Наслаждайтесь этим изданием прямо сейчас, а также миллионами других - с бесплатной пробной версией

Бесплатно в течение 30 дней, затем $9.99 в месяц. Можно отменить в любое время.

Чужие дети: или Открытая книга для президента и истории

Чужие дети: или Открытая книга для президента и истории

Читать отрывок

Чужие дети: или Открытая книга для президента и истории

оценки:
5/5 (1 оценка)
Длина:
370 страниц
3 часа
Издатель:
Издано:
Jul 13, 2017
ISBN:
9785000993323
Формат:
Книга

Описание

Для реализации интеллектуальных прав подрастающего поколения должны быть сделаны серьезные шаги в вопросе формирования информационного поля: запустить федеральный канал телевидения; поднять с колен детскую журналистику и периодику; определить формы самовыражения и общения с обществом со стороны подростка, систему реализации результатов этого общения на книжном рынке и создание за счет доходов от продаж Фонда по реализации интеллектуальных инициатив подрастающего поколения. Все это даст толчок для планомерного и системного развития интеллектуального потенциала российского подрастающего поколения, подготавливая его к роли преобразователя будущего.
Издатель:
Издано:
Jul 13, 2017
ISBN:
9785000993323
Формат:
Книга


Связано с Чужие дети

Издания этой серии (13)

Предварительный просмотр книги

Чужие дети - Римма Цветковская

Книга первая:

Я — подросток нашего времени и тайные послания в 2506 год

0I.0I.2006 г.

Новый год я всегда встречаю дома — так положено и обсуждению не подлежит. Нас всегда трое — я, моя мама и моя тезка кошка Машка. Все было как всегда — скучно и традиционно.

И все-таки все мы трое остались довольны: мамочка — восхитительным вкусом мартини, я — телефонным звонком своего друга Коли из параллельного восьмого класса, Машка — глубокой миской разнообразных аппетитных объедков.

И для мамы, и для Машки я была главной фигурой в нашем маленьком ковчеге. Мама смотрела на меня с обожанием, а Машка оставила на чулках густую бахрому разноцветной шерсти.

К середине ночи мама с Машкой улеглись спать в маленькой комнате, а я решила скоротать время у телевизора.

На всем каналам бродили похожие сюжеты со знакомыми физиономиями на фоне заумных интерьеров, дежурных улыбок, нелепого юмора.

Переключая каналы, я наткнулась на один, на котором никогда ничего путного не было. Я уставилась на картинку, соображая, не заняться ли мне поиском какой-нибудь неизвестной программы, чтобы посадить ее на этот пустой канал.

И тут случилось нечто! Картинка покачнулась, стала вращаться и закручиваться спиралью! Спираль, свиваясь, уходила в глубину экрана, потом, раскручиваясь, заполняла весь экран и снова свивалась! И так несколько раз! Неожиданно спираль распалась на множество ярких брызг. Неописуемо красивое зрелище исчезло так же неожиданно, как и возникло. Экран стал жгуче черным, затем замигали миллиарды звезд, издалека наплывом появилась Земля! Она вращалась с быстротой запущенного волчка, но, вглядываясь, можно было заметить, что на поверхности Земли происходят какие-то изменения! Вдруг вращение прекратилось, изображение Земли исчезло, экран стал белесо-жемчужным, и я увидела смутные, дрожащие очертания молодого лица. И тут я услышала слабый, но довольно внятный голос:

— Я — Мелисса! Я — Мелисса! Мне пятнадцать лет! Я живу в Российском регионе общепланетарной системы планеты Земля! Сейчас первое января 2506 года! Подростки планеты Земля, объединяйтесь! Подростки планеты Земля, объединяйтесь! Будьте бдительны и непримиримы! Наше будущее в ваших руках! Я Мелисса! Я Мелисса!

Обращение прозвучало на русском, английском, французском и многих других языках.

