Наслаждайтесь миллионами электронных книг, аудиокниг, журналов и других видов контента

Только $11.99 в месяц после пробной версии. Можно отменить в любое время.

От Андалусии до Нью-Йорка

От Андалусии до Нью-Йорка

Читать отрывок

От Андалусии до Нью-Йорка

Длина:
421 страница
9 часов
Издатель:
Издано:
5 апр. 2014 г.
ISBN:
9781311831484
Формат:
Книга

Описание

"От Андалусии до Нью-Йорка" - вторая книга из серии "Сказки доктора Левита" - рассказывает об удивительной исторической судьбе сефардских евреев, евреев Испании. Книга охватывает обширный исторический материал, написана живым "разговорным" языком и читается легко.

А так как судьба евреев, как обычно, странным образом переплетена с самыми разными событиями средневековой истории - Реконкистой, инквизицией, великими географическими открытиями, разгромом Великой Армады, освоением Нового Света и т.д. - книга несомненно увлечет всех, кому интересна история средневековья.

Издатель:
Издано:
5 апр. 2014 г.
ISBN:
9781311831484
Формат:
Книга

Об авторе

Илья Левит родился в Ленинграде в 1948 году. Окончил Первый Ленинградский медицинский институт. Четыре года работал по распределению на скорой помощи в Воркуте. С 1979 года живет в Израиле. Увлечение историей, возникшее в юности, со временем стало вторым призванием доктора Левита. Блестящий рассказчик, Илья Левит с неизменным успехом читал курсы лекций по истории еврейского народа и создания государства Израиль сначала в Ленинграде, а позднее в Израиле и США. Записи этих лекций легли в основу серии книг "Сказки доктора Левита". Илья Левит знаком израильскому и российскому читателю также по книге "Здравствуйте, люди!" (изд. "Библиотека Алия", 1991) основанной на письмах автора из Израиля в СССР, распространявшихся "самиздатом" 80-х годов.


Связано с От Андалусии до Нью-Йорка

Похожие Книги

Предварительный просмотр книги

От Андалусии до Нью-Йорка - Илья Левит

От Андалусии до Нью-Йорка

Сказки доктора Левита

Илья Левит

Smashwords Edition

* * *

Copyright © 2014 by Ilya Levit

Smashwords Edition License Notes

This ebook is licensed for your personal enjoyment only. This ebook may not be re-sold or given away to other people. If you would like to share this book with another person, please purchase an additional copy for each person you share it with.

Введение

Сундук

Если, читатель, когда-нибудь случится Вам как туристу ездить по северу Испании, можете заехать в Бургос – старинный испанский город, с собором в центре, как старинному городу и положено. А вот в соборе этом есть особая достопримечательность – довольно большой сундук. В чем же святость этого сундука? А дело было так…

Жил-был в XI веке в Испании храбрый рыцарь. В историю он вошел под именем «Сид». Основным его занятием было драться с арабами, которым тогда принадлежала половина Испании. И делал он это хорошо. При случае, правда, мог зарубить и христианина, но рубил он всех в честном бою, как положено рыцарю. Испанцы его очень чтят, и в музеях хранится его личное оружие. Но сундук – дело особое. В XII веке, когда образ Сида стал не просто легендарным, а оказался главной фигурой героического эпоса, об этом сундуке рассказывали следующее. Сид, как и положено образцово-показательному рыцарю, был мотом и крупно задолжал евреям. Платить было нечем, и он нашел следующий выход из положения: взял этот самый сундук, набил его обычной землей и предложил евреям, заверив их своим рыцарским словом, что земля та привезена из Страны Израиля. Евреи поверили и списали Сиду все долги. Они любовались содержимым сундука и целовали эту землю. (И по сей день случается, что наивно верят евреи разным бандитам, даже менее респектабельным, чем Сид.) Вот за это приключение и почитают сей сундук¹. Когда мы с женой сундук обозревали и я рассказал ей всю эту историю, супруга моя заявила, что евреи в этой ситуации выглядят лучше Сида. Но это мнение нынешней израильской еврейки. Тем испанцам, что жили в XI–XII веках, конечно, приятно было читать и слушать, как безупречный рыцарь надул евреев. Так им (евреям) и надо! А ведь это было в те времена, когда евреи были в чести в тех местах. И короли им покровительствовали, и церковь относилась к ним терпимо. Более того, в те времена евреи бок о бок с христианами сражались там против ислама, ибо хваленая веротерпимость испанских арабов была уже в прошлом. Но все это значения, как видите, не имело. Чужими и нелюбимыми для толпы оставались евреи. И если, со временем, произошел на Пиренеях роковой для них поворот, то это случилось потому, что почва для таких поворотов всегда готова, и не слишком много требуется для того, чтобы евреи из уважаемых, вроде бы, сограждан превратились в несчастных, гонимых изгоев. И вовсе не чудом было предвидение Иуды Галеви (он был современником Сида), писавшего в благополучное время:

