Наслаждайтесь миллионами электронных книг, аудиокниг, журналов и других видов контента в бесплатной пробной версии

Только $11.99 в месяц после пробной версии. Можно отменить в любое время.

Время боится... зрящих
Время боится... зрящих
Время боится... зрящих
Электронная книга459 страниц4 часа

Время боится... зрящих

Рейтинг: 0 из 5 звезд

()

Об этой электронной книге

Знания толтеков и шаманов других народов древней Мексики, приоткрытое европейцам через книги Карлоса Кастанеды, открывает совершенно иную, магическую, реальность. И в этой реальности, столь непривычной для западного склада мышления, можно легко заблудиться без проводника. Для Кастанеды им стал его учитель – нагваль дон Хуан и члены его группы. Но что делать тем людям, кому не посчастливилось повстречать на своём пути учителя, а птица магии заинтересовала их своим полётом?

Геннадий Полтев – это один из тех, кто задался таким вопросом. И эта книга стала его ответом всем тем, кто, как и он сам, вынужден опираться в своих поисках лишь на книги, да на собственный практический опыт. Автор считает, что только делясь друг с другом знанием о достижениях и ошибках можно помочь другим продвинуться ещё чуть дальше. Данная книга – это его способ донести свой опыт до всех, кого интересует магия, сновидения, сталкинг, знания древних шаманов Мексики и многое другое.

На страницах этой книги, Полтев, как и в своё время Кастанеда, описывает свои взлёты и падения, трудности и прорывы. Он наглядно показывает, что путь Человека Знания – это не миф из книжек и не плод фантазии, а удивительная реальность, возможная и в наших повседневных условиях. Автор так же показывает, что техники разных культур и народов мира способны дополнять друг друга, благодаря чему можно заполнять имеющиеся пробелы в отрывочных знаниях, дошедших до наших дней. Ведь народы прошлого имели гораздо больше общего, чем принято считать в научных кругах, ибо знание было едино для всех.
ЯзыкРусский
ИздательXinXii
Дата выпуска8 нояб. 2014 г.
ISBN9785000646601
Время боится... зрящих
Читать отрывок

Связано с Время боится... зрящих

Похожие Книги

Отзывы о Время боится... зрящих

Рейтинг: 0 из 5 звезд
0 оценок

0 оценок0 отзывов

Ваше мнение?

Нажмите, чтобы оценить

    Предварительный просмотр книги

    Время боится... зрящих - Геннадий Полтев

    От издателя

    Несколько слов о книге

    Эта книга основана на знаниях толтеков и личном опыте автора, который подошёл к этой теме не с академической, а с практической стороны. Это пример реального опыта человека, который стремиться осознать те крохи древнего знания, что оставили после себя маги и шаманы прошлого. Причём, не только из культуры толтеков, но и из наследия Востока, а так же других народов.

    Геннадий Полтев наглядно показывает, что путь Человека Знания – это не миф из книжек Карлоса Кастанеды и не плод воспалённого воображения, а реальность, возможная и в наших повседневных условиях. Автор так же показывает, что техники разных культур и народов мира способны дополнять друг друга, благодаря чему можно заполнять имеющиеся пробелы в отрывочных знаниях, дошедших до наших дней. Ведь народы прошлого имели гораздо больше общего, чем принято считать в научных кругах, ибо знание было едино для всех, от индейцев до тибетцев и от египтян до славян.

    К сожалению, к знаниям толтеков до сих пор царит двойственное отношение. Одно из них базируется на предвзятом мнении, что это - плод болезненного воображения поколений магов, употреблявших галлюциногенные растения. Они якобы расстроили свою психику до состояния некритичного восприятия мира и создали учение-миф, ничего общего не имеющего с нашей повседневной реальностью. Эта точка зрения вышла из среды антропологов, и её разделяют большинство учёных, имеющих весьма поверхностное представление об учении и не пытающихся углубиться в него, хотя бы в малой степени.

