Наслаждайтесь миллионами электронных книг, аудиокниг, журналов и других видов контента в бесплатной пробной версии

Только $11.99 в месяц после пробной версии. Можно отменить в любое время.

Заплатка
Заплатка
Заплатка
Электронная книга328 страниц3 часа

Заплатка

Рейтинг: 0 из 5 звезд

()

Читать отрывок

Об этой электронной книге

Сан-Франциско, Калифорния. Рай на земле. Чудный климат, удобный город. Но люди в нем живут как на пороховой бочке. Сейсмически опасная зона ведет себя непредсказуемо. А когда человек берет на себя слишком много, что-то может пойти не так...

ЯзыкРусский
ИздательVladislav Kravchenko
Дата выпуска10 дек. 2015 г.
Заплатка
Читать отрывок
Автор

Vladislav Kravchenko

Born in 1976 in Leningrad, that was in USSR. Now there is no Leningrad, there is Saint Petersburg and there is no USSR.Currently I live in Moscow, Russia. Do business and write books from time to time. It helps me to express my creative nature.

Читать больше произведений Vladislav Kravchenko

Связано с Заплатка

Отзывы о Заплатка

Рейтинг: 0 из 5 звезд
0 оценок

0 оценок0 отзывов

Ваше мнение?

Нажмите, чтобы оценить

Отзыв должен содержать не менее 10 слов

    Предварительный просмотр книги

    Заплатка - Vladislav Kravchenko

    *** Эпизод 1 ***

    Шоппинг — занятие для искушенных. За покупками можно ходить как на торжество, как на некий священный ритуал, а заодно и снимать накопившийся стресс. А совершение покупок в комфорте можно смело считать за удвоенный праздник и расслабление вдвойне, даже несмотря на физическую усталость. Именно для таких людей, угодливый бизнес еще в прошлом веке, начал строить огромные торговые центры, где можно бродить часами, рассматривать витрины магазинов, примерять мириады обновок и даже подкрепляться время от времени чем-нибудь вкусненьким.

    Подобные крупные торговые центры были построены в крупных городах каждого из штатов, не стал исключением и Сан-Хосе. На огромной территории городской агломерации Большого Сан-Франциско бизнесмены воздвигли с пару десятков молов, два из которых уютно разместились в городке Сан-Хосе, части Большого Сан-Франциско.

    Нельзя сказать, что Сан-Хосе, такой уж и большой город. Множество некогда бывших селений и мелких городков слились в единой низкорослой городской застройке Большого Сан-Франциско. Санта Клара, Саннивейл, Маунтин Вью, Пало Альто, Купертино и множество других городков нынче выглядят и существуют как один большой город, зажатый между горами и заливом Сан-Франциско. Между ними нет ни границ, ни особого разделения. Только небольшие таблички возвещают путников о том, что он пересекает границу и попадает из одной административной единицы в другую.

    Самый популярный мол в Сан-Хосе, конечно же, торговый центр «Гиперплекс». На трех этажах с блестящим полом и кондиционированным воздухом, сосредоточилась около двух сотней больших и средних магазинчиков. И чего тут только нет. Продукты питания, одежда, товары для охотников, спортсменов и любителей домашних животных.

    Зоомагазин должен находиться, просто обязан присутствовать, в любом уважающем себя торговом центре. Ведь такие магазинчики — настоящие магниты для детей. А где дети, там и их родители с тугими кошельками и безлимитными кредитными картами. Зоомагазины традиционно размещаются в местах с наибольшей проходимостью, а витрину они заполняют клетками и загончиками с милыми зверушками. Котята, щенята, маленькие еноты, крыски и хомячки так и притягивают взгляды всех шествующих мимо.

    Магазин с животными можно найти не только по толпе умирающих от восторга детишек, прилипших носами и щеками к стеклянной витрине, но и по стойкому аромату корма для животных. Неизвестно из чего его делают, но запах от пакетов с едой распространяется на десятки метров вокруг. Плотные мешки с «хрустиками» стоят бесконечными рядами на полках и полах зоомагазинов, запах отвратительный, но животным нравится, а их хозяева вынуждены регулярно покупать его для своих питомцев и мириться с источаемым ароматом. Итак, чуть только попав в лапы хищной индустрии по продажам домашних животных, иными словами, пойдя на поводу своего спиногрыза, с каким-нибудь хомячком или котенком, взрослые, вполне адекватные люди, начинают выкладывать сумасшедшие деньги не только ради прокорма нового члена семьи, но и за различные аксессуары для него же. Тратя за год в десятки, а то и в сотни раз больше, нежели отдали за самого зверя.

