Наслаждайтесь этим изданием прямо сейчас, а также миллионами других - с бесплатной пробной версией

Только $9.99 в месяц после пробной версии. Можно отменить в любое время.

Постичь Украину (Postich' Ukrainu): Репортаж изнутри страны для тех, кто смотрит на нее снаружи (reportazh iznutri strany dlja teh, kto smotrit na nee snaruzhi)

Постичь Украину (Postich' Ukrainu): Репортаж изнутри страны для тех, кто смотрит на нее снаружи (reportazh iznutri strany dlja teh, kto smotrit na nee snaruzhi)

Читать отрывок

Постичь Украину (Postich' Ukrainu): Репортаж изнутри страны для тех, кто смотрит на нее снаружи (reportazh iznutri strany dlja teh, kto smotrit na nee snaruzhi)

Длина:
774 страницы
17 часов
Издатель:
Издано:
Sep 19, 2015
ISBN:
9781784379681
Формат:
Книга

Описание

Эта книга адресована людям, которые в Украине не были, а все, что в ней сказано, безусловно, является личным мнением автора. Кто-то из моих соотечественников мои взгляды не разделяет. Но я  знаю, что многие согласятся с высказанными здесь оценками событий и процессов. Я не хотел издавать книгу на украинском языке. Она не для своих, свои и так все это знают, видят, чувствуют и живут в гуще описываемых событий.

Издатель:
Издано:
Sep 19, 2015
ISBN:
9781784379681
Формат:
Книга


Связано с Постичь Украину (Postich' Ukrainu)

Предварительный просмотр книги

Постичь Украину (Postich' Ukrainu) - Александр (Aleksandr) Шишко ( Shishko)

случайностью.

1

Почему нам приходится доказывать, что мы существуем?

Как это ни странно, но приходится начинать рассказ об украинцах с объяснения, что мы являемся давно сформировавшейся нацией, а не частью, «ответвлением» какой-либо другой нации.

Украинский народ имеет древнюю историю, самобытную культуру, оригинальный язык и, как соглашаются многие, специфический национальный характер. Но в течение многих веков территория современной Украины, в целом или по частям, входила в состав нескольких империй, и каждый из властителей стремился интегрировать местное население в свою систему ценностей, ликвидировать национальную самоидентификацию украинцев. Их усилия привели к тому, что многомиллионный, проживающий на обширной территории народ стал как бы «невидимым» для взглядов жителей других стран. Остается только удивляться, как нам удалось сохранить самобытность и историческую память.

До недавнего времени многие жители Европейских стран и Северной Америки называли всех, проживающих восточнее границы Европейского Сообщества, русскими. Обычному человеку, не политику, не историку, было не слишком знакомо имя «украинцы». Я даже привык к тому, что очень многие мои иностранные знакомые не осознавали, что украинцы - это самостоятельный народ, не знали о существовании украинского языка. Сегодня, когда Украина вынуждена отражать агрессию со стороны России (а ведь это военный конфликт в центре Европы), кто-то на Западе, возможно, стал искать на карте контуры «внезапно возникшей страны», о которой он раньше никогда не слышал. Не удивительно: в течение тех последних трех столетий, когда территория Украины входила в состав Российской империи, и семидесяти лет в составе Советского Союза (опять же с центром в Москве) работала колоссальная идеологическая, пропагандистская, финансовая, карательная машина, целью которой было выдавить из украинцев осознание национальной самобытности, забыть язык, оставить мысли о собственной государственности.

Я вспоминаю одного своего знакомого из Москвы. Лет тридцать назад он совершенно искренне убеждал меня в том, что украинский язык отмирает, исчезает, и вскоре все будут говорить только на русском языке. И национальностей не будет, а будет единый народ.

