Наслаждайтесь этим изданием прямо сейчас, а также миллионами других - с бесплатной пробной версией

Только $9.99 в месяц после пробной версии. Можно отменить в любое время.

Место распределения

Место распределения

Читать отрывок

Место распределения

Длина:
244 pages
2 hours
Издатель:
Издано:
Nov 25, 2014
ISBN:
9785000645727
Формат:
Книге

Описание

Мы продолжаем публиковать цикл фантастических произведений Николая Романова, объединенных общим названием "ПОБЕДИТЕЛЬ". Цикл представляет собой приключенческую эпопею, расположенную на стыке разных жанров: боевой фантастики с элементами НФ, мистики, шпионского романа и политического триллера.
Книга вторая "Место распределения".
События на Крестах разворачиваются таким образом, что Осетру приходится покинуть планету, так и не поняв, справился он с заданием или нет. Он добирается до Дивноморья и вновь встречается с Яной. Молодые люди влюбляются друг в друга. Однако вскоре Яна исчезает с курортной планеты. Пытаясь разобраться в тайне этого исчезновения, Осетр обнаруживают, что у него появились необычные способности, и узнает другую тайну – собственного рождения. Он – внебрачный сын императора Владислава и вполне может стать претендентом на престол. Этой ситуацией хотят воспользоваться заговорщики, недовольные политикой императора, полностью подпавшего под влияние Великого Мерканского Ордена. Среди заговорщиков – Дед, непосредственный начальник Осетра, и «росомахе» придется делать выбор, с кем он...
Издатель:
Издано:
Nov 25, 2014
ISBN:
9785000645727
Формат:
Книге


Связано с Место распределения

Читать другие книги автора: Романов, Николай

Похожие Книги

Предварительный просмотр книги

Место распределения - Романов, Николай

2014

Преданным

Когда незнающий избранник

Свой путь во мгле пустой найдет,

Дотоле незабвенный странник

В страну забвения уйдет.

О. Приданников

Глава первая

Этот транссистемник был точно такого же класса, что и «Дорадо». Поэтому и каюты на нем, и длинные, застеленные коврами коридоры, и кают-компания, разумеется, оказались похожи. Наверное, и помещения, отмеченные аббревиатурами, оказались бы такими же, но, поскольку Осетр здесь снова выполнял роль пассажира, то ему в таких помещениях, при всем желании, побывать не придется. Если, конечно, опять начальству не понадобится озаботить кадета очередным внеочередным заданием, то ли играющим роль «суворовской купели», то ли не играющим ее. Впрочем, различия между транссистемниками тоже имелись. Во-первых, вымпелы, развешенные тут и там, вместо слова «Дорадо» были украшены словами «Величие Галактики». Во-вторых, здесь отсутствовал Осетров багаж, и стюарды посматривали на пассажира, погрузившегося на борт транссистемника возле Угловки, с определенной подозрительностью. Ну а в-третьих и в самых главных, на борту «Величия» не было Яны.

Осетр и сам удивился, обнаружив, что едва покинул планету-тюрьму, как главное место в его душе заняла именно эта кареглазая девушка, а вовсе не происходившее на Крестах. Как будто мысли о ней хранились-пылились где-то на отдаленных полках старой кладовой, обнаруживая себя лишь время от времени, когда его внимание пытались привлечь женщины, а потом сразу, без всякого предупреждения и вроде бы безо всякой причины, сами собой перенеслись ближе ко входу, где ты, даже заглянув сюда безо всякой цели, непременно обнаружишь их и уже не уйдешь с пустыми руками. Да-да, и не захочешь, а наткнешься, ну а наткнувшись, будто обнаружишь давным-давно забытую игрушку, неведомо как оставшуюся от детства, от лучших дней твоей жизни, когда великие беды были на самом деле столь незначительными, что забывались напрочь уже через пять минут…

