Наслаждайтесь миллионами электронных книг, аудиокниг, журналов и других видов контента

Только $11.99 в месяц после пробной версии. Можно отменить в любое время.

Очень длинная ночь

Очень длинная ночь

Автор Charles Rocha

Читать отрывок

Очень длинная ночь

Автор Charles Rocha

Длина:
487 страниц
5 часов
Издатель:
Издано:
27 авг. 2017 г.
ISBN:
9780463558522
Формат:
Книга

Описание

Рассказы о невероятном и сверхъестественном. Stories of the Surreal and Supernatural. This is a Russian translation of selected stories from my earlier work, A Very Long Night.

Издатель:
Издано:
27 авг. 2017 г.
ISBN:
9780463558522
Формат:
Книга

Об авторе

Charles Rocha is a graduate of Central Washington University in Ellensburg, Washington, with a B.A. in English and an M.A. in British Literature. Currently he works as an ESL instructor in the city of Dnipro, Ukraine. He has had stories and essays published in small journals and online story websites.


Предварительный просмотр книги

Очень длинная ночь - Charles Rocha

Image1

Очень длинная ночь

(A Very Long Night)

Рассказы о невероятном и сверхъестественном

Авторское право 2017 года Чарльз Роча

Опубликовано Чарльзом Роча на Smashwords

ISBN 9780463558522 (epub версия)

Изображение на обложке: Эдвард Мунк – Девушка в окне, 1893

Издательская политика Smashwords

Данная электронная книга лицензирована только для Вашего персонального использования. Эта книга запрещена к перепродаже или передаче другим лицам. Если Вы захотите поделиться книгой с другим человеком, пожалуйста, приобретите дополнительную копию для каждого из лиц. Если Вы читаете эту книгу, но не покупали ее или она не была приобретена для Вас, пожалуйста, обратитесь к Smashwords.com или на Ваш любимый ресурс и закажите собственную копию. Спасибо за проявленное уважение к тяжелому труду автора книги.

Содержание

Предисловие

Елена на берегу

Слепая вера

Пыль

Признание

Чарли и кот

Место отдыха

Отплата

Отпуск

Догтаун

Лихорадка

Шедевр

Собор

Найти неизвестное

Секрет древних Египтян

Урбания

Воскресная поездка

Послеполуденный визит на кладбище

Полуночные раздумья

Удар за пределы поля

Школа очарования

Выход здесь

Менестрель

Вновь потерянный

Настоящая история

Сущность мироздания

Рассвет

Студия тридцать три

Благодарности

Об Авторе

Другие книги автора

Предисловие

Дорогой читатель,

На этих страницах Вы найдете мои самые ранние истории. Они были написаны в течение пятнадцати лет или около того и стали результатом вспышек вдохновения и бесчисленных часов работы. Я написал большинство из них, находясь в поиске собственного пути как писатель. Некоторые из них экспериментальны; другие написаны несколько по-дилетантски. Тем не менее, я предлагаю их здесь во имя будущих поколений.

Прежде всего, я должен признать, что некоторые из моих рассказов менее оригинальные, чем другие. К примеру, «Побег Альберто» является обновленной версией истории, которую я прочел в первые годы учебы в колледже – «Случай на мосту через Совиный ручей», написанной Амброзом Бирсом. Большая часть «Менестреля» основывается на тексте песни Роберты Флэк «Killing Me Softly»; также я позаимствовал концепцию дома Ашера у Эдгара Алана По для создания «Этого старого дома». Тем не менее, другие рассказы, такие как «Школа шарма», «Пещера» и «Место отдыха» стали результатом моих собственных идей.

Какие-то истории я складываю в голове день за днем, кусочек за кусочком. Как рассказ завершен, я его записываю. Другие рассказы неожиданно приходят ко мне из ниоткуда уже готовыми. Хорошими примерами являются «Слепая вера» и «Отпуск». Эти рассказы как-то утром появились в моей голове в одно мгновение, а затем я потратил два дня, перенося их на бумагу. Результатом такого своеобразного процесса является не завершенный продукт, а скорее сформированная идея, к которой можно вернуться и шлифовать, когда появляется время.

