Наслаждайтесь миллионами электронных книг, аудиокниг, журналов и других видов контента

Только $11.99 в месяц после пробной версии. Можно отменить в любое время.

Я гений пламенных речей...

Я гений пламенных речей...

Читать отрывок

Я гений пламенных речей...

Длина:
752 страницы
2 часа
Издатель:
Издано:
4 мар. 2014 г.
ISBN:
9785389074293
Формат:
Книга

Описание

Даниил Хармс — ярчайший представитель русского авангарда. Своим
поэтическим творчеством он преодолевает относительность поэтического
слова, достигая вечность абсолютного Логоса.
Творчество Хармса лишний раз подтверждает, что "гениально правильно
найденное незначительное отклонение" и создает настоящее искусство.
В сборник включены стихотворения, стихотворные сценки, пьеса "Елизавета Бам", а также декларация ОБЭРИУ.
Издатель:
Издано:
4 мар. 2014 г.
ISBN:
9785389074293
Формат:
Книга

Об авторе


Связано с Я гений пламенных речей...

Похожие Книги

Похожие статьи

Предварительный просмотр книги

Я гений пламенных речей... - Даниил Хармс

Содержание

Я гений пламенных речей...

Информация о книге

Даниил Хармс и его поэтическое творчество

Стихотворения

1. О том как иван иванович попросил и что из этого вышло

2. От бабушки до Esther 2

3. Наброски к поэме «Михаилы»

I. Михаил.

II. Михаил.

III. Михаил.

4. Землю, говорят, изобрели конюхи

5. «Тише целуются...»

6. Сек

7. Полька затылки (срыв)

8. Вью́шка смерть 4

9. Ваньки встаньки

10. Ваньки встаньки

11. «в репей закутаная лошадь...»

12. Конец героя

13. Казачья смерть

14. Случай на железной дороге

15. Пророк с Аничкиного моста

16. Виктору Владимировичу Хлебникову 6

17. Стих Петра-Яшкина-коммуниста

18. «Глядел в окно могучий воздух...»

19. «Берег правый межнародный...»

20. Авиация превращений

21. Пожар

22. А. И. Введенскому 8

23. «Купался грозный Петр Палыч...»

24. «выходит Мария отвесив поклон...»

25. В гостях у Заболоцкого 9

26. Прогулка

27. Иван Иваныч Самовар

28. Иван Тапорыжкин

29. «Шел мужчина в согнутых штанах...»

30. Мама НЯМА аманя

31. Падение с моста

32. О́сса

33. Жизнь человека на ветру

34. «По вторникам над мостовой...»

35. «открыв полночные глаза...»

36. «пристала к пуделю рука...»

37. Овца

I

II

III

38. «Откуда я?..»

39. Столкновение дуба с мудрецом

40. Ванна Архимеда

41. «Все все все деревья пиф...»

42. «Свои ручки лелея...»

43. «Нева течёт вдоль Академии...»

44. I Разрушение

45. Веселые чижи

46. Жене

47. «Всё наступает наконец...»

48. «Жил мельник...»

49. «Ну-ка выбеги Маруся...»

50. Злое собрание НЕверных

51. Утро (пробуждение элементов)

52. Падение вод

53. «Я в трамвае видел деву...»

54. «Вам поверить...»

55. «Девицы только часть вселенной...»

56. «Где я потерял руку?..»

57. «Земли, огня и ветра дщери...»

58. «1. В небесари ликомин...»

1.

2.

3.

4.

59. «Я устал не спать ночей...»

60. Не́теперь

61. Миллион

62. «Двести бабок нам плясало...»

63. Вечерняя песнь к имянем моим существующей

64. «лоб изменялся...»

65. «Где-ж? Где-ж? Где-ж? Где-ж?..»

66. «Фадеев Калдеев и Пепермалдеев...»

67. «Ревекка Валентина и Тамара...»

68. «был он тощь высок и строен...»

69. «Неужели это фон...»

70. Врун

71. Виталист и Иван Стручков

72. «боги наги...»

73. «Человек устроен из трёх частей...»

74. Скавка

75. «Взяли фризовую шинель...»

76. Третья цисфинитная логика бесконечного небытия

77. Звонитьлететь (третья цисфинитная логика)

1

2

78. «Пришла весна...»

79. Турка — Турка

1

2

3

4

5

6

80. «Видишь, под елочкой маленький дом...»

81. Ohne Мельница

82. АнДор

83. «порою мил порою груб...»

84. Молитва перед сном 28 марта 1931 года в 7 часов вечера

85. «Короткая молния пролетела над кучей снега...»

86. Выбор дней

87. Лампа о словах подносящих укромную музыку

88. Хню

89. «в миг...»

90. «один монах...»

91. «Скажу тебе по совести...»