Это кстати, была официальная доктрина в СССР – формирование новой исторической общности «единый советский народ», составляющие части которого общались бы на общем языке, в качестве которого был выбран, понятное дело, русский. Я был воспитан в советской идеологической среде, и мне очень нравилась эта доктрина. Она делала государство, в котором я тогда жил, бескрайним, простиравшимся от Бреста на Западе до Хабаровска на Востоке, от Балтийского моря до Черного, от Шпицбергена до Тянь-Шанских гор. Приятно было представлять, что ты как бы являешься частью такой мощи.

Однако жившие в глубине моей души «украинские зерна» заставили меня, совершенно «правоверного» комсомольца, начать возражать моему московскому другу: «Как это, украинский язык исчезает? Мы учим детей в школах на украинском, у нас есть обширные регионы, где люди не только говорят  исключительно на украинском - они думают на нем, у нас есть украинская литература, как классическая, так и современная. Я сам, будучи двуязычным, с удовольствием читаю книги на украинском языке, испытываю наслаждение от сочности, точности и мелодичности этого языка».

Нужно учитывать, что официальная советская идеология подавала идею стирания самосознания украинцев под соусом общего прошлого двух народов: русского и украинского. Внушалась идея о том, что русские и украинцы происходят из общего корня, что это народы-братья, которые были разлучены в силу капризов истории, но затем снова воссоединились. При этом, конечно, русские – это старший народ, а украинцы – младший.

Боюсь, мой российский друг сегодня не слишком хорошо отзывается об Украине. Всегда обидно, когда практика оказалась прямо противоположной твоим прогнозам.

В последние 20 лет для украинцев стал доступен вариант истории, не препарированный официальными имперскими историками, а основанный на сохранившихся свидетельствах и документах, ранее запрещенных для свободного изучения. Выяснилось вдруг, что украинский и русский народы – это не одно и то же, и совсем даже не братья, есть основания думать, что даже и не особо близкие родственники, а так, просто соседи, переживавшие в ходе истории весьма разные по характеру взаимоотношения. [1]

В 1991 году выяснилось, что единого народа коммунистам воспитать не удалось. При распаде СССР экономические противоречия и политические амбиции региональных лидеров вызвали целую череду конфликтов и войн между странами, жители которых совсем недавно называли друг друга «братскими народами». Бурно забурлили «дрожжи» национализма, вспомнились взаимные обиды столетней давности. От Прибалтики до Средней Азии народы, которые считались членами «единой семьи», поспешно освобождались от объятий «старшего брата» - от русских. Иногда это сопровождалось кровопролитием. Не стоит сбрасывать со счетов и «помощь» иноземных держав в этом процессе, заинтересованных в усилении своего влияния на территориях бывших советских республик.

Любопытно, что формальная ликвидация Советского Союза произошло по взаимному решению лидеров России, Украины и Белоруссии. Что руководило ими в тот момент – осознание исторической неизбежности процесса дезинтеграции коммунистической империи или же личные амбиции, стремление стать монархом пусть в меньшем, но зато своем, отдельном государстве – этот вопрос мы оставим на суд истории. Дело было сделано, начался процесс политического размежевания. Но самое главное, начался процесс раздела единого экономического комплекса огромной страны.

Для жизни простых людей это имело весьма разрушительные последствия. Ведь хозяйство Советского Союза было организовано по принципу распределения функций между регионами. Нередко несколько гигантских заводов обеспечивали продукцией население и предприятия от Ужгорода до Владивостока. Когда эта территория оказалась разрезанной государственными границами, производственные кооперационные связи нарушились. Упало производство, уменьшился объем валового национального продукта каждой отдельной страны. Украина не преодолела последствия этого кризиса до сих пор. Тем не менее, мы не жалеем об обретенной свободе и очень ею дорожим.

Я хорошо понимаю русских, или правильнее сказать – россиян, граждан Российской федерации. Одно дело нам, украинцам, чувствовать себя обретшими независимость от империи, другое дело – центральной имперской нации понимать, что сферы влияния утрачены, а бывшие вассалы хотят разговаривать на равных. Это «обидно» для тех, кто всегда считал себя старшим и главным, а других – младшими, нуждающимися в «мудром руководстве».