Вдохновение никогда не было для меня проблемой. Меня может вдохновить практически что угодно. Я черпаю много вдохновения в популярной музыке. В этой коллекции есть рассказы, при написании которых песни были прямым источником вдохновения, например, «Будь со мной» («Mandolin Wind» Рода Стюарта), «Хелен приезжает на побережье» («Free Will» группы Rush), «Вновь потерявшийся» («Stairway To Heaven» группы Led Zeppelin) и «Никогда навсегда» («Breathing» Кейт Буш). Я иногда слушаю музыку, пока пишу, поэтому тут и там в моих рассказах можно найти вкрапления строк из песен вне оригинального контекста.

Я нашел глубокий источник вдохновения в снах. Мне повезло, потому что мне снятся живые и яркие сны, которые рассказывают истории. Иногда, если сон меня каким-то образом цепляет, я записываю его. Если сон поддается логике реальности, тогда, возможно, я использую его в качестве основы к рассказу. Историями, основой которых были сны, стали «Конкортез» и «День, когда мы снова встретимся».

Время от времени я беру идею рассказа от настроения или ощущения, от которого не могу какое-то время избавиться. Таким эмоциональным состоянием может быть не дающая покоя мысль или идея, которая не отпускает меня, пока я ее не запишу. Этот источник положил начало рассказам «Секреты древних египтян» и «Амелия». Такие истории часто являются результатом безысходности. Возможно, мне повезло, что я все же не так часто чувствую потребность их писать.

Я люблю короткие рассказы; поэтому большая часть историй написана именно в такой форме. В них нет (или не должно быть) большого количества ненужных разглагольствований, которые уводят читателя от главной идеи. Ненужные хитросплетения или побочные сюжетные линии отсечены, а идея доносится до читателей с экономией слов. Для мне простота – своего рода элегантность.

Что меня больше всего притягивает в отношениях писатель-читатель, так это то, что они очень личные. Только Вы и я; нет актеров, операторов или режиссеров, чтобы описать сцену. Я буду рисовать для Вас, а вы можете наблюдать за взмахами кисти, создавая для себя образы, сформированные моим описанием. И хотя я не стою рядом с Вами и не заглядываю через Ваше плечо, мне было бы приятно знать, что Вы находите время прочитать мои труды.

В любом случае, хватит уже вводного текста, перейдем к рассказам. Я ни в коем случае не претендую на звание литературного гения, но я действительно надеюсь, что я смогу Вас развлечь и натолкнуть на размышления.

Чарльз Роча, 2002 г.

Елена на берегу

Тяжелые зловеще-серые тучи затянули утреннее небо. Ревел неистовый ветер, разрушая маленький город и унося прочь ветки деревьев, кровельные дощечки и другие обломки. Полицейский Рэй Харлан закрыл дверь патрульной машины и завел двигатель. Рядом с ним, на пассажирском месте, сидел старик Фрилинг – последний житель города, подлежащий эвакуации. Рэй включил коробку передач и медленно поехал по частично затопленной улице.

– Почему я должен уезжать из города? – грубо спросил Фрилинг. – Я пережил не один ураган.

– Елена – чудовище. Все должны быть в укрытии, даже такие старожилы, как ты. Приказ губернатора.

– Но я уже старик. Все равно скоро умру. Меня эти распоряжения не касаются.

– Фрилинг, я ведь просто выполняю свою работу.

– Ну да, я знаю.

Шквал дождя ударил в лобовое стекло. Рэй включил стеклоочистители и, убедившись, что помощь от них невелика, посмотрел на часы – полдень еще не наступил, но небо стало еще темнее, как будто приближалась ночь.

– Черт возьми! – воскликнул Фрилинг. – Посмотри на эти волны!

Через боковое окно Рэй увидел, как огромная волна обрушилась на набережную, наполняя воздух тяжелой белой водяной пылью. Защитная дамба уже разлеталась на куски, и все, что от нее осталось, было на грани полного разрушения. Рэй понимал, что если это произойдет, гигантские волны беспрепятственно хлынут в город и затопят его.