В Испании знойной

живем мы спокойно,

в красивых, богатых

дворцах и палатах.

Мы словно бароны

в одежде злаченой,

богаты, беспечны

и счастливы вечно.

Но кто отгадает,

что нас ожидает?

Что ждет нас в грядущем,

неслышно бредущем?

Глава первая.

Евреи и инквизиция в рыцарские времена

(т. е. в классическое Средневековье ХI — ХV в.)

В этой главе речь не идет о Пиренейском полуострове. Об Испанских и Португальских евреях поговорим отдельно.

Раз уж начали мы разговор о евреях, то по старой доброй антисемитской традиции начнем с ростовщиков и старьевщиков – традиционных героев антисемитского фольклора и литературы. В Восточной Европе к этому списку добавился бы еще и шинкарь (корчмарь). Но мы по ходу сказки – в Европе Западной². Евреи там, конечно, занимались не только ростовщичеством и торговлей старьем. Например, еврейская  торговля другими товарами, самыми разнообразными, не была  полностью уничтожена дискриминационными  запретами,  которые власти  вводили по просьбам купцов—христиан.  Однако знамениты стали именно старьёвщик  и  ростовщик. И так будет, кстати, до XIX века включительно.

Начнем с того, что более прославлено, что стало как бы символом еврея, – с ростовщичества. Бизнес этот расцвел именно в рыцарские времена, и подъем его, видимо, был связан с крестовыми походами. Они вообще-то дорого обошлись евреям. Много было убийств и разрушений. Так проявляли тогда любовь к Богу воины Христовы. Но нам сейчас важно то, что много людей отправилось в неизвестную даль. И те, которые не утратили способность соображать, предпочитали прихватить с собой деньги. Раньше-то, при натуральном хозяйстве Средневековья, невелика была нужда в деньгах, а теперь, вот, их оценили. Да и торговля стала развиваться с того времени. И пошло-поехало – появились в городах еврейские денежные конторы. В первую очередь в них разменивали и обменивали деньги. И это была очень серьезная функция. В тогдашней Европе каждый князь, духовный или светский (а было и тех, и других много), каждый вольный город чеканил свою монету. Да и содержание серебра в монете (золотые монеты использовали редко) менялось в зависимости от того, насколько хорошо или плохо шли дела. В общем, в этом надо было разбираться, и было это не так-то просто. А без этого невозможна была серьезная торговля.

А еще евреям можно было отдать в заклад ценные вещи. И это, между прочим, приводило часто к тому, что при погромах страдали и христиане – залоги оказывались похищенными. И хотя все это понимали, погромов это не предотвращало.

И, наконец, в меняльных конторах давали деньги в долг под проценты. И проценты эти росли. И на проценты тоже накручивались проценты, если долг не отдавался вовремя. В общем, было отчего прийти в ярость христианскому люду. И мало кто задумывался, что очень значительная, а то и большая часть этих прибылей попадала, в конечном счете, в карман властей, ибо евреи платили большие налоги. А ещё  следует  отметить, что величину  ростовщического  процента  евреи, очень  часто, должны  были официально  согласовывать с властями.  Известны  случаи, когда именно  евреи  выступали  с  идеей  снизить  этот  процент.  Не  из  человеколюбия, а чтобы  не  отпугивать  людей.  Но  власть имущие  предпочитали   синицу  в руках (т. е. нынешнюю  высокую  прибыль), журавлю  в  небе (потенциальному  расширению  клиентуры).

Тут надо еще кое-что пояснить. Теоретически, вся кредитная деятельность была христианам запрещена церковью, но этот запрет они умело обходили. Профессия менял не была  запрещена для христиан. Их конторы существовали легально. А уж там  был один  шаг до  ростовщичества. Его делали достаточно часто и без  лишнего  шума.

