Наслаждайтесь миллионами электронных книг, аудиокниг, журналов и других видов контента

Только $11.99 в месяц после пробной версии. Можно отменить в любое время.

Тоска (повесть)

Тоска (повесть)

Читать отрывок

Тоска (повесть)

Длина:
167 страниц
1 час
Издано:
17 сент. 2016 г.
ISBN:
9781370063086
Формат:
Книга

Описание

Иван Семёнович Мышкин теряет единственного дорогого человека в жизни – свою жену Варю.
Исполняя их общее желание оставшееся нереализованным, он уезжает в Петербург, где сидя в «Литературном кафе» встречает в одиночестве свой сороковой день рожденья.
Возвратившись в квартиру на Гороховой улице, где он снимает комнату у добродушной старушки, он узнаёт, что она умерла. Оставшись в квартире один, он изливает свою душу лежащей перед ним, покойной. Иван Семёнович читает ей свой дневник и в подробностях вспоминает прошлую жизнь. На рассвете он навсегда покидает эту квартиру и переезжает в другую, расположенную в Графском переулке.

Одиночество начинает давить и уничтожать его. Всё более и более он теряет смысл в жизни.

И однажды, он видит очень реалистичный сон, в котором встречает на набережной реки Фонтанки свою Варю, сидящую в «Беседке на набережной» и поющую знакомую ему песню. Вначале он не узнаёт её и от невыносимого напряжения падает в обморок, а когда приходит в себя, то действительно видит Варю перед собой. От неё он узнаёт, что они скоро встретятся, и что произойдёт это именно здесь, в «Беседке на набережной».

Окрылённый радостью встречи он просыпается и понимает, что это был всего лишь сон. «Беседки на набережной» не существует. Она лишь плод его воображения.
Но в болезненных снах, к Ивану Семёновичу начинает часто приходить Варя.

И Мышкин начинает по-настоящему жить лишь во сне. С этого момента, реальная жизнь теряет для Мышкина всякий смысл и он погружается в мир своих иллюзий, который превращается в реальность в "Беседке на набережной"...

Издано:
17 сент. 2016 г.
ISBN:
9781370063086
Формат:
Книга

Об авторе

БОГАТКОВ СЕРГЕЙ АНАТОЛЬЕВИЧДата рождения: 01 октября 1976 годМесто рождения: г. Узловая Тульской областиМесто проживания: г. МоскваСемейное положение: Женат, имею двоих детейСайт писателя: http://bogatkov.ru/•e-mail: sbogatkov@mail.ruЧленство в профессиональных писательских организация:•Член Союза Писателей России (c 2016г)•Член союза писателей-переводчиков (с 2011г)•Кандидат в члены Интернационального Союза писателей (с 2016г)Литературное творчество:Литературное творчество начинается в 2002 году.Неопубликованные:•незаконченный роман "Большой город" (2003г)•рассказ "Звонок из прошлого" (2005г);•стихи: "Печаль о России", "Другу", "Времена", "Поэту", "Кузнецову П.", "Лицедей", "Твой чудный взгляд", "Тверской бульвар", "Судья", "Непослушный зайчонок (детский стих)" (2005г)Опубликованные произведения:Повести:•Деревня•Зима•Бунт•Тоска•Масленица•Дорога•КолоколВсе произведения были опубликованы в сборнике повестей "Моя Россия", автор – Сергей Богатков, издательство "ДПК Пресс", Москва, 2010 год ( тираж 5 000 экз., объем 570 стр.)Книга была представлена на Национальной книжной выставке-ярмарке "Книги России" в г. Москве, получила множество положительных отзывов и в последствии была номинирована на Национальную литературную премию "Большая книга".Рассказы:•Сборник рассказов - "Занимательные рассказы про Ивана Кнопкина", издательство "У Никитских ворот", Москва, 2016 год (тираж 1 000, объём 106 стр.)Роман:• Роман "Надлом"Иные публикации:• Художественно краеведческий сборник "Перекличка-3" (г. Узловая 2011г)• Альманах литературного журнала "Российский колокол" (2016г): рассказ "Неблагодарность" (Московская Городская Организация Союза Писателей России)• Англоязычный журнал "Russian Bell" (2016г): рассказ "Муравей" (опубликован на английском языке) (Интернациональный Союз Писателей совместно с Союзом Писателей России)• Литературный сборник "Самый короткий рассказ" (2016г): рассказ "Сентиментальность" (Союз писателей-переводчиков)


Связано с Тоска (повесть)

Предварительный просмотр книги

Тоска (повесть) - Сергей Богатков

Уже во второй половине марта весна обрушила на обледенелую землю целую серию обильных и холодных дождей. Низкие свинцовые тучи на несколько недель полностью закрыли небо. Они висели так низко, что длинные пики деревьев едва не упирались своим острием в туманное полотно унылого небосвода. Ранние весенние дожди заливали города, поселки и деревни, смывая с холста России красивые краски уходящей зимы. Все вокруг становилось унылым и безотрадным.

