Наслаждайтесь этим изданием прямо сейчас, а также миллионами других - с бесплатной пробной версией

Бесплатно в течение 30 дней, затем $9.99 в месяц. Можно отменить в любое время.

Братья по разуму

Братья по разуму

Читать отрывок

Братья по разуму

Длина:
502 страницы
5 часов
Издатель:
Издано:
Sep 29, 2016
ISBN:
9781370300433
Формат:
Книга

Описание

В результате цепочки из несуразных событий в наше время попадает компьютер из далёкого будущего. В него заложена масса научной информации. Эта информация способна поставить все наши знания с ног на голову, ибо в будущем произошло несколько коренных переворотов в науке. В компьютере есть своя теория о происхождении Вселенной, которая не имеет ничего общего с современной теорией Большого Взрыва, есть теория о происхождении человека, весьма далёкая от Дарвиновской и церковной, есть сведения о братьях по разуму.
Но вся беда в том, что компьютер попадает в руки некого Автора, который всю жизнь учился на твёрдую тройку с минусом. Как всякий истинный троечник он обладает железо-бетонной самоуверенностью, то есть считает, что все гениальное просто и он способен решить любую проблему

Издатель:
Издано:
Sep 29, 2016
ISBN:
9781370300433
Формат:
Книга

Об авторе

Марченко-Калашников Анатолий Иванович. Окончил МЭИ. Работал на «Невском заводе» в Газпроме и на других предприятиях. Был участником семнадцатой конференции молодых писателей Северо-Запада. В 1986 году, как инженер-энергетик и литератор от Союза Писателей направлялся в Чернобыль на аварию АЭС. Написал об этом. Издавался в различных журналах, альманахах и сборниках. В 2014 году в издательстве «ГАЗоил ПРЕСС» вышел роман «Снег, газ и стальные трубы» о работниках газовой промышленности. Объем романа – более 500 страниц. Сейчас автор проживает в Москве


Связано с Братья по разуму

Похожие Книги

Предварительный просмотр книги

Братья по разуму - Анатолий Марченко-Калашников

Странное происшествие в городе Кисловодске.

Голубое,… голубое… небо.… На нем облачко… бежит,… Побежало,… побежало,… совсем убежало,…Скала…уходит вертикально вверх…. Скала уходит.… Это что же получается?.. Это я со скалы вертикально вниз?.. Попробуем пошевелиться… Нога – шевелится… Вторая – тоже… Руки – действуют… Тело?.. Попробуем сесть. Сел. Ничего не болит. Голова?.. Голова не болит, но ничего не соображает. Сидим… Интересно, а что я тут делаю? Ничего у меня не болит, все действует, а я сижу и, как баран, смотрю на скалу. И вообще, как я сюда попал?..

Так к Автору этих строк медленно возвращалось сознание. Автор встал на четвереньки и осмотрелся по сторонам. Небольшое ущелье, на дне которого течет ручеек. Грот в скале. Этот грот чем–то знаком. Ну, конечно же, это «Веселый зайчик». Но как Автор сюда попал? Он здесь лет пятнадцать не был…

Автор поднялся на ноги, обошел обломок скалы и увидел сидящего на камне у костра парня. Парень держался за голову и тупо смотрел в костер.

– Ты кто? – спросил Автор.

– Я – Вася, – ответил парень.

– Вася, а что мы тут делаем?

– Не знаю.

Автор и Вася долго изучающе смотрели друг на друга. Взгляд у каждого был чист, как у ребенка.

– Может, мы тут пили? – сделал предположение Вася.

Внимательно осмотрелись. Васина мысль не подтвердилась.

– Это не твоя машина? – спросил Вася и указал на стоящий внизу спортивный мотоцикл.

– В жизни таких вещей не имел.

– Значит, здесь еще кто-то есть. Давай позовем.

Почти трехминутное: «Ау!», «Кто тут есть?!», «Мужики, вали сюда!», «Чья телега?!», – эхом разносившееся по ущелью, результата не имело.

– Пойдем отсюда, – предложил Автор.

– Пошли, – согласился Вася.

