Наслаждайтесь этим изданием прямо сейчас, а также миллионами других - с бесплатной пробной версией

Только $9.99 в месяц после пробной версии. Можно отменить в любое время.

Профсоюз подонков

Профсоюз подонков

Автор Alexey Danilov


Профсоюз подонков

Автор Alexey Danilov

Длина:
347 страниц
3 часа
Издатель:
Издано:
May 22, 2019
ISBN:
9780463353608
Формат:
Книга

Описание

Главный герой – ветеран флота. Невзгоды сделали его уравновешенным и сильным. Быть рабочим на руднике не то, на что рассчитывал офицер, но это честный труд. Работа гарантирует обеспеченное будущее, но можно ли быть уверенным в завтрашнем дне, если даже погонам это не под силу? Станет ли солдат сомневаться, когда случай снова отнимет веру в будущее? Будет ли сложным выбор, когда ложь и сила дают преимущество в драке? Главный герой усвоит урок.

Издатель:
Издано:
May 22, 2019
ISBN:
9780463353608
Формат:
Книга

Об авторе

I'm 40+. I live in Belarus.Think the truth. Tell the truth. Do the truth. And then the truth will come.You can buy my books here: http://www.lulu.com/spotlight/AlexeyDanilov___________________________________________________________________________Мне 40+. Я живу в Беларуси.Думай правду. Говори правду. Делай правду. И тогда правда придет.Купить мои книги можно тут: http://www.lulu.com/spotlight/AlexeyDanilov


Предварительный просмотр книги

Профсоюз подонков - Alexey Danilov

Алексей Данилов

Профсоюз подонков

Часть 1

Звук шаркающей походки звонким эхом доносился из коридора.

Высокий, широкоплечий блондин с пышной бородой вошел в крохотный зал прилета, расслабленно шурша внушительными ботинками по плексигласовому полу. В окружении пейзажей далеких планет, транслируемых на небольших медиа-панелях, словно окнах, врезанных в салатовые стены, его уже поджидали трое крепких парней, расположившихся со своими вещами на металлических скамейках.

Первый из них, коротко стриженный, в темном пальто и бесформенных темно-зеленых брюках, встал и протянул в знак приветствия руку:

– Джек Холд! – сказал он голосом уверенного и сильного авантюриста.

– Медведь Мо! – представился вошедший. – Можете меня называть Мо или шеф… Вы уже познакомились?

– Мы только с борта, – ответил Джек, обведя взглядом остальных.

– Хорошо, – сказал Мо. – Сейчас немного формальности – и в путь.

Он внимательно оглядел гостей и достал из внутреннего кармана кожаной куртки скрученную в трубку пластинку.

– Кто из вас Джек – мы уже уяснили… – начал Мо.

– Я – Бергман!... Ланни Бергман, – сказал, не вставая, седой здоровяк с добродушным лицом в синей униформе шахтера корпорации «Запад».

– Рич! – махнул рукой усач в сером комбинезоне, широко расставленные глаза и лохматая прическа которого придавали ему вид хищного животного.

– Понятно, – отметил Мо. – Я скажу пару слов. Чтобы всем было понятно, с чем предстоит столкнуться. Думаю, что ты, Ланни, имеешь представление, как работают с породой на этой планете.

– Слышал, – ответил тот.

– Да мы все слышали. Поехали уже! – раздраженно заявил Рич, поглаживая усы.

– Есть порядок, – сказал Мо, развернув тонкую пластину квантовой извилины, – я обязан вас проинструктировать, на случай если вы из лагеря захотите домой к мамочке.

Рич усмехнулся, но промолчал. В это время бригадир просмотрел в очередной раз личные дела прибывших и начал инструктаж:

– Зет-Эм – планета пригодная для технического использования, как пишут в атласах. Тридцать лет здесь добывали комсарий в промышленных масштабах. Пару лет назад добывающая компания закрыла добычу на этой планете, но комсарий тут пока имеется. Кто знаком с такой работой может спросить, почему я стал искать людей на вторую часть сезона – осень. Ведь самое сложное – это начать сезон. Нужно расконсервировать и настроить технику. Но, самое веселое – найти залежи в той породе, которая уже признана отходами. На это уходит несколько месяцев, обычно, с марта по июнь.