Короче, не одни только евреи этим занимались, такого рода деятельности не чуждались и многие другие. А началось все с итальянцев. До наших дней сохранилось во всем мире слово «ломбард», и не все знают, что происходит оно от названия одной из провинций Северной Италии – Ломбардии. В  Европе,  к  северу  от  Альп,  «ломбардцами»  называли  всех  итальянцев.

А  слова  «банк»  и  «банкир» от «banco»--по-итальянски  «стол». Имелись  в  виду  столы  менял — неотъемлемая  часть  средневековых  ярмарок.

Достаточно быстро выяснилось, что с евреем, менее уверенным в своей безопасности, легче иметь дело, чем с христианским ростовщиком. Уже в XII веке Святой Бернард Клервосский (очень крупная фигура тех лет, властитель дум Западной  Европы и, между прочим, антисемит, но не  кровожадный — резню евреев не одобрял), прямо писал, что уж если приходится занимать деньги, лучше обратиться за ними к еврею. Многие это, в общем-то, понимали и чувствовали на своей шкуре. Не раз бывало, что после того, как евреев откуда-нибудь с треском выгоняли, через недолгое время их, без лишнего шума, снова принимали обратно.

В XV веке, по инициативе францисканского ордена, были предприняты попытки борьбы с еврейским ростовщичеством, путем организации беспроцентного кредита. Считалось, что организация благотворительных ссудных касс облегчит экономическое положение христиан. Из этого ничего не вышло, ибо эти кассы не смогли удовлетворить и малой доли потребности в кредите. И они либо со временем  закрылись, либо начали брать проценты,  служа удобным прикрытием ростовщикам—христианам.

Самым же любопытным и даже необъяснимым фактом является тот, что в Средние века евреи в финансовой сфере ничего не изобрели (хотя быстро осваивали чужие изобретения – чеки, векселя, начисление  процентов  на  невыплаченные  проценты и т. д.). Этот факт служил антисемитам в Новое время для того, чтобы объявлять евреев нетворческой нацией, а евреям – для того, чтобы объяснять всем и каждому, что никакой склонности к финансовым махинациям у них нет, что их в эту сферу насильно вытеснили, ибо другую деятельность евреям затрудняли.

Теперь два слова о торговле старьем, преимущественно старой одеждой. Это занятие тоже попало на язык антисемитам, но служило больше для насмешки. Действительно, можно еще уверять людей, что деньги правят миром, а через них евреи все кругом и захватывают, но трудно доказать, что миром правят старьевщики. Говоря же серьезно, в доиндустриальную эпоху это была деятельность довольно важная. Ибо все делалось вручную, и одежда обходилась дорого, так что служила она до последней возможности, переходя по многу раз к все более бедному владельцу. Вот евреи и занимались перепродажей (а иногда и  починкой) старья. Эта их деятельность считалась полезной именно для бедняков. Нередко власти даже обязывали еврейскую общину выделить людей для торговли старыми вещами. Впрочем, тут, как и в ростовщичестве, евреи не были монополистами.

Трудно жилось евреям в те времена. Их жизнь регламентировалась множеством ограничений и запретов. Одни были очень обременительны, другие – унизительны. Некоторые кажутся теперь просто невероятными – например, строгое ограничение числа браков, которые евреи могли заключать. Обычно в большой общине разрешалось заключать два-три брака в год. Так что была очередь на свадьбы, и ждать приходилось годами. Кстати, в германских землях этот закон продержался до 20-х годов XIX века, и был он вовсе не уникален. Тут много-много можно было бы рассказать, но сказка стала бы бесконечной, а для темы нашей важнее, что это все было не самое страшное. Страшнее было то, что евреев в рыцарские времена часто убивали и помногу. Чаще всего причиной служил кровавый навет – обвинение в употреблении христианской крови для изготовления мацы или еще чего-нибудь. И сегодня находятся люди (сам их видел), которые в это верят, а уж в те времена… еще могли несчастного младенца, Бог знает от чего погибшего, святым мучеником объявить, и на могиле его впоследствии наблюдали чудеса (в Средние века чудеса были нередки, мы с ними еще встретимся). Часто использовалось в те времена и еще одно обвинение, теперь уже забытое: в богослужении католики употребляют гостию (облатку) – маленькую лепешечку, символизирующую тело Господне. Случалось, что на этой гостии проявлялись красноватые пятна. Все думали, что евреи исхитрились и поранили гостию, вот она и кровоточит, как телу и положено. Теперь-то мы знаем, что это был особый вид грибка (особая плесень), но сколько настоящей крови евреям это стоило! А еще случались эпидемии, и мер от них народ. И казалось людям, что евреи мрут меньше других. Тут не совсем ясно, было ли это просто глупостью. Жили евреи в гетто – еврейских кварталах еще более скученно, чем основная масса горожан, в обычной  тогда антисанитарии. То есть все условия были для высокой смертности в эпидемию. А молва людская упорно утверждала, что смертность у евреев – низкая. То ли трудно было угодить на антисемитов – для них еврей всегда слишком живуч, то ли и правда обладали евреи наследственной устойчивостью против некоторых заболеваний. Последнее нельзя полностью исключить. Но как бы то ни было, вся эта ситуация была для евреев грозной, ибо, по мнению толпы, раз евреи не мрут, значит они, в лучшем случае, знают тайное лекарство и тайны своей не открывают из зловредности. Большинство же просто полагало, что евреи отравляют колодцы – оттуда и вся эпидемия. А раз так… Бывало, что просто вскипала христианская кровь под влиянием красноречивого проповедника или под влиянием событий (в эпоху крестовых походов, например), и начинали бить врагов Христовых.