И я знаю, что эти чувства возникают не только в силу воздействия российской официальной пропагандистской машины, которая раздувает их, создавая образ «неблагодарных» украинцев, попавших под влияние чуждых «проевропейских» или «проамериканских» идей. Эта реакция российских граждан так же естественна, как реакция жителей любой метрополии на провозглашение независимости колониями. Да зачем я буду рассказывать об этом европейцам? Разве в исторической памяти европейских наций нет воспоминаний о подобных чувствах?

Но вот нам, украинцам, приходится начинать рассказ о себе с самоидентификации, с объяснения, почему не следует смешивать нас с другими нациями.

А что делать? Позволю себе утверждать, что в значительной степени украинцы сами виноваты в том, что их национальная  идентичность оказалась размыта. У украинцев было несколько исторических шансов утвердить и закрепить свою государственность. Есть такой шанс и сейчас.

В прошлом неудачи национального проекта коренились не только в агрессивности соседей, но и в нехватке ярких и последовательных национальных лидеров, и в неспособности народа оставить в стороне местнические, региональные, узкие интересы, забыть реальные и надуманные обиды на своих же соплеменников, и проникнуться единой идеей национальной самостоятельности и территориальной целостности.

Посмотрим, как получиться в этот раз.

2

Кто такие украинцы?

Я не ставлю целью начать научную дискуссию о происхождении украинского народа, истоках украинской государственности или процесса формирования украинского народного и литературного языка. Изложу лишь свое понимание этих явлений, основанное на изучении многих официальных и не совсем официальных источников. Может быть, кто-то захочет интерпретировать изложенные факты по-своему, – он имеет на это право.

Некоторые политические лидеры современности обожают ссылаться на историю в подтверждение своих тезисов. Однако исторические факты в их устах приобретают весьма вольное толкование и, как правило, эти ссылки имеют прагматическую, утилитарную цель – достижение выгод сегодняшнего дня.

Я бы вообще не стал заниматься историческими экскурсами, если бы не попытки властителей соседних государств доказать ссылками на историю свои современные политические амбиции, заявляя что-нибудь вроде: «эта территория принадлежит нам по праву» или «данные области исторически входили в состав нашего государства». Их желания понять нетрудно: уж больно страна хороша, плодородная, с большой толщиной чернозема почва, удачное географическое расположение, полноводные реки пересекают ее с севера на юг, умеренный благоприятный климат, ни тебе торнадо, ни землетрясений, горы – невысокие, полезные ископаемые – присутствуют. Стратегическое положение – центр Европы.

А с точки зрения современности наличие инфраструктуры, промышленности, квалифицированной рабочей силы, высокого образовательного уровня населения делают весьма соблазнительным вовлечение Украины в различного рода союзы и объединения. Желательно - вплоть до полной утраты ею суверенитета.

Пока мы опять не потеряли сами себя в хитросплетении политических интриг и имперских амбиций соседей, давайте разберемся, кто же такие – украинцы.

Совершенно точно, что мы европейцы. Во всяком случае, из пяти точек в четырех странах, которые претендуют на название «географический центр Европы», две находятся на территории Украины. История наша переплелась с историей других европейских стран, эта земля и этот народ становились частью то одной, то другой империи, на короткое (в историческом смысле) время обретал независимость и государственность, затем снова попадал в объятия более мощных соседей.

Издавна украинцы заселяют центрально-восточную часть европейской территории, примыкающую сразу к двум морям – Черному и Азовскому. Ядро этнической территории украинского народа всегда располагалось непосредственно на самой территории Украины. Знаете, есть такое слово – «автохтонный»… . В-общем, местные мы, туземцы.