– А я не знал, что на Зет-Эм месяца года называются так же как и на Земле, – вставил Рич. – Насколько я помню, тут год длится семь сотен дней…

– Поэтому, для начала, нужно усвоить, что тут в каждом месяце шестьдесят дней, – ответил бригадир, почесав растительность на лице. – Очистить породу не так тяжело, поэтому люди нанимаются сразу на весь сезон. В моём же случае – люди, нанятые на весь сезон, хорошо поработали весной, но они решили пересмотреть прежние договоренности, и я вынужден был прекратить работы и рассчитать их сразу.

– А каким образом это отразится на нас? – снова перебил Рич.

– Отвечаю, – сказал Мо, посмотрев прямо в глаза Ричу. – Работа тяжелая, но не смертельная. По финалу – у каждого на кармане в худшем случае будет около пятидесяти килограмм комсария, а это по цене скупки – пять миллионов золотом.

– Ого, – прошептал Джек. – За всю жизнь никогда не получал зарплату золотом.

– Деньги – бумага оборванцев, – важно произнес Рич, – а золото в любом конце вселенной – золото.

– Если работать по графику, то получите ещё больше, – заметил Мо, натянуто улыбнувшись. – Но планета, не создана для мнительных бездельников. Ветер и песок на площадке могут ободрать комбинезон до самых костей. Воздух наверху очень тяжелый, а компоненты химической очистки сами по себе яд, из-за этого весь день работа ведется в скафандре. Поэтому, сейчас у вас есть последняя возможность отказаться от работы, если она кажется безумием – можете купить билет обратно. Если же вы идете со мной, то я ваш бос, и с этого дня до того момента, как я вас привезу сюда в конце сезона, вы – мои подчиненные… со всеми вытекающими последствиями.

– Мы поняли тебя, – сказал Ланни, встав со скамьи, – поехали!

– Я не закончил! – возразил Мо. – На планете нет ретрансляторов связи. Здесь в них нет нужды. В скафандрах есть внутренняя связь так что совсем скучать не придется…Теперь всё.

Бригадир рукой указал на двери и шаркающей походкой направился к выходу. Рич, Джек и Ланни подняли сумки и пошли следом. Гулкие шаги эхом неслись по зданию пустого вокзала, пока они не вышли на улицу, где их уже поджидал желтый пузырь автолета с символикой космопорта «ZM».

Заняв свои места, мужчины подождали, пока водитель откинет с ветрового стекла набежавшие дюны песка и вернулся в кабину.

– Полетели Луи! – скомандовал Мо, когда внутренности автолета ожили холодным сиянием информационных панелей.

Автолет качнулся, растолкал набежавшую волну песка, а пассажиры дружно переглянулись, когда он, качнувшись еще несколько раз, плавно покатился по дороге.

– Старик! Полетели, а не побежали! – сказал Джек водителю.

– Силовая установка шагающего энерго-поля не может безопасно работать в такой пыли, – Прокомментировал Мо. – Летать тут опасно для здоровья.

Джек равнодушно наблюдал за бледными облаками и безжизненным пейзажем пустынной планеты. Бледно-коричневый камень и кремовый песок простирались до самого горизонта, где темными пятнами виднелись горы. Несмотря на предупреждение Мо, ветра не было. Ничто впереди не сулило проблем и опасностей. А Джек никогда не искал затруднений. Получив в школе диплом маргинала гуманитарных наук и потеряв возможность продолжить образование, он отправился служить на космический флот – благо здоровье позволяло, а законы требовали. Служба не дала сколько-нибудь важных или полезных знакомств, зато, уволившись через два года, он сразу оказался в числе перспективных студентов и, что не маловажно, – самцов. Поступив-таки в колледж, он большую часть времени провел в объятиях молодых лаборанток и старшекурсниц. И, через четыре года оказавшись снова на улице, но уже с дипломом, так же легко и непринужденно устроился на работу в депо космопорта «Баха».

Его карьерному росту не могло помешать даже тотальная роботизация галактики. Каждый, кто пережил промышленную реформу, имел свою историю – как оказался без работы или потерял часть зарплаты из-за внедрения роботизированных комплексов. Однако Джек не имел такой истории. К началу реформы ему было гарантировано место в управленческом аппарате депо, так как к тому времени он уже имел связь с коммерческим директором порта – женщиной напористой и любвеобильной. Даже несмотря на возраст любовницы (а она была старше Джека вдвое) удача и её влияние были на его стороне. Джек был беззаботен даже тогда, когда на его месте оказался более жилистый сосед по общежитию.

