Наслаждайтесь этим изданием прямо сейчас, а также миллионами других - с бесплатной пробной версией

Только $9.99 в месяц после пробной версии. Можно отменить в любое время.

Этнографическая экспедиция

Этнографическая экспедиция

Читать отрывок

Этнографическая экспедиция

Длина:
343 страницы
3 часа
Издатель:
Издано:
May 3, 2015
ISBN:
9781311190345
Формат:
Книга

Описание

Граждане США и Евросоюза, маскируясь под обычных ученых, снаряженных для проведения этнографических исследований, тайно отправляются в зону боевых действия на Юго-Востоке Украины. Сытые, холеные и подготовленные на все 100% этнографы сталкиваются с необычным, а местами и жестоким гостеприимством. Кровь, убийства и насилие — вот, что сопровождает экспедицию на всем протяжении пути. А тут бы и самим уцелеть!

Издатель:
Издано:
May 3, 2015
ISBN:
9781311190345
Формат:
Книга

Об авторе

Born in 1976 in Leningrad, that was in USSR. Now there is no Leningrad, there is Saint Petersburg and there is no USSR.Currently I live in Moscow, Russia. Do business and write books from time to time. It helps me to express my creative nature.


Связано с Этнографическая экспедиция

Предварительный просмотр книги

Этнографическая экспедиция - Vladislav Kravchenko

Предисловие

Идея этого произведения появилась на свет в самый разгар событий, происходивших на востоке Украины в 2014 году. Сердце сжималось оттого, что гибли мирные жители, гибли солдаты с двух сторон, разрушалась инфраструктура, созданная за долгие десятилетия, рушилась экономика и мирный уклад жизни. А сама страна семимильными шагами уверенно ввергалась в пучину хаоса.

Изначально я задумывал сие творение как рассказ. Но постепенно действие обрастало персонажами, герои развивали свой самостоятельный характер, а порой жили и действовали почти независимо от желания автора. Неумолимо росло количество букв, складывающихся в слова, а затем и в предложения. И что в результате? Простой рассказ преобразился до размера повести или скромного романа. Так уж получилось, дорогой читатель, не обессудь.

Да, все события, изложенные ниже, все действующие лица, названия и географические точки — вымысел буйной фантазии автора. А сам автор искренне полагает, что все люди в мире, в своей душе, истинные пацифисты и не в восторге от любого вооруженного конфликта, любой братоубийственной или междоусобной ссоры.

Этнографическая экспедиция

*** День 1 ***

Вячеслав Мясников стоял с табличкой в аэропорту «Борисполь». Он уже далеко не в первый раз встречал прилетающих туристов из-за рубежа. Правда, в последние полгода, поток приезжающих почти иссяк. Он сошел на нет вовсе не случайно. Недавние события на майдане сделали свое черное дело. Теперь в Украину праздного туриста силком не заманишь. Остались только бизнесмены, да и те нечастые гости, даже в Киеве. Боятся иностранцы нестабильности и беспорядков, боятся.

Еще год назад аэропорт был полон пассажиров. Семьи с детьми, молодые парочки, уважаемые пенсионеры, все старались улететь летом на отдых за рубеж, понежиться на пляжах Испании, Италии, да и Турция с Египтом тоже пользовались тогда успехом. Самолеты взлетали один за другим. А нынче, половину освещения выключили, работает только пара магазинов Duty Free, да и свободных мест в зоне ожидания просто навалом. Даже наглые таксисты не роятся как мухи в ожидании свежей подачки. Так, пять — шесть человек стоят, дожидаются клиента в надежде на заработок.

Вячеслав еще раз посмотрел на табличку, повертел ее в руках, потом еще раз взглянул на нее. Текст оставался тем же что и пятнадцать минут тому назад — «Mr. Smith» в первой строке и «World Corp» во второй. Веня знал, что Мистер Смит прилетит не один, а с группой туристов. И если честно, то Вячеслав был очень рад такой, внезапно подвалившей, работенке. Ведь он сейчас как никогда раньше на мели. Работы по его специальности нет никакой, а ведь он очень опытный гид, отлично знает английский язык, но туристический Клондайк истощился, закончились туристы! И ни английский, ни русский, ни итальянский, никакой другой иностранный язык, ему сейчас не поможет. Работы нет и ему с Настенькой и мамой, приходится выкручиваться. Мама получает, худо-бедно, пенсию, ее задерживают, но хоть платят. А Вене последний раз зарплату выплатили в феврале, да и то только половину. С тех пор ни гривны дохода. Настя в свою очередь старается изо всех сил, берет разовые подработки. Хорошо, что ее тетка ей помогает, приглашает в ресторан помогать официанткой по вечерам, а иначе уже подъедали бы подошву у турецких кожаных сандалий.

