Наслаждайтесь этим изданием прямо сейчас, а также миллионами других - с бесплатной пробной версией

Только $9.99 в месяц после пробной версии. Можно отменить в любое время.

На краю ночи

На краю ночи

Автор Ezra Buskis

Читать отрывок

На краю ночи

Автор Ezra Buskis

Длина:
298 страниц
3 часа
Издатель:
Издано:
Jul 8, 2016
ISBN:
9781311322661
Формат:
Книга

Описание

Надо так писать любовные сцены, чтобы у каждого из нас перехватывало дыхание в предчувствии, что на следующей станице все, абсолютно все, узнают имя. Мое имя! Именно так читается то, что пишет Эзра Бускис.
Что можно увидеть, заглядывая под одеяло? Только душную темноту.
Заглядывая же в сердце, мы можем увидеть весь мир и себя в нём.
Новая книга Эзры Бускиса «На краю ночи» даёт возможность заглянуть в сердце и в возможность утвердить истину, что смысл жизни — в любви.
Перед нами Песнь Любви. Далеко не всегда торжествующей, но неизменно трогательна и поразительно реальна. Сменяются образы, характеры, лики героинь. И их чередованием, слиянием, единением создается образ одной-единственной. Даже не возлюбленной, а безмерной, бесконечной Любви.
Меняются страны, города и даже рассказчики. Повествование ведет то сам автор, то его любимая.
И суть становится глубже, она словно высвечивается изнутри и с разных сторон устами, взглядами и оценками не слишком похожих друг на друга людей.
Роман диалогичен. Это придает ему динамику, делает героев живыми, близкими нам, понятными... Хотя они не всегда понимают любимого или любимую. Такова жизнь. Мы учимся сострадать, чувствовать, постигать душу рядом живущего. Учимся всю жизнь.
И как бы ни заблуждались люди, как бы ни сбивались порой с дороги в потемках («На краю ночи» — название символичное), впереди всегда горит огонек любви. Любовь бессмертна. Она наш главный ориентир.

Издатель:
Издано:
Jul 8, 2016
ISBN:
9781311322661
Формат:
Книга

Об авторе

Эзра Бускис родился в бывшем Советском Союзе. Учился в Ровенском Институте инженеров водного хозяйства. Закончил Одесский строительный институт. В студенческие годы руководил театром и писал для него. Он уехал из Советского Союза в 1989 году и в настоящее время живет в западной части Канады со своей семьей и внуками. Недавно Эзра закончил сценарий полнометражного фильма, который, он надеется, в один прекрасный день найдет своего продюсера. Пять библиотек США приобрели мою книгу “ Лучше Чем Когда Либо” 1. Columbia University Library - New York 2. New York Public Library - New York 3. Stanford University Library - California 4. Skokie Public Library - Illinois 5. Cleveland Public Library - Ohio Ну как это прокомментировать? Сказать что я поражен, польщен... Значит ничего не сказать... На ум приходит залихватская цитата Сальвадора Дали: «Когда все гении перемрут, я останусь в гордом одиночестве» от себя добавлю В связи с тем что Сальвадор Дали не с нами больше то остаюсь я Эзра Бускис в гордом одиночестве! Ха! Ха! Ха! А сейчас на серьезной ноте... Одно то, что моя книга находится в Библиотеке Колумбийского университета, в Публичной библиотеке Нью-Йорка и в Библиотеке Стэнфордского университета дух захватывает! Ezra Buskis is a Russian born Canadian author. He graduated from the Odessa College of Engineering and during his college years spent much of his time in the student theatre. There he managed a group that he directed and wrote many plays for. He left the Soviet Union in 1989 and currently lives in western Canada with his family and grandchildren. Ezra has recently completed a full-length screenplay which he hopes to one day produce as a film. My first book, "Better than ever" which is sold on Amazon, and has been released in both Russian and English, has been purchased by five American libraries. Here is a list: 1.Columbia University Library - New York 2. New York Public Library - New York 3. Stanford University Library - California 4. Skokie Public Library - Illinois 5. Cleveland Public Library - Ohio


Предварительный просмотр книги

На краю ночи - Ezra Buskis

Глава первая. Белла и Одесса

Лев Толстой сказал: «Началом всего стало разумение жизни».