Голос Мелиссы становился все тише и тише, пока не стих окончательно. За экраном пронзительно засвистело так, что у меня уши заложило. Экран снова заполнила картинка. Меня бил озноб. Я ничего не могла сообразить. Что это? Чья-то новогодняя шутка? Идиотский розыгрыш? Или действительно послание из будущего? Ведь там знают, что сейчас происходит на планете. Они наверняка знают, чем это грозит человечеству. Очевидно, они изучают те причинно-следственные связи прошлого, которые тормозят развитие цивилизации. Иначе и быть не может, ведь для такого послания в прошлое необходимо затратить колоссальную энергию, может быть, даже в ущерб техническому прогрессу.

Целых две недели я обдумывала ситуацию. А потом решилась: напишу Мелиссе в будущее все, что я знаю о нас, подростках. Пусть в новогоднюю ночь 2506 года она их прочтет и вместе со своими ровесниками решит, достойны ли мы своих далеких потомков!

ПОСЛАНИЕ ПЕРВОЕ

19.01.2006 г.

Здравствуй, Мелисса! Пишет тебе твоя ровесница. Зовут меня Маша. Мне пятнадцать лет. Живу я в городе Санкт-Петербурге. Представляю Петербург через пятьсот лет — много яркого, запоминающегося, праздничного. Все необычно — имена, люди, природа, дома. У нас этого нет, но мы очень этого хотим. Одна знакомая малышка однажды сказала мне по секрету: «Если бы я встретила волшебника, я бы попросила его сделать все школы, магазины, дома похожими на дворцы. Я бы попросила его сделать тротуары разноцветными, а остановки похожими на разных зверей. Я бы попросила волшебника красиво нарядить людей, чтобы они были похожи на графов и барышень, а дети — на принцев и принцесс. А троллейбусы и автобусы были бы не такими уродливыми. Они были бы чистыми, красивыми, а места сидячие в них были бы как кресла, и разноцветные — желтые, красные, синие».

Ты о нас узнаешь через пятьсот лет, а я уже сейчас знаю о тебе многое. Ты обязательно будешь изучать события, в которых я живу. Над многими из них ты станешь плакать так же, как плачу я. Ты будешь читать книги, которые читаю я. Многие события, которые вызывают мое негодование и стыд за людей, будут возмущать и тебя.

Кто я такая? Иногда мне кажется, что я — никто. Я лишняя в этом мире. Говорят, это возраст. Не знаю, может быть, но мне так одиноко. Несколько месяцев тому назад я почти нашла выход — стала писать стихи. Но оказалось, что они непонятны никому, кроме меня. Непонятны, как и я сама.

У меня все время болит душа за мою маму. Она совершенно не приспособлена к современной жизни. В магазинах ее всегда обвешивают, обсчитывают, обругивают. Из транспорта выталкивают. Она всего боится. По телевизору говорят: «Принят новый закон…» Мама сразу бледнеет: «Боже мой, что же теперь будет?!» Я ей втолковываю: было бы из-за чего переживать! Она кивает, а лицо все такое же. Достала ей номерок к психотерапевту. Выписал какие-то порошки, капли. Мура!

Я заставила маму купить модную шляпку с большими полями. Именно шляпка придает женщине независимость. Так она ее при мне наденет, а потом на лестнице опять напяливает свой жуткий бежевый беретик времен массовых репрессий. А новую шляпку в сетке носит!

Когда историки XXVI века станут изучать историю двадцать первого века, пусть обратят внимание на один феномен — всем людям очень не хватает тепла и ласки, особенно детям. Особенно тем, кто на вид кажется сильным и суровым.

Я думаю, человека не нужно специально стараться понять. Его нужно просто любить. Вот и все.

Да и о каком понимании можно говорить, если все кругом друг другу завидуют?! Особенно теперь, когда все свихнулись на добывании материальных благ. Да, раньше мы жили замкнуто, бедно, убого. Но у нас были понятия чести и справедливости. А сейчас? Отец моей мамы, мой родной дед, уступил своему сослуживцу очередь на квартиру, потому что у того назревал развод с женой из-за плохих жилищных условий. А сам еще на четыре года остался с семьей из пяти человек в одной (!) комнате в коммунальной квартире. Кто он был в глазах людей тогда? Благородный, порядочный человек. А как бы его назвали сейчас? Идиотом!