    Полтев пошёл другим путём - он стал выполнять некоторые техники, описанные в книгах Кастанеды, и получил шокирующие результаты, требующие научных объяснений. Увы! На карте знаний было огромное белое пятно заполнить которое просто нечем.

    Все, кто серьёзно увлечён учением толтеков рано или поздно становятся перед необходимостью в собственной практике. Постижение таких специфических знаний - это извилистый и трудный путь, изобилующий ошибками, тупиками и смертельными опасностями. И здесь опыт других может помочь преодолеть многие из них и пройти чуть дальше, чтобы в будущем послужить примером тем, кто идёт вслед.

    Предлагаемая работа задумана именно для этой цели. В ней рассказывается о попытках автора постичь миры, лежащие за пределами обыденного восприятия, исследовать области, недоступные рациональной части нашего сознания.

    Следуя методам, разработанным древними шаманами Мексики, автор приобрёл собственный опыт, который здесь и отражён. Своей работой автор также хотел показать, что нельзя пугаться слова шаманизм, нельзя игнорировать древние знания, напротив, нужно стремиться понять их со всей научной строгостью. Это непременно приведёт к открытию таких аспектов мира, которые по большому счёту могут в корне изменить дальнейший ход развития человечества.

       «Трясу надежды ветвь, но где желанный плод?

       Как смертный нить судьбы в кромешной тьме найдёт?

       Тесна мне бытия печальная темница, -

       О, если б дверь найти, что к вечности ведёт.»

    Омар Хайям

    (перевод: Н. Стрижкова)

    От автора

    Сдревнейших времён на территории, занимаемой теперь современной Мексикой, проживали племена людей, ничем особенным не отличающиеся от других племён, обитавших на других территориях земли. Как и все они жили обычной неприхотливой жизнью каменного века: строили жилища, занимались охотой и собирательством, осваивали новые территории. 

    Проходили столетия и в однообразном плавном течении жизни, сменяющих друг друга поколений людей, наметились перемены — стали выделяться группы, посвященные в некую тайну, познавшие и хранившие её. В их среде будут происходить странные события, которые затронут соплеменников, и в недрах человеческих сообществ возникнет своеобразная культура, которая из хаоса первобытной жизни, спустя тысячи лет, сотворит цивилизации ольмеков, толтеков, майя. Из мрачных глубин тысячелетий, эти цивилизации пронесут, как эстафету, элементы единой культуры и исчезнут, оставив нам ступенчатые пирамиды и связанные с ними ритуалы, мифы о кровожадных божествах и бесчисленные тени принесённых в жертву людей. Но самое главное — таинственную идею, учение, для которой пирамиды и жертвоприношения были всего лишь внешней формой её скрытой, глубинной сути. 

    Что же такого грандиозного могло произойти, какими знаниями вдруг овладели люди, о которых современный учёный даже и не подозревает? Какие, исторические факты могут об этом рассказать? Может быть, это как-то связано с переходом от охоты и рыболовства полукочевых племён к земледелию, отмеченному примерно 5000 годами до нашей эры? Действительно, этот факт, значимый и примечательный, свидетельствует об оживлении, разнообразии и значительном ускорении всех исторических процессов и, несомненно, стал новым знанием с весьма заметным результатом. А быть может, косвенным подтверждением новых знаний является возникновение письменности или календаря, или скульптурных изображений, первых каменных построек. Нет, это всё не то. Все упомянутые исторические события проявились значительно позже тех незапамятных времён, о которых пойдёт речь. А речь идёт о времени, отстоящем от нас более чем на десять тысяч лет. 