Когда же на его имя пришел приказ об увольнении, вселенная Джека изменилась в одностороннем порядке. Его взгляд на жизнь остался прямолинейным. Цели по-прежнему остались достижимыми, но доверие к женщинам резко убавилось. Он отверг всех – даже тех, кто готов был его содержать до самой старости. Вначале он ушел наемником на флот. А когда очередное звание и пролитая кровь гарантировали ему стабильную жизнь военной пенсии – он вернулся в гражданскую жизнь новым человеком. Фонд ветеранов флота включил его в программу адаптации и помог открыть мастерскую по ремонту бытовых роботов. Пять лет он не смотрел в сторону женщин. Даже, несмотря на то, что основные клиенты его мастерской были разведены и определённо женского пола. Джек хранил сентиментальный надлом на дне сундука стереотипов и ни кому в этом не признавался.

Пока за окном мелькали однообразные пейзажи планеты, и такси тихо виляло по старым дорогам, Джек терзался вопросом – «Как я докатился до такой жизни?»

Медведь Мо ехал рядом с водителем Луи, который большую часть жизни был директором космопорта «ZM». Но так как появление гостей было важным событием, для него было делом чести доставить гостей старого друга Мо до их места работы. Луи был поджарым парнем средних лет и никогда не говорил о причинах своего заточения в этом глухом порту с лицензией «управленца коммерческих линий». Планета как бы внушала каждому на неё ступившему, что все душевные секреты должны быть погребены под рутиной ежедневного труда.

Ланни и Рич сразу почувствовали неприязнь друг к другу, поэтому ехали молча.

Ланни был опытным трудягой с огромным опытом добывающего дела, и как раз он мог рассказать много историй о том, как роботы вместо облегчения труда людей навязали новую жизнь – ежедневную гонку за новыми тряпками, новыми мелодиями, новыми лицами и новыми связями. Ланни много раз терял работу после того как запускал на производстве очередного робота. Каждого из них он помнил как своего отпрыска – которому в каком-то смысле дал жизнь, и из-за которого нажил немало проблем. Он помнил каждый электронный блок, но при этом не винил их. Ланни мало читал, но сердцем чувствовал, что не роботы виноваты в переменах. Люди хотели работать меньше, а жить – лучше. Такова их суть.

Рич каждую минуту поглаживал свои усы, и, рассматривая окружающих, выглядел надменным засранцем. Его глаза не выражали ничего осмысленного, как и его анкета, скрывая множество секретов, как мутная болотная вода. Мо всю дорогу до места работы ехал, перечитывая личное дело Ричарда Гринберга. Опытный бригадир чувствовал, что этот человек рано или поздно покажет свою суть, но за девять недель до закрытия сезона уже не было возможности что-то изменить.

Мо решительно затолкал пластинку компьютера вглубь кармана и с удивлением отметил, что такси замерло у жилого модуля.

Когда все вещи выгрузили, а Луи, махнув рукой, завел двигатель и стал разворачиваться, Мо сказал:

– Здесь мы будем спать и есть.

Джек, Ланни и Рич явно не ожидали встретить такой транспорт. На их лицах читалось недоумение.

Модуль состоял из трех секций-вагонов, соединенных между собой гибким сочленением. Каждый из «вагонов» был размером с прицеп большого грузовика, отчего создавалось впечатление, что такой транспорт очень неповоротлив.

– Первая секция – это кабина и машинное отделение. Здесь мегаваттная силовая установка – газотурбинная электростанция. Она дает питание на все оси, а привод от электродвигателей. Вторая секция – жилой блок. Тут кровати, душевая и кухня. Последняя секция – продовольственный склад. Заполнен, по стандарту продобеспечения в сложных условиях. Кухонная установка в заданное время и по заданному меню при помощи манипулятора сама достает замороженные продукты и готовит еду.

Закончив с вступлением, бригадир открыл ключом дверь спального блока, прошел внутрь тамбура, и, открыв замок двери тамбура, сказал всем вносить вещи.