Фрилинг повернулся к полицейскому. – Вся эта картина напоминает мне странное явление, которое я наблюдал, когда в молодости работал на кораблях. Оно произошло во время сильного урагана в 1954 году. Наше грузовое судно, перевозившее сигары, находилось в открытом океане, примерно в 40 милях к северу от Кубы. Представляешь, это случилось накануне становления коммунистического режима на Кубе, когда все еще можно было прекрасно проводить время в ночных клубах Гаваны.

– Правда? – с отсутствующим видом спросил Рэй, пытаясь разглядеть дорогу сквозь струйки дождя на стекле. Каждый порыв ветра сотрясал полицейскую машину. Какой-то предмет ударил по крыше, раздался громкий звук.

– Так вот, был сильный шторм. Кроме меня и Самуэля, первого помощника капитана, в рулевой рубке никого не было. Капитан, мучаясь от пищевого отравления, был под нами в своей каюте; по-видимому, что-то съел нездоровое в Гаване. Огромные волны, достигавшие 15 метров, бросали корабль туда-сюда; темно-серое небо не предвещало ничего хорошего. Ветер завывал как банши – привидение-плакальщица, предсказывающая смерть; вдали сверкали молнии. Испуганные до смерти, мы застыли в молчании. Я смотрел в окно, пытаясь понять, насколько усилится шторм, и вдруг увидел женщину, идущую по волнам.

Рэй засомневался в том, что правильно понял старика. – Ты имеешь в виду плывущую женщину?

– Нет, разве я это говорил? – злобно переспросил Фрилинг. – Я сказал «шедшую по волнам». Ее ступни вовсе не касались воды. – Она, казалось, еще и красовалась собой, ступая на волны и перескакивая с одной на другую.

Рассказ старика показался каким-то несуразным вымыслом, однако страстное желание представить эту картину охватило Рэя.

– А как она выглядела?

– Я не видел ее слишком близко, но могу утверждать, что цвет волос черный, желтое пышное платье вздымалось, как волны, и развевалось позади на ветру. Она была привлекательной, но, на мой вкус, слишком худой. Ее одежда вовсе не промокала под проливным дождем.

– А что случилось потом?

– Ну и ну! – я обратился к Самуэлю. – Посмотри-ка на это зрелище! Ты не поверишь!

– Что там?

– Иди же сюда. Быстрей!

Он посмотрел в окно и тоже увидел ее.

– Видел бы ты выражение его лица! – засмеялся старик.

– Ты уверен, что все это видел наяву? – недоверчиво спросил Рэй.

– Да, в каждом моем слове только правда! Мы рассматривали женщину через окно. Она же не обращала на нас внимания. Мы заметили, что каждый раз, когда она ступала, передвигалась быстро. Я к чему: когда шагаешь, продвигаешься настолько, насколько далеко ставишь ступню, – Филинг расставил руки в стороны чуть больше, чем на полметра. – Но когда она делала обычный шаг, то передвигалась метра на три, словно скользила, но не шла. В то же время, говорю тебе, ее ступни ни разу не коснулись воды.

– Она подходила к кораблю?

– Нет, скрылась за гребнем одной из волн и больше мы ее не видели. Впоследствии Самуэль все отрицал, а я выглядел глупцом. Мне кажется, что он боялся потерять свою престижную работу за такие россказни.

– Логично, – ухмыльнулся Рэй.

Фрилинг отвернулся от полицейского и уставился в боковое окно служебной машины, в которое барабанил дождь. – В ненастную погоду я всегда думаю о ней, – задумчиво сказал он.

Перекатываемый ветром, мусорный бак загородил дорогу. Рэй аккуратно сдвинул его в сторону бампером. Ураган набирал еще большую силу. К счастью, они почти добрались до спорткомплекса.

Фрилинг продолжал: – Я всегда интересовался, почему ураганам присваивают имена. Думаю, так нельзя делать.

– Почему тебя это беспокоит?

– Получается сродни язычеству: вроде как в древней Греции, где поклонялись богу сего или того. Если человеческим именем назвать природную силу, значит очеловечить ее. Что ж, живи и здравствуй, если эта личность любит тебя, а вдруг у нее есть что-то против тебя, и она с дьявольским упорством обретает разрушительную силу.

Рэй взглянул на старика: – Но имя Елена не носила ни одна богиня.