    Молчат и не всё раскрывают нам материальные следы былой человеческой жизни. Что волновало людей? Как они представляли окружающий мир? К чему стремились, да и стремились ли они вообще к чему-нибудь? Может, просто жили своей жизнью, боролись за своё существование, а объективный, исторический процесс делал своё дело — порождал странные культуры и цивилизации. Изучение артефактов каменного века неизменно приводит учёных к представлению о примитивности жизни древних людей. На это указывают орудия труда, предметы быта, реконструированные культовые обряды. Логика учёного-историка, экстраполируя материальные следы человека на его духовную сферу, обязательно приходит к закономерному выводу о «недостаточно развитых мыслительных процессах» о варварском состоянии наших предков. Таким образом, если заглянуть в обозначенную глубину времени то, казалось бы, ничего такого не произошло, что ускользнуло бы от внимания науки. Нет ни прямых, ни косвенных данных о зарождении чего-то такого, о чём можно было бы говорить, как о важнейшем событии. Указанное время — это поздний палеолит для племён, населявших центральные, да и другие части материка с современным названием Америка, — и этим всё сказано. 

    И тем не менее, именно здесь, на землях центральной Америки, по каким-то неясным причинам, в ту отдалённую эпоху зародилось и просуществовало практически без изменений учение, глубина и масштаб которого приводят в полное замешательство. Именно здесь был открыт чрезвычайно эффективный и предельно возможный для человека способ познания окружающего мира посредством особой техники, называемой видением, и, как следствие, открытие энергетических фактов (аксиом). Здесь же сложилось и описание мира в аспекте взаимодействия всевозможных энергетических полей Вселенной. Знания, полученные таким необычным способом в глубокой древности, своей фундаментальностью превосходят все современные научные знания вместе взятые. И именно в них выражена истинная природа человека, его устремлённость туда, где, по словам одного из хранителей этого знания, «лишь от мысли прикоснуться к тайне бросает в дрожь». Научные представления по поводу разумных способностей наших предков оказались несправедливо заниженными, а созданный воображением современного учёного образ дикаря, умело орудующего дубинкой и имеющего всего лишь «устойчивые предпосылки» для развития в современного человека, — не соответствующим действительности.

    Видение, как особая техника постижения сущности вещей, изначально присуще каждому человеку, да и любому живому существу. Оно заложено самой природой, как акт первичного, неискаженного отображения действительности в доступном для каждого существа энергетическом спектре восприятия. Восприятие энергий Вселенной органами чувств, настроенных на определённые частотные характеристики, и сами чувственные данные, как целостные единицы,  накапливание жизненного опыта, затем интерпретации в контексте этого опыта (инстинкта) и, наконец, осмысление, которое появляется позже, на следующих ступенях восприятия – вот схема отображения Реальности. Но уже чувственные данные есть всего лишь ничтожный процент информации об энергетических потоках, взаимодействующих с живым существом, а уж сознательные интерпретации (в случае с человеком) и вовсе вносят такие дополнительные искажения в тот процент, что мир превращается в игру воображения. Если миновать стадию интерпретаций и намеренно не фиксироваться только на эволюционно отобранных импульсах энергий, улавливаемых нашими чувствами, — разумеется, в результате специального образа жизни, — то человек в состоянии раздвинуть свои границы восприятия и непосредственно проникнуть в суть всех доступных ему объектов и явлений. Он будет видеть не конкретный объект (дерево, камень), создаваемый нашей интерпретационной системой, а его сущность — энергетическую субстанцию со всеми её внутренними причинами существования и взаимосвязями. Конкретный же объект в таком случае представится человеку как сумма знаний прошлого, настоящего и будущего. Если достичь такого состояния восприятия, то это будет прорывом в другую область познания, несравненно более обширную, более глубокую и впечатляющую, чем та область, которую мы охватываем благодаря только разуму. Относительно же загадочных исторических событий в центральной Америке, ускользнувших от внимания науки, можно с уверенностью сказать, что в древние времена произошёл эволюционный скачок в мировоззрении людей, и с тех пор два потока знания об окружающем нас мире существуют, практически не пересекаясь и не влияя друг на друга. 