Первым влетел Рич. Что-то подсказало ему, именно сейчас повлиять на выбор спального места, как будто от этого зависело будущее всего сезона добычи. Однако заскочив внутрь, он не ожидал столкнуться с комфортом уровня дорогого отеля – кроватей было четыре и все они были на одном уровне. От растерянности он застыл в проходе.

– Привык ко второму ярусу? – с усмешкой спросил Джек, войдя следом.

– На что ты намекаешь? – огрызнулся Рич.

– Я много где успел отслужить, – спокойно говорил Джек, осматривая комнату. – Иным генералам приходилось спать «на втором этаже».

– Ну да, ну да… – проворчал Рич. – Тебе виднее, солдат.

– Можно выбраться из казармы, но казарма из тебя не вылезет! – парировал Джек.

Рич мгновение оценивал услышанное, потом махнул рукой и забросил свои вещи в широкий ящик над первой кроватью справа. Когда все расположились и сели на свои кровати, оказалось, что Мо и Рич станут соседями на весь сезон. Ричу не пришло в голову прочитать нашивку на покрывале кровати, рядом с которой он расположился. Иначе ни за что не согласился бы жить лицом к лицу с бригадиром. Вместе с тем проход между кроватями был настолько широким, что двое могли разминуться не соприкоснувшись.

Ланни расположился по правую руку от Рича, Джек – по левую от Мо.

– «Клуб домохозяек» в сборе, – пошутил Мо, снимая куртку. – Сегодня время адаптации. Каждый ознакомится со снаряжением и картами, ну а завтра начинаем… Я составил график – сегодня с восьми вечера заступает Джек.

– Ого! – вскочил Джек. – А что делать?

– Твоя задача контролировать приборы модуля – это раз. Встать в пол седьмого утра – это два. Проверить включение электрокухни, она готовит завтрак и обед сразу – это три. Провести модуль по горной дороге к площадке не позже половины восьмого. Потом ты приведешь модуль обратно и отдыхаешь до половины шестого. Не забывая…

– Смотреть за приборами? – спросил Джек.

– Так и есть, – ответил Мо. – В полседьмого модуль должен быть на площадке, а кухня – готова к ужину. После этого тебя сменяет Ланни, потом Рич. Я буду весь день в установке обогащения, поэтому этот график не должен меняться все девяносто дней сезона.

– А тебе не кажется, что проще… – начал Рич.

– Модуль должен быть всё время наготове – в тепле и с приготовленной едой. Мегаваттный генератор требует много топлива, а собственный бак модуля рассчитан на восемь часов автономной работы. Поэтому на этой площадке модуль питается от внешнего газового хранилища – и за этим нужно следить дежурному тоже. Если модуль отправится на гору с полупустым баком – это полбеды, но если дежурный не переведет модуль на внешнее питание вечером, то утром в баке не будет топлива чтобы ехать на площадку, если при этом не замерзнет вообще.

– Мне сегодня не поспать? Я правильно понимаю? – спросил Джек.

– В кабине есть койка дежурного. Там достаточно удобно, – успокоил его Мо.

– Как-то странно это, – отозвался Ланни.

– Наверху работы будет столько, что каждый из вас будет рад покататься в модуле. Так что – уверяю вас: такой режим работы еще никого не загнал в землю. И дал заработать не одному десятку крепких парней.

С этими словами Мо встал и повел своих новоиспеченных рабочих на экскурсию по модулю. Под занавес знакомства с новым домом бородач выдал всем комплект теплозащитного белья.

Мужчины дружно стали переодеваться, мысленно настраиваясь на предстоящие будни, избавляясь от личного белья как от последнего напоминания о прошлом.

Небольшой переполох среди новых жильцов модуля вызвал Джек, обнажив многочисленные шрамы. Но замешательство и удивление вызвали не следы военного прошлого, а то, каким неказистым по сравнению с остальными оказался Джек. Мо и Ланни казались широкоплечими гигантами рядом с ним. Ланни просто удивленно поднял брови и продолжил переодеваться, так как в его годы личное здоровье волновало больше. Мо скептически скривил губы. А Рич не смог скрыть свою ухмылку и медленно провел ладонью по усам. В его глазах появился ледяной блеск.

В положенное время Джек заступил на своё первое дежурство. Тишина и сгущающиеся сумерки очень быстро овладели сознанием.

