Найдите свой следующий любимый книге

Станьте участником сегодня и читайте бесплатно в течение 30 дней
Записки cумасшедшего.: Глав. 2.1

Записки cумасшедшего.: Глав. 2.1

Автором НЕ ГОГОЛЬ

Читать отрывок

Записки cумасшедшего.: Глав. 2.1

Автором НЕ ГОГОЛЬ

Длина:
119 pages
50 minutes
Издатель:
Издано:
Jul 20, 2017
ISBN:
9781370554348
Формат:
Книге

Описание

Как известно, субъект пишущий «доказывает» свою уникальность иначе, чем говорящий. Недаром письменную словесность называют «языком других»: здесь действует сам язык, а уже не собственно «я» — именно тогда заявляет о себе писатель. Литература представляет собой совокупность так называемых «общих мест», то есть общераспространенных слов и целых фраз — играя этим конструктором, авторы имитируют собственную уникальность и составляют свои произведения, где любая смысловая конфигурация, независимо от самобытности и оригинальности жанра — это всегда набор готовых элементов, предложенный в индивидуализированной форме. Абсолютного авторства в природе вещей не существует: каждое очередное творение уже изначально помещено в пространство культуры, где «всё уже сказано»; всякий новый текст выступает неким интертекстом, в котором отражается «гул языков» предшествующих эпох, стилей и т.д. Таким образом в рамках данного Проекта разворачивается увлекательный процесс языкового конструирования на образцах классической прозы — драматургии («Идея на прокрустовом ложе», сценическая мистерия-четыреххвостка) и романа (рабочее название для романа — «Архипелаг плагиата»), действия которого разворачиваются в параллельной реальности времяпространства.
Несколько слов об этапах воплощении творения, предвосхитившем век IT-технологий, и о самом авторе. Откомандировавшись в столичный бомонд (пока на обкат собственной драматургической находки), дальновидный сценарист из провинциалов наконец воспользовался оказией при «толстом» журнале (подвернулось место наборщика текстов). И вот в нашем распоряжении не одни только наброски сценической мистерии (без массовки), в том числе и материалы Стола-Полки, но и вполне пригодные блоки к производству действительно настоящей прозы. Конечно, речь идет об «узлах» для перспективного романа под рабочим (до некоторой поры) названием «Архипелаг плагиата». Мужая не только годами, независимый литератор успевает «застолбить» за собой громкий псевдоним и делает, уже как вполне зрелый прозаик, дальше свой очередной шаг к вершине мастерства: естественно и легко литературная вещь обретает очертания и весомый объем, дабы в окончательной редакции на титульной лист автор мог вывести «Идиот» (с подачи Ф. М. Достоевского, безо всяких обняков); затем и весь его шедевр в трех частях обретает свое настоящее имя — «Записки сумасшедшего» (подсказал Н.В. Гоголь). И еще один нюанс творческой биографии: вещь, по мере развития сюжета, разворачивается к читателю всё новыми гранями и естественно получает двойное, тройное и т.д. обозначение — поскольку, непрерывно совершенствуя литературный стиль, независимый романист оставляет за собой также и право знакомить своего читателя с новыми образцами неувядаемой русской классики.
Уместной будет здесь отсылка к Пушкину, авторскому «Наброску предисловия к Борису Годунову»; то есть, цитируем дословно: «Благодаря французам, мы не понимаем, как драматический автор может совершенно отказаться от своего образа мыслей, дабы совершенно переселиться в век им изображённый». И дальше знаток и корифей литературы, говоря о «применениях» поэтического, со вкусом изысканным употребляет «тонкого придворного Расина»:
Il ne dit, il ne fait que ce qu’on lui prescrit etc.
[см. Письмо к издателю «Московского вестника».]
Именно: он говорит и делает лишь то, что ему предписывают и т. д. А как же иначе.

Издатель:
Издано:
Jul 20, 2017
ISBN:
9781370554348
Формат:
Книге

Об авторе

Наверное, многие мечтают о собственной книге. Вместе с тем бытует предубеждение, якобы писательство предполагает некоторый талант или хотя бы какие-то средства. Автор, не имея ни того ни другого, ни даже специального образования, однако задался самой практической задачей, а затем ту последовательно и с завидной настойчивостью осуществляет в жизни и воплощает в искусстве. Надо заметить, небезуспешно. Ведь НЕ ГОГОЛЬ (NeGogol) убедительно доказывает собственным примером: занять в литературе подобающее место, при должном старании, способен каждый! Естественно и желание поделиться с благодарным читателем; как и нас в свое время классики наставляли пером. — Такой жанр в современной нам словесности есть вызов, безусловно, и даже в какой-то степени «пощечина общественному вкусу». Настоящий опыт в том и убеждает настолько, что наверняка будет по достоинству оценен и востребован, в виду несомненно широкого востребования сделанных автором открытий.


Предварительный просмотр книги

Записки cумасшедшего. - НЕ ГОГОЛЬ

Зоилу

ВСПОМОГАТЕЛЬНЫЙ РЕКВИЗИТ №2

П О Т О К  С О З Н А Н И Я  [ К Л А С С И К И ]

Глава вторая.