    Те люди, что открыли видение, тут же воспользовались им и проникли в такие тайны Вселенной, которые современный «здравый смысл» не в силах принять,  не подвергая угрозе собственное существование. Эти люди были практиками: они не теоретизировали, не строили абстрактных умозаключений, а непосредственным образом добывали факты, позднее выстроившиеся в одно из величайших учений всех времен и народов — учение толтеков. Они увидели, что «Нет Вселенной твёрдых объектов — есть Вселенная энергетических полей». Они открыли причину Вселенной — главную Силу, одаряющую всех живых существ осознанием и поглощающую его в момент их смерти. Они обнаружили тонкую, неосязаемую, вездесущую энергию, наделявшую живые существа волей. Именно она заставляла их проявлять активность и исследовать окружающий мир, поскольку Причина Всего Сущего таким образом познаёт саму себя. Эти люди не были пассивными свидетелями наблюдаемых ими феноменов, они, благодаря открывшейся возможности добираться до истины, извлекли практическую пользу от немыслимых знаний. Своё видение они подтверждали практикой и смогли оказывать такое воздействие на свою собственную человеческую природу, что достигали невероятных, фантастических результатов. «Нет ничего равного достижениям магов древних времен», — так справедливо говорил о них современный наследник их линии дон Хуан Матус. Многие из тех древних магов, кстати, живы и по сей день и, несомненно, переживут закат и гибель человеческой цивилизации — и это всего лишь одно из множества практических воплощений их знаний. 

    Традиция передачи знаний о Вселенной и человеке, о возможностях человека, его предназначении и путях эволюции не прерывались с тех незапамятных времен, вплоть до нашего времени. От учителя к ученику, обогащаясь и развиваясь, удивительное учение дошло наконец и до нас, в описании К. Кастанеды — последнего из учеников одной из линий передачи знаний. И сила этого учения такова, что способна исправить наше искаженное мировоззрение, нам только необходимо сделать хотя бы одну непредвзятую попытку понять его содержание. 

    Автор данной книги, восхищённый достижениями древних видящих, сделал такую попытку и на протяжении многих лет сначала из любопытства, а затем осознанно и целенаправленно пытался действовать и жить в соответствии с путём Воина. Воина, который стремится к знанию не на основе интеллектуальных построений и научных изысканий или философского утонченно-абстрактного знания, не выходящего за категориальные пределы, а к знанию, которое при определенных специфических обстоятельствах даётся сразу во всей своей полноте, жизненности и окончательности. Именно тот, незадействованный на протяжении всей жизни, аспект человеческой сущности, непосредственно связанный с загадочной Силой Вселенной, автор и стремился проявить в себе в доступной ему полноте всё это время. Книга, которая предлагается вашему вниманию, является итогом собственных поисков, попыткой расширить своё восприятие и повторить хоть что-то из арсенала практик видящих. Не в угоду тщеславию или иному чувству, а потому, что так распорядилась вечная, могучая и сознательная Сила,  являющаяся причиной всего сущего в этой Вселенной и которую впервые осознали видящие глубокой древности. 

    Намерение книги. Предупреждения

    Приступив к практике осознания, описанной достаточно подробно в книгах Кастанеды, я постоянно стремился сопоставлять свой собственный опыт  с поучениями дона Хуана и опытом Кастанеды. Ясно, что невозможно расписать всё на все случаи жизни, да и сами книги, наверное, предназначались для широкого ознакомления людей с необычным учением, а не как пособие для практических занятий. Но опыт переживания иной реальности описан в них так подробно, так добросовестно и эмоционально, что я увлекся идеей стать Воином, избравшим путь Знания. И, разумеется, стал рассматривать книги Кастанеды как руководство к действию, совершенно не сомневаясь в реальности описанных событий и лиц, составляющих магическую партию дона Хуана. Бесценный опыт Кастанеды и поучения дона Хуана служили своеобразным ориентиром, подсказывающим мне, в каком направлении двигаться дальше, какие опасности следует избегать и как научиться тому или иному действию. 

