Наслаждайтесь этим изданием прямо сейчас, а также миллионами других - с бесплатной пробной версией

Только $9.99 в месяц после пробной версии. Можно отменить в любое время.

Ispytanija ljubimogo kota fjurera v Sibiri: Russian Language

Ispytanija ljubimogo kota fjurera v Sibiri: Russian Language

Автор Mihail Bashkirov

Читать отрывок

Ispytanija ljubimogo kota fjurera v Sibiri: Russian Language

Автор Mihail Bashkirov

Длина:
849 страниц
6 часов
Издатель:
Издано:
Jul 18, 2013
ISBN:
9785905720062
Формат:
Книга

Описание

«Нет страны, где бы ни проживали мяукающие создания, и в каж-

дой стране за века совместного быта у людей сформировались мно-

гообразные предрассудки, странные приметы и забавные обычаи.

Во многих европейских странах кошек замуровывали живьем в

стены домов и в фундамент – на счастье.

В Греции кошек дарили гетерам, а в Риме – гладиаторам.

В Японии кошки в лавках приманивали новых покупателей.

В Египте кошек обожествляли.

В Месопотамии кошки заменяли оракулов.

Mihail Bashkirov - Ispytanija ljubimogo kota fjurera v Sibiri

Издатель:
Издано:
Jul 18, 2013
ISBN:
9785905720062
Формат:
Книга

Об авторе

Денис Иванович Фонвизин (1745 - 1792) – писатель, драматург, родился в дворянской московской семье. Начальное образование в биографии Фонвизина было получено дома. Затем он обучался в гимназии при университете Москвы, после ее – на философском факультете университета. Первые произведения Фонвизина были написаны в студенчестве. Тогда же, увидев театральную постановку пьесы Гольберга, увлекся его творчеством, перевел множество его басен. В 1762 году писатель поселяется в Петербурге, где работает в Коллегии иностранных дел (с 1769 – секретарь руководителя), секретарем кабинет-министра (1763 - 1769). Сатирический образ Фонвизина проявляется в произведениях «Бригадир», «Послание к слугам моим». Для Фонвизина комедии являются способом с иронией описать окружающий мир. Он по праву считается основоположником бытовых комедий в России. Одно из лучших произведений Фонвизина «Недоросль» было написано после Пугачевского бунта. В нем автор отображает свое видение причин русских бедствий (крепостное право). В 1872 году в своей биографии Денис Иванович Фонвизин уходит в отставку, посвящает себя литературе, путешествует. После публикаций 1783 года рассказы Фонвизина запрещаются к печати. Но даже тяжело больным он продолжает писать. 1 декабря 1792 года Денис Фонвизин скончался.


Связано с Ispytanija ljubimogo kota fjurera v Sibiri

Похожие Книги

Похожие статьи

Предварительный просмотр книги

Ispytanija ljubimogo kota fjurera v Sibiri - Mihail Bashkirov

славой

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Один симпатичный тевтонец

и

Одиннадцать изощренных маньяков

Первый этап

Испытание стрессом

1. Домашний произвол

Навсегда останется загадкой, почему фюрер, загнанный Красной Армией в бункер, отравив любимую овчарку и любимую женщину, не покусился на любимого кота.

Но бесноватому самоубийце даже в предсмертном кошмаре не могло привидеться, что в двадцать первом веке один из представителей культовой нацистской экстрасенсной породы, чистокровный потомок главного кота рейха окажется в стране, разгромившей фашизм.

А как бы возопили все информационные агентства мира, узнав о предсказании старой шаманки из племени оленеводов, которая напророчила одиозному тевтонцу, внедренному в Сибирь, глобальную известность!

Но пока будущая русская гордость скромно пребывала в обособленном пространстве.

Кот из Германии, проживающий в России, безукоснитель-но соблюдал режим, установленный в загородном особняке сибирского магната. Только иногда просыпал грумминг, опаздывал на массаж или задерживал тренировочные занятия по бегу, прыжкам и ловле искусственных мышей.

Никто из обитателей усадьбы, включая собак, не имел права нарушать привычный распорядок дня оранжевоглазо-го баловня семьи.

Короткошерстный питомец чувствовал себя вольготно и на этажах центрального здания, и в помещениях для обслуживающего персонала, и в саду.

Единственный представитель нелегальной породы «тевтонский гулон» в пределах России требовал отношения, подобающего эксклюзивному статусу.

Но в Черную пятницу, выпавшую на середину весны, словно подтверждая дурные слухи о тринадцатом числе, случилось невероятное.

Случилось во время утренней прогулки по аллеям.

Потомка любимого кота фюрера бесцеремонно ухватили за шкирку, будто вульгарную шкодливую бестолочь.

И это был не хозяин.

Владелец золотых рудников и приисков не вмешивался в индивидуальное расписание элитного крепыша.

И не хозяйка.

Супруга магната, ярая активистка экологического движения и региональный представитель международного фонда по защите пресных вод, особо ценила в красавце эсэсовской парадной масти врожденную нордическую тягу к дисциплине.

И не злобный пес.

Все ротвейлеры до ночи сидели в зарешеченных вольерах.

Грубую выходку по отношению к самому дорогому коту в мире позволил себе проходящий мимо начальник охраны.

Довольный и сытый тевтонский гулон, совершая обязательный променад, неожиданно попал в непонятную ситуацию.

Без какого-либо серьезного повода недоумевающего сибарита бесцеремонно изъяли из тихого, безлюдного, мирного сада.

Начальник охраны, рыгающий смесью шампанского с водкой, самолично унес встревоженного тевтонца в дом.

Кот не стал в знак протеста кусать бронежилет и царапать кобуру.

Подобный бытовой казус, равный снегу в начале июня и грому в середине декабря, произошел с тевтонским гулоном впервые в сибирской карьере.

Три года назад шестимесячного котенка доставили чартерным рейсом из Европы в Азию, из ухоженной и законопослушной страны – в разнузданную и безалаберную державу, из благодатной рейнской долины – на суровые ангарские берега, из секретного питомника – в доморощенный гламур.

Ласковый малец прибыл в край советских лагерей и царской каторги не как военнопленный, заключенный, ссыльный, репрессированный или депортированный, а как эпатаж-ный раритет, приобретенный на тайном аукционе.

