Наслаждайтесь этим изданием прямо сейчас, а также миллионами других - с бесплатной пробной версией

Только $9.99 в месяц после пробной версии. Можно отменить в любое время.

По особо важным телам (Позывной Шульга - 2)

По особо важным телам (Позывной Шульга - 2)

Читать отрывок

По особо важным телам (Позывной Шульга - 2)

Длина:
171 страница
1 час
Издатель:
Издано:
Sep 2, 2017
ISBN:
9781370884155
Формат:
Книга

Описание

Сергей Велецкий, «Шульга» — командир спецгруппы, которая похитила в Ростове и доставила в Украину беглого экс-президента. Сразу же после возвращения он оказывается за решеткой по обвинению в заказном убийстве полковника Главного управления разведки.
Повесть «По особо важным телам» — продолжение книги «Pig In a Poke».
Игры украинских престолов, тайны Изюмского блокпоста, работа сверхсекретных государственных ликвидаторов... Скучать не получится!

Издатель:
Издано:
Sep 2, 2017
ISBN:
9781370884155
Формат:
Книга

Об авторе

Волонтер, писатель, блогер, издатель.


Связано с По особо важным телам (Позывной Шульга - 2)

Предварительный просмотр книги

По особо важным телам (Позывной Шульга - 2) - Александр Сурков

Благодарности

Наталье Жигун, Андрею Серветнику, Вячеславу Нестерову, Тарасу Обоисте, Назиму Назимку, Александру Кольваху, Игорю Силивре, Роману Костенко — за то, что остались редакторами и критиками, не превратившись в простых читателей.

Максиму Цыганку — за медицинские консультации по травмам позвоночника и специфике ранения прокурора.

Пролог

Идти по трупам (телам, головам), англ. walked over his grandmother's grave — ради достижения своих целей игнорировать любые моральные запреты, не щадить человеческих жизней.

Краматорск, Донецкая область, городская прокуратура. Суббота, 29 июля, 09:45

Моложавый прокурорский за столом, механическим голосом читающий текст по бумажке. Два спецназовца за спиной. Их старший, с рукой у клапана набедренной кобуры. Шульге кажется, что все происходящее — нелепый тревожный сон.

— Велецкий Сергей Богданович, украинец, родился 9 ноября 1985 года, город Кропивницкий, зарегистрирован по адресу: Киев, улица Теремковская… вам объявляется подозрение по статье 115 Уголовного кодекса Украины, часть вторая, пункты 5, 6, 11 и 12, а именно «Умышленное убийство офицера Главного управления разведки Министерства обороны Украины полковника Лесникова, совершенное 6 ноября прошлого года и содеянное способом, опасным для многих лиц, по корыстным мотивам, на заказ, по предварительному сговору с группой лиц». Ввиду особой тяжести совершенного преступления принято решение удерживать вас под стражей до тех пор, пока суд не изберёт меру пресечения. Вы понимаете суть подозрения?

Шульга молчит, разглядывая портрет у прокурорского за спиной. Картина нетипичная для таких мест — какой-то аляповатый кубизм...

— Ладно! — выдержав паузу, произносит прокурорский. — Не желаете говорить? Подписывать, я так понял, тоже ничего не станете? Но это не важно. Уведите! — говорит он охране. — И, Велецкий, не вздумайте делать глупости. Конвою дана команда в случае попытки к бегству, с учётом вашей особой опасности, сразу же открывать огонь. Они это сделают, можете мне поверить…

1. Зачёт с оценкой

— Руки, — негромко говорит конвоир. — Руки назад!

Шульга встаёт, осторожно, чтобы не спровоцировать. Глядя исподлобья на заморыша прокурорского, медленно сводит за спиной кисти. Запястья пережимают модные пластиковые браслеты. А вот это уже получше, избавляться от таких учили на спецзанятиях…

Медленно разворачиваясь, привычно оценивает возможности для ухода. В комнате четверо. Прокурорский хлюпик не в счёт, но вот три опытных эсбеушника, напряжённых и при оружии — это уже серьёзно. Он, конечно, кое-что умеет, но отнюдь не голливудский герой «одним прикрылся — остальных расстрелял». В кино-то тело, которым прикрываешься, ведёт себя как безвольная кукла, а в жизни попробуй его удержи, потому что изо всех сил вырывается. К тому же неизвестна конфигурация здания, да и за дверью может ждать целое отделение. Стало быть, отбой. А вот проходя по коридорам, вполне можно рискнуть…

Но едва зародившийся план рушится на корню.