    Мой собственный опыт, который сразу же стал принимать конкретные формы, требовал объяснений, поскольку дальнейшие шаги без осмысленных действий были просто опасны. Это заставляло неоднократно перечитывать книги Кастанеды, размышлять над их содержанием. Сначала все шло довольно гладко, но по мере углубления в свои занятия я столкнулся с такими феноменами, о которых либо ничего не было сказано в книгах, либо упоминалось вскользь. Возникло множество вопросов, на которые не находилось ответов. Это тормозило движение вперед. Так, вскоре при очередной попытке переместить сознание в энергетическое тело, меня стали сотрясать сильнейшие вибрации. Это было похоже на электрический удар высокого напряжения, растянувшийся во времени. Тело вибрировало на всю глубину каждой своей клеткой и с такой интенсивностью, что, казалось, оно распадается на составные элементы. Я досрочно прекращал  свои занятия, опасаясь разрушения тела. 

    Ещё одно необычное состояние, которое возникало при определённых условиях, но происходило реже. Мне катастрофически и совершенно внезапно не хватало воздуха, я буквально начинал задыхаться. Только что минуту назад я лежал, отключив диалог, в спокойной обстановке, как вдруг учащенно начинало биться сердце, и вслед за этим наступало удушье, сопровождаемое давлением извне и жаром, словно я внезапно оказался в печи. Вообще, странных состояний, в которые я часто погружался, было множество, они оказывали разное воздействие на меня, и обычно я стремился опознать их, внимательно перечитывая всё, что касалось интересующей меня темы. При явном сходстве опыта и если дух мой был подготовлен, я смело повторял свои эксперименты, ничего не боясь. А при отсутствии хоть какой-то проясняющей информации становился чересчур осмотрительным, не решаясь на поступки, достойные Воина. 

    Наступил такой момент, когда я, понимая, что все возникающие препятствия — это мой вызов и только мой, а значит, мне самому преодолевать их, стал искать способ справляться с ними. Особенно это касалось необоснованных страхов. К тому времени, когда передо мною возникла эта проблема, я в своих сновидениях редко испытывал страх физического уровня, но зато преобладающим стали рациональные опасения, а они-то как раз и происходили от недостатка информации. В ту пору это было оправдано, и моя чрезмерная осторожность была единственной защитной реакцией на разнообразные проявления неизвестного, но рациональные опасения постепенно превратились в трудноодолимое препятствие на моём пути. Я выскакивал из глубин сновидений при малейшем намеке на опасность, которой, быть может, в тот момент и не существовало. Тогда и появилась впервые мысль описать собственный скромный опыт исследования иной реальности в надежде, что эта мысль посетит и других, и мы сможем объединить свои усилия. 

    Однако еще одно важное соображение явилось неоспоримым аргументом в моей затее с книгой. Как известно, видящие из партии дона Хуана, а затем и его новые ученики обладали знаниями большого количества позиций сновидений. Шаманы за тысячи лет исследовали эти позиции, закрепили их специальной техникой и научились совершать невероятные вещи. В контексте приобретения опыта на пути к свободе они являлись непременными  элементами этого пути и уникальными приёмами изменения восприятия. Партия дона Хуана, а за нею и Карлос Кастанеда со своими соратниками, ушли, так и не раскрыв многих аспектов учения. Что остается делать тем тысячам последователей, которые когда-нибудь в своей практике почувствуют острую потребность в знании хотя бы некоторых позиций сновидений? В нашем положении, когда до всего приходится доходить самостоятельно, книга предоставляет возможность обогатить учение взаимным коллективным опытом находок и открытий. Таким образом, всегда с благодарностью относясь к авторам книг, описывающих свой опыт, я посчитал справедливым, в свою очередь, поделиться и собственным опытом — вернуть свой долг.  