А для меня началом разумения жизни стало вот это заявление…

В Народный суд Одесского городского

Совета депутатов трудящихся

от студентки ОИСИ

Заявление

Будучи в состоянии тяжелейшей депрессии, я сначала убила, а затем надругалась над трупом молодого, начинающего писателя, который ходил всегда в порванных брюках с пятнами, к тому же. И звали его Эзра Бускис. Когда у него были деньги, он пил коньяк, когда их не было, он пил коньяк, и вообще он пил только коньяк, за свои или чужие деньги. Известные алкоголики таких городов, как Одесса и Рига, но особенно славного города Жмеринка, звали его ласково Изя, ну а алкоголики женского пола тех же городов звали его, естественно, Ржавый!

Заявление написано мною в здравом уме и полной памяти, но при частичном опьянении тем же говняным коньяком.

В чем собственноручно подписываюсь.

Я! Его Несравненная!

— Если ты будешь задираться, я сниму твои штаны и отлуплю тебя по твоей сексуальной попе!

Она посмотрела на меня хитрым взглядом прищуренных глаз и спросила:

— Обещаешь?!

— Что?

— Ну, отлупить по моей попе…

— Нет! Ты ненормальная…

— Думаешь?!

Осень… Холодно… На углу Прохоровской и Комсомольской маленький парк. Мы сидим на скамейке и курим. Она смотрит вдаль и как-то задумчиво говорит:

— Ведь всё так просто… Ты просто должен любить меня, майн либе, и ничего больше…

А я смотрю, как сигарета дымится в моей руке, и молчу. Только чувствую, как желваки двигаются.

— Ты должен любить меня… — повторяет она отчаянно и упрямо.

И... я решился.

Бросил сигарету. Потушил её ногой. Взял её за руку и сказал:

— Всё! Едем на Дерибасовскую в «Братиславу», закажем икру и водку! Будем шуметь, плакать и смеяться.

— Как отдыхающие из Сибири?

— Да!

Но Белла не двигается. Она затягивается сигаретой, смотрит на меня… Нет! Она смотрит сквозь меня…

— Вдруг подумала, что у нас с тобой дом, в котором бегают рыжие непослушные бандитские рожи. А ты не таксист, ты…

— Писатель?

Улыбается...

— А я сижу дома… Занимаюсь детьми. Воспитываю тебя. Готовлю завтрак по утрам. Выгуливаю собаку и не могу уснуть, когда тебя нет дома… А потом, через годы, когда наши дети вырастут и у нас в доме появятся рыжие непослушные бандитские внуки… ты продолжаешь меня ревновать и ревновать…

Улыбнулась… Грустно посмотрела в пустоту.

— Вот так! Рыжий…

А я всё молчу… и молчу… и молчу… И не знаю, что сказать, как себя вести. Она поворачивает голову, смотрит на меня с выражением брезгливости , скривив губы, и спрашивает:

— Дурной вкус, думаешь?

Я пожимаю плечами, как-то смущаясь, и говорю:

- А, я знаю…

А она отчаянно:

— А мне нравится… Так нравится… Просто нет слов.

Я глупо улыбаюсь.

— Смеёшься надо мной?

И, склонив голову на бок, теперь уже весело умничает:

— Смейся! Смейся, паяц, над разбитой любовью…

— Нет! Я не смеюсь!

И кашлянув от смущения, добавляю:

— Мне это даже нравится…

Она кладёт свою ладонь на мою, смотрит прямо в глаза:

— Знаешь, Рыжунчик, иногда мне не хочется доживать до старости.

Я удивленно смотрю на нее.

— Да! Не хочется… У меня уже сейчас морщины, а в старости… Не хочу, чтобы ты видел меня с морщинами на лице. И мне не хочется, чтобы ты видел меня старой.

— Ты — и старой? Не представляю. Хотя…

— Что? Что «хотя»?

— Представляю… Ты толстая, почему-то маленького роста, крашеные, почти красные волосы и вставной золотой зуб, вот здесь…

Она не выдерживает, замахивается рукой. Я прикрываю глаза, потому что чувствую, сейчас, вот-вот, я получу удар, а вместо этого… ощущаю её ладонь на своей щеке и то, как она притягивает моё лицо к своему,… Чувствую её удивительно мягкие губы и этот волнующий запах, чувствую, как её волосы окутывают моё лицо, и меня обволакивает мгновение счастья… Ах! Я слышу её сердце… Да! Её и моё… И бьются они как одно... Ну хоть возьми и умри прямо здесь, прямо сейчас!