— Вибач, наказ! — говорит эсбеушник, после чего на голову Шульге опускается глухой чёрный мешок. Мать твою, миротворцы! Наблатыкались у натовцев в задержаниях, чего доброго, начнут и водой пытать...

Связанного и ослеплённого, его ещё раз обыскивают, на сей раз более тщательно. Ну что ж, пусть практикуются... Нет на нем ни маяков, ни припрятанных лазерных пистолетов. А то, что есть, хрен нащупают. Звук открываемой двери. Держат под локоть, ведут наружу.

Плотная ткань мешка глушит звуки, не даёт нормально ориентироваться в пространстве. Единственный источник информации — соприкасающиеся с полом подошвы. Которые подсказывают, что скользкий коридорный линолеум сменился на шершавый асфальт. Они во дворе, чего и следовало ожидать.

Конвоиры с кем-то переговариваются.

— Що, все добре, хлопці?

— Так, скінчили!

— Швидко!

— Як є...

— То давай його сюди, бо вже часу нема!

Шульгу подталкивают вперёд, принимают сверху. Под ногами ребристые металлические ступеньки. Стало быть, не зря с утра во дворе прокуратуры стоял автозак...

Три шага внутри кабины. Тесный арестантский отсек. Ткань мешка приглушает лязг запираемой двери. Гудит зуммер внутренней связи — кто-то из принявших его конвоиров нажимает на кнопку. Машина трогает и, чуть раскачиваясь, выползает на улицу.

Шульга упирает ноги в металл, откидывается спиной так, чтобы максимально расслабить стянутые пластиком руки. Конвоиры молчат, не давая информации к размышлению. Остаётся лишь ждать, по ходу дела анализируя те крохи информации, которые ему известны.

Итак, все сначала. Их группа летела в Чугуев с усыплённым пленником на борту. Пленник — не простой сепар-язык, а дерзко похищенный из-под Ростова беглый экс-президент Украины. Потому и работали в условиях полной секретности. Вынужденную посадку в Краматорске сделали после того, как их «кукурузник» неожиданно обстреляли на своей стороне, ранив Еврея с Шаманом и перебив маслопровод. Предположить, что такой обстрел был специально подстроен, чтобы их завести в засаду, может лишь конченый параноик. Откинули, думаем дальше.

Приземлились в 22:03. Шамана и Еврея увезли на реанимобиле, с ними разрешили поехать Ласке. И снова же, будь эта операция направлена против их группы, повязали бы сразу всех. Потом, примерно в 22:30, принимавший группу спецназовец СБУ снял его на айфон и куда-то отправил фото. Вот тут, похоже, все и завертелось. Да так лихо, что уже к девяти утра его ждали в прокуратуре с подготовленным и согласованным обвинением...

Важно: прокурорский назвал его настоящим именем, хотя после прихода в группу он, по новым документам, был уже не Велецким, а Шульгиным. Ликвидация предателя Лесникова, в которой его обвинили как в заказном убийстве, была показательной казнью, санкционированной на самом верху. Те, кто предъявил обвинение, похоже, об этом не знали. Или же знали, что ещё хуже...

Но самое главное — рамки времени. На все про все у неизвестных было не больше семи часов, причём посреди ночи с пятницы на субботу. Дела легально-официальные у нас так быстро не делались отродясь. А тут с лету были задействованы люди из СБУ, прокуратуры, и если его везут в автозаке, то, стало быть, и МВД. Тут не дурной инициативой попахивает и даже не диким стечением обстоятельств. Очень все это напоминает кропотливую разработку, которая ожидала своего часа.