– Это не имеет значения, – раздражительно ответил Фрилинг. – Ты наверняка видел прогноз погоды, не так ли? Возможно, и не заметил, что тропический шторм Елена не собирался двигаться к побережью до тех пор, пока ему метеобюро не присвоило имя.

Рэй кивнул головой, хотя в душе испытывал недоверчивое отношение к рассказу старика. Перед выходом из укрытия сержант Дугас предупреждал коллегу, что «Фрилинг, мягко говоря, чудаковатый, и любой спор с ним безнадежен». – Этим, вероятно, и объясняется крепкая вера старика в свою нелепую историю, – подумал Рэй. – Хорошо, Фрилинг, поверю тебе.

Старик сердито посмотрел на полицейского. – Ага, она – чудовище, как ты сказал. Тогда тебе лучше начать молиться прямо сейчас, чтобы она не убила всех нас!

Рэй вздохнул. Похоже, впереди будет длинный и трудный день…

Машина остановилась возле спорткомплекса средней школы, где было организовано убежище. Рэй вышел из машины на штормовой ветер с дождем, открыл дверь, чтобы выпустить Фрилинга, и увидел, что на крыше нет мигалки с антенной – их снес какой-то пролетевший предмет. Леденящий холод пробежал по спинному мозгу Рэя: пролети этот объект немного ниже, неизвестно, что было бы с головой. Полицейский и старик побежали к укрытию, застегивая на ходу куртки, и быстро проскочили через дверь, подгоняемые порывом ветра с дождем. Рэй накрепко закрыл дверь, прячась от ненастной погоды.

Подошел сержант Дугас. – Слава Богу, вы добрались сюда.

Рэй сбросил насквозь промокшую верхнюю одежду. – Да, там становится все хуже и хуже.

Миловидная молодая женщина с нарукавной повязкой Красного Креста и папкой-планшетом зашла в комнату. – Мистер Фрилинг?

– Здесь я, – ответил старик и поднял руку.

Она нашла его имя в списке, затем посмотрела на полицейского. – Здравствуй, Рэй.

Полицейский удивился, что женщина назвала его по имени. Она выглядела знакомой, но он ее не знал. – Здравствуй! Мы встречались раньше?

Она ласково улыбнулась. – Нет, я просто вспомнила, что видела тебя в городе.

– Что ж, я рад тебя видеть, – он посмотрел на табличку с именем на ее груди, – Линда.

– Взаимно.

Глядя на Рэя, она снова улыбнулась, а затем повернулась к Фрилингу. – Пожалуйста, следуйте за мной. Старик пошел за ней в соседнюю комнату.

– Линда спрашивала о тебе раньше, – Дугас сказал Рэю. – Ты, несомненно, пользуешься успехом у женщин. Как тебе удается?

Рэй пожал плечами. – Не представляю. Возможно, они чувствуют, что я люблю их.

– А хочешь кофе?

– Нет, спасибо.

– Точно? Добровольцы из Красного Креста только что приготовили.

Рэй покачал головой. – Не-а, спасибо. Возможно, позже.

– Я пытался связаться с тобой по радиосвязи, но ты не отвечал. Я подумал о самом худшем.

– Радио снесло с машины. Скажи-ка, все ли эвакуированы из города?

– Боюсь, что нет. Мы все еще ничего не знаем о семье Ливингстон, проживающей в доме 225 на улице Кловер.

– Небольшой ресторанчик возле песчаного участка пляжа?

– Да, именно он. Мы пытались дозвониться, но телефон не работает. Всю их семью не видели после того, как метеорологи впервые предупредили об урагане. Сосед думает, что они спрятались внутри, чтобы благополучно пережить Елену.

– Это строение разлетится на куски, как спичечный коробок.

– Согласен, но не уверен, что они об этом знают. Елена – убийца; уже сообщили о семи жертвах. Мы молимся, чтобы она пощадила нас, когда придет на берег.

– Сколько у нас в запасе времени?

– Согласно метеослужбе, с полной силой ураган обрушится на побережье перед полднем.

Рэй посмотрел на часы. – У меня есть время, чтобы добраться к Ливингстонам.

– Не уверен. Это рискованно.