Элитный котенок с одиозной родословной получил достойное имя – «Аристократ» и влился в семью преуспевающего бизнесмена.

Тевтонцу явно повезло с хозяевами.

Сибирских деловых людей, имеющих староверскую закваску, всегда отличало стремление обособиться от суетного мира.

И золотой магнат не стал исключением.

Благоустроенный скит – резной терем прятался за березовой рощей, в ложбине, там, где высились обнаженные скалы, за которыми начинались буреломы, завалы, непроходимая чаща, болота, ручьи, перевалы, осыпи, пещеры и гари.

Усадьба, расположенная почти на самой границе заповедника, в нетронутой тайге, неподалеку от озера Байкал, в семи тысячах километров от Берлина, в пяти тысячах километров от Москвы и в шестидесяти от ближайшего города – Иркутска, заменяла преуспевающему бизнесмену гигантскую океанскую яхту.

Заросшие темнохвойным лесом пологие горы-сопки, загромождающие горизонт, напоминали девятибалльные волны, застывшие навсегда.

Вместо пассатов и муссонов над крышей особняка проносились ветры с дальних крутых отрогов и хребтов.

Участок размером в полтора гектара находился под защитой высокого бетонного забора, оборудованного новейшими средствами для охраны периметра и наружным видеонаблюдением. Вдобавок поверху тянулась вульгарная колючая проволока, нашпигованная детекторами. Система прожекторов не оставляла мертвых зон. У ворот, снабженных противотаранными барьерами, круглосуточно дежурила бдительная стража и натасканные на человека собаки.

Надежная ограда избавляла обитателей усадьбы от случайных конфликтов и опасных встреч – от медведей-шатунов и голодных волков, от сбежавших преступников и бездомных людишек, от пьяных ягодников и заблудившихся грибников, от назойливых журналистов и любопытных туристов, от профессиональных киллеров и дилетантов разбоя.

Стабильный и отлаженный ритм беспроблемного существования полностью устраивал тевтонского гулона.

Никто не имел права нарушать расписание дня Аристократа.

Но вот сегодня, в Черную пятницу, выпавшую на середину весны, словно подтверждая дурные слухи о тринадцатом числе, случилось невероятное.

Тевтонец в крепких объятиях начальника охраны смирился с участью, не зная, чем обернется принудительное возвращение в особняк.

Но вряд ли высокооплачиваемый наемник посмел бы прервать традиционный променад элитного красавца без веской причины.

Не исключено, что немецкого кота, несмотря на все меры безопасности, снаружи подстерегала серьезная угроза.

2. Безжалостная секта

Это может случиться в любой обитаемой точке земного шара.

В развитых государствах и в отсталых, больших и маленьких, далеких и близких.

Это может произойти где угодно.

В столице, мегаполисе, городе, поселке, деревне или на хуторе.

Это начинается обычно так.

Из панельных квартир и роскошных пентхаусов, из бараков-развалюх и сейсмоустойчивых небоскребов, из благоустроенных замков и горных шале, из пригородных коттеджей и крестьянских изб пропадают, пропадают и пропадают четвероногие любимцы.

Исчезают матерые коты, беременные кошки, неразумные котята.

Исчезают в массовом порядке, бесследно и навсегда.

Это значит, что в данный населенный пункт нагрянули фиолетовые похитители.

О них даже продвинутым специалистам по сектантству известно совсем немного.

Истребители кошек устраивают ночные скрытные жертвоприношения.

Все как один, вне зависимости от возраста, пола, национальности, вероисповедания, облачаются в ритуальные фиолетовые комбинезоны.

Широкие полумаски с узкими прорезями скрывают лица извергов.

Ритуальная униформа в обязательном порядке дополняется ожерельем из кошачьих зубов.

И чем больше отбеленных клыков присутствует на шее, тем выше ранг занимает носитель сакрального ожерелья в иерархии кошкофагов.

Каждый участник регулярных казней мечтает попасть в число избранных – Глобальный Координационный Совет, и поэтому все изощряются с полной самоотдачей и вдохновением.

Палачи досконально знают свое живодерное ремесло.

И после очередного кровавого действа от ласковых питомцев не остается ни ушей, ни вибрисов, ни коготков.

Если у вас потерялась любимая кошка – вспомните о зловещей секте и прокляните фиолетовых!

Но только шепотом…

3. Опальная порода

Кошки не люди, кошки не могут выдумать для себя конкретный объект лютой, постоянной, оголтелой ненависти.

Человек разумный, наоборот, имеет широчайший спектр многочисленных неприятелей в диапазоне от примитивного вируса до высокоорганизованной личности.

Кошки на этой шкале врагов занимают довольно скромное место – где-то между надоедливым комаром и противным тараканом.

Но для фиолетовых сектантов мурлыкающие твари – в безусловном приоритете.

Коварные изуверы, неустанно рыскающие по городам и весям, специализируются исключительно на мяукающем контингенте.

Много кошек погибло в муках – и вульгарно-беспородистых, и гламурно-элитных.

Трагической участи не избежали представители разных пород.

От абиссинской до сиамской, от канадской до турецкой, от норвежской до персидской, от керлов до бобтейлов, от девонов до сфинксов, от манчконов до оцикетов, от рексов до ангор.

И лишь уникальная порода «тевтонский гулон» никак не давалась в жертвы.

Фиолетовым изуверам еще ни разу не удалось заполучить хотя бы один экземпляр.

Тевтонские гулоны никогда не фигурировали в каталогах, не участвовали в выставках, но и без назойливой рекламы и навязчивого пиара оставались заветной мечтой фанатичных кошатников и экзальтированных кошатниц – мечтой, практически недостижимой.

Цены на легендарных котят во время нелегальных аукционов давно ушли за разумные пределы и продолжали расти.

Престижный бренд возник на основе мистических догадок и оккультной репутации, подкрепленной мифологией.

Нормандские саги уверяли, что эта порода, воспетая скальдами, ведет начало от лесной норвежской кошки, скрещенной с гулоном, свирепым кошкоподобным хищником, сгинувшим еще в первобытные времена.

В особенности ценились коты, у которых экстрасенсный потенциал гораздо выше, чем у самок.

Скандинавская богиня любви, носительница чудодейственного пояса, запрягала в небесную колесницу с магическим тюнингом предков тевтонских гулонов.

