный подарок пришлось хорошо охранять.

Кира понимала, что столкнулась с заклинанием защиты, но оно действовало только на простых смертных. Раньше ей же удавалось брать магические предметы без особого труда, несмотря на то, что она не обладала ничем сверхъестественным, поэтому Кира была уверена, что справится и на этот раз.

Муж не проснулся, но жена приподнялась на кровати, испуганно оглядываясь. Она что-то услышала, но что это было?

Кира вновь протянула руку, сосредоточившись на нужном ей предмете.

Кажется, в доме и правда слышался какой-то шум. Нужно проверить. Жена толкнула локтем супруга.

Кира повторила попытку, но ничего не произошло. Наверное, в первый раз она плохо сосредоточилась, а сейчас придется очень быстро исправлять свою ошибку. Кира вытащила книгу с полки. Та, казалось, горела в ее руке, обжигая кожу.

Торговец, ругаясь, все-таки поднялся с постели. Он был возмущен тем, что его разбудили среди ночи, но с женой не поспоришь. Нужно сходить проверить.

Преодолев жгучую боль, Кира одной рукой открыла книгу. Страницы пролистывались одна за другой, пока не остановились. Книга повисла в воздухе, оставшись в горизонтальном положении.

«Ну, давай, я же вижу тебя!» — Кира смотрела на книгу сосредоточенным взглядом.

Купец, переминаясь с ноги на ногу, вышел из спальни и пошел по коридору. Конечно, сначала нужно проверить кабинет.

Яркий свет заставил Киру сощуриться. Его выпустила книга, образуя какой-то предмет над ней. Свечение немного ослабло, и девушка увидела талисман удачи, тщательно скрытый первоклассным заклинанием.

Купец подошел к двери и повернул дверную ручку.

Кира протянула другую руку к талисману. Когда она схватила его, дверь открылась.

«Немного не успела», — подумала она, поворачиваясь к двери. Там, в проеме, стоял хозяин дома, уже готовый бить тревогу. Все остальное произошло просто молниеносно.

Кира убрала руку от книги. Та захлопнулась и упала на пол. Купец бросился к девушке, чтобы задержать ее. Она перепрыгнула через стол к окну, сжимая талисман в левой руке, а правой искала что-то в своей куртке. Мужчина уже настиг ее, когда воровка резко вытащила руку из кармана и осыпала торговца каким-то порошком. Его было немного, но золотистые частички заставили того сначала чихать, а затем он повалился на пол, погрузившись в сон.

Это был волшебный сонный порошок, который частенько выручал Киру из подобных ситуаций. Девушка бросилась к дверям, пряча талисман в карман куртки. Она стрелой вылетела из кабинета, натолкнувшись в коридоре на жену купца. Эта немолодая, очень полная и неуклюжая женщина завизжала, преграждая ей путь. Но Кире, тонкой как тростинка, не составило труда проскочить мимо нее и слететь вниз по лестнице к дверям. Потом она пересекла маленький садик, перелезла через ограду и снова оказалась на улице, где почувствовала себя намного безопаснее, чем в любом доме.

За ее спиной уже слышались крики, начали загораться огни в домах и факелы на улицах. Поднималась тревога.

— Воры! Воры! — слышала Кира.

Но ей не было страшно. Она знала, как сократить путь, как пройти незамеченной. Дело завершено, пусть не так незаметно, как ей бы хотелось, но все же…

Кира широко улыбалась, нащупывая в кармане куртки то, из-за чего она рисковала. Хортон будет доволен ее уловом.

Вскоре Кира пошла спокойным шагом, оказавшись на своей знакомой, пусть даже очень грязной и шумной улице с кучей пьяниц и голодранцев. Молодая воровка пересекла пару переулков и оказалась перед двухэтажным домом с большой дубовой дверью. Кира распахнула ее. В глаза ей ударил яркий свет, заставляя прищуриться. В помещении стоял не очень приятный запах. Все смешалось: здесь были запахи жареного мяса, алкоголя и пота. Очень громко играла музыка. Крики, перемежаемые звоном посуды и стуком кружек, мешали ясно воспринимать обстановку.