Рэй покинул спорткомплекс и поехал обратно в город. Мутная коричневая вода местами затопила улицу почти по колено. Машина двигалась медленно еще и по причине недостаточной видимости. За считанные секунды небо сильно потемнело. Кровельные дощечки, доски, различные обломки и всякий мусор периодически бомбили машину, порождая громкие звуки. На стороне пассажирского места камень ударил в стеклоочиститель, в результате образовалась трещина в стекле.

Наконец-то Рэй добрался к дому на улице Кловер, расплывчатый вид которого обнаружился через окно сбоку от пассажирского места. Он опустил стекло, чтобы лучше рассмотреть здание, и с первого взгляда увидел, что несколько больших стеклянных окон были выбиты и задуты сильным ветром внутрь. Рэй вышел из машины и, борясь с ураганом, добрался к одному из окон. Его взору предстала полная разруха: разбитые стекла, мусор с улицы, опрокинутые столы и стулья, разбросанные в зале обслуживания посетителей.

– Мистер Ливингстон! – закричал полицейский. В ответ – рев ветра через разбитые окна. Рэй спешно осмотрел все здание, но никого не обнаружил; в крыше зияла огромная дыра, через которую лил дождь.

Покинув ресторан, Рэй с большим трудом начал пробираться к машине. Над ним завывал ураганный ветер, и дождь колотил огромными каплями по плечам и рукам. От его ударов особенно больно доставалось лицу, которое приходилось закрывать руками. Вдруг тяжелая дубовая доска с названием заведения сорвалась с ржавых цепей и толкаемая ветром ударила Рэя прямо в темя. Так и не узнав, что случилось, он рухнул на тротуар, покрытый ветками деревьев, и потерял сознание.

Когда Рэй пришел в себя, было подозрительно тихо. Голова кружилась и трещала от сильной боли. Он потрогал волосы и увидел кровь, но ее было немного. Одежда полностью промокла. Пытаясь встать на ноги и придерживаясь за выщербленную стену ресторана, Рэй медленно фокусировал взгляд. Рассмотрел, что дерево упало на машину и смяло ту часть, где обычно сидел пассажир, и отругал себя за непростительную ошибку – парковку под деревом. Обломки зданий и их содержимое загромождали улицы. Город был разрушен.

Серые мрачные облака нависли вокруг, но прямо над полицейским небо расчистилось до ярко-голубого. Он понял, что на него смотрит хладнокровный глаз урагана, но затишье будет недолгим. В приближающихся с востока тучах грозно сверкали ослепительные молнии. Через несколько секунд всем своим нутром Рэй ощутил силу раскатистого грома.

Направляясь по улице к бульвару, он видел колоссальные разрушения и думал о еще больших, которые причинит Елена, если двинется дальше вглубь материка.

Наконец он добрался к месту, откуда видна защитная дамба, отдельные участки которой рухнули. В восточной части города высота стоячей воды достигала почти метра. Рэй вошел в перекошенную телефонную будку и снял трубку – гудка не было.

Внезапно ветер снова усилился, но на этот раз с противоположной стороны. Небо, перегруженное дождевыми облаками, постепенно темнело. Повторный удар урагана, подобный тому, который уже пережил Рэй, становился неизбежным.

Он быстро осмотрел бульвар, чтобы найти укрытие, но многие деревянные здания в этой части города были старыми и быстро разрушились под натиском стихии. Вдруг ощутил какое-то движение на бульваре, позади защитной дамбы. Ему удалось различить человека: женщина-блондинка в белой одежде шагала среди руин на месте бывшей Третьей авеню.

– Эй! – закричал Рэй. Она не ответила и продолжала двигаться, не снижая скорости. Рэй погнался за ней, снова крикнул, достал револьвер и, чтобы привлечь внимание, выстрелил в воздух, но очень растерялся, когда увидел, что женщина исчезла.

Погоня продолжалась. Она повернула за угол здания. Начал завывать ветер, падали капли дождя. – Она идет необыкновенно быстро, – подумал Рэй. Перебравшись через дерево, вырванное с корнем, он наконец-то добрался до угла дома. Сейчас женщина находилась с подветренной стороны, прямо на виду; ее платье игриво развевалось на ветру.