Именно эти прирожденные лекари, опережая суровых топ-модельных валькирий, первыми успевали на поле сражения, чтобы спасти тяжелораненых воинов от попадания в небесные чертоги, где никогда не кончается темное пиво и сосиски, начиненные мясом бессмертного вепря.

Именно эти неутомимые путешественники сопровождали викингов в регулярных набегах, всегда безошибочно указывая обратный путь домой. В лютую непогоду и в беспросветный туман бортовой кот упрямо смотрел в нужную сторону.

Наряду с молодыми бойцами, тевтонские гулоны проходили жесткий, безжалостный отбор.

Но гены, облагороженные мутациями, дающими экстрасенсные способности, не спасли неординарных кошек от средневековых репрессий. Хвостатых непрошеных врачевателей за небыкновенные способности, противоречащие церковным догматам, сжигали на кострах, в железных клетках, вместе с незадачливыми владельцами.

После инквизиторских трибуналов число тевтонских гу-лонов резко сократилось, и еретическая порода долго балансировала на грани полного исчезновения.

Только фрондирующие немецкие бароны и особы царствующих европейских фамилий могли позволить себе пару-другую «посланцев ада».

И вскоре о тевтонских гулонах напрочь забыли.

4. Компьютерный сговор

Глобальному Координационному Совету было сегодня не до германских кошек, имеющих бурное и неоднозначное прошлое.

Одиннадцать действительных и полномочных членов центрального руководящего органа всемирной секты заканчивали подготовку к первому в своей истории заседанию через Интернет.

Лидерам фиолетового движения захотелось, чтобы судьбоносные решения, которыми предстояло бесповоротно изменить отношения между человечеством и мяукающей ордой, принимались не в прежнем формате, далеком от современных реалий.

Встречи фиолетовых высокопоставленных функционеров проходили раз в полгода, в одной юго-восточной стране, в одном тихом ресторане, где все блюда готовились из кошатины.

Как правило, во время долгой специфичной трапезы решались насущные вопросы финансирования и прочие организационные дела.

Расширенное меню отличалось разнообразием.

Фаршированные котята с трюфелями, красной икрой, саранчой.

Рубленые кошки под соусами – кокосовым, белым, ананасовым, бамбуковым.

Жареные коты – на противне, на гриле, на открытом огне.

А также обязательный десерт из глазных яблок сиамцев, языков сфинксов и засахаренных пенисов.

Фирменный напиток, приготовленный из свежей крови, сдобренной валериановым корнем и мятной ясноткой, подавался за счет заведения.

В секретный обеденный зал, скрытый от посторонних глаз под ресторанными службами, допускались только высокопоставленные функционеры, облаченные в ритуальные одежды.

Кресла, обтянутые фиолетовым бархатом, сервиз, исполненный в фиолетовых тонах, и череп саблезубого тигра в качестве подсвечника.

Обслуживал выгодных и щедрых заседателей самолично шеф-повар с двумя особо доверенными, вышколенными, расторопными официантами.

Полумаски скрывали лица присутствующих за столом персон.

И только ожерелья из кошачьих выбеленных клыков подтверждали руководящее положение каждого из одиннадцати.

Теперь же совместная трапеза осталась в прошлом.

Для чрезвычайного заседания, посвященного освобождению планеты Земля от ненавистных тварюг, был выбран компьютеризированный вариант. Дистанционное общение позволяло вести дискуссию сколь угодно долго, но, разумеется, с необходимыми перерывами.

Новая стратегия, новая тактики, новые методы требовали тщательной проработки.

На повестке дня стоял важнейший и давно назревший вопрос перехода от единичных, спонтанных и нерегулярных жертвоприношений к тотальному антикошачьему террору.

В Глобальный Координационный Совет входили одиннадцать пожизненно избранных членов, наделенных практически неограниченными полномочиями. Четверых делегировал Старый Свет, троих – Новый, двоих – Азия и по одному – Африка и Австралия.

При тайных выборах, в которых участвовали все фиолетовые активисты, разбитые на секторы по географическому принципу, не учитывались ни пол, ни возраст, ни профессия, ни национальность, ни склонности, ни таланты, ни прочие биографические данные анонимных кандидатов.

Единственным и неоспоримым критерием являлись лишь особые заслуги в изничтожении хвостатой нечисти.

Семь достойных мужчин и четыре достойнейших женщины по праву возглавили фиолетовую иерархию.

Сегодня одиннадцати высшим функционерам предстояло начать поиск более эффективных средств для борьбы с мяукающим злом.

5. Кабинетный узник

Фиолетовые изверги пока не угрожали напрямую тевтонским гулонам, и Аристократу в том числе.

Почему тогда немецкого кота насильно вернули в особняк?

Начальник охраны наверняка знал ответ на этот вопрос, но кошачьим языком не владел и не мог объясниться с транспортируемым субъектом.

А тевтонец улавливал в человеческой речи только эмоции.

Начальник охраны, выражая изысканными ругательствами недовольство порученным делом, все-таки поднял Аристократа на второй этаж.

Тевтонец по-прежнему не кусал бронежилет, пропахший мужским потом, и не царапал кобуру, воняющую порохом.

Не разжимая объятий, начальник охраны отворил дверь самой недоступной для посещения комнаты.

Золотой магнат не впускал в личный кабинет никого, даже обожаемую женушку.

Исключение делалось только для Аристократа.

Начальник охраны, не перешагивая порог, оставил тевтонца в кабинете и захлопнул дверь,

Кот часто бывал здесь, но всегда исключительно вечером и не один.

На этот раз впервые хозяин отсутствовал.

Даже не напрягая зрения и слуха, чуткий Аристократ не обнаружил в кабинете никого из людей.

Ни на ближнем диване, ни за дальним письменным столом, ни у сейфа.

Пасмурный весенний день беспомощно прощупывал тусклым наружным светом плотные жалюзи окна.

Тевтонец, не вступая в полумрак, для начала принюхался.

Свежий родной аромат свидетельствовал о том, что совсем недавно здесь побывал большой и добрый, умеющий ответить на ласку и заигрывание.

Тевтонец, не двигаясь с места, лизнул правую лапу.

По обе стороны двери ничего не менялось.

