Наслаждайтесь миллионами электронных книг, аудиокниг, журналов и других видов контента

Только $11.99 в месяц после пробной версии. Можно отменить в любое время.

Баллады и романсы

Баллады и романсы

Читать отрывок

Баллады и романсы

Длина:
119 страниц
46 минут
Издано:
10 апр. 2017 г.
ISBN:
9783961890330
Формат:
Книга

Описание

«Баллады и романсы» - поэтический сборник польского поэта, романтика, политического деятеля - Адама Бернарда Мицкевича (польск. Adam Bernard Mickiewicz; 1798 – 1855) ***. Первый сборник поэта, в котором отчетливо звучат героические настроения. Писатель подарил миру поэтические сборники «Баллады и романсы», «Крымские сонеты», поэму «Конрад Валленрод», драматическую поэму «Дзяды» и национальную эпопею «Пан Тадеуш». Адам Мицкевич - польский и белорусский поэт, деятель национально-освободительного движения, который сосредоточил в себе дух своего народа. Является одним из величайших польских поэтов эпохи Романтизма. Оказал большое влияние на становление польской и белорусской литературы в XIX в.
Издано:
10 апр. 2017 г.
ISBN:
9783961890330
Формат:
Книга

Об авторе


Связано с Баллады и романсы

Похожие Книги

Связанные категории

Предварительный просмотр книги

Баллады и романсы - Адам Мицкевич

в.

Воевода

Поздно ночью из похода

Воротился воевода.

Он слуга́м велит молчать;

В спальню кинулся к постеле;

Дёрнул полог… В самом деле!

Никого; пуста кровать.

И, мрачнее чёрной ночи,

Он потупил грозны очи,

Стал крутить свой сивый ус…

Рукава назад закинул,

Вышел вон, замок задвинул;

«Гей, ты, — кликнул, — чёртов кус!

А зачем нет у забора

Ни собаки, ни затвора?

Я вас, хамы!.. Дай ружьё;

Приготовь мешок, верёвку,

Да сними с гвоздя винтовку.

Ну, за мною!.. Я ж её!»

Пан и хлопец под забором

Тихим кра́дутся дозором,

Входят в сад — и сквозь ветвей,

На скамейке у фонтана,

В белом платье, видят, панна

И мужчина перед ней.

Говорит он: «Всё пропало,

Чем лишь только я, бывало,

Наслаждался, что любил:

Белой гру́ди воздыханье,

Нежной ручки пожиманье,

Воевода всё купил.

Сколько лет тобой страдал я,

Сколько лет тебя искал я!

От меня ты отперлась.

Не искал он, не страдал он;

Серебром лишь побряца́л он,

И ему ты отдалась.

Я скакал во мраке ночи

Милой панны видеть очи,

Руку нежную пожать;

Пожелать для новоселья

Много лет ей и веселья,

И потом навек бежать».

Панна плачет и тоскует,

Он колени ей целует,

А сквозь ветви те глядят,

Ружья наземь опустили,

По патрону откусили,

Вбили шомполом заряд.

Подступили осторожно.

«Пан мой, целить мне не можно, —

Бедный хлопец прошептал, —

Ветер, что ли, плачут очи,

Дрожь берёт; в руках нет мочи,

Порох в полку не попал».

«Тише ты, гайдучье племя!

Будешь плакать, дай мне время!

Сыпь на полку… Наводи…

Цель ей в лоб. Левее… выше.

С паном справлюсь сам. Потише;

Прежде я: ты погоди».

Выстрел по́ саду раздался.

Хлопец пана не дождался;

Воевода закричал,

Воевода пошатнулся…

Хлопец, видно, промахнулся:

Прямо в лоб ему попал.

28 октября 1833

К русским друзьям

Помните ли вы меня? А я — когда думаю о моих друзьях, казненных, сосланных, заточенных по тюрьмам, — так вспоминаю и вас. В моих воспоминаниях даю право гражданства вашим чужеземным лицам.

* * *

Где вы теперь?… Благородная шея Рылеева, которую я обнимал как шею брата, — по царской воле — повисла у позорного столба. Проклятие народам, побивающим своих пророков!

* * *

Рука, которую мне протягивал Бестужев — поэт и воин, — оторвана от пера и оружия; царь запряг ее в тележку, и она работает в рудниках, прикованная к чьей-нибудь польской руке.

* * *

А иных, может, страшнее постигла кара небесная: может, кто из вас, опозоренный чином или орденом, продал свою вольную душу за царскую милость и кладет земные поклоны у царских порогов.

* * *

Может, он наемным языком славит царское торжество и радуется мучению своих друзей; может, он на моей родине купается в нашей крови и хвастает перед царем нашими проклятьями, как заслугою.

* * *

Если издалека, из среды вольных народов, долетят к вам на север мои грустные песни, пусть звучат они над вашей страною и, как журавли весну, предскажут вам свободу.

* * *

Вы узнаете меня по голосу. Пока я был в оковах, я свертывался, как змей, и обманывал деспота. Но вам открывал я тайны моего сердца и был с вами простодушен, как голубь.

* * *

Я теперь изливаю на свет мою чашу яда. Горяча и жгуча горечь слов моих; она вышла из крови и слез моей родины. Пусть же она жжет и грызет — но не вас, а ваши оковы.

* * *

А если кто из вас станет упрекать меня, то его упрек покажется мне лаем пса, который так привык к терпеливо и долго носимой цепи, что кусает руку, ее разрывающую.

Гудочник

‎Что это за дедушка — весь как лунь седой,

С длинной, вплоть до пояса, белой бородой?

Вот его два хлопчика под руки ведут.

Мимо поля нашего все втроём идут.

‎Старец по струнам пилить, подпевая в лад;

В дудочки из пёрышек хлопчики дудят.

«Слушай! — старцу крикнул я. — Гей! Завороти!

Вот сюда — к пригорку-то! Благо по пути!

‎Ишь, у нас тут игрище: празднуем посев.

Вот гудок и кстати тут, дудки и припев.

Всем с тобой поделимся, — будем пировать!

И село близёхонько:

Вы достигли конца предварительного просмотра. Зарегистрируйтесь, чтобы узнать больше!
Страница 1 из 1

Обзоры

Что люди думают о Баллады и романсы

0
0 оценки / 0 Обзоры
Ваше мнение?
Рейтинг: 0 из 5 звезд

Отзывы читателей