Имея привычку проверять, не забыл ли он что-нибудь, Автор зашел за обломок скалы и посмотрел на место, где он недавно лежал. Точно. На траве валялась зажигалка, чуть поодаль стояла спортивная сумка. Автор засунул зажигалку в карман, а сумку повесил на плечо. На всякий случай он заглянул в расщелину. Есть. Из травы торчал угол пластмассового корпуса, это должна быть любимая магнитола. Автор нагнулся, протянул руку и вытащил из травы,… О, ужас!.. Это был «Конспект»!!! Провал в памяти стал исчезать, и кое-что вспомнилось. Автор спрятал уникальный прибор в сумку, выбежал из-за скалы и крикнул Васе:

– Удираем отсюда, они могут вернуться!

– Да?! – испугался Вася и побежал вниз.

– Садись на мотоцикл!

– А хозяин?

– Я вспомнил, это моя машина!

Автор прыгнул за руль, Вася на заднее сиденье, и они на максимальной скорости, на которую был способен спортивный мотоцикл, помчались, не разбирая дороги, вниз по Замковому ручью. Сзади над «Веселым зайчиком» на несколько секунд жутким видением повис ВЕНИК. У мотоцикла чихнул и заглох мотор, но стоило ВЕНИКу исчезнуть, как мотор вновь яростно зарычал.

Вася и Автор на большой скорости проскочили мимо «Замка коварства и любви» и понеслись по асфальтированной дороге в Кисловодск.

У озера Автор остановил мотоцикл и спросил у Васи:

– Тебе куда?

– Дальше я сам, – ответил Вася и слез с мотоцикла.

– Никому не рассказывай, что с нами было, а то за сумасшедшего примут.

– А я и не помню ничего, – сказал Вася и вошел в дверь отходящего автобуса.

С этого момента Автор и Вася больше не виделись.

Автор поехал домой. У ворот дома его ждал сосед.

– Почему так долго? – спросил сосед.

– Знакомого встретил, поболтали немного, – соврал Автор.

– А как телега везет?

– Машина – зверь, – ответил Автор и погладил мотоцикл по фаре.

– Лаваши привез?

Автор сунул руку в сумку и не нашел там никаких лавашей.

– По дороге, наверно, потерял.

– Эх ты, гонщик, – рассмеялся сосед и увел свой мотоцикл.

Автор зашел домой, задернул шторы на окнах и достал из сумки «Конспект». Он работал! По экрану медленно плыли какие-то непонятные формулы.

Автор стал вспоминать утренние события. Сделать это было не так-то просто. В памяти были сплошные провалы, и цепочка из головокружительных событий полностью никак не восстанавливалась. Вспоминались лишь отдельные эпизоды.

Утром он выпросил у соседа на часок мотоцикл, чтобы съездить в ресторан «Замок коварства и любви» за лавашами. Дальше?..

…Дальше Автор пристроился в очередь за молодым спортивного вида парнем, одетым в косоворотку, картуз с лакированным козырьком, портки и лапти с онучами, что было слишком экстравагантно даже для южного курортного города в разгар сезона. Парень растерянно вертел головой и ошарашено рассматривал замок, пекарню и людей в очереди. Когда подошла его очередь, он, тщательно выговаривая каждый слог, произнес: «Десять», и для верности, показал пальцы на двух руках.

– Десят, так десят! – неожиданно взорвался молодой пекарь кавказского происхождения. – Зачем пальцы показаешь? Думай, я па-русски не понимай?

Он принес десять лавашей и отдал их в руки парню.

– Спасибо, – тщательно выговорил тот и собрался уходить.

– Какой спасиба?! – опять возмутился пекарь. – Денги давай!

– Ах, да, да, да, – засуетился парень и достал из кармана пачку кредитных билетов. – Хватит?

Пекарь, привыкший к любой сумме, все же слегка опешил при виде такого количества денег, потом внимательно посмотрел на них и чуть не лопнул от бешенства.

– Я тебе прошу, денги давай! А ты что мне давашь?! Что себе позволяшь?! Тут тебе не здесь! Может ты мне сейчас и тугрики дадишь?! Настоящие денги давай!

Автор заинтересовался причиной неожиданного скандала и посмотрел на пачку денег. Это были… керенки!

– Мошенник, – уверенно определил род занятий парня пекарь,– коммерсант-посредник, фарцовщик, фальшиводеньжатник и шпион. Держите его, сейчас вы АМОН с милиция звать будете, а я пока за своими кунаками сбегаю.

– Может быть, тогда карточку возьмешь? – попытался успокоить расшумевшегося пекаря парень и показал ему банковскую карту весьма необычного вида и размера.

– Я ее что, в тандыр совать буду? – буквально взбесился пекарь. – Все, шутка кончились! Ловите его.