Тевтонец распластался на паркете.

Едва заметный сквозняк пробился из коридора и скользнул вдоль тела к морде.

Тевтонец, шевельнув напряженными вибрисами, снова принял сидячую позу.

Интуиция, которая обычно срабатывала мгновенно, не давала объяснения происходящего.

Аристократ взял длительную паузу.

Воля и терпение являлись основной характеристикой тевтонских гулонов.

6. Изуверская значительность

А тем временем члены Глобального Координационного Совета втягивались в компьютеризированное общение.

Чрезвычайной интернетной конференции предстояло изменить очень многое в судьбах всех, всех, всех одомашненных мяукающих тварей планеты Земля.

Семь мужчин, яростно ненавидящих кошек, и четыре женщины, испытывающие аналогичное чувство к мерзким котам, собрались не зря.

Одиннадцать человек – с тройственной функцией: обвинить, приговорить, исполнить.

Одиннадцать суровых прокуроров, одиннадцать неподкупных судей, одиннадцать безжалостных палачей должны были определить, как избавить человечество от кошачьего прирученного рода.

И многочисленные рядовые фиолетовые адепты не сомневались, что избранные справятся с поставленной задачей.

Действительным членам Глобального Координационного Совета было чем гордиться.

Первый довел до совершенства прежнюю систему изощренных пыток, разбив тело жертвы на самые уязвимые и болевые участки.

Второй дал рекомендации, как максимально продлить жизнь объектам, подвергаемым экзекуции, чтобы летальный исход не обрывал раньше положенного затянувшиеся муки.

Третий внедрил новейшую систему выманивания и приманивания кандидатов на распыл, основанную на последних парфюмерных изысканиях.

Четвертый обеспечил постоянные вирусные атаки практически всех интернет-ресурсов, связанных с кошачьей тематикой.

Пятый оказался незаменим в организации проводимых кровавых мероприятий, безошибочно выбирая наиболее подходящие места на кладбищах, пустырях и в заброшенных селениях.

Шестой руководил службой безопасности, выявляющей среди желающих пополнить фиолетовые ряды возможных инсайдеров и замаскированных масс-медийных стрингеров. Пока еще ни одному потенциальному изменнику так и не удалось внедриться даже в низовые звенья.

Седьмой привлек богатых спонсоров, в той или иной мере страдающих айлурофобией, гатофобией, галеофобией и прочими синдромами, связанными с кошконепереносимо-стью, и прочих, прочих, прочих, кому кошачья орава мешала как в жизни, так и в бизнесе.

Восьмой оказался весьма компетентен в юридических вопросах и неутомимо возбуждал дела против кошек, перебегающих дорогу в неположенном месте и провоцирующих аварию, против кошек, заражающих соседских детей глистами и лишаем, против кошек, вызывающих аллергию, и против кошек, укравших чужую колбасу.

Девятый поднаторел в изготовлении особо тонких инструментов для физического воздействия – как внешнего, так и внутреннего – с проникновением в кошачий организм через входные и выходные отверстия – как естественного происхождения, так и нанесенные искусственным путем.

Десятый слыл хватким продюсером. Ему чрезвычайно удавались сценарии рядовых жертвоприношений и ритуальные обеды командной верхушки, обряды приема неофитов и агитация сочувствующих.

Одиннадцатый являлся главным идеологом, который неустанно провозглашал необходимость и неизбежность активизации борьбы с кошками в планетарном масштабе.

И вот наконец чрезвычайное заседание, посвященное исключительно этой теме, должно было начаться с минуты на минуту.

Каждый фиолетовый высокопоставленный функционер находился в своем тайном убежище перед компьютером, обеспечивающим конфиденциальное общение в закрытом для посторонних режиме.

Но, несмотря на то, что избранных лидеров разделяли океаны и материки, все были в ритуальных комбинезонах и полумасках, как на прежних совещательных трапезах.

Ожерелья из многочисленных клыков собственноручно убиенных кошек, ликвидированных котов и замученных котят подтверждали командный статус удаленно-присутствующих.

В обычной жизни привилегированные изверги вряд ли узнали бы друг друга в повседневной одежде.

Так что, владельцы кошек – породистых и не очень, присмотритесь внимательно к окружающим людям.

Вглядитесь попристальней в соседей и коллег, в друзей и приятелей, в близких и дальних родственников, а также в случайных попутчиков.

Может, среди них есть тайный фиолетовый адепт, рядовой участник кошачьего распыла или даже особо изощренный фанатик из Глобального Координационного Совета.

7. Незваный гость

В пределах особняка золотого магната и на прилегающей территории, охваченной бетонным периметром, в данный момент не наблюдалось ни одного последователя антикошачьей секты, а тем более – функционера из руководящего звена.

Так что Аристократ мог не опасаться за свои великолепные клыки и шикарные вибрисы.

Люди сюда наведывались редко и куда более солидные, чем фиолетовые изверги, а темы обсуждались гораздо более серьезные, чем кошачьи проблемы.

Вот и в данный момент кто-то пожаловал в усадьбу.

Загавкали неприветливо злые ротвейлеры, громыхнули тяжелые створки ворот.

Тевтонец, находясь по-прежнему возле двери, переключил внимание целиком на слух.

Из-за окна кабинета донесся шум въезжающего во двор незнакомого автомобиля.

Немецкий кот давно научился узнавать мощное тройное звучание хозяйского кортежа.

Поняв, что прибыл кто-то чужой, Аристократ отошел от двери поближе к широкому кожаному дивану.

Среди шведской мебели, французской электрики, швейцарских часов, нидерландских гравюр, итальянских канцелярских аксессуаров и русских сувениров элитный кот был единственным достойным представителем.

Тевтонец приблизился к широкому дивану, занимающему полстены.

Снаружи по-прежнему доносился монотонный звук чужого мотора и грозный лай обеспокоенных псов.

Аристократ перестал отвлекаться на заоконную суету, еще раз всмотрелся в кабинетные неподвижные силуэты и напряг память.

Прежнее, без каких-либо заметных изменений, расположение крупных предметов успокоило.

Тевтонец снова вслушался, но теперь сосредоточившись на том, что рядом.

Ничего, кроме привычного тиканья, исходящего из угла.

Еще немецкий кот уловил в антикварных напольных часах движение шестеренок под тяжестью гирь.