Серое месиво из талого снега и раскисшей весенней грязи толстым слоем лежало на тротуарах Петербурга. Запачканные сосульки то и дело срывались с массивных перил Аничкова моста и падали на льдины, медленно плывущие по Фонтанке. Стаи городских ворон в поисках пропитания без устали перелетали с одной льдины на другую, старательно выковыривая съедобные остатки пищи, вмерзшие в лед, а на широких подоконниках соседних домов стайками гнездились и нервно чирикали продрогшие воробьи.

Неуклюже прячась под зонтами и перепрыгивая внезапно образовавшиеся лужи, спешили по своим делам безликие прохожие, а густой утренний туман продолжал плотно окутывать городские улицы, предательски скрывая от взоров иностранцев острый шпиль Петропавловской крепости.

По Невскому проспекту, искря на стыках проводов своими длинными усами, лениво двигались привычным маршрутом городские троллейбусы, из окон которых выглядывали недовольные лица петербуржцев, едущих на работу, а также любопытные физиономии многочисленных гостей Северной столицы, спешащих увидеть и оценить за короткое время всю красоту и величественную грусть творения Петра.

Так выглядел Петербург этой ранней весной.

А в середине этой унылой картины, на самом краю Аничкова моста, со стороны знаменитого особняка Белосельских-Белозерских, прислонившись плечом к гранитному подножию вздыбленного коня, стоял одинокий человек и грустно смотрел на проплывающие мимо седые льдины.

Человек этот был одет в черное кашемировое пальто длиною немногим выше колен, теплые замшевые перчатки, темные джинсы, черную вязаную шапку с небольшим козырьком спереди и длинный коричневый шарф, несколько раз обмотанный вокруг шеи. Высокий воротник его пальто был приподнят, а из расстегнутого сверху отворота эстетично выпирал треугольник небрежно завязанного шарфа. Его взгляд тяжелым камнем спадал вниз, а правильные черты лица выражали лишь угрюмую задумчивость и сентиментальность.

Со стороны казалось, что человек этот просто ненадолго остановился полюбоваться необычным видом обледенелой набережной или же сфотографировать понравившийся ему архитектурный ансамбль. Наверное, именно так выбирает себе место и художник, желающий запечатлеть в красках мимолетный городской пейзаж.

Петербуржцы уже давно привыкли к таким странным особам и любопытным взглядам, и посему не обращали на странного человека никакого внимания, а иностранные гости всегда старались обращать внимание лишь на городские достопримечательности, не отвлекаясь на ненужные детали. Именно поэтому каждый занимался сейчас своим делом: кто-то читал книгу, уютно устроившись на сиденье троллейбуса, везущего его на работу, кто-то, наоборот, возвращаясь с ночной смены, торопился домой, волоча сумки, набитые продуктами, а кто-то, выходя из метро, спешил к открытию Эрмитажа. Иными словами, в это хмурое мартовское утро каждый был занят исключительно собою, своими мыслями, и никто не хотел обращать внимания на окружающих.

А между тем человека, стоящего на мосту, мучила печаль, и печаль эта была той породы, что имеет свойство сидеть внутри очень долго, может быть, месяцы, а может быть, и целые годы, постепенно обгладывая тонкую материю человеческого существа и разрастаясь иногда до такой степени, что вполне способна спалить человеческую душу дотла.

Этим печальным человеком был Иван Семенович Мышкин сорока лет от роду. Последние несколько месяцев своей жизни он провел здесь, в Петербурге. Вначале он снимал комнату у добродушной старушки Прасковьи Васильевны, живущей на Гороховой улице, в доме 64, в том самом, где когда-то жил сам Григорий Распутин. Прасковья Васильевна была настолько стара, что вполне могла застать Распутина еще живым, по крайней мере, она частенько утверждала, что видела Гришку, будучи еще совсем маленькой девочкой, и что однажды даже общалась с ним лично. Никто не знал, было ли это на самом деле, но, судя по ее возрасту, это могло быть правдой. Но Иван Семенович старался не докучать старушке своими расспросами. Приходя вечером домой, он по обыкновению уже возле порога скидывал свои ботинки, аккуратно вешал в шкаф пальто, шапку и шарф, быстро разогревал на кухне еду и вместе с кастрюлей тихо исчезал в своей комнате, окном выходящей внутрь двора, серого, неухоженного и с вечно открытыми мусорными контейнерами в углу.

В центре комнаты у Ивана Семеновича стоял старенький стол, служивший ему одновременно и столом обеденным, и столом письменным, и книжной полкой. Возле дальней стены с окном располагался телевизор, а рядом с ним два стула. Еще у Ивана Семеновича стоял небольшой шкаф, куда он положил свою единственную походную сумку с вещами, и старый, протертый и выцветший от времени диван. Вот, собственно, и все, что находилось из мебели в комнате Ивана Семеновича.