92. «Дни дни клонились к вечеру...»

93. «мне бы в голову забраться козлом...»

94. «однажды Бог ударил в плечо...»

95. «То то скажу тебе брат от колеса не отойти тебе...»

96. «Узы верности ломаешь...»

97. «Небеса свернуться...»

98. «Я знаю зачем дороги...»

99. «Слава радости пришедшей в мой дом...»

100. «я знаю почему дороги...»

101. «Убежали стрехи с плечь...»

102. «Соседка помоги мне познакомиться с тобой...»

103. «Почто сидишь...»

104. «Во Имя Отца и Сына и Святаго Духа...»

105. «блоха болот...»

106. «Грянул хор и ходит басс...»

107. «Я ключом укокал пана...»

108. «моя любовь...»

109. «однажды господин Кондратьев...»

110. Наблюдение

111. Страсть

112. «Камнями милая подруга...»

113. «Шарики сударики...»

114. «Ходит путник в час полночный...»

115. «Елизавета играла с огнём...»

116. «Мне всё противно...»

117. Знак при помощи глаза

118. О. Л. С.

119. «Где ты?..»

120. «Молчите все!..»

121. «жил был в доме тридцать три единицы...»

122. «Я понял будучи в лесу...»

123. Приказ лошадям

124. О водяных кругах

125. Подруга

126. Карпатами — горбатыми

127. Постоянство веселья и грязи

128. Сладострастная торговка

129. Старуха

130. Берег и Я

131. «Колесо радости жена...»

132. «Я влюблена в тебя...»

133. «почему любовный фибр...»

134. «открыв наук зелёный том...»

135. «Птичка с маленькой головкой...»

136. «вода внизу отразила всё то, что наверху...»

137. «Легкомысленные речи...»

138. «Бегут задумчивые люди...»

139. Баня

140. «Царь вселенной...»

141. Что делать нам?

142. Романс

143. «Горох тебе в спину...»

144. «Стоит средь волн морских пустынный остров...»

145. Обращение учителей к своему ученику графу Дэкону

146. Песень

147. Разбойники

148. «Мне стариков медлительный рассказ противен...»

149. Зарождение нового дня

150. Размышление о девице

151. Неизвестной Наташе

152. Физик сломавший ногу

153. Олейникову

154. Антон и Мария

155. Страшная смерть

156. На смерть Казимира Малевича

157. «Господи пробуди в душе моей пламень Твой...»

158. Небо

159. Первое послание к Марине 24

160. Второе послание к Марине

161. Заумная песенька

162. Хорошая песенька про Фефюлю

1

2

3

4

163. Марине

164. «Я гений пламенных речей...»

165. «В каждом колоколе злоба...»

166. «Гости радостно пируют...»

167. «Вечер тихий наступает...»

168. Прогулочка

169. Дактиль

170. Подслушанный мною спор Золотых Сердец о бешемели

171. Вариации

172. СОН двух черномазых ДАМ

173. «Да, я поэт забытый небом...»

174. «Шёл Петров однажды в лес...»

175. «Григорий студнем подавившись...»

176. «Я долго смотрел на зелёные деревья...»

177. «Я плавно думать не могу...»

178. «Желанье сладостных забав...»

179. «Деды жили, деды знали...»

180. «Гнев Бога поразил наш мир...»

181. «Зима рассыпала свои творенья...»

182. «Но сколько разных движений...»

183. «Меня закинули под стул...»

184. «Да что же это в самом деле?..»

185. Смерть дикого воина

186. Сладострастный древоруб

187. «Я долго думал об орлах...»

188. «В ночной пустынной тишине...»

Стихотворные сценки

1. Искушение

2. Полет в небеса

3. Ку Шу Тарфик Ананан

4. «Тюльпанов среди хореев»

5. «Мы (два тождественных человека): Приход нового года...»

6. «Соловей скатываясь в ящик: Я пел...»

7. Ужин

8. Месть

9. Радость

10. «Кулундов: Где мой чепец? Где мой чепец?..»

11. Он и Мельница

12. «ОН — А ну ка покажи мне руку...»

13. Окно

14. Окнов и Козлов

15. Вода и Хню

16. От знаков миг

17. «Идет высокий человек и ловко играет на гармоне...»

18. «Я подарил вам суп...»

19. Архитектор

20. «Часовой — Теперь я окончательно запутался...»

21. Бал

22. «Глоб: Я руку протянул, И крикнул...»

Елизавета Бам

Приложение

ДЕКЛАРАЦИЯ ОБЭРИУ

Общественное лицо ОБЭРИУ

Поэзия ОБЭРИУТОВ

На путях к новому кино

Театр ОБЭРИУ

Примечания

Даниил Хармс

Я гений пламенных речей...