Парень схватил деньги с лавашами в одну охапку и собрался удирать…

…Дальше у Автора провал памяти, но, кажется, он расплатился за парня, потому что был определен пекарем в «тот же шайка», из-за чего Автор сразу понял, что он попал. Вот только на что он попал, Автор так и не понял. Толи он попал на джихад, толи его будут мочить в сортире, толи он нарвался на разговор с вежливыми людьми. (Джихад – праведная война правоверных против неверных. Мочить в сортире – суперактивные действия российских правоохранительных органов. Вежливые люди – вооруженные до зубов симпатичные ребята, которые всегда с превеликим удовольствием покажут верный путь заплутавшему человеку.). После таких мыслей Автор, скорее всего, быстро сделал ноги…

…Далее у Автора с парнем произошел разговор, начала которого он не помнит. Автор только помнит, что парня звали как-то диковинно, кажется, Сер Вант, и на первый взгляд он показался сумасшедшим, потому что утверждал: он студент и учится на двенадцатом курсе. Еще парень сказал, что они, очевидно, ошиблись в расчетах, и нужно было идти по вектору времени еще лет сто, а лишь потом останавливаться.

– Какой еще вектор времени? – удивился Автор. – Время – величина скалярная.

– Не всегда, – поправил Автора Сер Вант. – При определенных условиях в седьмом измерении, при использовании третичных сигмационных факторов и постоянных Але-Перкинса в сочетании с вескими аргументами Вихрова-Савочкина, можно перевести время в векторную форму.

– Бред, – не согласился Автор.

– Какой бред? Это любой школьник знает.

– Школьник? – не поверил Автор. – Я институт закончил и ничего подобного не слышал.

– Учиться нужно было хорошо, – старательно выговорил Сер Вант. – Хотя, ты же древний, ты и, правда, ничего не знаешь, – тут же поправился он.

– Почему, древний? Как это понимать?

– Понимаешь, ну этот… бесполезный ископаемый, кости которого в большом количестве находят в земле.

– А за ископаемого можно и схлопотать.

– Почему, если это и в самом деле так?

– Что значит «так»? Ты откуда взялся?

Парень помялся, недоверчиво посмотрел на Автора, потом решился и старательно выговорил:

– Из двадцать седьмого века.

– Ясно, это такой большой-большой желтый дом с решетками на окнах?

– Да нет же. Я могу доказать.

Далее у Автора снова провал памяти, но, кажется, произошел спор. Автор только помнит, что они вдвоем на мотоцикле подъехали к гроту, который у местных жителей назывался «Веселым зайчиком». Из «Веселого зайчика» доносились смех и звуки гитары, там горел костер. Рядом с гротом, метрах в двух над землей висела в воздухе летающая тарелка, из нее в грот был небрежно опущен трап.

– Ух, ты, – удивился Автор, – летающая тарелка!

– Нет, летающая тарелка совсем не то, – поправил его Сер Вант, – это ВЕНИК, самый обычный ВЕНИК.

– Какой же это веник? Это какой-то летающий корабль.

– Правильно, корабль. Аббревиатура, она так и расшифровывается: В – провал памяти, Е – единичный, Н – провал памяти, И – итерирующий, К – корабль.

Сверху из кустов высунулась голова и спросила:

– Принес лаваши? А зачем ты еще кого-то прихватил? На сдачу дали?

– Нет, он не верит, что мы из двадцать седьмого века.

– А тебя это колышет? Ну и пусть не верит. Поднимайся сюда, а он может уезжать. Нам только слухов не хватало. Да у нас тут уже есть один древний, песни поет.

Однако остановить Автора было не так-то просто, раз он увидел непонятное устройство, напоминающее тарелку. Автор взял сумку с лавашами и вместе с Сер Вантом поднялся в грот. Там вокруг костра сидели еще пятеро парней. Один из них был с гитарой. Он яростно бил по струнам и орал:

А шарабан мой американка,

А я девчонка, я шарлатанка…

Остальные в меру сил подтягивали. На костре готовился шашлык, у стены грота стояла целая батарея бутылок.

– Ты чего так долго? – спросили у Сер Ванта.

– Будешь тут долго, – проворчал тот в ответ. – Вино и мясо для шашлыка нам Вася принес, думали и с лавашами на халяву получится? Тут, между прочим, валюта не такая, а наши банковские карточки вообще не принимают.