У моего одноклассника умерла бабушка, которую он любил больше всех на свете. Он почернел от горя. А его сосед по парте, проучившийся с ним бок о бок семь лет, сказал: «Повезло тебе, Серега, теперь у вас на троих трехкомнатная квартира…» По-моему, это беспредел. Лично я надеюсь только на то, что во мне — дедовские гены.

Сейчас полночь. Днем шел снег. Мама спит в маленькой комнате, там теплее. У нее болит голова. Вторая половина января в этом году страшно холодная. Я, мама и Машка — все мы мерзнем в нашей квартире. Батареи едва теплые: чтобы согреться, на них буквально надо сидеть целый день. Лифт то и дело отключают — берегут электроэнергию, а мамочке приходится после работы пешком тащиться на четырнадцатый этаж.

А как в твоей квартире в такие холода? Я уверена, что новые технологии, новые материалы, новые источники энергии позволяют вам жить комфортно и при холоде, и при жаре. Наверняка ваши ученые избавили города от этих монстров — ­теплотрасс, содержание которых доставляет столько хлопот и отнимает у Земли ее пространство и необходимые природе силы.

Но пишу я тебе не об этом. А о чем? Не знаю сама. Устала я что-то, запуталась в жизни. Захандрила душа моя, бывает иногда такое. Навалилось, да и сказать некому. Маме? Потеряла я свою дорогу в жизни, раньше боролась, мечтала, верила, что все наладится, а сейчас — не знаю.

Все люди считают, что у них есть душа. Но я в это не верю. Чем больше я вглядываюсь в окружающий мир, тем больше ненавижу человечество и все созданное им. Потому что практически все придуманное человеком разрушает природу. У моей подруги была собака, она жила у них два года. Мать подруги потеряла работу, и собака тут же оказалась на улице. Та самая Шейла, которая когда-то спасла жизнь девочки. И это называется дружбой? Что случилось с нашим разумом и сердцем? Не покинет ли нас доброта навсегда? Я мечтаю создать организацию по защите Земли.

Бывает, так хочется рассказать кому-нибудь свое горе или радость. Только соберешься с духом и заговоришь, а тебя перебивают и начинают говорить о своем. В такие минуты мне становится очень плохо. Я чувствую, как на сердце нарастает камень — такая тяжесть.

Но что это я все о себе да о себе? Ты не думай, что я такая уж хандрюшка. Я сопротивляюсь, стараюсь найти противовесы в окружающей жизни, в себе самой и в других людях.

А как у вас, в XXVI веке? За пять столетий люди наконец уяснили себе, что только взаимопонимание и доброта способны объединить людей планеты?!

Наш 8«А» всегда был дружным классом. Все горой стояли друг за друга. Помогали отстающим по учебе, вместе списывали с отличников контрольные, вместе гуляли после школы. Но однажды. Никто и не заметил, как и когда это произошло. Класс разделился на крутых и лохов, модных и беспонтовых, продвинутых и тормозных. Появились свои лидеры, и уж, конечно, не обошлось без «мальчиков для битья».

Лидерами стали две подружки, Маша и Аня. Раньше они ничем не выделялись из общей массы. А теперь расцвели махровым цветом. Девчонки вообразили себя самыми красивыми, самыми стильными, в общем самыми-самыми. Родители — «новые ­русские», в квартирах есть все, что пожелаешь. Почти каждое воскресенье Маша с Аней ходили на дорогущие эстрадные концерты. Все перемены напролет рассказывали раскрывшим рты одноклассникам, что уже обошли все питерские ночные клубы, включая «Кэндимэн» и «Порт». Вокруг них всегда вилась стайка девчонок, гордящихся тем, что у них такие крутые «подруги».

Вскоре эта тусовка придумала себе забаву. В 8«А» учился тихий мальчик Антон. Он не курил, не ходил по вечерам с компаниями, не пропадал на дискотеках, не отрывался на концертах. Он-то и стал козлом отпущения. Маша начала сочинять о нем небылицы. Она будто бы видела, как он рылся в помойке в поисках пустых бутылок, гуляет только со своим дедушкой. По мнению Ани, Антон вместо дезодоранта пользуется нашатырным спиртом, а вместо «Cleras^» умывается керосином. Вскоре про Антона уже сочиняли анекдоты.