За окном прекратился лай, затих мотор и послышались знакомые голоса.

Без разбега запрыгнув на диван, Аристократ лизнул обивочную натуральную кожу, отдающую слабым вкусом крепких и надежных рук.

Элитному коту нравилось при кабинетном общении с магнатом проверять языком грубоватость ладони, тепло пальцев и холод обручального кольца.

Но сейчас хозяину было не до посиделок на диване: хозяин занимался встречей нежданного визитера.

Тевтонец начал греть брюхом тугую подушку.

А что оставалось делать, когда интуиция и та не могла ничего подсказать?

Не исключено, что немецкого кота бесцеремонно заперли, чтобы спрятать от нагрянувшего без приглашения официального лица – чиновника по недрам.

8. Жесткий регламент

Члены Глобального Координационного Совета, закончив настраивать веб-камеры, микрофоны и наушники, приступили к работе в режиме видеоконференции.

Точно в назначенное время на раскиданных по пяти континентам одиннадцати экранах появилась дебютная заставка в виде космической гигантской оскаленной кошки, грызущей земной шар.

Как напоминание о прошлых совещательных пирах, раздался привычный голос постоянного ведущего, но вместо роскошного меню был объявлен распорядок интернетной дискуссии.

– Леди и джентльмены! Добрый день, добрый вечер, доброе утро и доброй ночи.

Как всегда, интернациональное общение проходило на английском языке, который идеально годится для тайных заговоров и конспиративных деяний.

– Леди и джентльмены! Позвольте сразу приступить к делу. Технология процесса чрезвычайного заседания будет весьма простой. В начале раунда я буду обозначать тему беседы. После этого сервер производит жеребьевку с помощью генератора случайных чисел и определяет очередность выступления. Каждому дается для высказывания только минута, чтобы не разводить лишнюю болтовню. Сервер будет предоставлять право слова и предупреждать за десять секунд о передаче микрофона следующему. Пока говорит избранный, остальные микрофоны и веб-камеры заблокированы. Итак, пробный сеанс.

Заставка с изображением кошки, грызущей планету, растворилась среди тускнеющих звезд.

Появилась общая картина: в овальных секторах – одиннадцать поясных фигур в фиолетовых комбинезонах.

Ведущий получил несменяемый первый номер и возможность говорить по собственному усмотрению.

Остальным предстояла жеребьевка.

Замелькала багровая цифирь, и номера, указывающие очередность, прилипли к соответствующим овалам.

– Леди и джентльмены!

Как только заговорил первый номер, соответствующий овал укрупнился, и фиолетовая полумаска мгновенно заняла весь экран.

– Леди и джентльмены, извините, совсем упустил следующий нюанс. Если пауза между фразами более пяти секунд – право слова, не дожидаясь истечения отведенного времени, переходит к другому.

На одиннадцати экранах укрупнился номер второй.

– Сегодняшнее мероприятие должно войти в исторические анналы, как вошли туда Варфоломеевская ночь и ночь «Длинных ножей», стрелецкая казнь и новгородская резня, Кровавое воскресенье и Грюнвальдская битва…

Пафосный оратор замешкался, напрягая память, и безжалостный компьютер, не дав продолжить кровавую параллель, моментально переключился на третий номер.

– Конечно, обедать в фиолетовом зале под стук вилок и ножей гораздо приятней. Впрочем, надеюсь, голодное интернетное общение не помешает найти самые эффективные способы всемирной борьбы с пакостными тварюгами. Сильно надеюсь.

Сектанты любого ранга в диалогах между собой всегда называли кошку одним емким словом «тварюга» – этаким симбиозом из ругательства «тварь» и определения «враг». При этом не скупились на выразительные эпитеты.

Экранно-микрофонная эстафета перешла к четвертому незримо присутствующему:

– Да, странноватое ощущение: принимать участие в чрезвычайном совещании, не видя остальных. Все равно что бегать по футбольному полю в шорах. Хотя при таком раскладе никто и ничто не будет отвлекать.

Пятый допущенный к слову был краток:

– Главное – четко формулировать мысль по каждому вопросу.

Следующий поддержал заданный темп:

– Постараемся сработать гармонично и слаженно.

Вступил седьмой:

– Интернет Интернетом, а дисциплина прежде всего! Мы как-никак объявляем ненавистным тварюгам безоговорочную тотальную войну! Боевые действия, как известно, не терпят разгильдяйства и расхлябанности! Действуем по схеме: заседание – перерыв – заседание – перерыв.

Восьмой сразу выдал конкретные предложения:

– Предлагаю следующий порядок обсуждения. После оглашения тематики повестки дня устраиваем произвольный мозговой штурм. Каждый высказывает лично свое мнение. Потом выбираем самые перспективные варианты и начинаем уточнять детали. В финале, разумеется, – выводы и решения.

Девятый развил тему:

– В итоге каждый жмет кнопочку, и компьютер беспристрастно фиксирует результат голосования. Утвержденным будет считаться решение, принятое большинством.

Десятый воспользовался моментом:

– Короче, ставьте предложенный регламент на голосование.

Одиннадцатый промычал в микрофон что-то нечленораздельное, означающее завершение первого раунда.

Итак, чрезвычайное заседание начало работу в непривычном формате.

Общение через экраны отличалось от прямого диалога тем, что превращало собеседника в некий виртуальный персонаж, который как бы существовал обособленно и максимально скрывал эмоции.

Фиолетовая полумаска дополнительно снижала визуальный эффект, и речь, искаженная фильтрами, лишалась интонационных оттенков.

– Леди и джентльмены, прошу закрепить предложенный регламент официально.

На экранах снова появилась заставка в виде космической хищной кошки, пытающейся проглотить земной шар, но в изображение вклинился счетчик с тройным горизонтальным табло.

Процедура голосования прошла без какой-либо заминки.

Верхняя строчка показала единое мнение всех одиннадцати фиолетовых функционеров.

И тут сервер пошутил, анимировав заставку.

Клыкастая хищница отреагировала на итоги голосования приступом неподдельного страха, морда исказилась ужасом, из расширенных глаз брызнули слезы, а из-под хвоста вырвалась густая паническая струя.

У гигантской кошки, грызущей лучшую из планет, сдали нервы.