– Так у вас, в будущем, тоже существуют товарно-денежные отношения? – удивился Автор.

– А как же? Наше общество живет по законам рыночной экономики и построено на нерушимых демократических принципах.

– Как интересно! – восхитился Автор, – а коррупция у вас тоже есть?

– Успешно боремся, скоро совсем искореним, – твердо заверили парни и слегка смутились, потом спросили, – так чего ты от нас добиваешься?

– Ваш друг утверждает, что вы из двадцать седьмого века.

– Да, мы оттуда. Решили немного поразвлечься в древности. Если ты удовлетворил свое любопытство, то можешь уходить.

– Нет, так не пойдет, – не согласился автор и придумал зацепку, чтобы остаться, – я ведь к вам не с пустыми руками пришел, я лаваши принес. У нас в двадцать первом веке не принято сразу гостей прогонять.

– Ладно, тогда садись. Давай знакомиться.

Автор представился. Представились и все остальные. Из-за провала в памяти Автор не может точно вспомнить всех имен. Единственное имя, которое осталось в памяти Автора, это имя гитариста Васи. И еще одно Автор запомнил совершенно точно: когда парни обращались к нему или к Васе, они старательно говорили на русском языке, между собой они общались на каком-то странном языке, с точки зрения Автора представляющем собой дикую смесь из русского, английского, немецкого, испанского, еще каких-то языков и технических терминов. Впрочем, если слушать их речь очень внимательно, то что-то можно было и понять.

После знакомства было предложено выпить. Автор сослался на то, что он за рулем, и пить не стал, ограничившись двумя бутылками сухого вина. После шашлыка с лавашами Автор спросил:

– Ребята, так как же вы сюда попали?

В ответ дружно рассмеялись. Один из парней приложил палец к губам и заговорческим тоном произнес:

– Первым делом, мы скоммуниздили ВЕНИК.

– То есть, как «скоммуниздили»? – не понял Автор.

– Другими словами – взяли без разрешения. Потом мы на ВЕНИКе сняли ограничитель времени и забрались в двадцать первый век. Вообще говоря, это секрет, и если нас поймает служба точного времени, то мало нам не покажется. Предел установлен на двадцать втором веке, но там нам уже надоело. Здесь интереснее.

– Но как можно передвигаться во времени?

– Он все еще не верит, – сказал Сер Вант, – он считает, что время – величина скалярная.

– А откуда ему это знать? Вектор времени был открыт в двадцать пятом веке при углубленной разработке теории черных дыр.

– Объясните, что это такое, – попросил Автор, – я по образованию инженер, я пойму.

– Хорошо, если тебе так хочется, – согласился один из парней и, сосредоточившись, произнес. – Первый третичный сигмационный фактор при отображении на шестую плоскость седьмого измерения вектора восьмого веского аргумента Вихрова-Савочкина умноженного на число «е», возведенное в степень равную второй постоянной Але-Перкинса, дает натуральный…

– Погоди, погоди, – остановил его Автор, – помедленнее, пожалуйста. Для начала объясни, что такое первый третичный сигмационный фактор.

– Так бы сразу и сказал, что тебе с азов нужно объяснять. Первый третичный сигмационный фактор есть конформное отображение интеграла Кристоффеля-Фауста на верхнюю полуплоскость…

– А что такое интеграл Кристоффеля-Фауста?

Парень, обалдевши, посмотрел на Автора и спросил:

– А ты не знаешь таблицы произведений простых В – интегралов?

– Не знаю.

– Тогда о чем с тобой вообще говорить, если ты таблицы умножения не знаешь?

– Давай с самых азов.

– Да проще уже вроде бы некуда.… Впрочем, преобразования Ганкеля и Фурье-Бесселя знаешь?

– Слышал, – обрадовался Автор.

– Слышал, – саркастически хмыкнул парень. – Так вот: теорема Парсеваля для преобразования Ганкеля…

Автор затряс головой.

– Не мучайся, – сказал парню Сер Вант. – Чего ты долбишь ему по голове как птица-дятел, если проку нет? Видишь, он ничего не понимает. Я ему лучше «Конспект» дам, пусть сам разбирается.

– А ты уверен, что его псикинетические способности будут в состоянии выдержать сингуляционные пики «Конспекта»? Имеем ли мы право, подвергать его такому риску? Как бы он с ума не сошел.

– Этот не сойдет, не с чего сходить, – заверил Сер Вант и полез по трапу в ВЕНИК.