Информация о книге

УДК 821.161.1

ББК 84(2Рос-Рус)6

Х 21

ISBN 978-5-389-07429-3

16+

Хармс Д.

Даниил Хармс — ярчайший представитель русского авангарда. Своим поэтическим творчеством он преодолевает относительность поэтического слова, достигая вечность абсолютного Логоса.

Творчество Хармса лишний раз подтверждает, что «гениально правильно найденное незначительное отклонение» и создает настоящее искусство.

В сборник включены стихотворения, стихотворные сценки, пьеса «Елизавета Бам», а также декларация ОБЭРИУ.

УДК 821.161.1

ББК 84(2Рос-Рус)6

© Даниил Хармс (наследник), 2010

© Дмитрий Токарев, статья, составление, 2010

© Вадим Пожидаев, оформление серии, 1996

© ООО «Издательская Группа

Азбука-Аттикус», 2014

Издательство АЗБУКА®

Даниил Хармс

и его поэтическое творчество

Творчество Даниила Хармса (1905—1942) занимает особое место в истории русской литературы XX века. Войдя в литературу как наследник авангардистских концепций о переустройстве мира и искусства, Хармс довольно скоро преодолевает влияние зауми — поэтического течения, обращающего особое внимание на звуковой состав слова. Для Хармса, напротив, наиболее интересна его содержательная сторона, скрытая под наслоениями, привнесенными логическим, рациональным мышлением. «Посмотрите на предмет голыми глазами, и вы увидите его впервые очищенным от ветхой литературной позолоты», — призывает декларация ОБЭРИУ, движения, одним из основателей которого был Хармс. ОБЭРИУ (Объединение реального искусства, 1927—1931) просуществовало не долго: аресты Хармса и А. Введенского в 1931 году положили конец этому объединению, и так уже ослабленному погромной критикой. После полугода тюремного заключения и пяти месяцев ссылки в Курске Хармс уже не пытается возродить его. В эпоху большого террора основным кругом его общения становятся «чинари» — неформальное сообщество друзей, интересовавшихся проблемами художественного творчества, философии, культуры, религии. Костяк сообщества, наряду с Хармсом, составляли поэты Александр Введенский (1904—1941) и Николай Олейников (1898—1937), философы Яков Друскин (1902—1980) и Леонид Липавский (1904—1941). Кроме того, в собраниях чинарей участвовала Тамара Мейер-Липавская (1903—1982), которая, до того как вышла замуж за Леонида Липавского, была женой Введенского. Иногда к чинарям присоединялся и Николай Заболоцкий (1903—1958); однако непростые взаимоотношения с членами группы (в особенности с Введенским), а также наметившееся расхождение в поэтике отдаляли его от чинарей.

Слово «чинарь» было придумано Александром Введенским. В 1917—1918 годах, во время учебы в гимназии имени Л. Д. Лентовской, он сближается с Леонидом Липавским, а позже — в 1922 году — и с Яковом Друскиным, их старшим товарищем по все той же гимназии. Весной или летом 1925 года в круг чинарей входит Даниил Хармс, а в конце года и Николай Олейников. Собственно говоря, словом «чинарь» активно пользовались лишь Хармс, подписывавшийся (в 1925—1927 гг.) «чинарь-взиральник», и Введенский, называвший себя в те же годы «чинарем — авторитетом [так!] бессмыслицы»». Яков Друскин, оставивший воспоминания о встречах чинарей, полагал, что слово «чинарь» произведено от слова «чин», понимаемого как некий духовный ранг, ступень на пути к духовному совершенству. Существуют и другие интерпретации: значение этого слова возводится либо к славянскому корню «творить», либо к хлебниковскому неологизму от слова «чинара» — «чинарить», либо, наконец, к слову «чинарик», маленький окурок.

Собрания чинарей проходили, как правило, раз в неделю на квартире Липавского или Друскина. «Разговоры велись преимущественно на литературные и философские темы. Все, что мы писали, мы читали и обсуждали совместно. Иногда спорили, чаще дополняли друг друга. Бывало и так, что термин или произведение одного из нас являлось импульсом, вызывавшим ответную реакцию. И на следующем собрании уже другой читает свое произведение, в котором обнаруживается и удивительная близость наших интересов, и в то же время различия в подходе к одной и той же теме», — вспоминал Друскин. Духовная и интеллектуальная близость членов группы была так велика, что их общение носило характер «соборной коммуникации» (Друскин), при которой противопоставление «я — ты»» уступает место единению «мы»», не разрушая при этом неповторимой индивидуальности каждого ее субъекта.