– Мисс! – позвал полицейский. – Ураган не прекращается. Мы должны найти укрытие!

Она продолжала идти так, вроде не слышала его, и не обращала внимания на свирепую погоду.

Рэй пытался догнать ее, петляя среди руин. – Я всегда мечтал гоняться за сумасшедшими в разгаре урагана! – выругался Рэй; его грудь вздымалась от тяжелого дыхания.

Оказавшись на Рашинг-стрит, он повернул на запад.

– Эй, сестра, сейчас не время скрываться!

Рэй следовал за ней на очень близком расстоянии. Она же не обращала на него никакого внимания. Штормовой ветер ничуть не нарушал ее движения: даже волосы не шевелились на голове, и только платье вздувалось на ветру и поднималось вверх, нескромно обнажая красивые ноги и белое нижнее белье. При внимательном осмотре Рэй заметил, что чудные женские ступни были без обуви и не касались поверхности земли.

По пути женщины, то слева, то справа, сотрясались и рушились дома, посылая вверх яростные вихри из кусков дерева, металла и осколков стекол. Она остановилась на Т-образном перекрестке, к которому примыкала Рашинг-стрит. Тут же, перед ней, сдуло крышу деревянного дома. Поднятые с полок, тысячи книг с открытыми обложками и хлопающими на ветру страницами устремились высоко вверх, подобно стае испуганных птиц. Дом рухнул, как карточный. Позади книжного магазина точно так же развалилось еще одно здание, и расчистилась дорога прямо на запад, где еще оставались невредимые дома. Женщина шла вперед через множество хаотично разбросанных обломков.

Рэй задрожал от страха: стало понятным, что она необычная, похожа на ту, о которой говорил Фрилинг, только на этот раз ее звали Елена. Обездвиженный, не зная, что можно предпринять, Рэй увидел, что она направлялась вглубь материка и подумал о чудовищных, еще предстоящих разрушениях. Вдруг его осенило: это создание было женщиной или, во всяком случае, казалось женщиной, а если так, можно с ней заговорить, тогда, возможно, выслушает и с чем-то согласится.

– Елена, – закричал Рэй. – Елена, подожди! Его охватил испуг, когда она замедлила шаг и остановилась.

Боже мой! Как меня угораздило позвать ее? Зачем я ввязался в это дело?

Повернувшись к Рэю, она с любопытством посмотрела на него. От страха он перестал соображать и не знал что сказать, но обратил внимание на ее поразительную привлекательность, хотя в его теперешнем положении это наблюдение вряд ли было полезным. Улыбнувшись, она отвернулась.

И тут же под напором ветра рухнула телефонная опора. Рэй закричал и отпрыгнул, но было слишком поздно: после падения на кучу досок ему придавило ноги. Он попытался освободиться, но не смог; лишь натянутые от других столбов провода спасли его конечности от тяжелой травмы.

– Елена, – завопил Рэй, не видя ее со своего места. Лил дождь, особенно сильно хлестал по лицу.

Смутно почувствовав какое-то движение, Рэй посмотрел вверх и с ужасом увидел ее, стоящую рядом, со взглядом, устремленным вниз, на него, прикованного столбом к земле. Улыбка на лице женщины сменилась хмурым выражением. Рэй рассмотрел ее большие серо-голубые глаза. Ему казалось, что в их глубине сокрыта разрушительная сила тысячи ураганов.

Протянул к ней руку. Она уставилась на нее, стараясь понять смысл этого жеста. Затем, возможно, из жалости наклонилась и стиснула ее. Рэй почувствовал холод и одновременно твердость этой хватки. Внезапно ощутил пустоту и замирание в желудке, как при спуске на русских горках. Она потянула его, и он пулей выскочил из-под столба.

Стоя на ногах, Рэй продолжал держать ее руку. Когда он посмотрел в глаза Елены, его зажмурились, появилось жжение и чувство инородного тела, – так бывает, если пристально рассматривать слишком яркое небо в безоблачный, солнечный день. Теперь Рэй вглядывался в ее шею, удивляясь золотому ожерелью, напоминающему одно древнее украшение в музее, найденное среди обломков испанского галеона. Пришла мысль, что, возможно, Елене очень понравилось ожерелье, когда она нашла его глубоко под водами Атлантического океана, поэтому и решила носить на берегу.