    И вот, возле подобной витрины, упершись лбами в прозрачное стекло и в окружении других покупателей, стоят отец и сын. Отца зовут Максимильян Адамски, ему всего 33 года, золотая пора, в таком возрасте бы жить на полную катушку, но ранний брак и ребенок превратили некогда лихого парня в примерного, как говорят в таких случаях, добропорядочного, семьянина. Несмотря на некоторые размолвки со своей дрожащей половиной, Макс, а именно так его зовут большинство его знакомых и близких, неимоверно обожает свою семью. И особенно дорожит своим единственным сыном Томасом. Собственно, именно он, десятилетний школьник, стоит рядом с отцом и буравит глазами клетки со спящими комочками шерсти.

    - Ну, кто же знал, что эти коты такие недолговечные! – в сердцах выразился отец.

    - Ну, па, ну это же была чистая случайность! Он только выбежал на дорогу и все! – в голосе сына слышалась дрожь подступающих слез, хотя вида он не показал.

    - Ну да, погулять! – а вот в голосе Макса уже пробивался сарказм. – Три тысячи баксов и все коту под хвост! Меньше года у нас прожил! Только привыкли!

    - Ну, может быть тогда хомячка? – мальчик вопросительно поднял глаза на отца, на мгновение оторвавшись от стеклянной витрины.

    - Хомячка?

    - Ага, смотри какие они веселые и упитанные! Что-то постоянно засовывают себе за щечки!

    - Томас! Ну ты вроде бы уже большой парень-то! Хомячки живут еще меньше, чем кошки! Даже эти генномодифицированные, устойчивые к болезням и обладающие повышенной продолжительностью жизни! – прочитал аннотацию с ценой на клетке с хомяками Максимильян.

    - Чего, тогда опять кота? – Томас шмыгнул носом.

    - Не, даже несмотря на то, что кошки нравятся маме, я думаю, что еще одного «Марсианского кота» брать не стоит.

    - Почему?

    - Ну, как бы это сказать, сын. У нас уже был такой кот. Да, он хороший, ласковый, но уж очень непоседливый и откровенно сказать — глупый.

    Отец немного замялся, поводил глазами по витрине, потом положил руку на плечо Томаса:

    - Может енота? Ты видел какие у него лапки? Какие подушечки на пальчиках? А ест он совсем как человек!

    - Да, прикольные еноты! А может собаку?

    - Ну, можно и собаку купить. Тут продаются псинки от компании «Твой друг» тоже модифицированные, и я слышал, что они периодически их обновляют.

    - Как это?

    - Ну, как у тебя компьютер дома постоянно что-то новое скачивает, так и тут. Чем дальше, тем собака лучше! – Макс был явно рад своей осведомленности в отношении не столько компьютеров, сколько в отношении генномодифицированных собак.

    - А какую породу тогда? Тут их смотри сколько! – Томас уже и думать забыл о слезах, а его глаза бегали от одной клетки с щенками к другой. И действительно, выбрать именно ту породу, которая подходит тебе — не просто. А еще сложнее взять всего одного щенка. Ведь они все такие милые и хочется забрать их домой сразу всех!

    - Тут надо посоветоваться с мамой! Не то чтобы она была большим знатоком собачьих пород, но хотя бы можно будет определиться с размером.

    - Я хочу кусачую! Будет ходить со мной в школу! И тогда Стиву Аллену не поздоровится, не будет он меня больше задирать!

    - О, Томас, смотри какие рыбки!

    В большом цилиндрическом аквариуме, высотой больше человеческого роста, в толще зеленоватой воды, плавали неимоверной красоты рыбки. Они были, без сомнения, всех цветов радуги начиная от полностью прозрачных, с просвечивающими внутренностями, и заканчивая совершенно черными. Рыбки отличались друг от друга не только цветом. От форм и размеров пестрило в глазах. Разноцветные красавицы то поднимались в пузырьках воздуха почти к поверхности, то стремглав опускались на самое дно. Вокруг аквариума уже толпилось несколько малышей обхвативших стеклянный сосуд руками. Несмотря на грозную надпись «руками стекло не трогать», они уперлись в него лбами отчего на цилиндре уже образовался жирный след на высоте примерно около метра.

    - Рыбки? Рыбки, конечно, прикольные! Только это как-то по девчачьи! Да и гулять с рыбкой не выйдешь! – возразил Томас.

    - Да, с рыбкой только в банке куда-то ходить можно… – в задумчивости протянул Макс и скосился на сына.