    Основные положения, которым я неуклонно следовал  при написании этой книги, были честность и точность в отображении собственного опыта. Но тут я столкнулся с проблемой. Мне не составляло большого труда описать правдиво и без прикрас внешние формы, то есть картины и объекты сновидений, — но передать словами состояния, в которые неоднократно приходилось погружаться, к тому же не имея литературного навыка, оказалось весьма проблематичным. Дело было в самих состояниях. Многие из них не имели аналогов с жизненным опытом и не поддавались описанию средствами языка, сориентированными в основном на него. Я посчитал эти состояния важными и решил непременно рассказать о них, сделать узнаваемыми, чтобы читатель получил хоть какие-то представления о том, с чем он может столкнуться в его собственных попытках изменения восприятия. 

    Особо я хотел бы остановиться на приведенных в книге рисунках картин сновидений и сделать относительно них пояснения и предупреждения. Дело в том, что некоторые мои сновидения на самом деле таковыми не являются. Как это не фантастически звучит для меня самого, но мне удалось увидеть, так же как это удавалось шаманам, физически полноценные параллельные миры и существ, обитавших в них. Сделать рисунки не составило труда: миры, в которые я погружался, казались мне довольно однообразными структурами, поскольку в те моменты я видел их как энергетические образования — в первозданном облике, минуя искажения, вызванные интерпретациями, свойственными нам при обычном восприятии мира. Относительно увиденного я довольно долго пребывал в сомнениях, опасаясь сделать неправильные выводы. Я всматривался в свой опыт критически, действуя по принципу — лучше недооценить, чем переоценить. Но со временем моя убежденность, что я созерцал иные миры, находясь там в физическом теле, становилась все более очевидной и даже пугающей. Строить свою дальнейшую практику без учета таких фактов становилось опасно (хотя на физическом уровне это не ощущалось), и необходимо было усилить свою бдительность и проявлять осторожность на каждом шагу. 

    Когда же я взялся за описание своего опыта и наконец подошел к этим сновидениям, меня стали одолевать сомнения: правильно ли я поступаю, иллюстрируя своё видение других миров. Ведь если внимательно рассмотреть эти рисунки и запомнить их, то, при наличии достаточного потенциала энергии и намерения, нетрудно попасть туда, просто визуализируя образ. По существу такая картинка есть не что иное, как адрес конкретного энергетического места — новой позиции точки сборки. Оказаться в физическом теле на другом энергетическом уровне, в параллельном мире, значит — подвергать себя многим опасностям. И самой главной – по неосторожности затеряться там, быть может, без малейшего шанса на возвращение. Если прав дон Хуан, (а он, несомненно, прав), неорганические существа, снующие повсюду, вполне могут посодействовать в восприятии иного мира, уловив наше тайное желание, — как это обычно со мною и происходило. Поэтому даже такое простое действие, как разглядывание некоторых рисунков этой книги, для практикующего искусство сновидения потенциально опасное занятие. 

    Я сомневался долго, но пересилила мысль, что другого пути у человека, кроме пути, ведущего к истинному знанию, знанию о своём месте во Вселенной, о своих необычайных возможностях, о свободе эволюционного выбора, не существует. Долгие размышления склонили чашу весов, и я решился воспроизвести в рисунках странные энергетические формы некоторых чуждых нам миров.

    Итак, мой опыт перед вами. Опыт, полученный в результате упорных усилий и постоянных попыток проникнуть в самую суть учения. Опыт без присутствия каких-либо учителей, наставников, доморощенных нагвалей… Лишь книги Кастанеды и его соратников, их лекции и интервью. Теперь с высоты этого опыта я понимаю, что только страстное желание измениться и ежедневные настойчивые усилия, как молитва, обращённая к Богу, способна вызвать эти изменения. Единственное что необходимо – это знать Путь и сознательно принять его. И если на этом пути мой скромный опыт, изложенный в этой книге, внесёт хотя бы малую лепту в понимание грандиозного учения, каким явилось нам учение древних шаманов центральной Америки, то я поставленную перед собой задачу вернуть свой долг буду считать выполненной.