Не станем уподобляться отдельным украинским историкам-энтузиастам, которые насчитали на территории Украины 80 государственных образований за… 12 тысяч лет. Выглядит несколько фантазийно.

Но все же, следы каких цивилизаций находим мы на этой земле?

Кое-какие памятки остались от киммерийцев (помните Конана-варвара? Он был киммерийцем), вроде бы живших на этой территории 2500 лет назад. Затем были скифы, готы, гунны, сарматы…

И вот, наконец, на этих землях появились венеды, анты и склавины – так называли византийские авторы представителей племен, впоследствии получивших имя «славяне». Это, предположительно, V век нашей эры, то есть 1600 лет назад. Местом формирования славянского этноса считаются северо-западные области современной Украины. Сами славяне, конечно же, делились на племена и называли каждое племя по-своему. Например, одно из племен называлось «поляне» - надо полагать, от слова «поле».

Племени полян приписывают основание поселения на месте столицы Украины – города Киева. Мнения экспертов о времени его образования расходятся, полагают, что город был основан  в V - VII веках нашей эры. Место было очень хорошее, стратегическое, на господствующих над окружающей местностью высотах, над течением большой многоводной реки – Днепра.

Легенды, записанные много столетий позже, говорят, что основателями города были полянские вожди - братья Кий, Щек и Хорив, по имени старшего из которых город получил название. Эта история рассказывается всем туристам, а в самом городе до сих пор есть большие холмы и улицы, названные именами среднего и младшего из братьев-основателей, а также речка, названная именем их сестры «Лыбидь», когда-то полноводная, а нынче обмелевшая и спрятанная в подземный коллектор.

Но сведения из письменных источников указывают на то, что правителями Киева являлись командиры варяжских отрядов. Я уверен, многие из вас читали или слышали, что варяги были разбойниками из Скандинавии, захватившими власть над славянскими племенами и заложившими основы государственности на их территории.[2]

Но «скандинавская» гипотеза не слишком убедительна.

Варяжских предводителей славяне на правление именно приглашали, поэтому, скорее всего, они были близки по языку, культуре и внешности к славянам. Очень сомнительно, чтобы Рюрик, приглашенный северными славянами и угро-финами править ими и защищать их земли от набегов соседей, был из скандинавов, имевших совершенно иной язык, культуру и пантеон.

Скорее всего, варяги – выходцы из славянских племен ободритов, живших на берегах Балтийского моря (которое тогда называлось Варяжским морем), умелые воины и хорошие мореходы. Они жили более войной, чем мирным трудом, а потому и воевали искусней, и оружие у них было лучше. Чужих грабили, своих охраняли. Земледельцы-поляне, основавшие поселение на месте Киева, нуждались в такой охране.

Среди киевских правителей вспоминают варяга Аскольда, дружинника Рюрика. Безусловно, варягом был и князь Олег – родственник Рюрика, убивший Аскольда, и сын Рюрика Игорь, правивший Киевом после Олега.

Ну, а что же их потомки? Среди них мы иногда находим выдающихся руководителей, а иногда -  не слишком удачливых и способных. Под их правлением город то развивался и укреплялся, то разрушался и слабел, то становился столицей, то превращался в провинцию. Они совершали военные походы в соседние государства, устанавливали с ними дипломатические отношения, женились на дочерях византийских императоров, скандинавских конунгов и ханов кочевых племен. Одним словом, ДНК местной аристократии формировался из очень разнообразного материала.

Скажем, князь Ярослав, который правил в Киеве с 1016 по 1054 год, сам был женат на дочери шведского короля, его дочь Анна вышла замуж за французского короля Генриха І, его другая дочь – за венгерского короля Андрея І, его сестра Мария за польского короля Казимира І, сын женился на византийской прицессе. Киевские правители охотно роднились с сильными соседними правящими династиями, а те, в свою очередь, с удовольствием устанавливали связи с мощным государством на берегах Днепра.