Хозяйка квартиры Прасковья Васильевна была старушкой небогатой и оттого бережливой, как и большинство стариков, и поэтому все, что находилось в квартире, приобреталось ею совместно с уже покойным мужем еще во времена развитого социализма. И с тех самых пор все эти вещи верой и правдой служили своим хозяевам. Ивана Семеновича такое положение дел вполне устраивало. Он не любил, когда в комнате скапливалось много вещей, и поэтому у него самого имелось лишь самое необходимое, минимальное количество вещей. Так сложилось еще в детстве, в его родном доме, когда он жил со своими родителями в одной из деревень Костромской области, где родился и вырос. Именно так было и потом, в новой квартире в Костроме, куда он переехал сразу после своей свадьбы, где и прожил со своей женой больше десяти счастливых лет, пока она не умерла от внезапно случившегося сердечного приступа, скончавшись еще до приезда скорой помощи, врачам которой оставалось лишь констатировать смерть. Так было и сейчас, когда Иван Семенович, бросив все и собрав сумку в дорогу, уехал из Костромы в Петербург, чтобы попытаться хоть немного отвлечься, пожить в другом городе, в чужой квартире, где ничего не напоминало бы о случившейся трагедии.

Мать Ивана Семеновича умерла не так давно, всего несколько лет назад, а вот его отца не стало, когда Ивану исполнилось семь лет. От своей матери Ивану Семеновичу остался неплохой деревенский дом с большим садом и огородом, а от жены — двухкомнатная квартира в центре Костромы.

Детей у Мышкиных никогда не было, и они с женой Варей в последнее время, буквально за несколько месяцев до ее смерти, часто задумывались о том, чтобы усыновить ребенка, планировали, обсуждали и таким образом морально готовились стать родителями. И лишь внезапная кончина Вари резко оборвала все планы не только на семейное, да и просто на человеческое счастье. Иван Семенович остался совершено один, ну если, конечно, не считать нескольких товарищей, которые в первое время после смерти жены часто появлялись в доме Мышкина, помогали ему, поддерживали. Безусловно, Иван Семенович был искренне благодарен своим товарищам, но заменить семью они никак не могли. У каждого из них была своя семья, свои дети, домашние заботы и хлопоты, а у Ивана Семеновича в один миг не осталось ничего. Лишь зияющая пустота внутри и осознание полной бессмысленности своего существования.

Одиночество давило и уничтожало, оно выворачивало наизнанку память, обнажая прошлое и причиняя тем самым еще большие душевные страдания. Находиться в пустой квартире, где они жили с Варей все эти годы, было выше его сил. И он выходил на улицу, покупал в соседней палатке спиртное, садился на лавочку в соседнем дворе, где они с Варей любили подолгу сидеть и мечтать о будущем, любуясь на бегающих и резвящихся в песочнице детей, и начинал пить. Первое время после смерти жены Иван Семенович пил каждый день и пил помногу. С головной болью он еле-еле просыпался с утра и шел, даже вернее сказать не шел, а плелся на работу. Приходя вечером домой, он снова начинал пить. От такого режима и отсутствия нормального питания у него начались проблемы со здоровьем, появились крупные синяки под глазами, начала болеть печень, пропал сон. В конечном итоге, окончательно вымотав свой организм, он взял на работе длительный отпуск за свой счет, собрал все свои сбережения, сдал в аренду квартиру в Костроме и уехал в Петербург. Выбор Петербурга обозначился сам собой. Выбирая место, куда можно отправиться, Иван Семенович определил для себя, что, во-первых, это должен быть обязательно большой город, где можно занять свободное время, отвлечься и подумать о будущем, во-вторых, это должно быть место, оставляющее приятное впечатление, и где можно хотя бы немного отдохнуть не только телом, но и душой. В результате недолгих раздумий Иван Семенович окончательно остановился на Петербурге. Мышкин уже неоднократно бывал в этом городе, и он ему очень нравился, в отличие, например, от Москвы, где, по его мнению, всегда слишком много ненужной суеты, пустого столичного пафоса и одновременно полное отсутствие узнаваемого городского колорита и живой истории, за исключением Московского Кремля и широко представленной сталинской архитектуры. А Петербург, помимо прочего, очень нравился Варе, но в нем они вместе никогда так и не побывали, хотя много раз собирались. Постоянно что-то срывало запланированную поездку в самый последний момент. Поэтому сейчас, отправляясь в Петербург в одиночестве, но с мыслями о своей жене, Иван Семенович как бы отдавал ей дань памяти, исполняя, таким образом, их давнюю, совместную мечту. Но эта мысль пришла в голову Ивану Семеновичу уже по дороге на железнодорожный вокзал, отчего его решение поехать именно в Петербург приобрело еще более глубокий и одухотворенный смысл.

Так сложилось, что свой сороковой день рождения Ивану Семеновичу

Вы достигли конца предварительного просмотра. Зарегистрируйтесь, чтобы узнать больше!
Страница 1 из 1

Обзоры

Что люди думают о Тоска (повесть)

0
0 оценки / 0 Обзоры
Ваше мнение?
Рейтинг: 0 из 5 звезд

Отзывы читателей