9. Сибирские сувениры

Пока члены Глобального Координационного Совета осваивали процесс дистанционного регулируемого диалога, будущие жертвы тотальных расправ, назло проискам сектантов, плодились, множились и не желали сбавлять темпы прироста.

Кошки рожали в устрашающей прогрессии.

Котята сосали молоко и прозревали.

Коты всего мира без устали участвовали в созидании многочисленных потомков.

И только элитный тевтонец Аристократ выпадал из репродуктивного процесса.

Сексуальной практике немецкого кота мешала эксклюзивность породы на российской территории.

А также – привередливость сибирской хозяйки.

Тевтонский гулон слыл у местных владельцев девственных кошек самым желанным и престижным женихом.

Но атлетично сложенному и гармонично развитому красавцу ни разу не удалось исполнить роль оплодотворителя.

Серьезные мужчины и расфуфыренные дамочки раз в год привозили в золотые хоромы на просмотр милых очаровательных невестушек.

Но, увы, ни одна из претенденток не выдержала строгого экзамена.

От придирчивого взгляда экологически подкованной хозяйки немецкого кота не мог спрятаться ни малейший изъян, вызванный нежелательными мутациями.

Кандидатуры отбраковывались в основном по экстерьеру, но порой учитывались и человеческие факторы визитеров – от характера и темперамента до политического рейтинга и общественного положения.

Сам хозяин образцового самца огорчался излишней привередливостью дотошной супруги, но та упорствовала, не желая понапрасну растрачивать бесценные гены уникального производителя.

Обойденные вниманием начинали распространять слухи о врожденной импотенции пресловутого тевтонца.

Диффамация не соответствовала действительности, но подтверждала, что Аристократ еще не испытал на самом деле ни страсти, ни оргазма.

И в этот раз запертому в кабинете магната немецкому коту вряд ли представилась бы возможность испытать эротические утехи.

Впрочем, имелся чисто теоретический шанс.

Вдруг там, в ограде, из прибывшей машины как раз сейчас достают прекраснейшую из кошек?

Вдруг распахнется дверь кабинета, и в интимный полумрак впихнут юную, истекающую соком, готовую к случке партнершу?

Возбужденный Аристократ сделал бы все как полагается, даже и немного больше.

Котам, в отличие от мужчин, совсем ни к чему изучение тысячи способов и поз. Коты всегда действуют по методу, обкатанному веками до безусловного рефлекса. У котов в чести вечный лозунг немецких романтиков: Sturm und Drang.

Но, к досаде Аристократа, не случилось ни отчаянного штурма, ни решительного натиска.

В коридоре никто сладострастно не замяукал, источая феромоны.

Адюльтер остался неисполненным желанием.

Чтобы избежать дальнейших порнографических фантазий, немецкий кот спешно покинул диван и перебрался к серванту.

Напольные антикварные часы, белеющие в углу циферблатом, отметили курантами первый разведывательный короткий рейд тевтонца.

Звонкое эхо метнулось за бесшумно ступающим котом.

Аристократ замер.

Легкая вибрация застойного воздуха, порожденная звуковыми волнами, коснулась самых чувствительных участков напряженного тела кота сквозь вздыбленную шерсть.

Теперь в оценке ситуации участвовал не только напряженный слух и зрение, но и весь организм бдительного тевтонца.

Эхо разнеслось по кабинету.

Ответно глухо вздрогнул сервант и зарезонировал сте-клинами книжный шкаф.

Интуиция подсказала замершему Аристократу, что тревога ложная и хриплый мерный громкий звук, сопровождаемый отраженными повторами, не таит в себе никакой опасности.

Тевтонец уселся рядом с сервантом, нутро которого было заставлено сибирскими кустарными сувенирами.

Здесь властвовал крепкий дегтярный аромат березовой коры.

На полках рядами высились берестяные туеса разных объемов и размеров.

На Руси языческой, на Руси святой, на Руси имперской, на Руси советской, на Руси перестроечной и Руси свободной никогда не скупились на подарки для заграничных гостей.

Кто-то вручал расписные жостовские подносы, кто-то – лаковые палехские шкатулки, кто-то – гжельский фарфор, кто-то – тульские самовары, кто-то – валдайские колокольца, кто-то – чугунное каслинское литье, кто-то – деревянные хохломские ложки, кто-то – хитрых матрешек и примитивные балалайки.

Золотодобытчик отказался от русских сувениров, набивших оскомину, а выбрал чисто сибирские. Магнат в качестве презента для бизнесменов из дальнего зарубежья использовал скромный так называемый туесок – берестяной цилиндр с дном и крышкой, выполненный вручную по крестьянской староверской технологии. Но заполнялись туески не золотым песком, а натуральными таежными продуктами. В зависимости от времени года традиционная деревенская посуда затаривалась то засахаренной клюквой, то моченой брусникой, то нелущеными шишками, то сушеными грибами, то соленым папоротником, то вяленой олениной, то копченым омулем. Но чаще всего в качестве содержимого использовались кедровые орешки, прокаленные в настоящей русской печи на углях от смолистых дров.

Чем значительней был гость, тем большим по размеру был туесок.

В данный момент тевтонцу не грозило попасть в лавину экзотических ароматов, так как вкусная начинка помещалась в берестяную тару перед самой выдачей.

Но дегтярного русского духа немецкий кот надышался вдоволь.

Оставалось убраться подальше в кабинетный сумрак и продолжить активную разведку.

10. Анонсированное зрелище

Глобальный Координационный Совет постепенно втягивался в интернетную дискуссию.

– Леди и джентльмены, прежде чем приступить к обсуждению насущных вопросов, надо определиться с небольшим дополнением к утвержденному регламенту. Дело в том, что для компенсации отсутствия ресторанных благ приготовлена обширная концертная программа на основе недавно созданной пыточной филармонии. Планируется каждую новую фазу обсуждения дополнять прямой трансляцией из централизованного застенка, оборудованного новейшей аппаратурой для полноценной картинки, с живым звуком. Тварюги, одаренные красивыми голосами, доставлялись со всех стран в музыкально-исполнительский каземат. Будущих артистов поджидала сборная бригада умельцев, способных извлечь из любого солиста полную октаву душераздирающих звуков. Так что, думаю, подобное шоу вполне адекватно заменит былое пиршество. Единственный вопрос: когда демонстрировать эстраду – в начале, в середине или в конце заседания?