Нет, конечно, ему было о чем подумать, ибо кратковременное посещение Крестов оказалось весьма любопытным. Он так и не понял, удалось ли ему выполнить задание, возможно, претендующее на «суворовскую купель».  Учитывая, что, похоже, никто господина Костромина не похищал, получалось, что задание спасти его от похитителей не выполнено. Однако, с другой стороны, задание было не спасти агента от похитителей, а отыскать и, буде окажется, что это был киднап, помочь спастись от похитителей. Именно такими словами ему изложил приказ Дед, когда Осетр остался один на один с его изображением в помещении с номером 456…

Короче, ломай тут голову не ломай, а решать в конечном итоге его судьбу будет руководство. Пока что Остромиру Приданникову было предписано направляться по старому маршруту, к месту прохождения отпуска, на планету Дивноморье. А там была Яна… Потому что за эти неполные две недели (а точнее – и вовсе за десять дней) она никак не могла улететь оттуда, ибо, обратившись к расписанию движения транссистемников, имеющемуся в Сети, Осетр обнаружил, что единственным транссистемником, посещающим в этом месяце Дивноморье после «Дорадо», был именно «Величие Галактики». Если, конечно, она не улетела с какой-нибудь совершенно неожиданной оказией… Но в таких ситуациях оказиями бывают либо военные корабли, куда штатских могут допустить только при неожиданно объявляемой эвакуации, либо транспортные суда, перевозящие в своих трюмах какую-нибудь металлическую руду, которой даже поддержание атмосферы не требуется, а жилых помещений на борту – только для экипажа из нескольких человек. Да и скорость та еще… Конечно, если вдруг потребуется в пожарном порядке уносить ноги с планеты – ну, от наемных убийц, к примеру – то и такой оказией воспользуешься, но сомнительно, чтобы Яна могла хоть когда-нибудь оказаться в такой ситуации. К молодым девицам наемных убийц не подсылают. В худшем случае, похитителей, чтобы шантажировать высопоставленного папашу…

Оказавшись в отведенной ему каюте, Осетр принялся готовиться к размещению в релаксаторе, а сердце его уже предвкушало скорую встречу. Знакомясь с расписанием транссистемных перелетов, он обнаружил, что и для «Величия Галактики» следующим после Угловки пунктом маршрута является Дивноморье, и потому его теперь отделял от курортной планеты только один единственный релаксационный сон и одна-единственная посадка. Было от чего радоваться!

И Осетр радовался, как может радоваться только молодой человек, догадывающийся, конечно, что в жизни бывают неприятные неожиданности, но уверенный, что в его жизни они носят исключительно положительный характер. Ждать оставалось совсем недолго, и было это не ожидание наказания или внезапной беды, а самое лучшее в мире ожидание – ожидание встречи. И даже то, что он убил человека, совершенно не портило ему настроение. В конце концов, тот был приговоренным к смертной казни, и он всего лишь привел приговор в исполнение. Не он, так кто-нибудь другой. Упавшее в лесу дерево, к примеру. Или пожар от оброненной пьяным сигареты. Это всего лишь руки судьбы, безжалостной, но справедливой. Вот и он стал рукой судьбы…

Он думал так, пока знакомился с соседом по каюте (не уяснив ни имени того, ни профессии), пока нажимал зеленую кнопку на релаксаторе, пока стоял под расслабляющим душем, пока принимал голубую пилюлю и укладывался на ложе. И только когда релаксационный сон не наступил – вместо него пришло некое полузабытье, когда ты вроде спишь, а вроде и не спишь, вроде расслаблен, а вроде и напряжен, – и он почувствовал начало прыжка (к нему вдруг явилась мысль, что именно так должно чувствовать себя масло, когда его намазывают на бутерброд – ты и не хочешь намазываться, но тебя никто не спрашивает, и нож мнет тебе бока, а хлеб, впитывая, впускает тебя в свою суть)… Он привычно мотнул головой, как мотал всегда, стремясь избавиться от ненужной мысли, и ощутил, что помотал головой… Он растерянно вздохнул и услышал свой вздох… Именно в этот момент он впервые понял, что изменился, что, кажется, на Крестах с ним что-то произошло…