А через мгновение, как бы издалека, я слышу голос… Её голос...

— Я думаю, что люди становятся старыми и толстыми, когда уже ничего не хотят.

— Или ничего не чувствуют…

Её глаза… Её ресницы... И взгляд какой-то особенный, такой… что я опять чувствую своё сердце. Оно не бьется, оно остановилось… И в этой неимоверной тишине я слышу…

— Ты не оставишь меня?

Какое-то страшное беспокойство в воздухе…И мой голос как бы со стороны:

— Как тебе такое пришло в голову?

— Не знаю… Вдруг подумала.

А теперь моё сердце звучит громко, очень громко, так громко, что воробьи, испугавшись, разлетаются.

— Моя жизнь началась с тобой… И с тобой же окончится.

Всё! Сейчас сердце выскочит из груди, упадёт и разобьётся на мелкие, мелкие осколки…

— Какая глупость… Тоже мне, Джульетта…

И в этот момент я понимаю… Я чувствую… Сейчас это произойдет!

Она смотрит на меня и очень серьёзно произносит то, что я не могу забыть:

— Я знаю! Я чувствую… Ты появился здесь ради меня.

Я знаю где, но всё равно спрашиваю.

— Где?

— Здесь!

И она пытается объять руками всё… Всё, что её руки могут объять!

— Здесь! — повторяет она. — Неужели непонятно?!

Мне захотелось улыбнуться, но неожиданно даже для себя я говорю:

— Да! Я здесь из-за тебя! Только из-за тебя!

Самая любимая пора года в Одессе всегда была осень. Любимая осень. Время размышлений, когда руки в карманах теплого пальто, кофе с друзьями по вечерам у них на кухне и приятная грусть.

Не знаю, помнишь ли, когда ты впервые пришёл ко мне, и мы оба были «подшофе» от твоего любимого коньяка, я тебе открыла дверь в спальню, а сама по коридору отправилась в ванную. Я не видела, зашёл ли ты в спальню, но была абсолютно уверена, что ты смотришь мне вслед, и… я специально для тебя совершила этот проход... Как в замедленной съёмке, я шла, раздеваясь на ходу, медленно бросая одежду на пол. Подойдя к двери в ванную, я сняла трусики, лифчик и боковым зрением увидела, какое впечатление произвела на тебя. Да! Это был полный успех! Это то, чего я добивалась! Это был мой звёздный час! Я была великолепна!

А сейчас… Сейчас я — не я, а грустное подобие меня.

Гуляла сегодня по бульвару Фельдмана, как ты его называешь, постояла у Пушкина, а когда прочитала надпись: «А.С. Пушкину — граждане Одессы», взгрустнула как-то, а всё потому, что тебя нет рядом… Ведь такая осень золотая, а погулять не с кем. И я подумала: «На что? Ну на что я трачу свои лучшие годы?!» Ну сам посуди: молодая, красивая, талантливая (это не я придумала, это цитата из одного письма от особы мужского пола). Это я так, для ревности упомянула…

По телику сегодня видела одного мексиканского гитариста, гитараста, по-твоему. Молодой, красивый, талантливый… Вначале подумала: хорошо ему! А потом… А может, он тоже одинокий, может, ему тоже грустно в эту осень золотую... Села за фоно и стала ему подыгрывать. Подумала, ведь Б-г всё видит, может, Он сжалится над моими страданиями и сделает так, что и этому гитаристу когда-нибудь посчастливится меня по телику увидеть. Как ты думаешь? Ведь может такое случиться? Не правда ли?!

Ещё вспомнила, как мы с тобой сидели на склоне 13-ой станции Фонтана и попивали твой любимый коньяк, спрятанный в бумажном пакете… И как мы болтали, смотрели на звёзды, слушали прибой.

Ну когда ты уже приедешь со своей вонючей практики?

Вчера со Светкой ходили в санаторий Горького на танцы. Должна признаться, мы имели там бешеный успех. В меня влюбились сразу два мужика! Сначала какой-то журналист с киевского телевидения, а потом такой рыжий, здоровенный, сорокалетний мужичонка, не сказал кем работает, правда, но оказался очень порядочным — сразу сообщил, что женат. Я им позволила проводить себя по очереди, а затем, вежливо попрощавшись, упорхнула, держа в зубах веточку акации, которую мне преподнёс этот рыжий.