    Томас по-прежнему смотрел на щенков. Его взгляд то перебегал на пузатеньких мопсов, то на страшненьких грифонов, то на ярко-рыжих колли, то на скромных пушистых щенков немецкой овчарки.

    - Ну чего, сын? Пойдем? Уже домой пора, да и кушать хочется.

    - Все, точно, хочу собаку! Па, ну давай заведем собаку! Я буду с ней гулять, честно-честно!

    - Надо посоветоваться с мамой, ведь у нас семья. Нельзя просто так взять и увеличить ее никого больше не спросив! А собака, друг мой, это настоящий член семьи! Как ты или я.

    - Ну, ладно, – протянул Томас, – спросим маму, а еще ты обещал мне бургер купить и молочный коктейль!

    - Ох, Томас! Ну пойдем!

    ***

    Горячий кофе в бумажном стаканчике безжалостно обжигал пальцы, но инженер-разработчик третьего разряда, Уильям Гитц, самоотверженно нес его к себе на стол. Он мужественно преодолел два поворота, три заботливо выставленные в проход мусорные корзины, доверху набитые комканными бумажками, чуть не споткнулся о длинные ноги секретарши босса, но все же смог добраться до своего рабочего места без приключений. Уильям тяжело плюхнулся в рабочее кресло, сделал пол-оборота и незаметно для себя смахнул локтем только что принесенный стаканчик. Тот проделав немыслимый пируэт, одним краешком стукнулся о поверхность стола, подскочил, а ароматная жидкость, похожая на свежесваренный кофе, начала разлетаться в разные стороны, распространяя причудливым конусом поток искрящихся коричневых брызг.

    Но Гитц не пострадал, кофе с еле слышным шипением растеклось по поверхности системного блока компьютера Уильяма, стоящего тут же возле ножки стола. Бурая жидкость с карамельной пенкой мерно стекала по бежевому металлическому корпусу «системника», распространяя невыносимо вкусный аромат кофе, карамели и ванили.

    - Черт! – выругался Гитц. – Это же надо такому случиться! Это ж надо!

    - Что там? — поинтересовался толстяк в клетчатом жилете, сидящий по левую руку от Гитца.

    - Да этот чертов кофе! Сто раз уже просил поставить кофеварку поближе к нашей комнате! Она нам нужна больше всего! Вернее, кофе нам нужен больше и чаще, чем всем остальным! А они… — тут пламенная и асоциальная речь Гитца прекратилась, было видно, что Уильям переживает какое-то сильное чувство сходное с досадой или завистью и у него просто нахватает нужного запаса эпитетов чтобы его выразить.

    - А что они? — невозмутимо поинтересовался толстяк в клетчатом жилете, засасывая что-то через трубочку из огромного стакана с крышкой.

    - А они его проигнорировали, вот и все! — отозвался из дальнего угла африканец, мотнув головой, увенчанной длинными дредами с шариками.

    - Да, именно так! – в сердцах всхлипнул Уильям. — Негодяи, просто форменные негодяи!

    - Истину говоришь, брат мой! — слегка нараспев продекламировал африканец в стиле популярных чернокожих проповедников, практикующих музыкальные молитвы, затем сделал характерный жест головой, как бы закидывая прядь волос с лица на затылок. Дреды у него на голове от этого движения пришли в движение и одобрительно застучали друг об друга.

    - Да ладно, не переживай Вим, — толстяк придвинулся поближе к столу Гитца, — хочешь бутербродик? Мне жена сегодня снарядила пяток, но я чувствую, что не осилю все.

    Клетчатый жилет протянул в руке бутерброд, сделанный из половины батона белого хлеба. Бутерброд больше напоминал сэндвич, в котором булка разрезана пополам вдоль, на нее намазан толстый слой сливочного масла, сверху набросаны какие-то листья салата, пара перчиков, средней остроты, а уже потом он венчается несколькими шматками мясных деликатесов. И дабы вся эта конструкция не развалилась, сверху ее придерживают шпажки, продетые через оливки.

    - Да как ты можешь говорить о еде в такой момент? – возмутился Уильям.

    - Ну, мы вроде, это. Обедали же. Ты вот за кофе пошел, а у меня харчи свои, домашние. А этот… — толстяк недовольно покосился на африканца. — Чуешь вонь? Я не знаю, что это, но он это ест.

    - Чувак, ты просто не разбираешься в еде! Это же вкуснейшая вещь на свете! — африканец явно оживился, когда речь зашла о его гастрономических предпочтениях.

    - Да, и что же это? — толстяка не то чтобы это сильно волновало, но разговор с коллегой следовало поддержать хотя бы из соображения вежливости.

    - О, брат! Это старинное корейское блюдо Онгеое! Настоящий рыбный деликатес!