Он вынул оттуда что-то наподобие нашего современного ноутбука, каким-то образом включил его и поставил перед Автором. На нижней панели ноутбука было изображено что-то весьма напоминающее разгаданный кроссворд, но только с цифрами. Автор, будучи инженером, понял, что это подобие сенсорных или псевдосенсорных переключателей. Сер Вант подумал и дотронулся до некоторых из них, набирая какой-то код. На экране появились формулы и послышались комментарии.

– Вот тебе лекция по итерации. Попытайся что-нибудь понять. Вот этой штукой будешь менять скорость подачи информации. Дотронешься здесь, будет быстрее, здесь – медленнее. Усек?

– Так бы и давно, – с удовлетворением сказал Автор. – Это будет, наверно, попроще, чем с вашим ходячим справочником разговаривать.

– Погоди, – перебил его Сер Вант, – может быть, тебе удобнее будет воспринимать информацию вот в таком виде.

Он дотронулся до какой-то кнопки, и обстановка резко поменялась. На месте уходящей вверх скалы оказались студенческая аудитория и лектор, дающий какие-то объяснения к формулам, медленно текущим по огромному экрану.

– Что это? – удивился Автор.

– Обычная голографическая картинка. Надеюсь, это слово тебе знакомо?

– Да. Хороший у тебя ноутбук.

– Да нет, это простой «Конспект». До ноутбука ему далеко, слишком маленький объем памяти, но студентам хватает. Можешь, кстати, задавать вопросы прямо лектору, он тебе ответит и все объяснит. Только дурацких вопросов не задавай, иначе лектор может обидеться и тебя из аудитории выгнать.

– Даже так? Тогда убирай всю эту голографию, я буду По-старинке воспринимать информацию с экрана.

– Как скажешь, – хмыкнул Сервант, пожал плечами, перевел картинку на экран и сказал, – ладно, просвещайся, а я пошел. Иначе они все без меня выпьют.

Автор, чтобы не мешать буйному веселью у костра, сел за обломок скалы и стал внимательно смотреть на экран. Дабы легче было разобраться, он поставил минимальную скорость подачи информации и достал из сумки случайно завалявшиеся в ней справочник Корна по высшей математике, микрокалькулятор, общую тетрадь и шариковую авторучку. Оттуда же он извлек магнитолу и включил ее погромче, чтобы заглушить доносившееся из-за скалы:

Ты больная, я больной,

Приходи ко мне в общагу,

Будем вместе аспирин глотать.

Если доктор не поможет,

Вместе нас в постель положат.

Милая, не обижайся…

Уже после второго постулата Автор запутался в математических выкладках и абракадабрском языке окончательно и пытался уловить хотя бы общий смысл лекции. Он оторвался от экрана только тогда, когда неожиданно перестала писать шариковая авторучка, и отключился микрокалькулятор. Автор быстро раскрутил авторучку и посмотрел стержень на свет. Странно, паста в нем была, но авторучка ни в какую не хотела писать. Тут автор заметил, что магнитола тоже не работает. Чудеса, он ведь только утром вставил в нее новые батарейки. За скалой так же стояла мертвая тишина.

Автор выглянул из-за скалы, и его глазам предстала поразительная картина. Над ВЕНИКом висел еще один ВЕНИК гораздо больших размеров с желтой полосой на борту, на которой было написано крупными буквами «Служба точного времени». Из него было направлено конусообразное голубоватое поле, охватившее маленький ВЕНИК и почти весь грот. Рядом с костром в различных позах спали парни, а вокруг ходили и собирали все до последней бутылочной пробки люди, одетые в защитные скафандры со знаками различия. Они подняли спящих и отнесли их в ВЕНИК. Потом Васю, после короткого совещания, вернули все-таки назад. Слишком уж отличался своим внешним видом Вася, одетый в пижонские кроссовки, расписную футболку и шикарные джинсы, от всей остальной компании, разряженной под крестьян – середняков на деревенской гулянке. Гитару, правда, носители скафандров забрали с собой.

Автор неосторожно выронил «Конспект», и тот громко звякнул, закатившись в расщелину. Автора заметили, и голубоватый конус поля накрыл и его. Автор сразу же уснул.

Далее, как уже известно, последовала поспешная ретирация, и вот «Конспект» стоит на столе у Автора в зашторенной комнате.