Он мне очень понравился, как человек и как партнер по танцам. Мы с ним так задорно отплясывали, что нам аплодировала не только публика, но и музыканты. Он мне рассказал очень грустную историю своей первой любви. Я её очень внимательно слушала и… тут же забыла, к своему стыду. Так что тебе рассказать не могу. И про жену свою он мне рассказывал. Говорил, что она очень хороший человек, но его совсем не понимает. Затем он очень сокрушался, что я не смогу с ним завтра встретиться. Я, как могла, его успокаивала, не переживай, говорю, у нас, мол, в Одессе много красавиц, а он сказал, что, во-первых, я красивее всех, а во-вторых, ему не только секс нужен, ему поговорить, у моря погулять, на звёзды посмотреть хочется, и что на самом деле мы с ним не случайно познакомились. Он меня, оказывается, в толпе высмотрел, и как только я вошла, он тут же понял, что я и есть та самая… Женщина-Богиня. Ты ж меня знаешь. Я ж научилась не верить, вам, мужчинам, а ему поверила! Еле сдержалась, чтоб не остаться с ним, и ушла спать, одинокая, как какашка! Крутилась всю ночь, не могла уснуть. Уж очень мне его слова в душу запали — Женщина-Богиня!

Ты, между прочим, меня так никогда не называл! А всё потому, что ты грубый и неинтеллигентный, ну совсем не такой, как он!

А ещё со Светкой ходили в бар «Аксамит Украины». Там было пошло и скучно! Нам даже нализаться не дали как следует. Светка не пила, потому что её тошнило от коктейля, который я ей, между прочим, не советовала. Она сидела скучная и грустная. Публика была там очень странная. Вокруг сидели какие-то альфонсы, перезрелые кокотки с кавалерами и девицы со стеклянными глазами, и музыка была совершенно идиотская… По мне, так уж лучше «Мясоедовскую» «для Роберта, нашего гостя из солнечного Андижана».

Грустные, и ни в одном глазу, вышли мы на улицу, а там ещё и погода мерзопакостная, дождь. Одна радость — быстро поймали машину и разъехались по домам.

Вот такая история приключилась, Изя… Или как тебя там называют на этой гнусной практике, которая мне уже начинает надоедать.

Где-то прочитала, что о лучших минутах нашей жизни мы узнаём от очевидцев. Нет! О лучших минутах нашей жизни мы узнаём, когда расстаёмся с любимыми!

Дарю! И… ухожу к Светке.

Потому что у неё, оказывается, есть коньяк.

Письмо с Кавказа

Не сочти за пренебрежение, что не нашла лучшей бумаги. Увы, другой нет.

Ну вот, первая фраза написана, и я перехожу ближе к телу… К твоему телу, по которому я так соскучилась… Ха! Ха!

Перед Вами, дамы и господа, сочинение на вольную тему, вольную от чего?

Эпиграфа не будет.

Часть 1. Вступление.

Исторические предпосылки.

Во-первых, истек положенный срок, три дня, во-вторых, никого нет вокруг и мы как бы вдвоем, ты даже можешь поцеловать меня… Ха! Ха! Следовательно, ой, я забыла, что ты не любишь такие слова, хорошо, постараюсь писать попроще.

Часть 2 ,основная

Я по тебе ужасно соскучилась. Точка. Примечание: читается приблизительно, как у Вертинского:

"Я безумно боюсь золотистого плена,

твоих медно-змеиных волос…"

Часть 3. События. Новости. Люди.

Как ты там без меня? Не загнулся в пустой общаге? Как я понимаю, денег у тебя уже нет, и поэтому самая главная новость для тебя то, что завтра вместе с письмом тебе вышлют сигареты. Дома я, конечно же, ничего не успела, поэтому договорилась со Светкой, она тебе вышлет посылку. Я ей сказала, что туда вложить, так что всё в порядке.

А теперь самое главное - как твои дела? Как практика? Пожалуйста, напиши. Будь умничкой, не ленись. Занимайся. И сдавай зачёты, а не бутылки… Мне кавалер с хвостами, особенно по геодезии, не нужен! Ну, ни к чему он мне…

А я отдыхаю. Вроде как ничего. Компания большая. Ты никогда не был в Гагре? Тут замечательно. Природа очень яркая. Огромные пальмы, кипарисы, олеандры, магнолии и конечно же море.