А тут, как назло, еще эта антитеррористическая операция, все никак не могут разбить террористов на юге. Только повестки шлют, да зазывают рекламными роликами в армию. Кстати, свежая повестка лежала в заднем кармане джинсов Вячеслава. На работу в 24 года не устроишься, везде просят принести справку из военкомата, а туда только сунься и сразу тебя побреют, выдадут автомат и вперед, в Донецк или Луганск, гонять террористов по полю и глушить горилку. А Мясникову претила сама мысль — стрелять по своим же гражданам. Поэтому пускай его поищут для начала. Авось не найдут, да позабудут. А если вдруг милиция остановит, он покажет повестку и типа бежит собирать свои вещички и в армию. 

Стоять дальше не было никакой возможности. Самолет из Копенгагена вроде бы должен был уже приземлиться, но об этом все еще не объявляли. Раньше подобная задержка обязательно была бы мотивирована и встречающих оповестили бы по громкой связи. Но сейчас похоже, что в стране постепенно начиналась разруха. Вернее, она начиналась в головах, а потом уже выплескивалась наружу, сметая на своем пути порядок и покой обывателей. 

Да, Вене нужно было однозначно отойти на несколько минут, чтобы выплеснуть все, то в нем накопилось за время мучительно длительного ожидания и уже давно настойчиво просилось наружу. Он дернулся, схватил рюкзак, лежавший у его ног и стремглав помчался в сторону ближайшего туалета, попутно расталкивая редких встречающих.

- Извините, не подскажете, рейс из Копенгагена еще не объявляли? — Мясников, заправляя на ходу рубашку в джинсы, спросил у стоящего около выхода полноватого мужика.

- Из Копенгагена? Да вроде минут пять как объявили. Сейчас скоро уже выпускать будут, да ты не торопись, никуда они не денутся. Таксистов-то почти нет. Все разбежались, да разъехались, кто куда. Каждый боится за себя и за свою тачку! – полноватый немного ссутулился, опершись на металлическое ограждение около выхода, – а ты чего, кого встречаешь-то?

- Да, туристов, будь они неладны! Делегация целая. Вот, прилетели к нам изучать местный фольклор или еще чего-то такое. Буржуи, одно слово! Им бы все всяческую ерунду поизучать, покопаться в прахе истории!

- А, — многозначно протянул полноватый, — а я вот, жинку встречаю свою. Она вот с детками еще весной улетела, а сейчас звонит мне и говорит, что надо и меня перевозить к ней, в Данию эту. А я ведь по-ихнему ни бум-бум, ни слова сказать не могу. Всю жизнь работал, вот вышел на пенсию всего месяц назад. И тут на тебе. Уезжать! За мной прилетела, вот жду пока выйдет. Несколько формальностей с недвижимостью уладим и все, прощай родная землица.

- Да? А чего это она?

- А ты не знаешь? Ведь война у нас идет. Да полным ходом! Уговаривать приезжает, будет меня морально обрабатывать. Уже все уши мне прожужжала, что террористы дойдут до Киева и всех тут перевешают!

- Война? С кем?

- Вот, ты чудной человек! Как с кем? C террористами, конечно! – полноватый сделал особое ударение на слове «террористы». Казалось, что он хотел специально обратить внимание Мясникова на это слово.

- А ну это само собой! Так ведь там же делов максимум на месяц! Армия этих террористов раскатает за неделю и не поперхнется, только приказ отдай, – попробовал возразить Вячеслав.

- Эх ты! Молодой еще, не понимаешь сути вещей! Бои идут уже несколько месяцев, а одолеть их не можем. А все почему?

- Почему?

Тут автоматические двери вздрогнули и с легким шипением открылись, через них потянулся поток уставших людей, а первой, ловко растолкав остальных пассажиров, вырвалась дородна дама, с рыжими — крашенными волосами, взбитыми в некое подобие вавилонской башни, украшенной непонятной породы полупрозрачным цветком. Облаченная в яркое бело-красное платье дама, водила глазами по небольшой группе таксистов выискивая знакомые лица.

- Петро! Петро! Вот ты где! Как же это! – увидев полноватого, она сразу начала причитать, не находя другого выхода переполняющим ее радостным эмоциям. Само собой разумеется, ее муж мигом забыл про разговор с Мясниковым и всецело переключился на свою весьма объемную половину.