Надо, все-таки, отдать должное Папскому Престолу. Папа и высший клир (духовенство) ни в коем случае не поощряли физической расправы над евреями или насильственного крещения. Евреи, по их теории, должны были дожить до Второго Пришествия Христа и убедиться, что он и был Машиахом (Мессией). Бывало, что даже наказывали чересчур ретивого проповедника погромов, не очень, правда, строго: скажем, год-два держали под «домашним арестом» – то есть запрещали покидать монастырь, сажали на хлеб и воду и т. д. Но чаще всего происходило это уже после трагических событий (что не удивительно, учитывая тогдашние средства сообщения, – в Риме просто слишком поздно узнавали о смуте). Низшее же духовенство, обычно малообразованное и близкое к народу, очень часто и поставляло зачинщиков погромов. Впрочем, и Высший клир, иногда защищавший евреев, другом нам не был. Римский Престол следил за тем, чтобы не заносился чрезмерно какой-нибудь удачливый еврей, чтобы не получал большого почета. Да, евреи, по их мнению, могли жить, но не шиковать, ибо должны были помнить о своей вине – Христа распяли!

Лирическое отступление

Чувства христианского  духовенства к евреям в Средние века, даже в относительно спокойные годы, можно проиллюстрировать следующим примером. В середине  ХI в. в богословских кругах шла дискуссия между западной церковью (она же римская или латинская) и восточной (греческой или православной), по вопросу: Исходит ли Святой  Дух  только  от  Бога – Отца  или  и  от  Бога-Сына?

Сейчас нам не важны глубинные, подспудные мотивы религиозных расхождений. Важно, что дискуссию вели между собой образованные богословы Рима и Константинополя и шла она корректно, спокойно.

Большинство духовенства, а, тем более, мирян в эти сложные филосовско-богословские  вопросы не вникали и спорами на эту тему не интересовались. И вдруг…

Один из высокопоставленных греческих прелатов обвинил западную церковь в том, что обычаи её иудейские! «А такой обиды не стерпеть душе…!» Западный клир закипел от гнева. Это оскорбление  было понятно  всем, а не только высокообразованной элите. Дискуссия с греками с этого момента пошла намеренно грубо, злобно. И быстро привела к расколу христианства на римско-католическое и греко-православное (1054г.).

А это время было для евреев не худшее. Крестовые походы начались только через полвека.

С ХIII в. требуют (хотя и не очень строго) ношение евреями отличительного знака на  одежде. Обычно это был кружок яркой окраски.

В общем, жизнь у евреев была такая, что во Франции даже поговорка возникла. Когда кто-то хотел заявить, что он категорически отказывается что-то сделать, то человек этот говорил: «Да я скорее стану евреем, чем это сделаю!». Впрочем, одно преимущество, и  немалое, статус еврея имел – еврей не подлежал суду инквизиции, если, конечно, не был крещен.

Глава вторая.

Что такое инквизиция?

Бывают явления, о которых слышали многие, но только в самых общих чертах. По ходу моей сказки об одном таком явлении – инквизиции – надо рассказать подробнее.