Кира зашла внутрь. Она отмахнулась от назойливых предложений, которые сразу же последовали, отказалась от пива и сразу прошла к стойке. На разливе стоял мужчина уже достаточно пожилой, но очень плотный и мускулистый. У него были длинные волосы, в которых поблескивала седина, и которые он забирал в хвост. По его злому небритому лицу можно было понять, что сегодняшняя ночь явно не задалась. Наливая пиво, он попутно отчитывал разносчицу.

— Что, нелады сегодня в твоем кабаке? — громко спросила Кира, подходя к нему.

— Здорово, рыжая! — прогорланил он. — Да, ночь буйная! А ты сегодня что-то рано, — трактирщик хитро улыбнулся.

— Так получилось.

— Ты, говорят, быстра как кошка!

Тут все знали ее и даже немного побаивались, в чем, конечно же, никто не признавался. Кира была другой, особенно среди них. С одной стороны, хрупкой и еще очень молодой, с другой — она делала то, что им было не под силу, и могла быть жесткой и отважной, когда этого требовали обстоятельства. К тому же Кира жила под опекой Хортона — короля воров. Она приносила хорошие доходы, поэтому он считал девушку достаточно ценным приобретением, чтобы беречь, и наказывал любого, кто мог хоть чем-то ей навредить.

Кира ничего не ответила на реплику трактирщика. Она лишь молча протянула руку в его сторону.

— А, ключ! — как бы опомнившись, произнес тот. — Подожди.

Он поставил деревянную кружку, до краев наполненную пивом, вытер руки своим засаленным фартуком и залез под стойку. Немного поискав там, трактирщик вытащил маленький железный ключик.

— Держи, — он протянул его Кире.

Она взяла его, кивнув в знак благодарности. Затем Кира зашла за стойку, прошла ее и повернула направо, оказавшись возле длинной винтовой лестницы. Старая, обветшалая, она, казалось, вот-вот развалится. Кира поднялась наверх. Маленькое, не очень чистое помещение открылось перед ней, а дальше — дверь. Как раз та самая дверь, от которой ей дали ключ. Кира повернула его в замке и вошла. Это была маленькая комнатка, но юная воровка содержала ее в чистоте. Из мебели здесь находился стол, пара стульев и старая разваленная тумбочка без дверцы. На полу лежал матрас, застеленный пледом из овечьей шкуры.

Кира прошла внутрь и закрыла за собой дверь на ключ. У нее не было постоянного места, собственного дома. Она меняла крышу над головой чаще, чем это возможно себе представить. Ее ремесло вынуждало жить, как на вулкане. Девушка не могла никому довериться. Да и некому было.

Сидя за стареньким столом и взгромоздив на него ноги, Кира слегка покачивалась на стуле, держа в левой руке талисман. Этот артефакт, который нес в себе непонятную ей силу, можно было продать за хорошие деньги.

Наживаться за счет магических вещей — дело, конечно, непростое, но это уже давно стало ее хлебом насущным. Она зарабатывала деньги воровством с тех самых лет, когда смогла осознать, что, кроме нее самой, о ней никто не позаботится. Постепенно она поняла, что красть может не только обычные вещи, ценности, деньги, но и магические предметы, артефакты.

Они никогда не давались в руки простым смертным. Только создавшим их, вдохнувшим в них силу, а также тем, кто был знаком с этой силой.

Кира не относилась ни к первым, ни ко вторым, но почему-то ей удавалось красть артефакты.