Ну а Вячеславу, ничего другого не оставалось, как поднять все туже табличку «Mr. Smith» и дожидаться выхода своих долгожданных пассажиров. Но прошло пять минут, десять, пятнадцать, уже все остальные вышли и поток прилетевших через автоматические двери полностью иссяк. А группы этнографов не наблюдалось. Мясников уже начал внутренне паниковать, он осмотрелся вокруг, но в зале прилета, не было никого, кто хоть отдаленно напоминал бы искомых туристов.

- Вот, точно! Пропустил! – в сердцах выругался Вячеслав и полез за телефоном.

- Вить, слушай, – набрав номер, начал тараторить Мясников в трубку, – что-то нету тут твоих этнографов, уже двадцать минут прошло, как все вышли. Тут и народа-то не так много прилетело. Они точно вылетели? … Да, да. Стою у входа. … еще подождать? Ах, ну да, оборудование же, точно! Спасибо! Пока!

А какое может быть оборудование у этнографа? Магнитофон? Видеокамера? Пока Веня размышлял над новой информацией, время шло и наконец в дверях появилась группа, которая всем своим видом говорила, нет, кричала, что собственно вот они, те самые этнографы коих так долго ждал Мясников.

***

Группа вышла и остановилась перед перилами, отделяющими встречающих от выходящих. Первым стоял очень крепкий, моложавый мужчина. На его загорелом лице сверкала белозубая улыбка, а жиденькие русые волосы, аккуратно зачесаны назад. Одетый как настоящий ковбой, он оглядел прилегающую территорию и направился прямиком к Вячеславу. Приблизившись, ковбой шлепнул свою увесистую сумку об пол так, что там, что-то недвусмысленно звякнуло. Сзади к нему подошли еще четверо.

- О, добрый день! Я мистер Смит. Джо Смит! – представился моложавый тип. Его редкие русые волосы, да слишком белые зубы на искусственно загорелом лице, все же выдавали его возраст. А первое впечатление о его возрасте, сложившееся у Вени как находящееся в промежутке 30 или 35 лет, было в корне неверным. Наверняка ему уже далеко за сорок. Хотя, кому какое до этого дело.

- Добрый день! Добрый день! Здравствуйте, дорогой мистер Джо Смит! – от волнения, Веня затараторил дрожащим голосом по-английски, но что удивительно, совсем без ошибок.

Джо Смит, только улыбнулся в ответ.

- Добро пожаловать на украинскую землю. Как говорится, хлеб да соль! – продолжил Вячеслав, – меня зовут Вячеслав Мясников или можно просто Веня. А если вам трудно такое произнести, то можете называть меня — просто Слава! К вашим услугам и в полном вашем распоряжении! Сейчас грузимся в машину и едем в отель! Пойдемте?

- Минутку, минутку, Слава, у нас еще двое. Улаживают формальности с властями. И еще. Нам надо взять багаж. Его скоро выдадут.

- Да, конечно, хорошо. Ждем. Как долетели?

- Ох, ужасно. Летели больше суток, а еще ведь и джетлаг. Чувствую себя настоящей развалиной! —Джо рассмеялся, его попутчики, стоящие немного поодаль, на такую жизнерадостность своего коллеги только кисло улыбнулись. Казалось, что все они сейчас упадут в обморок. Только один мужчина с черными кудрявыми волосами по виду был в полном порядке.

- А вот и они! Наши ангелы-хранители! – Смит развернулся к открывшейся двери, в проеме которой показались две крепко сбитые фигуры. Ребята с большими армейскими баулами в руках заслонили собой весь проем раздвижных дверей. – Теперь, за багажом и в путь, в гостиницу! А там душ и спать! Я умираю от усталости!

А этот мистер Смит, Джо Смит, показался Мясникову настоящим весельчаком. С таким открытым человеком проще наладить контакт и легче потом вести общение. Ну что же, пожалуй, это к лучшему. 

Все восемь человек, взявши каждый свою поклажу, двинулись к отделу выдачи неформатного багажа. Как пояснил весельчак-Джо, их научное оборудование пришлось провозить отдельно, но вроде бы все обошлось. И даже украинская таможня не стала тормозить процесс его перемещения через границу.

- Тут все решает наш добрый знакомый, наши знаменитые «зеленые спинки»? Не так ли, Винни? – мистер Смит, явно находился в приподнятом настроении, и это несмотря на длительный перелет.

- Ну более-менее, иногда да, иногда нет. Хотя, обычно скорее да, чем нет. Да, и я Веня, а не Винни. – Вячеслав, немного стеснялся. С одной стороны, он очень не любил, когда коверкают его имя, пускай даже и иностранцы, которым тяжело произносить некоторые звуки и сочетания букв. С другой же стороны, совершенно не хотелось ссориться с первой же минуты со своими нанимателями. Ведь от них в итоге капает ему зарплата.