«Разговоры» — так назвал свои записи проходивших в 1933 — 1934 годах между чинарями бесед Леонид Липавский. Чувствуя, что связи, объединявшие их, постепенно ослабевают, он пытается зафиксировать не только интересовавшие друзей сюжеты и темы, но и сам неповторимый стиль общения, отмеченный склонностью к парадоксам и духовной глубиной. В 1936 году Введенский женится на Г. Б. Викторовой и переезжает в Харьков. В 1937 году — арестован Олейников и расстрелян несколько месяцев спустя. В ноябре 1941 года погибает на фронте Леонид Липавский. В том же году арестовывают Хармса (скончался в феврале 1942 года в тюремной психиатрической больнице) и Введенского (погиб на этапе). Из всех чинарей судьба пощадила лишь Друскина, посчитавшего своим долгом сохранить память о друзьях. В голодные блокадные дни он находит в себе силы собрать воедино рукописи Хармса, Введенского и авторские машинописи текстов Олейникова и эвакуировать их из осажденного города. Уже после войны Друскин пишет несколько научных исследований о творчестве членов группы.

Друскин называл чинарей эзотерическим объединением, в то время как ОБЭРИУ было объединением экзотерическим, удовлетворявшим общественный темперамент его создателей — и в первую очередь Даниила Хармса. Ядро ОБЭРИУ составляли Хармс, Введенский и Заболоцкий; ни Друскин, ни Липавский, ни Олейников в него не входили. Созданию ОБЭРИУ предшествовал ряд достаточно эфемерных объединений, таких как «Левый фланг», «Фланг левых», «Академия левых классиков». Окончательно название «ОБЭРИУ» закрепилось с осени 1927 года. Знаменитые «Три левых часа» — одно из последних коллективных авангардистских выступлений (24 января 1928 года) — были организованы в рамках ОБЭРИУ. Именно на этом вечере была сыграна «Елизавета Бам», пьеса Хармса, которую часто и довольно успешно сравнивают с таким классическим образцом театра абсурда, как пьеса Эжена Ионеско «Лысая певица».

Если раньше Хармс и Введенский изучались именно как обэриутские авторы, то в последние годы некоторые исследователи подвергают сомнению само понятие «обэриутская поэтика». Другие, напротив, полагают, что на глубинном уровне поэтика членов ОБЭРИУ характеризуется относительной однородностью. Говорят также и о мифологизации чинарей, и об искусственности самого термина. Как представляется, спор о том, как называть Хармса и Введенского — чинарями или обэриутами, — лишен содержания и является схоластическим. С одной стороны, очевидно, что на глубинном уровне поэтика членов ОБЭРИУ характеризуется относительной однородностью. Действительно, несмотря на все различия, их объединяет стремление сохранить вещность предмета; во всяком случае, это следует из краткого изложения их метода, который дается в декларации движения. Вот почему обличительный пафос декларации направлен против заумной поэзии, основной принцип которой — текучесть — претерпевает в ней обидную трансформацию и превращается в ту «кашу», в которой предметы теряют свои конкретные очертания. «Нет школы более враждебной нам, чем заумь», — говорится в декларации. Желание отмежеваться от зауми было свойственно большинству членов ОБЭРИУ, за исключением, может быть, Игоря Бахтерева, который сохранил ей верность в течение всей жизни. Если заумь в духе Александра Туфанова (Хармс и Введенский начинали свою литературную деятельность как ученики этого поэта, провозгласившего себя продолжателем дела Велимира Хлебникова) базировалась прежде всего на разрушении фонетической оболочки слова, то для членов ОБЭРИУ гораздо важнее вырвать слово из привычного окружения, поместить его в необычный контекст, сохранив при этом его вещественность, материальность.

Подобно тому как сюрреализм, с его стремлением к организованности и к выработке общих поэтических и мировоззренческих принципов, пришел на смену негативизму Дада, движение ОБЭРИУ должно было институционализировать новый подход к миру и творчеству, суть которого заключалась бы не в заумной деформации слова, а в его алогической трансформации, в результате поэт смог бы не только обновить предмет, служащий денотатом данного слова, но и создать новую словесную оболочку для предметов, доселе существовавших в виде потенциальности. Разумеется, сюрреализм и «реальное искусство» развивались параллельно, независимо друг от друга, то же самое можно сказать и об их непосредственных предшественниках — Дада и зауми. Годом рождения русской заумной поэзии можно считать 1913 год, когда Алексей Крученых по совету Давида Бурлюка написал свое знаменитое стихотворение «Дыр бул щыл». Спустя три года в Цюрихе состоялись первые встречи будущих дадаистов. По мнению швейцарского исследователя

Вы достигли конца предварительного просмотра. Зарегистрируйтесь, чтобы узнать больше!
Страница 1 из 1

Обзоры

Что люди думают о Я гений пламенных речей...

0
0 оценки / 0 Обзоры
Ваше мнение?
Рейтинг: 0 из 5 звезд

Отзывы читателей