Добавим сюда интеграцию в словянскую народность кочевых племен торков, или черных клобуков[3].

Назывались эти земли Русь, иноземные летописцы называли население русинами, рутенами или роксоланами. Сами люди вряд ли чувствовали себя этнически сформировавшейся группой и идентифицировались по принадлежности к какому-либо племени, местности или княжеству. На севере были литовские племена, на западе – лехи (будущая Польша), на востоке – угро-финны (будущая Московия), на юге – Дикая степь и кочевые племена.

Из-за того, что Киев считался центральным городом Руси, а его правитель – князь назывался «Великим князем», за город шла ожесточенная борьба между самими рюриковичами. В результате город был несколько раз сожжен, жители его перебиты, а соперничающие между собой внуки и правнуки великих киевских князей уходили на северо-запад, подчиняли чужие племена, основывали новые поселения, строили укрепления, и, насколько хватало мощи у приведенной князем дружины, кроили территорию границами новых княжеств. Так возникло, в частности, княжество Московское, практически с самого начала находившееся с Киевским княжеством в отношениях конфронтации. Хотя население Московского княжества этнически отношения к словянам не имело, большинство его принадлежало к угро-финским племенам, но захватившие в нем власть князья пришли из Киева, проиграв борьбу за великокняжеский престол. Так что его конфликты с Русью, конечно же, не имели межэтнического характера. Все князья воевали между собой за власть,  территорию, с которой можно собирать налоги. Называлось это «феодальной раздробленностью», и вы читали про нее в учебнике истории.

В конце концов, князья и население этих территорий, занятые междуусобными сварами, не смогли противопостоять нашествию восточных кочевых орд во главе с внуком Чингисхана – Бату-ханом. В 1240 году их вторжение застало Киев без князя и без войска. К тому времени бывшая столица Великого княжества уже находилась под властью Данилы Галицкого, державшего свой двор в километрах шестистах к западу от Киева. Защищали Киев от монголов городские жители, потерпели поражение, и Киев в очередной раз был разрушен.

В летописи, сохранившейся в Густынском монастыре (Черниговская область, 160 км. от Киева) летописец сетует на воинственность «руского» народа, которая привела к междоусобицам, и на то, что неприятности на «Рускую землю» приходили из Польши, Литвы и Москвы: «С момента своего возникновения наш народ Руский всегда должен был воевать, и изначально применял оружие, а затем, во времена княжества, этот воинственный народ не перестал вести битвы, если не с окружающими его народами – греками, половцами, печенегами, то друг с другом.

И это продолжалось до тех пор, пока Татарский царь Батый (так называли Бату-хана на Руси) нашу рускую землю не опустошил, и от Ляхов, Литвы и Москвы, и междуусобицами большой урон нанесен был».

3

О происхождении названия «Украина»

Как мы видим, в давние времена значительная часть территории, которая охватывается границами современного украинского государства, носила название «Русь», «Руская земля». Причем на старинных картах мы можем найти названия «Белая Русь», «Черная Русь», «Красная Русь». Откуда же появилось слово «Украина»?

Сходство названия «Украина» с русским словом «окраина», т.е. отдаленное от центра место, дало повод некоторым шовинистически настроенным российским публицистам изобрести версию о том, что название «Украина» означает приграничье по отношению к центральной, московской земле.

Это, конечно, чистая выдумка. Когда слово «Украина» начало употребляться, не было даже зачатков пусть маленького Московского княжества, а будущая столица России - Москва была пограничной заставой киевских князей на окраине Украины. Название Русь сохранялось за  той частью восточной Европы, о которой идет речь,  вплоть до середины 16-го века, о чем свидетельствуют многочисленные документы и летописи. Однако уже в 12 веке появилось и слово «Украина», обозначающее просто «страна». «Украин», кстати, было несколько. Была даже «московская украина». Слово означает «надел», отдельное от других земель образование. Из тех документов, в которых встречается слово «Украина», самым древним является так называемая Ипатьевская летопись (копия древней летописи, найденная в Ипатьевском монастыре под Костромой). Рассказывая о героической смерти Переяславского[4] князя Владимира Глебовича в 1187 году, летописец сообщал: «За ним же Украина много постонала» (то есть сожалела, скорбила).