Глава вторая

Космопорт Дивноморья он практически не запомнил. Там наверняка была интересная архитектура, потому что строители этих сооружений на курортных планетах из кожи вон лезут, чтобы хоть как то выделить свое создание из череды таких же архитектурных монстров. Там наверняка были красивые витражи, потому что в космопортах принято стены, противоположные информационным видеопластам, украшать витражами на географические или исторические темы, изображая горы или океаны, императоров или народных героев. А может, там были красивые растения…

Но Осетр ничего этого не видел. Он искал триконку «Терминал Глобального Имперского Информатория» и, когда нашел ее, первым делом ринулся туда. Если бы на его пути выставили боевой заслон, он бы не пощадил заслонщиков, превратив их в окровавленные мешки со сломанными костями… В гражданском космопорту роль заслонщиков могли бы исполнить стоящие в очереди за информацией, но и тут судьба распорядилась так, что возле терминала не было избытка любознательных и любопытных, и Осетр с облегчением плюхнулся на ближайшее свободное место. Первым делом он запросил справку по судовой роли пассажиров последнего рейса, который выполнил к Дивноморью транссистемник «Дорадо». Список находился в открытом доступе, что было и не удивительно – гражданское судно, не выполняющее никаких задач, связанных с обороной Империи, разумеется, никто не стал засекречивать…

Когда список нарисовался на видеопласте, Осетр открыл меню поиска.

Пальцы его едва ли не тряслись от нетерпения, и он вслух давал самому себе команды и тут же выполнял их.

Сейчас мы выведем список всех Ян, которых нес на своем борту «Дорадо». Хотя нет, ее официальное имя вовсе не Яна, Яной ее звал папа, а в судовой роли она должна быть записана как Татьяна.

Итак, имя – Татьяна, отчество – пропуск, фамилия – пропуск… Вот он списочек. На борту транссистемника «Дорадо» в последнем рейсе находилось восемнадцать Татьян. Надо же, какое распространенное имя, среди двух тысяч пассажиров целых восемнадцать! А теперь снова запустим поиск, теперь уже по няниному имени. Няня Аня… Наверняка, Анна. Так, имя – Анна, отчество – пропуск, фамилия – пропуск. Ань у нас получилось всего пять, пореже имечко… А теперь сравним оба списка. Так… так… так… Ага, вот! Пассажиры каюты номер двести восемьдесят девять. Чернятинская Татьяна Васильевна и Морозенкова Анна Александровна. Других таких случаев не имеется?.. Не имеется!

Значит, девушка Яна у нас на самом деле – Чернятинская Таня. Чернятинские… вроде бы древний росский княжеский род… Это кто же у нее может быть отец? Заканчивал школу «росомах». Ни одного Чернятинского среди наших старших офицеров я не помню. И по справочному искать бесполезно, поскольку имени его мы не знаем… Стоп! Как же не знаем, если Таня у нас Васильевна? Ну ты и глупец, Осетр! Расслабился в предвкушении отдыха, мозги жиром заплывают… Так, набираем: имя – Василий, отчество – пропуск, фамилия – Чернятинский… Ого, сколько у нас Василиев Чернятинских среди сорока девяти миллиардов народонаселения Росской Империи. Тут одними именем и фамилией не обойдешься, а больше нам ничего неизвестно. Вот если бы база данных содержала данные о семье, было бы проще, но состав семьи – это информация личного характера, закрытая для общего пользования. Так что ничего нам здесь не обломится!

Ну да и ладно, нас ведь дочка интересует, а не отец. Отца мы сделаем следующим этапом интереса.

Тут ему пришло в голову, что няня с Яной вполне могут улететь тем самым судном, которое доставило его сюда, и он бросился проверять список пассажиров, зарегистрировавшихся в качестве улетающих с Дивноморья. Две минуты нервотрепки, и облегченный вздох: они должны пребывать на планете.

А теперь попытаемся отыскать, где же именно тут остановились Татьяна Васильевна Чернятинская и Анна Александровна Морозенкова.

Осетр сделал запрос на список постояльцев, проживающих в настоящее время в гостиницах Дивноморской Ривьеры и снова открыл меню поиска. Набрал имена молодой девушки и ее няни и через несколько мгновений обнаружил, что они остановились в пансионате «Ласточкино гнездо».