«ИДЕЯ НА ПРОКРУСТОВОМ ЛОЖЕ»

Часть первая

Нет, Петр Иванович, это я сказал «э!».

Н.В. Гоголь

[ 1 ]

Давно ли было это? Сила влияния нравственного выше всяких сил. А между тем ведь это только — старая истина, которую биллион раз повторяли и читали, да ведь не ужилась же! „Сознание жизни выше жизни, знание законов счастья — выше счастья" — вот с чем бороться надо! И буду. С другой стороны я убежден, что место и должность нужны для самого себя, для…

Я стоял в этом же коридоре… Кто-то легкий и осторожный шел сзади очень тихо. Слышалось легкое щелканье выключателей, — пройденные повороты погружались во мрак.

— Беззвучно, — сказал он, когда подошел; это был длинный господин с лысиной. — Беззвучно происходят только космические катастрофы, потому что в космическом пространстве звук не распространяется.

Я ждал совершенного небытия и вдруг прозрел: никогда, никогда не было такой темноты.

— Кванты по глазам бьют, кванты большие. Синий свет?.., — сказал длинный господин с лысиной. — Не люблю, когда нами интересуется высшее начальство.

— С кем имею честь говорить?

— Мы бесплотные русские (печать богоизбранности)… Я невесом, я взвешен, я нематериален. Что же делать? Тела покуда негде взять, — а кринолин, корсет и фрак — претят человеку с сколько-нибудь развитым вкусом." Странное дело, я не любил это существо, даже чувствовал глубокое отвращение. Я еще не знал, что этот литературный Мефистофель, переделанный на русские нравы, давно уже стоит на ловле возникающих талантов, заманивает к себе неопытных и опутывает их своими сетями с большим искусством.

— Ты знаешь, что я не боюсь тебя, — сказал я вдруг. Он не ответил, но я вдруг почувствовал, что меня не презирают, и надо мной не смеются, и даже не сожалеют меня. „Я вижу, ты человек прямой и откровенный, и надобно наградить тебя по достоинству", — говорило это лицо.

— Им бы всё без труда доставалось! Инженеры человеческих душ… И получше вас работают на сем свете. Подумайте: чтобы любить женщин — и всё время разных — надо иметь много денег! Чтоб иметь много денег — надо их много зарабатывать! Чтоб их много зарабатывать — надо блестяще владеть своей специальностью! Ха-ха! Вы бледнеете!

Но, впрочем, так уж и быть, — прибавил он, помолчав, — я тебе помогу; да ты ведь знаешь, у меня есть свои условия… Вы имели право обидеться как человек, но вы же писатель!

— Я не могу писать и решительно ничего не напишу.

— Когда тебя не спрашивают, молчи. Я лучше тебя знаю всё, даже и тебя-то самого. Тут предстоит ещё очень серьезная работа. Роман ты напишешь, а если и не напишешь, так не велико горе. Людей морочить позволительно; это им полезно. Эти тупые головы думают, что писатель, как чиновник с знаком отличия беспорочной службы, должен исправно ходить к своей должности, умеренно пить и есть, чтобы не отягощать желудка, ложиться вовремя да по воскресеньям в белом галстухе прогуливаться до обеда на Невском или в Летнем саду.

— А обо мне говорят, что я веду буйную жизнь?

— Вот уж и испугался! Не хочешь ли ты в самом деле, в угоду им, сделаться чиновником? Да избавит тебя от этого Шекспир!..

— В письме были вещи неправильные.

— Итак, мы соглашаемся исполнить твою просьбу и дать тебе способность производить без труда; но первым условием нашим будет то, что эта способность никогда тебя не оставит. Обойдемся и без расписки; сказанного слова топором не вырубишь, как и писанного.

— А что из того, когда пиеса не будет играться? Драма живет только на сцене. Я повторно заявляю, что обсуждение «Пира победителей» является недобросовестным, и настаиваю, чтобы он был исключён из рассмотрения!

— Ничто в свете, любезный приятель, ничто не забывается и не уничтожается. Согласен ли ты на это?

— Да мы с вами не сойдемся.

— Книга разнослойна по качеству, есть в ней и удачи и неудачи. Особенно приходится возражать против плакатности, карикатурности. Я просил бы о целом ряде купюр, о которых сейчас здесь просто нет времени говорить: а пока философия не просто принадлежит герою, она звучит как отстаиваемая автором. Это недопустимо.

— А может быть, я художник такого искусства, которое еще не существует, — искусство, которое я должен был открыть и которое, может быть, теперь замрет на тысячу веков.

— Увидишь всё в библиотеке, — ответил мой спутник, и какая-то печаль послышалась в его слове.…

Вы достигли конца предварительного просмотра. Зарегистрируйтесь, чтобы узнать больше!
Страница 1 из 1

Обзоры

Что люди думают о Записки cумасшедшего.

0
0 оценки / 0 Обзоры
Ваше мнение?
Рейтинг: 0 из 5 звезд

Отзывы читателей