Термин «Украина» был известным и в европейских странах. Левассер де Боплан, французский инженер и военный картограф, находившийся на службе в Речи Посполитой в 1630-1647 гг., в своём «Описании Украины» называет Украиной территорию, «что лежит между границами Московии и Трансильвании». Вместе с тем, продолжали существовать традиционные названия «Русь», «Руская земля» - для обозначения украинских земель в составе Литвы и Польши.

Российские имперские историки позже изобрели слова «великоросс» (то есть великий русский) - по отношению к жителям московского государства, и «малоросс» (то есть тоже русский, но малый, младший) – по отношению к украинцам. И вот тогда наши люди стали называть себя украинцами, чтобы не быть «младшими русскими», раз уж название «русские» было присвоено другим народом.

4

Русь, Московия и Украина

Споры о происхождении слов 800-летней давности сегодня вызывают новые обиды и обвинения. Когда в современной России шовинисты начинают разглагольствовать о том, что Украина – это окраина, отколовшаяся часть, «заблудшие младшие братья великого русского народа», они тут же получают в ответ ехидные и меткие замечания о том, что этноним «русские» - это «украденное» название, что основу населения московских земель составляли племена не славянского, а угро-финского происхождения. О населении территории, которая со временем стала называться Московией, в летописях сказано, что это не славяне и не Русь, а иные народы, платящие Руси дань: Чудь, Меря, Весь, Мурома, Черемис, что Суздальские, Владимирские, Ростовские земли, которые со временем стали называться Московской землей, Русью никогда не назывались и за Русь не считались.[5] И Россия имеет к историческому и культурному наследству Руси приблизительно такое же отношение, как к соответствующему наследству Римской Империи (Roma) имеет её бывшая колония Румыния (Romanіa).

Но на дворе – 21 век.

Сосредоточивать внимание на дискуссиях о том, какой народ является наследником населения юго-западной части Восточно-Европейской равнины времен расцвета Киевского, Черниговского и Переяславского княжеств тысячу лет назад, - это все равно, что рассуждать, являются ли французы потомками франков, а жители Германии – германцев.

Мы осознаем, что многонациональная Российская Федерация сегодня является одним из крупнейших государств мира и имеет огромное влияние на его судьбы. К  мнению руководства этой страны мир волей-неволей должен прислушиваться. У нас масса экономических и кровных связей с населением нашего северного соседа. Будь чуть меньше имперских амбиций у российских вождей – и Украина была бы не против посотрудничать, как добрая соседка. Однако постоянные попытки вернуть Украину в лоно Российской империи приводят к тому, что украинцы вспоминают: «Русские – не братья».

Украина, нужно признать, пока не определилась окончательно с путем развития, испытывает существенные экономические сложности и не слишком хорошо справляется с вызовами современного мира. Но мы – не Россия, Москва – не наша столица. И более того – у нас изрядно накопилось исторических обид на кремлевскую власть, и чем больше Россия пытается вернуть украинцев под свою опеку, тем чаще мы об этих обидах вспоминаем.

Возвратимся, однако, в XIII век. Конница Бату-Хана, в ходе семилетнего военного похода дойдя до Андриатики, вернулась назад в степи Причерноморья и Каспия. Северо-западные княжества, находившиеся под управлением потомков Рюрика, непосредственно в границы государства кочевников под названием «Улус Джучи» (в Европе известного как «Золотая Орда») включены не были, они служили базой для получения материальных ценностей в виде регулярно собираемой дани. Более того, во многих случаях их князья предпочли скорее путь союзных отношений с восточными захватчиками.