Однажды Аня опоздала на физику, и так как 8«А» — большой класс, все места оказались заняты. Свободно было только рядом с Антоном, ведь после Аниного заявления о нашатырном спирте с ним никто не хотел сидеть. Учительница сказала:

Аня, садись с Антоном.

Не сяду я с этим придурком, — ответила Аня.

Ты же видишь, что других мест нет, сядь к Антону, — учительница сделала вид, что не расслышала «придурка».

Да чтоб я к этому дебилу села?.. — Аня вышла из класса, демонстративно хлопнув дверью.

Распущенная истеричка, — прокомментировала учительница Анин поступок.

Что тут началось! Ребята стали защищать Аню, стучать кулаками по партам и обзывать Антона. Леша, Анин парень, подбежал к Антону и уже хотел «съездить ему пару раз по морде», как он выразился. Но тут вошла директор:

Что здесь творится?

Учительница все объяснила, ребята сразу притихли. Директор заставил Аню и Лешу извиниться перед Антоном. Теперь Маша с Аней побаиваются задевать его, но втихаря по- прежнему отпускают в его адрес колкие шуточки.

В XXI веке пройдет вся моя жизнь, и правильнее было бы спросить, чего я жду от жизни, а не от века. Но ждать, ждать…

Это глупое занятие. Так и не заметишь, как состаришься. По-моему, самое главное в жизни — это действовать, а ждать не в моих правилах. Любви, счастья, денег, мира, славы — всего этого надо добиваться. Единственное, чего можно было бы попросить у XXI века — это немного удачи, она никогда не помешает.

Мне бы хотелось, чтобы все мы стали более милосердными и не унижали других.

Я хочу представить школу, в которой учишься ты, но у меня ничего не получается. Не может же быть, чтобы через пятьсот лет ничего не изменилось — коробка буквой «П», разгороженная перегородками на классы и длинные коридоры, без информационного центра, в котором можно было бы узнать все новости — от школьных до мировых, без комнат отдыха, чтобы во время перемены можно было бы поспать минут десять. И «мечта идиота» — хорошая школьная библиотека, чтобы не скитаться по всему городу в поисках нужной книги. А еще неплохо бы ввести в старших классах лекционную систему — гуманитариям читать лекции по точным предметами, технарям — по гуманитарным. Для интеллектуального развития. А еще бы бассейн, тренажерный зал и компьютерный центр.

По всей вероятности, к XXVI веку у вас будут не школы, а школьные городки. Пожалуй, это самое лучшее, что может придумать общество для своих детей. Кто хочет — прилетает на своих космолетах каждый день, а кто хочет, проживает там от воскресенья до воскресенья. Представляю, как там весело и в то же время у каждого есть маленький уголок, как у Пушкина в лицее, где он мог уединиться или поболтать с приятелем.

И все под рукой: тренажерные и лекционные залы, видеоклассы, куда можно прийти, включить видеоэкран и за час-два вживую заглянуть в любой уголок планеты! И даже поговорить с людьми, которые там живут!

Размечталась. Глаза слипаются. Сбегала посмотреть, как там мама. Спит, свернувшись калачиком. Ноги ей греет Машка. Машка очень похожа на меня — такая же задумчивая, любит помечтать, сидя на подоконнике и глядя сверху на высоченную осину, на ветках которой вечно тусуются вороны.

С трех лет я живу с мамой, и она — самое главное для меня, я очень ее люблю. После того, как папа ушел к другой, в моей комнате остались только детская кроватка и тахта. Маме пришлось все начинать с нуля. Спустя одиннадцать лет нашу квартиру не узнать: новая мебель, стенка, аппаратура.