Таким вот несколько необычным образом автор стал обладателем уникальнейшего прибора, попавшего ему в руки из далекого будущего, вместо сгинувших во времени любимой магнитолы и микрокалькулятора.

Много позже, использовав небольшую группу своих друзей математиков и вычислительную машину ЕС-1045, автору удалось разобраться во многом, что показывалось на экране «Конспекта». Об этом Автор и его друзья уже писали, и будут писать еще. Однако то, что написано, называется кандидатскими и докторскими диссертациями; они хоть и сильно продвинули науку вперед и еще продвинут, но нормальному читателю просто неинтересны.

Конечно, подкованный читатель с легкостью поймет многие математические выкладки, которые заложены в «Конспект», но Автор не хочет уповать на подкованность читателя и затруднять его длинными формулами, а расскажет своими словами то, что, с его точки зрения, представляет интерес для читателя. Читателю, в свою очередь, придется просто поверить на слово.

Автору, безусловно, есть, что рассказать читателю. Однако, пребывая даже в состоянии эйфории, которое наступило у него из-за того, что он обладает таким бесценным прибором, Автор сумел заметить, что информацию из «Конспекта» он черпает весьма и весьма одностороннюю. В основном информация была о высшей математике. Но, позвольте, раз уж «Конспект» – прибор из будущего и является своеобразным кладезем человеческой мудрости, то в нем должны сведения и о физике, и о музыке, и об истории и социологии, и о космической технике и астрономии, и о медицине и искусстве, о Братьях по разуму, в конце концов.

Автор попытался самостоятельно добраться и до этих файлов, но быстро убедился, что бывший хозяин «Конспекта» – Сер Вант был далеко не таким простым парнем, каким он показался на первый взгляд. На все попытки автора съехать с математики и выудить из прибора что-либо другое, «Конспект» отвечал коротким словом «Брысь» и надписью на экране «Введите код доступа». Знакомые программисты тоже оказались бессильными. Автор, однако, не сдался и показал аппарат программистам в Санкт-Петербурге и Москве. Те тоже только беспомощно развели руками. Впрочем, они посоветовали автору обратиться к одному очень непростому человеку. Этот человек заслуженно пользовался славой опытнейшего хакера, за что когда-то, после взлома защиты банка данных одного коммерческого банка, вполне заслуженно пять лет отдыхал в местах не столь отдаленных. Человек этот уже, как говорили, недавно закончил отдыхать и сейчас сидел без работы. Он мог взяться за любое дело и с блеском довести его до победного конца.

Автор нашел хакера и объяснил сложившуюся ситуацию. Обрадованный хакер за обещанное ему вознаграждение с энтузиазмом взялся за дело. Автор лишь предупредил его, чтобы тот обращался с «Конспектом» очень осторожно, ибо этот прибор не просто собственность Автора, но и достояние всего ЧЕЛОВЕЧЕСТВА. Хакер расположился в квартире Автора и с головой ушел в работу. Трое суток Автор кормил, поил его и бегал за сигаретами. На четвертые сутки Автор, наконец-то, сподобился услышать первые слова хакера: «Я не могу понять логику придурка, который ставил коды. Без этого мне защиту не взломать!». Автор понял, что дело, по-видимому, так и не сдвинулось с мертвой точки, и отправился в магазин за сигаретами.

Когда он вернулся из магазина, то понял, что хакер что-то все-таки взломал. Поначалу Автор подумал, что просто ошибся дверью и попал не в свою квартиру. Да и совсем не квартира это была. В помещении, чем-то напоминающем ночной клуб, под странные тягучие звуки немного похожие на музыку ломались в каком-то диком танце молодые парни и девчонки, одетые в какие-то совершенно умопомрачительные одежды. Автор уже было собрался уходить, но тут в толпе заметил хакера. Тот, выпучив глаза и широко раскрыв рот, извивался в танце, напоминающем скорее пляску святого Витта, при этом он еще пытался и весело улыбаться. Автор хотел поинтересоваться: что же там раскопал хакер, но не успел. Его ноги сами пустились в пляс, а тело стало извиваться в такт звукам, издаваемым «Конспектом», Автору очень даже захорошело. Сколько продолжался этот кордебалет, Автор сказать не мог, потому что, как хорошо известно, счастливые часов не наблюдают.

Автор пришел в себя, когда «Конспект» перестал издавать идиотские звуки, и голографическое изображение ночного клуба пропало. На Автора выпученными глазами смотрел хакер, он тяжело дышал.