Очень много красивых мужчин, но какие-то все они неприятные, что ли… Или мне так кажется? Я от мамы никуда не отхожу. Она даже удивляется. Иди, говорит, погуляй… Познакомься с кем-нибудь… А я ни в какую… Сама себе удивляюсь, а такая ж гулящая была, господи… Только давай… А теперь… Ну, шо там говорить! Наливай свой коньяк!

Так! О мужчинах я написала, теперь о спорте. Тут рядом с нашими хоромами стадион, где тренируются футболисты Одесского СКА , это ж твоя команда?! Посмотрела на их тренировки и подумала… Ничего себе мужчинки, между прочим… Ревнуешь? То-то…

Завтра едем в Сухуми, через три дня на озеро Рица. Ну, не знаю, о чем ещё писать, хоть убей… Если честно, я бы это всё послала подальше, лишь бы быть с тобой. Хочешь верь. Хочешь не верь! Но говорю тебе, как на духу… «Спала я с вами и больше ни с кем…». Потому что…Ну, хто мне нужен?! Десительно, ну хто?! Да нихто!

А теперь серьёзно, если я приеду 16-го, а 17-го мне нужно будет ехать в колхоз, то, пожалуйста, сделай так, чтобы я тебя увидела! Мне это обязательно! Потому что мне тебе нужно сказать на твоем любимом идиш: "Их кенышт лэйбн, их кенышт зайн ун дир (Я не могу жить! Я не могу быть без тебя) И это абсолютная правда. Хочешь верь. Хочешь не верь!.. Изя!

Все! Оставляю тебя наедине с твоими мыслями, если они у тебя есть, конечно… И целу You!

Твоя несравненная! Если не забыл еще…

И на прощанье грустная, но поучительная история…

Сегодня на улице была ужасная жарища, и мы с утра сидели на море, и там произошла история, которой мне необходимо с кем-то поделиться, но здесь не с кем, поэтому пишу тебе. Друг все-таки. Можно даже сказать - любовник хренов!

Вот! Слушай…

Сегодня утром к берегу приплыла чайка с перебитым крылом. Какие-то мальчишки её подобрали и принесли на пляж. Ну и, конечно, собралась уйма народу, особенно много было детей.

Я никогда не видела так близко чайку… Она оказалась большая, но поразили меня глаза… Они у неё были светлые и грустные… Взяла её какая-то женщина на руки, крыло хотела посмотреть, а чайка молчит и больно ей, видно, до чёртиков… Затем мужчина подошёл, видно, ветеринар. Сложил ей крыло, кто-то нашёл бинт, и он её перевязал, а детишки любопытные, каждый хочет потрогать её, а ей, бедной, и без того плохо… И вот здесь наступил момент истины, надо было взять кому-то её домой, но все людишки порасходились, и чайка осталась у нас. А мама наша оказалась, как все. Она категорически не разрешила её взять домой. Вот нам и пришлось оставить её на пляже, совсем одну… Глядя на неё, и я почувствовала себя совсем одинокой и заброшенной… Ведь она приплыла к людям, а люди и помочь ей по-настоящему не смогли… И ещё я подумала, как жаль, что ты не рядом, мы бы обязательно что-нибудь придумали или, в крайнем случае, напились бы твоим коньяком… Вот такая грустная история произошла, Изя!

Ну и ладно! Ну и пусть…

Тебя это не должно волновать, потому что у тебя сейчас главное учёба, а не коньяк с девками… Правда?!

На краю ночи

Все выдумано… Абсолютно! Вся наша жизнь придумана! И когда выпью, я даже знаю - кем… К примеру… Кто-то неожиданно умирает. Кто-то, кого мы даже не знаем…

Умирает в шашлычной…

Я и Белла в шашлычной, которая находится на углу Тираспольской и Чечерина, прямо на повороте 4-го

Вы достигли конца предварительного просмотра. Зарегистрируйтесь, чтобы узнать больше!
Страница 1 из 1

Обзоры

Что люди думают о На краю ночи

0
0 оценки / 0 Обзоры
Ваше мнение?
Рейтинг: 0 из 5 звезд

Отзывы читателей