Снова улыбнувшись, она освободила руку Рэя и повторно направилась на запад. Рядом сверкнула молния. Рэя пронзил разряд электричества, пробежавший по воде, которую впитала одежда. Загремел гром, сотрясая не только небо, но, как ему показалось, еще и собственные кости.

– Елена! Не иди туда!

Она приостановилась и повернулась к Рэю с озадаченным видом.

– Там тебе нечего делать. Многие получат травмы, а сколько будет разрушений! Мы настолько слабы по сравнению с тобой! Пожалуйста, не ходи дальше, вглубь материка.

Она важно подняла голову, словно расшифровывала сообщение, плывущее по ветру, а в это время дождь обрушился на Рэя, стекая крупными каплями по лицу.

По обломкам деревянного дома он с трудом пробивался к Елене. Она же холодно и равнодушно наблюдала за ним. Рэй поскользнулся на мокром бревне и выставил руку в сторону, чтобы смягчить падение, но случайно нанизал ее на гвоздь, торчащий из доски. Скорчившись от боли и выругавшись, он сорвал ее с руки. Собравшись с силами, спотыкаясь, Рэй пошел вперед и наконец оказался на расстоянии вытянутой руки от Елены; заставил себя посмотреть в ее обвораживающие глаза. Ее губы растянулись в еле заметной улыбке.

– Ты опасна, но теперь я знаю, что красота существует, даже в разрушениях.

Сейчас она очаровывала своей восхитительной улыбкой. Рэй знал, куда она направляется, но не мог позволить ей туда идти.

Он нежно положил руку на ее плечо. Она ответила растерянным, но любопытным взглядом. Половина его сознания говорила, что она сейчас исчезнет, но она застыла на месте. Рэй медленно приблизился к ней и поцеловал в холодные, но невероятно мягкие и уступчивые губы. Вмиг разрушающая сила урагана пронеслась через его тело. Ошеломленный, он начал слабеть и лишаться чувств. Недолго соприкасались их губы во имя такого же короткого контакта жизни и необузданной природной силы; она вдохнула его жизнь, а он – ее силу. Завывания ветра внезапно прекратились. Рэй терял сознание, обхватив Елену и медленно сползая на колени, продолжал вглядываться в ее лицо, выражавшее муки чрезвычайного удивления. Смутно понимал он, что общаясь с ней, не касался земли.

Размытое голубое небо невозмутимо отдыхало над разрушенным городом. В ответ на суматоху и звуки Рэй пришел в сознание; его подняли и уложили на носилки. Несмотря на громкий звон в ушах, он слышал голоса людей, занимающихся расчисткой и уборкой города.

Сержант Дугас заговорил с ним: – Эй, дружище, как ты себя чувствуешь?

– Где я? – тихонько спросил Рэй.

– Ты в карете скорой помощи. У тебя тяжелая травма головы и другие повреждения. – Дверь скорой закрылась и Дугас продолжал: – Ты повел себя благородно, отправившись во время урагана на поиски Ливингстонов. Позже мы узнали, что они покинули город в начале недели и оставались в безопасном месте. – Скорая помощь отъехала.

– А где Елена?

Этот вопрос смутил и насторожил Дугаса. – Она ушла. Невероятно! До сих пор работники метеослужбы не могут понять, что случилось: ураган двигался на материк, все готовились к самому худшему, но затем, по непонятным причинам, ветер сменил направление, и Елена ушла назад, в океан. Сейчас она ослабла и превратилась в тропический шторм где-то над Атлантикой.

– Я видел ее.

– Кого?

– Елену. Я видел Елену.

– Ты хочешь сказать, что видел ураган, – поправил Дугас.

– Нет, я видел Елену, она – женщина.

Дугас вопросительно посмотрел на Рэя.

– Я знаю: ты думаешь, что я сумасшедший, но она существует и носит белое платье. Рэй попытался сесть, но не смог, – был фиксирован к носилкам.

– Дружище, ты говоришь так, словно слишком много наслушался старика Фрилинга.