– Что это было? – спросил Автор. – Что ты там раскопал?

– Скорее всего, ребята из будущего так оттягиваются, – отдышавшись, сказал хакер. – Я, наверно, взломал защиту какого-то электронного наркотика. Черт, ну и забирает.

– Интересно, а на что там еще напороться можно?

– Понятия не имею. Ты же этих ребят видел, примерно представляешь их логику, можешь судить об их поступках, немного можешь предсказать их поведение.

– Смогу, наверно, – согласился Автор. – Давай вместе рассуждать логически…

Однако логически порассуждать не удалось. «Конспект» снова взвыл, на его экране высветилась надпись «Повтор», квартира опять-таки превратилась в кабак, и оба экспериментатора вновь пустились в пляс. Но на сей раз ни Автор, ни хакер не получили полную дозу электронного развлечения. Два каких-то здоровенных мужика с надписью «Охрана» на спине схватили обоих исследователей под белы руки, выбросили их из квартиры и плотно закрыли за ними дверь.

– Что это было? – с удивлением спросил Автор у хакера.

– Судя по всему, – объяснил хакер, – мы с тобой не прошли фейс-контроль. То ли не по моде одеты, то ли не так танцуем. Вот охрана нас и выперла.

– Какой еще на хрен фейс-контроль?! – возмутился Автор. – Это моя квартира!

– Была, – согласился хакер. – Вот только что с ней сейчас стало, даже не могу сказать.

Они осторожно приоткрыли дверь и стали через маленькую щелку наблюдать за происходящим. Когда музыка закончилась, голографическое изображение ночного клуба пропало, и квартира снова приобрела свой нормальный вид, хакер, хватанувший двойную дозу электронного удовольствия, бросился к «Конспекту» и перевел его назад на математику.

Математика, как известно, – наука вполне нейтральная и еще никому ни вреда, ни кайфа не приносила. Тем не менее, хакер впал в истерику. Он заорал, что не желает больше плясать под дудку этого долбанного ноутбука, и вообще в гробу он видел это «общечеловеческое достояние». Черт его знает, что в него еще заложено. Возьмет, да и затащит в какую-нибудь компьютерную игру. Непосредственно в саму игру, именно внутрь. И будешь в виде хвостатого, клыкастого и когтистого монстра бегать до конца жизни по жуткому лабиринту с одной лишь дебильной мыслью в голове – всех перебить и выйти на следующий уровень. А если превратишься в какого-нибудь терминатора, Рембо или героя-одиночку? Примешься всех мочить из супер-пупер пукала, которое будет у тебя в руках, а так же бить всем морды и получать в ответ по тому же месту. И, не дай бог, в «Конспект» заложена программа самоликвидации, а он взломает ее защиту? Хорошо, если там окажется всего пара грамм тротила, а если двести? Тогда ни ноутбука, ни хакера не найдут. Нет уж, если Автору так неймется, то пусть он сам выцарапывает информацию из этого «Конспекта», а серьезному деловому человеку тут делать нечего.

– Погоди, не горячись, – пытаясь успокоить хакера, сказал Автор. – Это всего лишь голографическое изображение. Ничего страшного, одна видимость.

– Видимость?! – вспылил хакер. – Смотри сюда!

Он показал огромный фингал под своим глазом.

– Откуда это? – удивился Автор.

– Это мне охранник поставил, когда я уперся и не захотел с ним идти.

– Ух, ты! – восхитился Автор. – Ты смотри, как они в будущем голографию модернизировали. Она у них, оказывается, не только визуальные, но и тактильные ощущения передает.

– Вот ты и разбирайся сам с этими ощущениями.

Хакер ушел и хлопнул дверью. Автор пожал плечами: ну и странный нынче бывший зек пошел – боится всего на свете, а еще хакером себя называет.

Автор, конечно же, и не подумал сдаваться. Подумаешь, программа самоликвидации. Телевизор смотрели и как обезвреживаются всяческие шахидские штучки, знаем. Нет, расстреливать «Конспект» из водяной пушки Автор, конечно, не станет, хотя ему и прекрасно известна технология изготовления водяной пушки из обычной кухонной соковыжималки. Нужно просто защитить себя.