– Только не в конце, только не в конце! Измотаемся, устанем, и вряд ли в таком состоянии даже самое изящное представление будет оценено по достоинству.

– Полностью согласен с предыдущим мнением. Но в середине тоже не годится. Никто же не прерывает бой в самом разгаре, чтобы, к примеру, сыграть в карты или партию в шашки.

– Если исключаем середину и конец, то, думаю, никто не будет возражать против начала? Да и наверняка обещанный репертуар позволит заряжаться дополнительной энергией перед заседанием.

– Верно. Пусть мучительные шедевры вдохновляют на дальнейшие свершения.

– Только надо в обязательном порядке записывать сцены из каземата и размножать для бесплатного распространения среди активистов и сочувствующих.

– Наиболее впечатляющие сцены подбросим на известные и ненавистные сайты. Пусть кое-кто полюбуется на мучения тварюг.

– Между прочим, начинание с пыточной филармонией имеет глубокие исторические корни. Документы средневековой эпохи свидетельствуют, что любимым развлечением самых ярых инквизиторов были так называемые кошачьи клавесины. Семь тварюг, подобранных по голосам в тон по нотам, сажались в ящик. Через специальные отверстия к хвостам прикреплялись веревки. Натянул потуже – и получил нужное звучание.

– Представляю, какие фуги выдавали на подобном клавесине!

– Фигня останется фигней. Импровизированная эстрада все-таки не заменит отсутствие фирменных блюд, напитков и эмоциональной атмосферы.

Базовый компьютер, для утешения фиолетовых функционеров, продемонстрировал на одиннадцати экранах короткий ролик с разнообразными блюдами из кошатины.

После скоротечного показа недоступного меню последовало слово ведущего:

– Леди и джентльмены, давайте сделаем пятиминутный перерыв и сразу, без дополнительных объявлений включим трансляцию из пыточной филармонии. О жанре премьеры пока умолчу. Но могу заверить в одном: современные технологии, а также достижения различных наук расширили диапазон болевых воздействий почти до бесконечности.

Компьютер для нагнетания ажиотажа выдал новую интригующую заставку: полностью обритая кошка изображала скрипичный ключ на нотном стане из колючей проволоки.

Музыка, извлеченная из узников, обещала истинное эстетическое удовольствие.

11. Немецкие презенты

В кабинете золотого магната, кроме антикварных курантов, не было другой музыки, не считая дребезжания стеклин в книжном шкафу.

Тевтонец осторожно переместился от излишне пахучего серванта к шкафу с более сдержанными ароматами.

Книжный шкаф высился почти до самого потолка, но на многочисленных полках была представлена лишь одна книга.

Остальные тома, замененные на отсканированные версии, отправились в утиль.

Подарочный фолиант бессмертной поэмы о дерзком средневековом алхимике отличался обложкой, выполненной в лучших цеховых традициях, и был пощажен как готический сувенир.

Увесистый том был привезен волонтерами из Германии.

Активисты, обеспокоенные судьбой озера Байкал, наведывались сюда с добровольно принятыми инспекторскими обязанностями. Самый большой запас пресной воды – двадцать процентов от мировых – нуждался в мониторинге, постоянном и независимом.

Фрау и герры обожали сотовый мед, чай из листьев черной смородины, блины с икрой, уху из тайменя, котлеты из щуки, пельмени из сохатины, рябчиков, тушенных в сметане, и прочие таежные лакомства.

И каждый раз гостеприимная русская семья получала маленький подарок, отражающий менталитет и вековую историю немцев.

Кое-какие сувениры привозила и супруга магната, которая посещала Германию не менее семи раз в году.

Пустые книжные полки охотно принимали дары современного бидермайера – этого апофеоза здорового консерватизма и стабильного мещанства.

Готический фолиант по-маршальски солидно возглавлял керамическо-фаянсовое войско.

Щелкунчик в мундире прусского фельдфебеля вытянулся по стойке «на караул».

Усатый розовощекий унтер-офицер в остроконечном кайзеровском шлеме тискал бедрастую томную поселянку в кружевном чепчике.

Рядовой времен Столетней войны целился из пушки в невидимую мишень.

Юный барабанщик приготовился выбивать дробь.

Рядом оскалился вольпертингер, обитающий в Баварских Альпах: странный зверь с телом филина, головой зайца и гусиными лапами.

Ниже веселый хряк увесисто взгромоздился на грустную хавронью.

За спаривающимися в экстазе свиньями – шеренга писающих болонок и нагло испражняющихся овчарок.

Над разнокалиберными колокольчиками реяли блондинистые ангелы.

Батальон тяжелых пивных кружек в плотном окружении саксонских тарелок.

И дешевые штампованные значки с гербами.

Геральдический салат из шестнадцати федеративных земель.

Вздыбленные лошади, угрюмые медведи, разъяренные львы, свирепые пантеры, тощие орлы, злые грифоны, благородные олени, красно-белые кресты, зеленые трилистники, крепостные башни, желто-черные щиты, затейливый ключик и серебряный лист крапивы.

Золотой магнат не отказывался от немецкого кича и ширпотреба, которые так прекрасно гармонировали с элитным котом, оттеняя благородство редкой породы.

Впрочем, сам Аристократ относился индифферентно к энергичным соотечественникам и к материальным приветам с родины.

И сегодня тевтонец не стал долго наслаждаться дарами экологов, хотя среди фигурок имелась жирная гипсовая кошка с тонкой прорезью для монет на лбу. Копилки придумали в Германии еще до изобретения парового двигателя и не собирались отказываться от этой мудрой штуковины, с детства приучающей к азам капитализма.

Немецкий кот проигнорировал меркантильную кошку и продолжил обследование паркетного близлежащего пространства.

Сувенирная армия из фатерланда осталась позади.

Аристократ чуть ускорил темп.

Интуиция подсказывала, что причина внезапного заточения находится не снаружи кабинета, а внутри.

12. Жуткая пауза

Пять минут давно прошли, а на одиннадцати экранах по-прежнему красовалась лишь заставка: дохлая бритая кошка на окровавленных колючках нотного стана.

Сервер в назначенное время провел жеребьевку и дал разрешение на высказывания.