Рэй попытался освободиться. – Развяжи меня!

Чтобы успокоить коллегу, Дугас погладил его руку и сказал: – Смотри, тяжелый удар пришелся тебе по голове: начались галлюцинации. На твоем месте я бы ничего не говорил о случившемся, пока тебя не доставят в больницу и не обследуют. – Дугас посмотрел на руку Рэя. – Что там у тебя? – В руке, сжатой в кулак, было древнее золотое ожерелье.

Слепая вера

Джонатан стоял один на балконе их квартиры. Воздух на седьмом этаже был свежим и – что было еще лучше – никто не мог видеть его лица.

Он бросил взгляд на часы. Самолет уже должен был приземлиться. Лео привезет Шерри из аэропорта и в любую минуту они могут войти в дверь. Джонатану необходимо было выпить. Он вошел на кухню. Два кубика льда, смешать – водка с тоником готова.

Последние три дня для Джонатана были адом. Разные сценарии проносились в его голове бесчисленное количество раз: Шерри проходит в дверь, бросает на него взгляд и выходит; бросает на него взгляд и с отвращением убегает; бросает на него взгляд и кричит.

Он закрыл глаза и приложил холодный стакан ко лбу, позволяя каплям влаги стекать по обезображенному лицу.

Все началось много лет назад в маленькой пустынной деревушке во Вьетнаме. Его отряд обыскивал травяные хижины в поисках доказательств того, что здесь проходили вьетнамские солдаты. Деревня была странно пустынной. Оккупанты отступили в спешке; на костре, за которым уже никто не смотрел, продолжала жариться крупная крыса. В одной из хижин Джонатан нашел металлический кейс, в спешке спрятанный под матом из камыша. – Не трогай, он может быть с подвохом, – предупредил его партнер, уходя за сержантом.

Стоя один в хижине, Джонатан был заинтригован. Он тщательно осмотрел коробку. Она точно не казалась заминированной. Возможно, в ней были документы по передвижениям сил врага. Он задержал дыхание и поднял коробку: пока все было в порядке.

Затем он попытался открыть крышку, но та застряла. Он приложил больше усилий. Коробка взорвалась.

Следующим, что он помнил, было пробуждение в больнице с забинтованными руками и головой. Сержант его отряда нанес визит.

– То, что ты сделал, было очень глупо, хрипло сказал сержант, стоя около кровати. – Ты раскрыл врагу наше расположение. Мы потеряли трех хороших людей.

Когда бинты с глаз были сняты, Джонатан с облегчением понял, что все еще может видеть левым глазом. Однако когда остальные повязки с головы были удалены, доктор сжался, а медсестра ахнула. Его лицо, кожа черепа и шея были ужасно обезображены взрывом. Увечье было столь кошмарным, что Джонатан закричал, когда первый раз увидел себя в зеркале. Его держали под действием транквилизаторов, пока он не успокоился, а затем отправили в больницу для ветеранов в США. Во время своего выздоровления он слышал, как закаленные медсестры оплакивали его в коридоре. Джонатан сам себя оплакивал.

До Вьетнама он был обручен. Ее звали Марлин, они вместе выросли в маленьком городке. Когда он приехал домой, на нем был парик и маска. Она сказала, что все равно любит его, и они все равно поженятся, но сначала она хотела увидеть, как теперь выглядит его лицо. Джонатан сперва не хотел показывать, но она сказала ему: – Все хорошо. Я буду любить тебя, как бы ты ни выглядел. Он снял маску. Она в ужасе посмотрела на него, попятилась и выбежала из его дома, в спешке споткнувшись и уронив стол. В тот вечер он звонил ей, но она не подходила к телефону. Ее мать вежливо, но твердо попросила его не звонить больше. И он больше никогда не звонил.

Со временем сплетни о лице Джонатана расползлись по городку и вскоре незнакомцы и бывшие друзья

Вы достигли конца предварительного просмотра. Зарегистрируйтесь, чтобы узнать больше!
Страница 1 из 1

Обзоры

Что люди думают о Очень длинная ночь

0
0 оценки / 0 Обзоры
Ваше мнение?
Рейтинг: 0 из 5 звезд

Отзывы читателей