С IV века н. э., с того времени, как христианство перестало быть гонимой религией и начало превращаться в религию господствующую, среди христиан шел спор, надо ли прибегать к силе, чтобы карать тех, кто искажает истинную христианскую веру. При том, конечно, не было согласия, какое именно христианство истинное, ибо оно еще с IV века стало распадаться на разные течения. В XI веке решили окончательно, что вразумлять инакомыслящих, то есть «диссидентов» или «еретиков», мечом и костром – можно и нужно. Вот в то время западное христианство – оно же римско-католическое, или латинское, – и столкнулось впервые серьезно с ересью (от греческого «hairesis» – философская школа, секта). Самой мерзкой и самой многочисленной сектой считались катары. Другие, с точки зрения Рима, были менее «мерзкими». Итак, церковь повела борьбу с катарами. Поговорим о них чуть-чуть.

Давным-давно в древней Персии жил легендарный пророк Зороастр (Заратустра). Кажется, от него пошел дуализм. То есть в мире идет вечная борьба двух начал – злого и доброго. Причем злая сила не слабее доброй, не подчинена ей и может творить. В этом отличие дуализма от монотеизма – религий, в которых миром правит один Бог – добрый, справедливый и все сотворивший. Учение  Заротустры стало  государственной религией в доисламском Иране (Персии). Было  известно  оно и  в греко–римском  античном  мире.

Зороастрийцы (огнепоклонники) в небольшом количестве есть и сейчас, их центр находится в Бомбее. Дальнейшее развитие дуализм получил в учении Мани (Манеса). Это историческая фигура. Он жил в III веке н. э. Так вот, по его мнению, весь наш материальный мир сотворен злым началом, потому он такой скверный. Творение доброго Бога – это только духовный мир. Тут можно много рассказывать, но я ограничусь тем, что Мани думал о евреях. Так как евреи – избранный народ Творца, а Творец материального мира, по Мани – это злой Бог (черный Бог, Бог тьмы), то евреи – самая дрянь и есть. Так что самый бескомпромиссный антисемитизм в былые времена называли «манихейским» (изредка и теперь называют). Манихейство жестоко преследовали все, кому не лень – и персы - ортодоксальные зороастрийцы, и языческие власти Рима (в III веке н. э.), и подымающееся христианство. Сам Мани мученически погиб в Персии. Когда в VII веке появился ислам, мусульмане тоже преследовали манихеев. Кажется, только от евреев они зла не видели. Классическое манихейство исчезло, но на смену ему пришли секты, исповедовавшие религию, в которой элементы христианства смешивались с пессимистическим манихейским дуализмом. Секты эти были многочисленны на Ближнем Востоке и на Балканах, с ними упорно боролась Византия, а в XI веке они стали распространяться и в Западной Европе, в первую очередь на юге Франции. Это и были катары. Они не были антисемитами, были пацифистами и аскетами и свято верили, что мир вокруг них – сплошная гадость. Подробности их учения нам не важны. Важно то, что сумело оно захватить и часть южнофранцузской знати. Отчаявшись остановить распространение этой веры проповедями и диспутами, церковь в начале XIII века решила прибегнуть к силе. Ибо, как говорил святой Доминик: «Где не действует слово, там помогает палка» (запомним это). Был объявлен очередной крестовый поход. Начались «Альбигойские войны» («альбигойцы» – общее название южнофранцузских еретиков по названию города Альби). Кстати, палка в словах святого Доминика – выражение не только образное. Считалось, что если духовные лица – монахи и священники – хотят сражаться (а такое бывало), им пристойнее идти в бой с дубинкой, чтобы крови в бою не проливать. Понятно, что в ходе войны пацифизм мешал катарам. После долгой борьбы католики победили. Уже в ту пору случались первые «аутодафе» – массовые сожжения людей (аутодафе в дословном переводе – «акт веры»). На костры посылали сразу многих. Мы с этим и дальше встретимся. Но это еще не была инквизиция в точном смысле этого слова. Не было еще и законов против еретиков и тех, кто их укрывает.

После военного поражения катары ушли в подполье, отчасти даже в прямом смысле слова – прятались в пещерах. И потребовалась организация, чтобы вылавливать их самих и тех, кто им сочувствует и прячет. Чтобы именно сыском занималась, не отвлекаясь на все остальное. Такую организацию и создали. Официальный день ее рождения – 20 апреля 1233 года в соответствии с грамотой Папы Римского Григория IX.