- Да, ничего, ничего, Винни! Все будет хорошо, верь мне! – вроде бы Смит и расслышал его замечание относительно имени, но совершенно его проигнорировал, возможно, что намерено. 

Но такова была сущность Смита, Джо Смита. Мясников не знал о том, что его жизненное кредо – не преклоняться и не давать спуску варварам. И он именно так и старался прожить всю свою жизнь. А варвары для него – все не американцы и не европейцы из развитых стран. У себя на родине он очень любил погнобить и поляков, и иранцев, и вообще всех, кто в его глазах представлял породу людей второго сорта. В США такое поведение не вызывало проблем, а за границей частенько возникали весьма досадные и неприятные конфузы.

Так, три года назад, в Африке, дело зашло так далеко, что пришлось связываться не только с местным консулом, но и вызывать военного атташе. А покидать черный континент пришлось в трюме военно-транспортного самолета. Африканцы настолько рассвирепели, что готовы были отнять голову от тела несдержанного на слова и поступки янки. Но урок не пошел впрок Джо, спустя три месяца, он попал в примерно такую же ситуацию во Вьетнаме и только посол США, смог уладить возникшие «недоразумения», так они тогда назвали конфликт с гибелью молодой вьетнамской девушки.

Тем временем вся группа успела добраться до двери с неприметной табличкой «Обережно, прохід заборонено. Зона митниці». Откуда уже успел выйти хмурый сотрудник аэропорта, волоча за собой большую тележку, нагруженную какими-то алюминиевыми ящикам и огромными сумками. По небритому и слегка помятому лицу работника можно было прочитать с легкостью, что он не очень-то в восторге от того, что тащит такую тяжелую тележку один и, вообще, его отвлекли от какого-то более интересного и важного занятия. И можно было быть полностью уверенным, что будь он убежден, что перед ним не иностранцы, а украинцы или россияне, он бы им высказал все, что он о них и их грузах думает.

***

- Винни, а где наши машины? – поинтересовался все еще бойкий Смит, хотя глазами он хлопал уже некоторым трудом.

- Я взял микроавтобус, он ждет нас на стоянке, на первом уровне. Надо бы взять тележек, чтобы дотащить все это туда. – Веня находился под впечатлением от горы вещей и вообще объема всего оборудования экспедиции.

Смит недовольно скривился, огляделся, видимо в поисках носильщиков, но вокруг — как шаром покати. Ни души. А слегка помятый персонаж уже начал нехотя снимать увесистые ящики на пол. Но Джо Смит опередил его:

- Stop!

Джо достал такую же помятую стодолларовую купюру, как и сам работник порта, растянул ее двумя руками перед лицом работяги и пристально взглянул ему в глаза. Работник остановился в разгрузке, но так и не отпустил руки с верхнего ящика. Секунду он помедлил, о чем-то подумал, а потом все же начал медленно тащить ящик с тележки. Смит, без слов понял намек небритого, и ловким движением вытащил вторую стодолларовую бумажку и развернул их уже две перед лицом сотрудника аэропорта.

Магическая сила американских президентов прошлого оказала нужное воздействие на работника порта. Тот остановился полностью, в его мозгу просчитывались сотни вариантов ежесекундно, и он старался принять верное решение – соглашаться или попробовать блефануть и получить еще сотню. Но, прожженный Смит, резко проговорил Вячеславу:

- Сотня сейчас, сотня после погрузки в автобус. Переводи!

Мясников перевел. Слегка помятый понял, что выудить еще сто долларов с иностранцев он не сможет и откровенно расстроено забурчал что-то себе под нос, а затем загрузил обратно все снятые ящики и неспешно поплелся за прилетевшими пассажирами. Вся группа, за какие-то десять минут, смогла преодолеть две парковки, и попала на искомую, где и был припаркован повидавший жизнь старенький Mercedes-Benz Viano. 

Несмотря на уже почтенные годы, микроавтобус оставался еще весьма бодрым изделием, но категорически несвежим. Белый кузов микроавтобуса испещрен десятками «шрамов» от камней, неудачных парковок и прочих прелестей повседневной городской жизни. Хозяин автобуса, однако, заботливо закрашивал каждое повреждение какой-то антикоррозионной мастикой, которая засыхая намертво приваривается к лакокрасочному покрытию и защищает металл от коррозии лучше самой краски. Но от подобной заботы микроавтобус приобретает вид рыдвана. Кузов как будто покрыт рыжими оспинами, да и передний бампер, заботливо подвязанный проволочкой, не внушает излишнего доверия.

