Наслаждайтесь этим изданием прямо сейчас, а также миллионами других - с бесплатной пробной версией

Только $9.99 в месяц после пробной версии. Можно отменить в любое время.

Крокодил

Крокодил

Читать отрывок

Крокодил

оценки:
3.5/5 (2 оценки)
Длина:
62 страницы
40 минут
Издатель:
Издано:
Oct 15, 2014
ISBN:
9781910558805
Формат:
Книга

Описание

Чиновника, Иван Матвеича проглатывает крокодил. К немалому удивлению окружающих, Иван Матвеич не только остается жив, но и совершенно доволен сложившимся положением дел. Понимая, что привлекает тем самым всеобщее внимание, пускается в фантазии о том, что теперь он сможет, вещая из крокодила, влиять на умы сограждан, неся им свет и новые теории, которые в крокодиле придумываются на удивление легко.
Издатель:
Издано:
Oct 15, 2014
ISBN:
9781910558805
Формат:
Книга


Связано с Крокодил

Читать другие книги автора: Фёдор Достоевский

Похожие Книги

Связанные категории

Предварительный просмотр книги

Крокодил - Фёдор Достоевский

IV

КРОКОДИЛ

НЕОБЫКНОВЕННОЕ СОБЫТИЕ, ИЛИ ПАССАЖ В ПАССАЖЕ

СПРАВЕДЛИВАЯ ПОВЕСТЬ О ТОМ, КАК ОДИН ГОСПОДИН, ИЗВЕСТНЫХ ЛЕТ И ИЗВЕСТНОЙ НАРУЖНОСТИ, ПАССАЖНЫМ КРОКОДИЛОМ БЫЛ ПРОГЛОЧЕН ЖИВЬЕМ, ВЕСЬ БЕЗ ОСТАТКА, И ЧТО ИЗ ЭТОГО ВЫШЛО

Ohé Lambert! Où est Lambert? As-tu vu Lambert? 1

1 Эй, Ламбер! Где Ламбер? Видел ты Ламбера? (франц.)

I

Сего тринадцатого января текущего шестьдесят пятого года, в половине первого пополудни, Елена Ивановна, супруга Ивана Матвеича, образованного друга моего, сослуживца и отчасти отдаленного родственника, пожелала посмотреть крокодила, показываемого за известную плату в Пассаже. Имея уже в кармане свой билет для выезда (не столько по болезни, сколько из любознательности) за границу, — а следственно, уже считаясь по службе в отпуску и, стало быть, будучи совершенно в то утро свободен, Иван Матвеич не только не воспрепятствовал непреодолимому желанию своей супруги, но даже сам возгорелся любопытством. Прекрасная идея, — сказал он вседовольно, — осмотрим крокодила! Собираясь в Европу, не худо познакомиться еще на месте с населяющими ее туземцами, — и с сими словами, приняв под ручку свою супругу, тотчас же отправился с нею в Пассаж. Я же, по обыкновению моему, увязался с ними рядом — в виде домашнего друга. Никогда еще я не видел Ивана Матвеича в более приятном расположении духа, как в то памятное для меня утро, — подлинно, что мы не знаем заранее судьбы своей! Войдя в Пассаж, он немедленно стал восхищаться великолепием здания, а подойдя к магазину, в котором показывалось вновь привезенное в столицу чудовище, сам пожелал заплатить за меня четвертак крокодильщику, чего прежде с ним никогда не случалось Вступив в небольшую комнату, мы заметили, что в ней кроме крокодила заключаются еще попугаи из иностранной породы какаду и, сверх того, группа обезьян в особом шкафу в углублений. У самого же входа, у левой стены стоял большой жестяной ящик в виде как бы ванны, на крытый крепкою железною сеткой, а на дне его было на вершок воды. В этой-то мелководной луже сохранялся огромнейший крокодил, лежавший, как бревно, совершен но без движения и, видимо, лишившийся всех своих способностей от нашего сырого и негостеприимного для иностранцев климата. Сие чудовище ни в ком из нас сначала не возбудило особого любопытства.

— Так это-то крокодил! — сказала Елена Ивановна голосом сожаления и нараспев, — а я думала, что он.. какой-нибудь другой!

Вероятнее всего, она думала, что он бриллиантовый. Вышедший к нам немец, хозяин, собственник крокодила с чрезвычайно гордым видом смотрел на нас.

— Он прав, — шепнул мне Иван Матвеич, — ибо со знает, что он один во всей России показывает теперь крокодила.

Это совершенно вздорное замечание я тоже отношу к чрезмерно благодушному настроению, овладевшему Иваном Матвеичем, в других случаях весьма завистливым.

— Мне кажется, ваш крокодил не живой, — проговорила опять Елена Ивановна, пикированная неподатливостью хозяина, и с грациозной улыбкой обращаясь к нему, чтоб преклонить сего грубияна, — маневр, столь свойственный женщинам.

— О нет, мадам, — отвечал тот ломаным русским языком и тотчас же, приподняв до половины сетку ящика, стал палочкой тыкать крокодила в голову.

Тогда коварное чудовище, чтоб показать свои признаки жизни, слегка пошевелило лапами и хвостом, приподняло рыло и испустило нечто подобное продолжительному сопенью

— Ну, не сердись, Карльхен! — ласкательно сказал немец, удовлетворенный в своем самолюбии.

— Какой противный этот крокодил! Я даже испугалась, еще кокетливее пролепетала Елена Ивановна, — теперь он мне будет сниться во сне.

— Но он вас не укусит во сне, мадам, — галантерейно подхватил немец и прежде всех засмеялся остроумию слов своих, но

Вы достигли конца предварительного просмотра. Зарегистрируйтесь, чтобы узнать больше!
Страница 1 из 1

Обзоры

Что люди думают о Крокодил

3.5
2 оценки / 2 Обзоры
Ваше мнение?
Рейтинг: 0 из 5 звезд

Отзывы читателей

  • (4/5)
    A humorous read bordering on (and into) the absurd. A man is eaten by a crocodile and lives in his stomach. He communicates with the outside world freely (via voice only). His life continues on, but one wonders how long he can maintain such an existence. It reminded me of something that Kafka would have written, but only more humorous. As I read, I wondered if The Crocodile influenced the writing of Metamorphosis by Kafka. A good book (very short, only 78 pages with notes and appendix), not life changing, but worth the read.
  • (3/5)
    It’s not that I didn’t like this short story from Dostoevsky, it’s just that it’s incomplete, and comes across as a fragment of an idea. The period in which Dostoevsky wrote this was one of great personal and economic strife, and he was finding an outlet for his increasing dislike of progressive European ideals. Clearly, the crocodile that swallows a man only to have him continue philosophizing within its belly is meant to be an absurd satire on these ideals, but it isn’t all that well developed. Dostoevsky himself said that it was the first part to a comic story that he never finished, and it shows. Frankly, it was more interesting to me to read his rebuttal to the claim that the man represented Nikolai Chernyshevsky, which he did years later in ‘Diary of a Writer’ and which was excerpted in the afterward. That would have been rather heartless indeed, despite their ideological differences, since Dostoevsky knew first-hand just how cruel and unfair imprisonment for political reasons was, but his account, which includes personal anecdotes with Chernyshevsky, seems believable. Regardless, this work is for Dostoevsky diehards only.