Защиту Автор придумал неплохую: простую, но очень надежную. Взял обычный мотоциклетный шлем и вставил в него пуленепробиваемое стекло. На шею надел железный строгий ошейник шипами наружу, предназначенный для кавказской овчарки. О такой ошейник волки зубы ломают, не то, что там какой-то «Конспект». На грудь надел бронежилет, выпрошенный у знакомого спецназовца. На всякий случай поверх бронежилета укрепил сковородку из нержавеющей стали, такую ни чем не пробьешь. Чтобы обезвредить возможную газовую атаку, поставил рядом с «Конспектом» баллон с дезодорантом.

В таких вот тяжелых условиях Автор и стал взламывать защиту «Конспекта» и добывать столь необходимые ЧЕЛОВЕЧЕСТВУ знания.

И взломал! И добыл! И совершенно обалдел от того, что добыл!

Это что же получается: все знания, которыми обладал до этого момента Автор – полный ноль?! Или даже еще хуже – отрицательная величина?! Но, позвольте, знания Автора ведь не с потолка взяты, а опираются как на фундамент на плечи таких гигантов как Джордано Бруно, Чарльз Дарвин, Исаак Ньютон, Альберт Эйнштейн, Карл Маркс. Выходит, что эти люди тоже заблуждались?!

Такая мысль в голове никак не укладывалась!

А что же такое раскопал Автор в «Конспекте»? Да ничего особенного. Обычный отчет об экспедиции землян на планету Неона. Так, пустяк. Но в этот пустяк собралось столько, что Автор своим разумом охватить все до сих пор не может,… Возможно, это получится у кого-нибудь из читателей?

Отчет об экспедиции нуждается в некоторых технических пояснениях. Например: принцип перемещения во времени.

Тут есть все: и постоянные Але-Перкинса, и веские аргументы Вихрова-Савочкина, и интегралы Кристоффеля-Фауста, – но читателю, чтобы не плутать в бесконечном и весьма темном лесу высшей математики, где даже сам черт ногу сломит, придется просто поверить, что время можно перевести в векторную форму.

Или космические корабли, в основу которых заложен принцип итерации. Космический корабль останавливается в произвольной точке пространства и начинает скользить по вектору времени в ту или другую сторону до тех пор, пока не встречается с каким-нибудь космическим телом, проходящим через эту же точку и движущимся в нужном космонавтам направлении. Чаще всего таким космическим телом является какая-нибудь звезда. Корабль выходит на орбиту и движется по вектору времени, а со звездой – и в пространстве. Скорость движения по вектору времени практически ничем не ограничивается, причем внутри космического корабля время не убыстряется и не замедляется, то есть, пока на корабле пройдет несколько недель или месяцев, на космическом теле пройдут сотни и тысячи лет. Таким образом, корабль может покрыть огромные расстояния, затратив практически ничтожную энергию, которую легко восполнить от находящейся рядом звезды.

Мудрено конечно, но что поделаешь: не все гениальное оказывается на проверку простым. Автор надеется, что столь громоздкая техническая подробность не отбила у читателя охоту к изучению отчета экспедиции.

Еще необходимо упомянуть о языке «линкос». Это чисто логический язык, освобожденный от фонетического звучания. Он разработан еще в наше время для вхождения в контакт с иными мыслящими существами.

Устройство и предназначение таких вещей, как летающие тарелки, фотонные ракеты, бластеры и сфера Дайсона Автор объяснять не станет: читатели о них и так неплохо осведомлены.

Автор долго мучился над такой весьма деликатной проблемой: чье же имя поставить под отчетом? В конце концов, он решил воспользоваться литературно-художественным приемом М. Ю. Лермонтова, который, как известно, когда-то очень удачно поставил свою подпись под чужими записками, лишив тем самым авторского права и гонорара истинного автора, чем и обессмертил свое имя. Да будет же, как говорится, решительный поступок старшего собрата по гусиному перу и компьютеру «Пентиум – 4», хорошим примером для подражания подрастающему поколению литераторов!

Правда, в данном случае кое-какие усилия Автор все-таки затратил: ему пришлось очень долго осмысливать увиденное на экране «Конспекта» и переводить с абракадабрского языка на русский. Автор почти ничего не стал изменять в увиденном на экране «Конспекта» и устранять исторические и прочие неточности, хотя кое-что

Вы достигли конца предварительного просмотра. Зарегистрируйтесь, чтобы узнать больше!
Страница 1 из 1

Обзоры

Что люди думают о Братья по разуму

0
0 оценки / 0 Обзоры
Ваше мнение?
Рейтинг: 0 из 5 звезд

Отзывы читателей