Интуристы-этнографы оторопели, но Мясников, ничтоже сомневаясь, распахнул боковую дверцу автобуса и знаками пригласил всех садиться, а сам принялся помогать незадачливому непрофессиональному носильщику размещать многочисленные баулы, сумки и ящики в багажнике «Вианы». С большим трудом удалось загрузить все и всех внутрь, двигатель завелся, задымил черным выхлопом и легонько тарахтя, повез путешественников с аэропортовской стоянки. Благодатное летнее солнце раскалило асфальт пригорода и нагрело воздух до некомфортных температур. Но на счастье пассажиров, в немецкой супернадежной технике все еще функционировал кондиционер, и водитель с пассажирами наконец-то смогли расслабиться в приятной прохладе. Шины прилипали к свежему асфальту, уложенному в местах недавнего ямочного ремонта, отчего машина периодически издавала интригующие, отлипающие звуки.

Из отъезжающего микроавтобуса, через окно было видно, как довольный невольный носильщик спешил со своими нежданными двустами долларами по направлению к аэровокзалу. Сегодня у него праздник, ведь не каждый же день с неба падают такие деньги, хоть и небольшие, но халявные, что приятно вдвойне. Из аэропорта до Киева предстояло проехать по оживленной трассе. В воздухе висел тягучий вечер воскресенья и по традиции дачники возвращались домой, в город. Водители предвкушали будничную трудовую неделю и поэтому абсолютно не торопились. Вячеслав старался ехать быстрее и лавировал между рядами, чему способствовала высокая посадка в автобусе. Но все равно, через пять километров, они догнали плотный поток автомобилей, который простирался до самого горизонта. Дергаться смысла уже не было, поэтому автобус больше не совершал суицидальных маневров перестроения между рядами.

От качки иностранцев разморило окончательно и все они без исключения раскинувшись на креслах, мерно посапывали. Мягкая и очень комфортная подвеска «Вианы», проглатывала небольшие колдобинки, то там, то сям встречающиеся на дороге, а крупные неровности, проходила лишь с легким бульком где-то там, под днищем. Вячеслав очень любил этот автомобиль, он выручал его не раз, и честно говоря, ему нравилось водить такую хоть и старую, но все еще роскошную машину. Сидишь высоко, смотришь далеко, руль можно крутить одним пальцем, педали мягкие, а ручная коробка передач, своей четкостью переключения вызывает только детский восторг. И Витя, босс Вячеслава, выдавал «Виану» только для самых-самых дорогих гостей. Тех что попроще встречали либо на «Рено», либо вообще на местных «Богданах». И судя по всему, сопящие этнографы как раз и относились к категории самых дорогих гостей.

***

Через час толкания, «Мерседес» все же сумел добраться до гостиницы. Когда входная, отделанная золотом дверь, открылась и к ней подбежал местный носильщик из персонала, все мигом проснулись и сонные начали выгружаться из машины. Так шатаясь и держась за поясницы, вся группа протиснулась в откровенно богато обставленный и уютный холл, где и расположилась в мягких глубоких креслах. Когда садишься в такое кресло, возникает ощущение будто погружаешься в теплые воды Средиземного моря. Весь мир куда-то отдаляется, звуки притихают, а перед взором остается только узкая полоска света. В кресла уселись все, за исключением Джо. Смит, собрав паспорта со всех своих, вместе с Мясниковым приступил к процедуре регистрации и заселения. У Джо чувствовался явный опыт в таких делах, за плечами наверняка не одна поездка в этнографические экспедиции по разным странам.

Погода этим летом в Киеве, да и всей Украине, выдалась на редкость хорошей. Временами даже изнуряюще хорошей. Все время тепло, но иногда нет-нет, да и пройдут кратковременные дожди, немного охлаждающие пыл раскаленной земли. Но сейчас как раз властвовал жаркий период и киевские девушки, известные своей природной красотой и умением принарядиться, то и дело отвлекали Смита и явно мешали ему сосредоточиться. Дело в том, что регистратура расположилась около большого окна, заменяющего одну из стен. А там, за стеклом, бурлила обычная гражданская киевская жизнь. Люди спешили по своим делам, кто на встречу, кто в магазин. И, разумеется, девушки, все как на подбор — красавицы, красавицы и красавицы.

Отвернувшись от панорамного

Вы достигли конца предварительного просмотра. Зарегистрируйтесь, чтобы узнать больше!
Страница 1 из 1

Обзоры

Что люди думают о Этнографическая экспедиция

0
0 оценки / 0 Обзоры
Ваше мнение?
Рейтинг: 0 из 5 звезд

Отзывы читателей