И она объясняла это как дар. Ее способность дала ей многое в жизни — помогла добиться того, чем она сейчас обладает. Вопросы, которые обычно задает человек без прошлого, не сильно ее мучили. Кто она? Кем рождена? И как оказалась совсем одна в этом мире? Кире казалось, что пока ей невозможно найти на них ответы. Кто знает, возможно, этого никогда не случится. В глубине души она не хотела разочаровываться еще сильнее и не хотела знать, кто она. Вероятно, где-то есть люди, которые должны любить ее, но им Кира совсем не нужна и они от нее отказались. Такой правды сироте знать не хотелось.

Кира воспитывалась в сиротском доме. Ее принесла туда женщина, которая, возможно, была ее матерью, но точно этого никто не знал. Может быть, эта женщина имела какое-то отношение к ее семье, а может, просто нашла ее где-то на улице и, сжалившись, отнесла в приют. Неизвестная ничего не стала объяснять, лишь попросила называть девочку Кирой. Воспитательница пыталась задержать женщину, чтобы все выяснить, позвала хозяйку приюта, но та не успела: принесшая ребенка быстро исчезла.

Жизнь в приюте была ужасной для малышки. Кира отличалась непокорным характером и постоянно вступала в споры то с воспитателями, то с детьми. Своих сверстников она вообще терпеть не могла, чувствуя себя с ними не в своей тарелке. Однажды Кира поняла, что оставаться в сиротском доме больше не может. Тогда побег казался единственным правильным решением. Увы, позже она убедилась в обратном. Скитания по улицам, голод, одиночество — вот что ожидало ее. Воровство стало спасать Киру. Сначала она оправдывала свои поступки мыслью о том, что это необходимо, что ей нужно как-то выживать. Позже все изменилось. Девушка встретила своих партнеров по ремеслу и втянулась. Теперь у нее появилась работа. Ее работой было воровство, а начальником — король воров Хортон.

Правда, через некоторое время Кира стала снова планировать побег, но на этот раз — от той жизни, в которую сама себя втянула. Дело в том, что люди, окружавшие ее теперь были очень опасны: они могли погубить юную воровку в любую минуту. Но куда бежать?

Все изменил случай. Как-то раз Киру отправил на крупное ограбление сам король воров, Хортон — до этого она получала заказы только через его подручных. Кира не знала, за что ей выпала такая честь, но отказ мог навлечь на нее беду.

Ей к тому времени уже исполнилось восемнадцать. Она очень сильно повзрослела и многое поняла за три года жизни на улице, но Хортона Кира совсем не устраивала. Во-первых, он считал ее абсолютно бесполезной, а во-вторых, чувствовал в ней добро, а значит, существовала опасность, что однажды девушка предаст их или как-нибудь навредит им. Хортон решил, что самое лучшее — засадить девчонку в тюрьму на долгие годы. Кроме того, Кира по натуре своей являлась сильной личностью, чего сама не осознавала, но Хортон это отлично чувствовал. Поэтому он пришел к выводу, что лучше избавиться от воровки.

Киру отправили в дом богатого горожанина. Тот привез своей жене с острова Св. Лауры изумрудное ожерелье. Слух об этой драгоценности разлетелся по всему городу, и появилось много желающих обладать ею, поэтому Хортон послал за ожерельем своих лучших людей. Его подчиненные должны были украсть его, а затем бросить Киру, чтобы ее поймали.

Все пошло не по плану.

Как оказалось, хозяин дома позаботился об охране своего жилища и сокровища: он установил вокруг дома магическую ловушку. И когда воры попытались ночью забраться в дом, то были парализованы неведомой силой, но на Киру магия не подействовала.

Сначала она пришла в ужас от такого открытия, но потом собралась с мыслями и поняла, что это ее шанс подняться в мире воров. Впервые Кира почувствовала свое превосходство. Она не упустила предоставленного ей шанса: Кира украла ожерелье, бросила своих подельников и

Вы достигли конца предварительного просмотра. Зарегистрируйтесь, чтобы узнать больше!
Страница 1 из 1

Обзоры

Что люди думают о История королевства

0
0 оценки / 0 Обзоры
Ваше мнение?
Рейтинг: 0 из 5 звезд

Отзывы читателей