О папе я не забыла. Получается так, что мама напоминает о нем. Дело в том, что я очень похожа на отца, особенно характером, хотя почти с ним не общалась, мне ведь было всего три года, когда он ушел. Мама говорит, что у меня такие же походка и выражение лица, что ей иногда хочется убить меня. Глядя на меня, она вспоминает, сколько плохого папа ей сделал. Представьте, я такая же: жестокая, гордая, настойчивая, эгоистка, единоличница, собственница, готовая на все ради своей цели. Как только мама со мной живет?! Кроме того, у нас с отцом рядом дни рождения: у него семнадцатого, у меня девятнадцатого мая. А если бы в один день?!

Папу я до сих пор не видела, но проблемы с ним возникают. Он платит алименты, и поэтому маме приходится с ним встречаться, в результате она нервничает. Его мама (моя бабушка) каждый день рождения присылает мне посылку с подарками, причем живет она тоже в Питере. Недавно я послала папе фотографию. Спустя несколько месяцев мамины друзья, которые также и папины друзья, рассказали, что эту фотографию он носит всегда с собой и всем показывает. Приятно, что он помнит обо мне.

Пока я не появилась, все было хорошо. Как только я родилась, начались скандалы, я мешала. И сейчас тоже: маме трудно найти мужчину, так как многие ищут женщину без детей. Если он и появляется, то мне не нравится или мне нравится, а маме нет.

А представьте, каково мне? Как-то один ее ухажер ходил со мной в поликлинику, и все врачи называли его моим папой, от чего я приходила в бешенство, а он и рад был.

Мне не хватает того, что есть в полноценных семьях: бегать вместе с папой по утрам, гулять втроем по городу, ездить на дачу или в гости. С другой стороны, в таких семьях дети растут с розовыми очками на глазах, и если возникают трудности, они теряются. Я же привыкла к проблемам.

Часто бывает, что я жалуюсь подругам: «Моя мама не отпускает меня на дискотеку или гулять до одиннадцати вечера». Перед тем, как пойти куда-нибудь, я выслушиваю лекции: «Осторожнее! Наркоманы, алкаши, бомжи, маньяки…» Мама боится за меня, оберегает, как может, так как я у нее одна. Иногда меня это раздражает, но я прекрасно ее понимаю и поэтому не обижаюсь. Хотя мне хотелось бы побольше свободы и доверия. Все же тяжело тем, кто без отца. Но не надо нас жалеть, как будто мы недоделанные! Просто мы смотрим на жизнь чуть-чуть по-другому.

Мы, подростки, — особый мирок. Мы самые умные и все знаем, нас не нужно учить и тем более указывать на наши ошибки, у нас великолепный вкус, мы во всем разбираемся.

Мы в этом уверены, но совершенно по-другому думают взрослые. Хамами, бесстыдницами, наглецами и бескультурными обзывают нас везде: в транспорте, в школе, на улице. Чаще всего из-за того, что мы пьем, курим, плюемся, ругаемся, мусорим, выделяемся из общества, огрызаемся на придирки, не слушаем советов. В общем, игнорируем всех, кто не относится к нашей тусовке.

Но когда придется поступать в университет, а потом на работу мы будем так себя вести? Вы когда-нибудь слышали, чтобы кто-нибудь, извиняюсь за выражение, обматерил экзаменатора или шефа? Абсурд. Мы можем вести себя очень прилично, одеваться элегантно, показывать прекрасные манеры и эрудицию, конечно, когда захотим. Такое впечатление, что все эти взрослые: родители, бабушки, дяди, тети — уже родились рассудительными и умными, никогда не бедокурили, не совершали ошибок и не делали ничего запретного. Но ведь каждому известно, что запретный плод сладок, и мы с наслаждением нарушаем все, что запретно.

Почему мы курим и пьем? А кто подает нам пример? Папы моих друзей каждый вечер, усевшись перед телевизором, выпивают не одну банку пива. Почему курим? А не в наших ли ларьках продадут пачку сигарет и семилетнему? К тому же надо по- понтиться перед приятелем во дворе школы. Однако это игра, игра в подражания и во взрослую жизнь. Побалуемся и бросим.

Очень часто за спиной раздаются возгласы: «Что за культура речи? Какой ужасный язык?!» Замечу, что сленг наш предназначен для подростковых, а не взрослых ушей.