    Нисхождение Духа

    Молодые студенческие годы: романтический настрой, реальность в радужном свете, влюблённости и разочарования, новые друзья, споры, учёба, мечты — всё, как и у любого молодого человека. Только вот странная мысль, невесть откуда взявшаяся, стала источником моего беспокойства. Она преследовала меня повсюду: шёл ли я по своим делам, читал ли книгу, ложился ли спать, она возникала вновь и вновь, приводя в смятение мою душу. Это был вопрос, и он был необычен для тех лет. Совершенно случайно я спросил себя: «В чём смысл всего живого?». А от этого вопроса быстро перешёл к другому: «А в чём смысл моей собственной жизни, для чего живу я на белом свете?». Тщетно, я словно упёрся в невидимую преграду, мысль моя стремилась воспарить вверх, чтобы преодолеть её и с высоты устремиться в нужном направлении, да крылья у неё оказались слабоватыми — моего кругозора и моих ментальных способностей было недостаточно, чтобы приблизиться к ответу хотя бы на шаг. 

    С тех пор минуло более десяти лет, в течение которых беспокойные настроения то овладевали мной, то снова уходили в тень забвения, теснимые бесконечными бытовыми проблемами. За это время я стал семейным человеком и переехал в другой город.

    …Однажды всё повторилось — я опять задал себе тот злосчастный вопрос и носился с ним в голове несколько дней. В этот раз рыбак поймал большую рыбу, потому что она сама далась ему в руки. Из тёмных глубин моего подсознания всплыл предельно ясный и безукоризненный ответ. Не было никаких логических умозаключений, просто ответ в полном объёме вдруг изнутри осветил меня и все мои будущие поступки. С этой минуты я знал смысл моего существования – я должен был совершенствоваться, я должен ускорять ход собственной эволюции, улучшать свою природу. Только вот незадача — включились ментальные процессы, и мои рассуждения свели на нет моё открытие. Что понимать под совершенствованием собственной природы? Что я должен делать, наметив такую глобальную цель? Мышцы качать? Развивать свой интеллект? Меняться в нравственном отношении? Я понял, что попал в замкнутый круг, мне стало тяжело от осознания бессилия, от непомерной тяжести этой проблемы, и я погрузился в мрачное настроение. Но этот день был воистину богат на прозрения. Точно так же неожиданно из тех же глубин выплыло Знание, и оно принесло мне облегчение, а душа словно озарилась светом. Теперь я с абсолютной уверенностью знал, что найду ответы на эти и все остальные изводившие меня вопросы, и это случится в обозримом будущем… 

    В 1991 году я  начал получать журнал «Цигун и спорт». Слово цигун заинтриговало, поскольку я знал: речь идет о некой таинственной энергии Ци, используемой в восточных боевых единоборствах. Мне давно хотелось понять, каким таким непостижимым образом можно разбивать кирпичи, черепицу и другие твердые предметы, не повреждая мягких тканей тела, участвующих в ударе. Какие физические законы лежат в основе этих удивительных фактов, никак не согласующихся с нашим жизненным опытом, подсказывающим, что мягкое не может быть прочнее твердого. Я и сам самостоятельно, на дилетантском уровне в свое время изучал некоторые приёмы, но каким-то там потокам энергии не придавал особого значения. Физическая сила  и хорошая реакция — вот необходимые качества в любом воинском искусстве — полагал я. Теперь же представилась возможность вникнуть в этот вопрос глубже, и я выписал журнал. В течение года, по мере поступления брошюр этого журнала, я разбирался с хлынувшей на меня информацией, осваивая новую терминологию. Параллельно пробудился интерес и к другой литературе, проясняющей неожиданно возникшие вопросы, относящиеся больше к духовной сфере. Так постепенно вместе с журналами начала собираться библиотека религиозной и эзотерической литературы. 

    Четвертый номер оказал на меня странное воздействие. Оказывается, в результате специальных упражнений и необычного образа жизни, человек может  раскрыть в себе воистину невероятные способности. Левитация, хождение по раскаленным углям, предсказание будущего. Как такое возможно? Почему официальная наука не имеет никаких объяснений этим и другим подобным феноменам и, более того, упорно игнорирует их, делая вид, что ничего такого не существует в природе? 