    - Да, а воняет как что-то с помойки! И где это только ты берешь в Милл-Вэлли! Здесь ведь в окру́ге только приличные заведения!

    - А ты знаешь корейский ресторанчик в пяти кварталах отсюда в сторону залива?

    - Ну, что-то слышал, — толстяк принял задумчивую позу, стараясь напрячь память. Ведь он как никак был заядлым гурманом, почти профессионалом.

    Африканец встал и подошел к столу своего оппонента.

    - Вот, посмотри, — он сунул пластиковую миску источающую неимоверную вонь, в нос толстяку, а затем и Гитцу, — чистая рыба, зелень, овощи какие-то. Стоит всего тридцатку. Но жутко полезно для здоровья и мужской силы.

    - О, Боже! – в сердцах выкрикнул толстяк, зажав пальцами нос. – Убери, убери это немедленно отсюда! Я же теперь не смогу различать запах пищи еще как минимум неделю! А то и три!

    - Да, Майк, ну сколько можно пугать других своими кулинарными пристрастиями к корейской кухне. Не ровен час, еще притащишь блюдо из собаки. Это будет совсем финиш! – в разговор мягко вмешалась четвертая фигура, незаметно появившаяся в дверном проеме.

    - Да нет, босс, никаких собак. Я все понимаю, этика и все такое! Будь спокоен, брат! – африканец вальяжно отошел в свой угол и рисовано уселся за рабочий стол. Офисное кресло под ним жалобно скрипнуло, но выдержало мускулистое тело.

    - Что у вас тут за перепалка такая? – поинтересовался босс, который уже вошел в помещение и сел задом наперед на свободный вращающийся стул, опершись руками о спинку. Он направил свой проницательный взгляд прямо на Гитца, отчего тот замешкался, заерзал, зажался и как-то сразу уменьшился в размерах.

    - Да нет, ничего, вот кофе пролил только. А так все нормально.

    - Уильям, — начал тоном ментора, уставшего от жизни и глупых людей, босс, — ты у нас тут самый опытный сотрудник, я имею в виду из инженеров-разработчиков, через пару недель нам, видимо, придется немного увеличить штат, наберем практикантов, они должны быть под чьим-то началом. Кто-то будет ими руководить. И этим «кем-то» будешь именно ты, Уильям.

    Гитц нервно сглотнул. Буквально неделю назад в офисе бродили упорные слухи, что грядут сокращения, а тут на тебе, наоборот набирать будут. Или их потом всех заменят на недоученных практикантов, и будут экономить на зарплате.

    - Я? — от волнения Гитц даже начал заикаться. — А-а-а почему я?

    - Ну, тут все просто! — босс улыбнулся, — ты не обедаешь за рабочим местом. А в компании действует программа «Чистый стол». И относится она не только к бумагам. Стол всегда должен быть чистым. Ты посмотри на столы своих коллег.

    Уильям обернулся и провел взглядом по столам коллег. У африканца на столе царил настоящий бедлам. На него были навалены какие-то цветастые то ли сумки, то ли верхняя одежда. Да и территория вокруг стола была далеко не самой опрятной. Бумажки, фантики, даже пара окурков и самокруток, непонятно как вообще оказавшихся в помещении. Гитца передернуло уже в какой раз за последние пятнадцать секунд. Он перевел свой взгляд на толстяка, тот улыбнулся и постарался закрыть своей тушей обзор. Но даже при частичном виде на его владения, было очевидно, что на столе покоилась небольшая горка пластиковых контейнеров из-под обедов, завтраков, полдников и прочих перекусов. Везде были крошки и на мгновение Уильяму показалось, что он увидел крысиный хвост. А все пространство, что не было занято объедками, было плотно уставлено многочисленными колбочками с какими-то жидкостями, спиртовыми горелками и прочим лабораторным оборудованием. Видимо, клетчатый набрал их в биологической лаборатории, от которой рабочая зона разработчиков была отделена стеклянной перегородкой.

    - Да, действительно, у меня наилучший порядок на моем рабочем месте, — произнес Гитц, а сам взглядом скользнул по залитому системному блоку компьютера и тут же, не давая опомниться боссу, добавил, — под моим началом, у нас везде будет порядок и покой, покой и порядок! Полный покой и наиполнейший порядок!

    - Да, я надеюсь на это! — поддакнул босс. — А то у нас назревают проблемы. Сильно упали продажи по сравнению с нашим злейшим конкурентом, этими треклятыми «Марсианскими котами»! И все из-за чего? Из-за слухов, которые сами «коты» небось и распространяют! Я сам вчера слышал в клубе, что наши собаки дохнут как мухи, дескать, мрут от всего подряд, даже попадают под колеса автоматических автомобилей!