Говорят, у нас низкий уровень развития. Неправда. Почти не осталось в городе простых школ. Все мы учимся в гимназиях, колледжах, лицеях. И нагрузка у нас о-го-го! Помимо обязательных предметов и пары языков мы углубленно изучаем ва- леологию, историю города, мировую художественную культуру, культуру речи, психологию, философию, право, совершаем бесчисленные экскурсии в театры и музеи (и хотя почти ничего не слушаем, но что-то в голове да откладывается).

Опять же, взрослые утверждают, что у нас нет никаких интересов и увлечений, что все свободное время мы торчим за компьютером, телевизором или болтаемся на улице. Нет, мы еще любим читать Стендаля, Хемингуэя, Моруа, Цвейга, Лондона, Бунина, Брэдбери, Гюго. А если что и смотрим по телевизору, так это новости, чтобы быть в курсе событий и оперировать своими знаниями перед сверстниками и взрослыми. Естественно, мы можем засидеться перед боевиком, но это не говорит о том, что мы тупые. Просто иногда хочется забыться, в домашних условиях испытать острые ощущения или скоротать время. Компьютеры — это еще один источник информации.

Конечно, и в бочке меда найдется ложка дегтя. И среди нас встречаются невежественные, грубые, необразованные лоботрясы, но их меньшинство. Однажды знакомая мне сказала: «Нас окружают одни гопники!» На что я ей ответила: «Ты сама себя ими окружила».

Ты думаешь, что я тебе обо всем этом пишу из пустого времяпрепровождения? Вовсе нет. Мне безумно хотелось бы, чтобы вы из своего далека оценили наше поколение, разбросанное по городам и весям, за его искусство жить в нашем сложнейшем и противоречивом времени, без внимания и поддержки взрослых!

Время даст возможность обществу XXVI столетия проследить, как мужало подрастающее поколение. Хочется надеяться, что в этом ряду наше поколение не подкачает!

Через века, с наилучшими пожеланиями, дорогая Мелисса!

ПОСЛАНИЕ ВТОРОЕ

22.01.2006 г.

Здравствуй, Мелисса. Сегодня ты снилась мне. Вот чудо.

Ты очень симпатичная и не похожа ни на одну из моих подружек. У тебя длинные темные волосы до пояса. Это мода такая? Платье свободное, до колен. На тебе нет никаких украшений.

А я вывихнула лодыжку по дороге из школы. Скачу по квартире на одной ноге. Мне-то ничего, отдохну от школы, а вот маме без моей помощи приходится туго.

Я уверена, что у вас многих наших забот уже давно нет: захотели перекусить, нажали на кнопку видеомаркета, отдали распоряжения — и через полчаса у дверей квартиры стоит контейнер с едой!

А мне остается фыркать на наших градоначальников — за отвратительное содержание тротуаров. Я вообще считаю асфальтовые покрытия экологическим насилием. Представляешь, если на тебя напялят воздухонепроницаемую парусину?! Или этот противный запах в летнюю жару?! Моя мамочка шутит, что наши дороги не имеют ни чина, ни звания! Фольклор по-русски!

Тебе трудно понять мои эмоции, твой мир иной. Я не берусь его описать, но он будет более человечный. А уж попасть ногой в выбоину на тротуаре и повредить лодыжку — такая травма сразу попадет в книгу рекордов.

Я из-за этой лодыжки второй день кисну дома в одиночестве. Вместе с кошкой Машкой сидим на подоконнике и смотрим на наш проспект сверху. Впервые обратила внимание, как много вокруг серых-серых-серых домов разной величины и высоты. Рехнуться можно — ни одного яркого мазка, ни одной изящной выпуклости! Это так называемый спальный

Вы достигли конца предварительного просмотра. Зарегистрируйтесь, чтобы узнать больше!
Страница 1 из 1

Обзоры

Что люди думают о Чужие дети

5.0
1 оценки / 0 Обзоры
Ваше мнение?
Рейтинг: 0 из 5 звезд

Отзывы читателей