Но ведущий пока молчал.

— Интересно, это будет вокальный номер?

— Надеюсь, исполнение не окажется слишком коротким?

— Да, чем дольше, тем лучше.

— Я лично мечтаю о сыгранном ансамбле.

— Главное – исполнительское мастерство, а соло, дуэт или трио – это не имеет особого значения.

— Я предпочитаю хореографию.

— Аналогично. Кое-какие хвостатые па-де-де иногда весьма забавны, а вот строевые упражнения недоделанным тва-рюгам категорически недоступны.

— Ария, ничего, кроме арии!

— Что-то дебютант медлит – наверное, раньше времени сдох от волнения.

— Просто стесняется.

— Леди и джентльмены, извините за небольшую техническую накладку.

Компьютер окрасил заставку в багровые тона свежей крови, а затем провел новую жеребьевку, распределяя порядок реплик.

— Леди и джентльмены, сейчас закончатся последние детали подготовки, и вам будет представлен трогательный вокализ.

— Предвкушаю феерическое зрелище!

— Только, пожалуйста, давайте картинку покрупней.

— И почаще меняйте ракурсы с боковых камер, чтобы не упустить подробности.

— Ассистентский состав шоу должен заключить долговременные контракты, предусматривающие неустойку за слишком легкую кончину артистов.

— «Рождение и смерть новой суперзвезды за один сеанс!» Такая шапка великолепно смотрелась бы на развороте с полноцветными снимками!

— Сдохнуть красиво – это надо суметь. Это особое искусство.

— Любая насильственная смерть любой тварюги есть уже творческий акт.

— Созерцание вряд ли заменит непосредственное участие в пыточном деле.

— История свидетельствует о том, что наблюдения за жутким процессом – истинное удовольствие. Люди не зря собирались толпами на публичные казни, не зря!

— Ну почему медлят?

Достойное открытие первого концертного сезона все никак не начиналось.

На одиннадцати экранах по-прежнему не было ничего интересного.

Только заставка с дохлой бритой кошкой на окровавленных колючках нотного стана.

13. Тяжелая мечта

Немецкому коту не грозил выход на губительную сцену.

Да и кабинетные выкрутасы Аристократа проходили без аплодисментов.

Но подгоняемый нарастающим любопытством одинокий тевтонец активизировался.

Теперь разведывательный маршрут пролегал вдоль свободного участка стены.

Это место в кабинете считалось – и по праву – священным и годящимся исключительно для молитв. Но взамен иконостаса с изображением почитаемых угодников на стене теснились нидерландские гравюры, выполненные в старой голландской манере: сухая игла по меди.

Абсолютно все гравюры имели золотоносную тематику.

Работы, сделанные в трудоемкой, но изящной технике, изображали самые прославленные золотые самородки.

Таких набралось с десяток за всю историю человечества.

И неудивительно.

Известно, что все золото, добытое с первобытных времен до наших дней, может уместиться в комнате, высота, длина и ширина которой всего пятнадцать метров.

Поэтому крупные самородки всегда и везде пользовались непременным успехом, вызывали небывалый ажиотаж у современников и порождали сомнительные легенды и невероятные слухи.

Гравюры в кабинете магната изображали реальных, не мифических рекордсменов.

Возглавляли самородный рейтинг австралийские гиганты, найденные в позапрошлом веке, но так и не превзойденные до сих пор: «Плита Холтермана» и «Желанный незнакомец».

«Плита Холтермана» – крупная глыба шиферного сланца весом 235 кг и названная в честь владельца рудника – имела внушительный размер: 144 сантиметра длины, 66 ширины и 10 толщины. Правда, чистого золота в ней оказалось 83 килограмма.

«Желанный незнакомец» был обнаружен при весьма забавных обстоятельствах. У почтового дилижанса сломалось колесо. Возница, проклиная чертов камень, попавшийся на пути, спрыгнул вниз и едва не проглотил недокуренную сигару. Находка, сломавшая колесо дилижанса, потянула на 70 золотых килограммов.

В Америке также появился свой раритет, и по сценарию, как будто специально написанному для Голливуда. Два незадачливых приятеля, заразившиеся золотой лихорадкой, тщетно искали хотя бы унцию драгоценного металла. После тяжкого и непосильного труда один из неудачников преставился. Другой решил похоронить несостоявшегося миллионера прямо на участке, обманувшем надежды. И тут при копке могилы лопата наткнулась на самородок массой в 37 кг. Недолго думая, счастливчик дал похоронной находке имя усопшего и, быстро закончив с гробовыми делами, организовал турне по всем штатам. Зеваки ломились на показ могильного самородка, и предприимчивый американец собрал более 10 000 долларов только на входных билетах. В конце концов «Оливер Мартин», исколесив страну от Аляски до Миссисипи, был продан за 22 700 баксов. С этой суммы на знаменитой могиле был установлен скромный муляж самородка на гранитном постаменте. Говорят, до сих пор каждый подхвативший золотую лихорадку, прежде чем отправиться за рудной добычей, посещает могилу и оставляет на ней пару центов.

Кроме «Оливера Мартина», Северная Америка может похвастать парой «Монументалей» – 59 и 40 кг.

Даже Страна восходящего солнца удостоилась приличного – 71 кг – самородка по имени «Японец», и, похоже, этот самородок каким-то мистическим образом повлиял на результат Цусимского сражения.

Но лидером по рекордным самородкам осталась Австралия. К самым весомым добавились еще «Блестящий Барк-ли» – 54 кг, «Канадец» – 50 кг, «Хандроуейт» – 45 кг и «Леди Хотэм» – 45 кг.

А вот ни Германии, ни России не везло на золотых тяжеловесов.

У немцев так и не было зафиксировано ни одного приличного самородка.

Россия же сподобилась с помощью Уральских гор получить своего рекордсмена « Большой треугольник» в 36 кг.

Хотя бытует рассказ, что во

Вы достигли конца предварительного просмотра. Зарегистрируйтесь, чтобы узнать больше!
Страница 1 из 1

Обзоры

Что люди думают о Ispytanija ljubimogo kota fjurera v Sibiri

0
0 оценки / 0 Обзоры
Ваше мнение?
Рейтинг: 0 из 5 звезд

Отзывы читателей