Вот это был номер! Нет, в таких случайностях определенно присутствует рука Ее величества Судьбы!

И на сей раз пальцы у него задрожали, потому что ему предстояло провести отпуск в том же самом пансионате.

Оставалось получить в камере хранения снятые с «Дорадо» личные вещи и отыскать глайдер, способный доставить его к месту проживания. Майор Мурашко сдержал слово. После короткой проверки, состоявшей из сканирования радужки глаза и дактилоскопической экспертизы, Осетру выдали его чемоданчик, и, едва не подпрыгивая от нетерпения, он пересек привокзальную площадь с несколькими фонтанами (вода в них была голубая-голубая) и отправился на стоянку глайдеров.

Глава третья

Пансионат «Ласточкино гнездо» представлял собой огромную сеть помещений вырубленных в скальном массиве над восточной окраиной самого большого океана Дивноморья. Фантазии у первооткрывателей планеты хватило лишь на то, чтобы назвать его Средиземным. Однако стоило бросить взгляд на голограмм-глобус, которые попадались в «Ласточкином гнезде» едва ли не в каждом углу, чтобы понять: первооткрыватели были абсолютно правы – этот океан именно Средиземный. Впрочем, он оказался и единственным, потому что остальные крупные водные бассейны представляли собой скорее моря – суша на Дивноморье занимала больше шестидесяти процентов территории. Зато здесь не было сверхвысоких гор с заоблачными, покрытыми ледником вершинами, и климат во все терраформированной полосе был мягким, что и позволило пооткрывать на берегах крупных водоемов целую сеть курортов. Теплая погода, привычное голубое небо, обширные песчаные пляжи из редкого в Галактике голубого песка, голубая же вода – можно ли придумать лучшее место для отдыха? Не удивительно, что местные курорты просто ломились от отдыхающих.

Конечно, номер должен быть забронирован за Осетром на весь срок отдыха, но по дороге  он опасался: не сдала ли администрация пансионата жилище неприбывшего клиента кому-либо другому… Как оказалось, не сдала. И уже через двадцать минут после того, как глайдер принес его к стеклянной пирамиде над обрывом океана (пирамида была входом в пансионат), Осетр, сообщив дежурному портье все сведенья о себе (это называлось, как и  на Крестах, – регистрация), уже вошел в номер, который должен был стать его домом на ближайшие две недели. И именно за эти две недели ему предстояло разобраться, способна ли Яна стать подругой жизни новоиспеченного «росомахи». Если, конечно, подвиги на Угловке ему зачтут в качестве «суворовской купели»…

Войдя в номер, Осетр первым делом увидел океан. Окно занимало почти всю стену, и за ним, куда ни глянь, была сплошная голубизна. Горизонт скрывался в дымке, и потому море и небо сливались друг с другом, так что граница между ними была даже неугадываемой. Казалось, утес, в котором разместился пансионат «Ласточкино гнездо», опрокидывается в лазурную бездну…

Осетр поставил чемоданчик на пол, устланный коричневым, в серую клетку ковром, открыл дверь и вышел на балкон. Судя по положению светила окна выходили на юго-запад-запад. Иными словами, солнце начинает царствовать тут перед полуднем, и продолжается это пиршество жары до самого вечера. Пол был оборудован оптоволоконным видеопластом, и сквозь него виднелся вовсе не балкон, расположенный этажом ниже, а довольно узкая полоска пляжа между утесом и кромкой воды. Граница между ними была хорошо различима, поскольку вода и песок имели различные оттенки лазурного. Тут и там по пляжу возлегали на силовых топчанах любители пожарить свои телеса. Солнце (здесь оно называлось Милена), конечно, палило, но терпеть его вполне было можно.

Осетр постоял немного, глядя в лазурное безграничье, потом вернулся в номер. Теперь, когда его от Яны отделило всего несколько десятков

Вы достигли конца предварительного просмотра. Зарегистрируйтесь, чтобы узнать больше!
Страница 1 из 1

Обзоры

Что люди думают о Место распределения

0
0 оценки / 0 Обзоры
Ваше мнение?
Рейтинг: 0 из 5 звезд

Отзывы читателей