Известный полководец XIII века князь Александр Невский, сражавшийся со шведами, ливонцами и рыцарями тевтонского ордена, приложил много усилий для укрепления связей с владыками Улуса Джучи. В принципе, это не удивительно, поскольку он был преданным вассалом монгольских ханов и неоднократно опирался на их военную помощь, чтобы привести к покорности собственных подданных, в том числе и своих сыновей[6], пытавшихся организовать сопротивление Золотой Орде. Московия, которая позже стала называть себя Россией, стала, в конечном итоге, наследником идеологии и традиций восточных завоевателей. В этом нет ничего плохого. Так сложилось. Просто не нужно тащить за собой украинцев.

Нашествие орд с востока, как ни парадоксально, прекратило междоусобную борьбу, истощавшую силы Суздальского, Владимирского, Тверского, Костромского и других северо-западных княжеств. В качестве объединяющего центра этих земель выступило Московское княжество, правители которого оказались талантливее, дальновиднее и хитрее других. В конце концов, распад империи монголов, разгром армии хана Тохтамыша, правителя Золотой Орды, среднеазиатским завоевателем Тимуром, сопротивление завоеванных народов, в том числе и населения Великого княжества Московского, предопределили начало заката Золотой Орды и ее окончательное исчезновение.

И в XVI веке уже не московские и владимирские князья просили ярлыки на правление у ханов Золотой Орды, а прямой потомок Чингисхана Саин-Булат шел на службу к русскому царю, переходил в христианскую веру, женился на дочери царского воеводы и даже в течение 11 месяцев в 1575-1576 годах носил титул Великого князя Московского под именем Симеон Бекбулатович.

Государство Золотой Орды было разрушено, но тюркские этносы, проживавшие на ее территориях (кипчаки, волжские булгары, черемисы, татары и т. д.) - никуда не делись. Европейцы все народности к востоку от Московского княжества называли татарами, а Московское княжество в период своего усиления и расцвета основные усилия в плане завоеваний направляло именно на восток. Поэтому «татары» просто стали составляющими населения все расширявшегося царства с центром в Москве, которое со временем начало называть себя Россией.

Те территории, которые в будущем станут Украиной, были сильно разорены походами Бату-хана. Южнее Киева и на восток и на запад вплоть до Дуная простиралась собственно территория Орды. Базовое население ее составляли кипчаки (иначе - половцы). Нет никакого сомнения, что в течение следующих столетий, уже в послеордынское время, это население приняло участие в формировании украинского генотипа.

На украинских землях в то время как государственное образование удержалось только западное Галицко-Волынское княжество под руководством мудрейшего правителя Данилы І Галицкого. Один из потомков Рюрика, ставший полноправным князем в возрасте 10 лет, этот выдающийся политик и полководец полвека строил, развивал и защищал свое государство. Он получил от Папы Римского разрешение именоваться Королем Руси. В какой-то период границы его владений проходили по рекам Днепр и Дунай и Карпатским горам, что делало его самым большим государственным образованием в Европе того времени. Монгольской экспансии Данило противостоял с переменным успехом, но от разрушения свое царство отстоял.

Сын его, Лев, успешно правил еще 32 года, хотя для этого пришлось пойти на союз с Золотой Ордой и воевать против Литвы, Польши и Венгрии. В течение 30 лет Лев Данилович был, кроме прочего, и Великим князем Киевским, но, конечно же, с благославения ордынских ханов.

А вот их потомкам сохранить достижения отцов и дедов не удалось. В XIV – XVI столетиях большая часть украинских земель была

Вы достигли конца предварительного просмотра. Зарегистрируйтесь, чтобы узнать больше!
Страница 1 из 1

Обзоры

Что люди думают о Постичь Украину (Postich' Ukrainu)

0
0 оценки / 0 Обзоры
Ваше мнение?
Рейтинг: 0 из 5 звезд

Отзывы читателей