    - Вот уж лгут! Согласно наших отчетов, смертность среди собак производства компании «Твой Друг» снизилась на 0.3% за последний квартал. Мы почти достигли уровня падежа обычных, не генномодифицированных собак, — толстяк оживился, за долголетие продукции и его гибель от сторонних факторов отвечал именно он.

    - Все верно говоришь, брат! – одобрил слова толстяка африканец, вышло у него это не очень здорово, поскольку рот у него был забит до отказа вонючей рыбой, которую он не смел продолжать жевать в присутствии босса.

    - Может быть и так, но из-за слухов сбыт наших щенков упал на одну десятую только на прошлой неделе! И это в преддверии Рождества! Вы себе это можете представить? — босс задал риторический вопрос и не ожидал, что на него кто-то будет отвечать.

    - Я вообще-то прикидывал, какие могут быть сценарии… — начал клетчатый, но босс его резко оборвал.

    - У нас еще есть несколько недель в запасе перед началом распродаж. И есть шансы выкрутиться. Иначе, когда отчетность за квартал и особенно годовую отчетность увидят акционеры... Полетят шапки. И достанется всякому. Усекли?! — босс умело переводил разговор от милого компанейского тона к жесткой диктатуре.

    Все дружно закивали, а Майки сделав паузу жевательным движениям, постарался пропихнуть все содержимое рта внутрь своей черной утробы.

    - Ну так вот, я продолжу, — босс сделал небольшую паузу, набрал воздуха в грудь, постарался успокоиться, — ваш последний патч с исправлением оказался никуда не годным. Все стало еще хуже. Наши собаки начали умирать от куриных костей. Доберманы подбирают на улице объедки куриных бёдрышек и крылышек, наедаются и ловят дырявый кишечник. А эти ротозеи не замечают ничего и в результате получаем труп собаки наутро.

    - Да, но мы разослали инструкции… — толстяк постарался вклиниться.

    - Люди не читают инструкции! — взревел босс. — Людям нужно, чтобы их собаки не жрали куриные кости! Особенно если это собаки нашего главного клиента, полиции Сан-Франциско! Просто не жрали бы и все! Разве это так сложно сделать?

    Вся троица инженеров-разработчиков разом поникла, все опустили глаза, вперились куда-то в ворсистое напольное ковровое покрытие. Разглядывать на нем особо было нечего, но глядеть туда всяко лучше, чем на разъяренного босса. Вдруг пересечешься с ним взглядом.

    - У нас уже пять исков! Недовольные клиенты подают на нас в суд! Почему наши собаки, наилучшие собаки от компании «Твой Друг», жрут всякую дрянь и сдыхают? Почему?

    - Сэр, мне кажется, сэр, — Уильям отчего-то вспомнил, что его хотят назначить главным, от этого ему вдруг захотелось проявить инициативу. — Что у нас проблема с этим последним исправлением была из-за тестировщиков. Ну те, которые у нас в Индии сидят. Вообще работать с ними очень неудобно, разница во времени, они плохо понимают по-английски, да и вообще, по-моему, слегка не в себе местами. Я слышал, что они там курят что-то на рабочем месте. Полынь или что-то подобное.

    - Вот! Уильям, ты светлая голова! Браво! – босс даже хлопнул два раза в ладоши. — Вот именно от них и будем избавляться. А тестированием займется ваша команда. Если все пойдет хорошо и следующее исправление будет рабочим, то наберем вам немного людей, будут вам помогать в тестировании. Ну а если опять накосячите, то пеняйте на себя. Отправим в Индию!

    - Да, да, всё тестировщики виноваты, я даже и не знаю, как могло так получиться, что собаки вдруг начали есть курятину. У нас была на это сделана блокировка еще полтора года назад. Но сами понимаете, гены. Их же уйма, что-то в одном месте подправил и все, могут быть миллионы зависимостей. Нужно проводить полное тестирование, а индийцы не понимают, что это такое! — оживился клетчатый толстяк. Уильям кинул в его сторону чрезвычайно неодобрительный взгляд. Так влезать вперед нового начальника было просто непростительно.

    - Ну так вот, срок для сдачи следующего патча от курятины и костей через три дня. Мы должны успеть разослать исправления до начала выходных. Иначе все это дело всплывет на поверхность, вдруг еще газетчики или телевидение пронюхает и все тогда. Задача вам ясна? — подвел итог босс.

    -

    Нравится краткая версия?
    Страница 1 из 1