    Вместе с этими вопросами появились и сомнения, опасно сотрясающие здание моего мировоззрения – «не лежат ли в основе всех этих странных проявлений новые непознанные нашим разумом Законы Вселенной?». Да, знание этих законов может кардинально изменить наши представления об основах Мироздания, о месте человека в мире, о его реальных возможностях. Между тем, ученые повернулись спиной к этим Законам. Они расщепляют атомы, строят ракеты для полетов в космос, изучают живые существа, разрезая их на части, считая такие методы познания единственно возможными.  Они следуют узкой тропой ограничений и запретов. Во Вселенной нет скорости, превышающей скорость света, — утверждают одни. Жизнь существует только на Земле – вторят им другие. Вселенная имела начало и зародилась в результате Большого взрыва, и если масса её окажется больше допустимой, она обратится в точку и закончит своё собственное бытие – заявляют третьи. 

    С момента появления журнала «Цигун и спорт»  количество книг, газетных статей, собственных конспектов, литературы религиозного, философского и эзотерического толка выросло до такой степени, что необходимо было разобраться с этой колоссальной неожиданно навалившейся на меня информацией. Среди всего этого многообразия, сначала появились старые журналы «Наука и религия», в которых впервые мне встретилось имя Карлоса Кастанеды, а затем и первые три книги этого автора. 

    Я начал с Библии и Корана, как наиболее авторитетных источников. Они раскрывали некоторые аспекты нравственных сторон жизни человека, но объяснений в отношении окружающего его мира, которые бы удовлетворили меня, я не нашёл. Все мои вопросы, преследовавшие меня с детства, по-прежнему висели в воздухе, не имея никаких шансов обрести прочное основание. Однако в литературе буддистского толка неожиданно обнаружилось довольно гармоничное сочетание вопросов бытия как в нравственном, так и в более широком смысле. Приятно удивила терпимость к другим религиям, а это, несомненно, признак сильного, здорового учения, и я сосредоточил на нём своё внимание. Но и здесь возникли сомнения, и особенно это касалось реинкарнации и кармы. Эти и сопутствующие им понятия наводили на понимание мира как на идиллическое проявление воли Верховной Сущности, вечно воспитывающего дух человека ради его совершенства. Размышления на эту тему неизменно приводили меня к одному и тому же ответу – мир не так прост, как он представлен учением Будды. 

    Постепенно в материалистически-атеистическую  картину мира, внушенную мне за годы учебы и в результате чтения огромного количества научно-популярной литературы, (а нужно сказать, что авторитет науки для меня был непререкаем), я самостоятельно добавил несколько новых штрихов. Я предположил существование могущественной Силы, влияющую на нашу жизнь, наделил мысль энергетическим потенциалом и был близок к тому, чтобы признать наличие души. Несмотря на такое ретуширование, всё же картина мира в целом оставалась материальной и незыблемой. Электроны по-прежнему вращались по своим орбитам, атомы и молекулы составляли все возможные тела, во Вселенной царили открытые человеком законы гравитации и энергетических полей, а власть времени распространялась на все, без исключения, проявления Природы. Мои же собственные, дополняющие научную картину мира представления, были неустойчивыми и ничем, кроме смутных догадок, не подкреплённые.  

    Тем не менее процесс осмысления уже начался, и ко времени знакомства с книгами Кастанеды я впитал основные идеи различных религиозно-философских учений и смешал их некоторые центральные положения в одну эклектичную смесь, отвечающую моему видению мира. По ходу этого процесса одни вопросы уходили, другие возникали, и моё движение к знанию приобрело характер цепной реакции. Я вдруг понял: впереди необозримое пространство сплошных загадок, а я ничего ещё не знаю и нахожусь в самом начале пути, ведущему

    Нравится краткая версия?
    Страница 1 из 1