И какие из этого сделать выводы? А вот как раз выводов не нужно делать, наверное, никаких. Потому что если эта версия оправдается хоть на двадцать процентов, то он, Шульга, попал в такой суровый водоворот, из которого выбраться не проще, чем таракану из слива спускаемой ванны.

От этих далеко не радужных мыслей его отвлёк стук двери. Конвоир:

— Чуєш, нам ще далеко їхати. То давай браслети зніму, бо без рук залишишся. Тільки, хлопче, не роби дурниць! Смикнешся — пристрілимо к єбеням!

Ага, всё-таки полицейские. Им за последние годы вбили в головы если не уважение к правам человека, так хоть элементарное понимание, что за незаконное обращение с заключённым можно и отгрести. Если ведут себя «по-людски», значит, толком не знают, кого везут.

Он дисциплинированно подал руки спиной в проход, ощутил щелчок бокорезов.

— Ганчірку з очей стягнеш після того, як двері закрию! — предупреждает естественное движение Шульги конвоир. — Як приїдемо, сам накинеш. А щоб нам спокійніше було, я тебе звичайним наручником пристібну.

Два щелчка, и правая рука прикована к арестантской кабинке.

Дверь закрылась. Размяв свободную кисть, Шульга скинул с головы опостылевший «капюшон», прищурился, привыкая к слабому свету.

Да, автозак. В мерцании дежурной лампы на потолке можно разглядеть лишь общий абрис отсека и две фигуры на боковых сиденьях. Форма на них полицейская, старого образца. Понятно, недолюстрированные-неаттестованные, старой гвардии, им новую не выдают. На сторону «ДНР» в четырнадцатом предусмотрительно не встали, вот и остались на службе. А вот с этими можно попробовать...

Шульга привычно просчитал варианты освобождения. Мужики не ожидают нападения, иначе бы не сняли с него наручники. С другой стороны, они не представляют, на что он способен. Дело не в подготовке, а в привычке сперва убивать, а потом уже думать и рефлексировать. Но в том-то и дело. Чтобы вырваться отсюда, как минимум одного придётся покалечить или убить… Нет. Ситуация пока не критическая, свои где-то рядом, выручат. Не стоит нескольких часов свободы жизнь этих ментов. Тем более — пожалели. Ладно, доберёмся куда везут, а там уж посмотрим, что за дела.

Машина двигалась рывками, то разгоняясь на ровных участках, то переползая ямы и рытвины. Значит, не по главной трассе пошли. Почему? Не хотят привлекать внимания? Или в какую-то глушь везут?

Нет хуже занятия, чем грызть себя вопросами, на которые нет ответов. Чтобы занять голову, Шульга стал вспоминать подробности той самой ликвидации, за которую ему собрались накинуть статью. Может, всплывут в памяти какие-то, полгода назад несущественные, детали, ведь ноги у происходящего явно растут оттуда.

Киев, Печерск. 16 ноября 2016 года, 8:15

Старенький «фольксваген», глухой белый фургончик, припарковался на тихой липкинской улице метрах в пятидесяти от нужного подъезда.

Еврей выключил дворники, и лобовое стекло начал замывать мелкий дождь.

— Десять градусов за бортом, не май месяц!

— Нормально! — потянувшись, ответил Ричер. — Меньше будет народу…

Воскресный день выбрали для операции не случайно. Жители престижной старой пятиэтажки в глубине тихих печерских улочек — люди или высокопоставленные, или богатые, а чаще и то и другое, потому выходные предпочитают проводить не в городе, а в загородных имениях. А значит, в отличие от спальных районов, на улицах и в квартирах сегодня должно быть почти безлюдно. А тут ещё и мерзкая

Вы достигли конца предварительного просмотра. Зарегистрируйтесь, чтобы узнать больше!
Страница 1 из 1

Обзоры

Что люди думают о По особо важным телам (Позывной Шульга - 2)

0
0 оценки / 0 Обзоры
Ваше мнение?
Рейтинг: 0 из 5 звезд

Отзывы читателей