Inquisitio – по латыни «розыск». Официальное название: «Святая инквизиция» – «Служба святого следствия». Она истребила ересь катаров под корень, но без работы не осталась – нашлись другие еретики, ведьмы и колдуны. Но не евреи. Пока.

Глава третья.

Святой Доминик и его команда

Легенда рассказывает, что однажды ночью беременной испанской дворянке Хуане де Аза приснился сон о том, что она должна родить собаку с горящим факелом в пасти и собака эта предаст огню весь мир. Необычные пророческие сны в фольклоре часто снятся беременным дамам, по крайней мере, со времен Троянской войны. Хуана, конечно, испугалась, но в положенный срок родился обычный мальчик. Впрочем, потом говорили, что кто-то углядел во сне на лбу этого младенца звезду, озаряющую весь мир. Назвали мальчика Доминик (по-испански – Доминго). Мы его уже упоминали в предыдущей главе. Именно он призывал прибегнуть к палке там, где слово бессильно. Младенец все время норовил вывалиться из кроватки. Это было сочтено явным признаком склонности к аскетизму – на полу-то ведь жестко. И когда мальчик подрос, его пустили по духовной линии. Десять лет изучал он теологию, то есть богословие. Затем в свите одного епископа попал на юг Франции и начал там проповедовать катарам. Зимой  и летом ходил он  босым,  спал  на земле, питался подаянием и  призывал  заблудших  вернуться в католическую  веру, без особого, впрочем, успеха. Чудеса, хотя и очень полезные, вроде исцеления больных, тоже не помогли переубедить закоренелых еретиков, так же, как и жестокие посты, к которым он прибегал. Говорят, он мечтал, чтобы еретики его схватили и замучили, ибо надеялся поразить их твердостью духа, но они его не тронули. То ли по гуманности, то ли потому, что убийство его могло еще более обострить обстановку. В общем, все его старания мирно обратить еретиков на путь истинный не удались. (Ходили слухи, что еретики пытались воспользоваться против него особым оружием – красавицами. Если бы он соблазнился, святость исчезла бы и чудеса бы больше не получались. Однако он устоял). Оставалось ему возложить надежды на вышеупомянутую палку – на крестоносцев.

Но в другом отношении святой Доминик преуспел – он основал новый монашеский орден. Как всегда, когда основывается новый орден, среди его первых членов бывает много фанатиков, готовых на все ради идеи. К святому Доминику шли люди, которым он нравился, для которых он был образцом для подражания. Я надеюсь, что читатель уже понял, что у этого святого характер был бойцовский, да и образованием он не пренебрегал (полная противоположность его не менее знаменитому современнику – святому Франциску). Итак, возник новый орден, официально называвшийся «Братья-проповедники». Обычно, однако, членов ордена называли по имени основателя – «Доминиканцы». Или «Псы Господни». Думают, что последнее название возникло по созвучию «Domini canes» – по латыни это и означает «Псы Господни». Герб ордена – собака с факелом в зубах. А еще они любили, когда их называли «Христовы ласточки» – их форменной одеждой были черно-белые рясы (тщедушный Ежов тоже не возражал, когда близкие звали его воробушком). Орден – он существует и сейчас – вошел в историю, благодаря научным заслугам (что было – то было!) и инквизиции. Папа Григорий IX сделал правильный выбор, поручив инквизицию доминиканцам. Именно им задача оказалась по плечу. Святой Доминик к тому времени уже умер, а святым был объявлен после провозглашения инквизиции.

Глава четвертая.

Чуть-чуть об инквизиции как таковой

Современному человеку при слове «инквизиция» прежде всего вспоминаются пытки. Пытки, однако, не были спецификой «святого следствия». Они применялись в Средние века и в светском судопроизводстве. У современников ужас перед инквизицией вызывали не только пытки. Тут надо объяснить, что Западная Европа в XIII веке – уже правовое общество, несмотря на пытки (они доживут до XVIII века включительно). Там привыкли к гласным судам на основе римского права (то есть, на основе кодекса Юстиниана). У обвиняемого

Вы достигли конца предварительного просмотра. Зарегистрируйтесь, чтобы узнать больше!
Страница 1 из 1

Обзоры

Что люди думают о От Андалусии до Нью-Йорка

0
0 оценки / 0 Обзоры
Ваше мнение?
Рейтинг: 0 из 5 звезд

Отзывы читателей