Но он не смог уснуть. Как ни хотелось глазам сомкнуться от усыпляющей гирлянды сигнальной панели в кубрике дежурного, как ни бурчал разомлевшим котом газотурбинный генератор под толщей звуко- и теплоизоляции, однако – сна не было. В голове роился винегрет лиц и фраз, от которых дрожало что-то в глубине памяти, а мозг уже не хотел думать или разделять их. Словно нудный и непонятный фильм, этот салат обрывков памяти, давил на грудь. Сердце бешено колотилось и шумело громче мегаваттной турбины.

Он несколько раз вставал, заходил в кабину и, заняв место штурмана, пытался найти в ночной мгле нечто, способное магическим образом успокоить, разрывавшие его изнутри страсти. Однако те самые эмоции, которые так его изводили, местами приносили сладкое и в чем-то извращенное удовольствие. Приятными мгновениями вспыхивали долгоиграющие послевкусия пережитых приключений. Руки ощущали силу и скорость. В нос неизвестно откуда попадал коктейль запахов капитанского мостика, дорогих вин и опьяняющих духов. А потом всё снова пропадало, начиная новый круг.

Когда черное небо стало серым, сработал зуммер будильника. Джек открыл глаза и решительно встал.

Как и говорил Медведь Мо, ничего сложного в управлении кухней и модулем не было. Джеку не приносило никакой радости хвастаться о своих боевых заслугах. А по заслугам ему не было равных на сотни световых лет вокруг. Дослужившись от сапог солдата до фуражки капитана патрульного корабля, Джек пережил множество приключений в разных уголках космоса. Он охранял планету-тюрьму и участвовал в подавлении бунта – за что имел (но не носил) «крест космического флота».

Он десантировался на пиратские корабли и несколько раз в первых рядах врывался в строй космических контрабандистов, не давая в рукопашной схватке ни малейшего шанса «любителям легкой наживы». За это он носил шрамы и память о погибших сослуживцах.

Он мог часами рассказывать о «потрясающе ярких» пейзажах Сиромы – планеты, обитатели которой всю свою жизнь выращивали цветы. Но память его имела очаг печали, от чего его любимое правило «я себе уже всё доказал» не работало. Печаль эта возникала спонтанно и, чаще всего по ночам, поэтому за последние два года он сильно изменился и замкнулся.

Джек с нервным предвкушением ждал дня, когда его спросят «Зачем ты сюда приехал»? Никогда ранее не было так трудно ответить на этот вопрос. Джек не чувствовал дыхания финансового краха, хоть и потерял все свои сбережения. Больше всего он боялся, что перестал быть тем смельчаком, который с ножом и остервенелой яростью бросался на наступающего врага.

Включив кухню, Джек выскочил на улицу, чтобы отключить газовый шланг стационарного хранилища от модуля. Потом осмотрел широкие гусеницы вагонов, сцепки, скрепляющие их между собой, и, вернувшись в кабину, сел за руль. Кабина сразу ожила сигнальными лампами и приборами, бортовой навигатор предложил следовать по маршруту, а фары сами настроили силу освещения таким образом, что утренний туман расступился на несколько сотен метров.

Модуль плавно тронулся в гору. В это время стальные руки робота уже сновали в продовольственном хранилище, выбирая всё необходимое для омлета с грибами, тостов с сыром и черного листового чая. Шкала выполнения завтрака медленно поползла в сторону символа «Кушать подано»!

Модуль уверенно поднимался в гору. Несмотря на достаточную ширину грунтовой дороги, Джек внимательно вглядывался в склоны, чтобы справа не угодить в промоину, а слева – не попасть под обвал. Видимость постепенно ухудшалась. В тот самый момент, когда казалось, что солнце просияет во всю свою мощь, а до места назначения осталось пять километров, налетел вихрь песка. Машина едва заметно качнулась. Джек крепче схватился за руль и тут же заметил, как слева на стойке ветрового стекла стал собираться слой серого песка. Через минуту прямо перед собой Джек ничего не видел кроме своего отражения. Песок обволок машину, а часто и резво взмахивающие щетки стеклоочистителя лишь бесполезно перемещали волны песка из стороны в сторону.

– Как же работать в таких условиях? – спросил пустоту Джек и наклонился к мониторам геолокации.

Экран продолжал двигать силуэт модуля по красиво начерченной дороге, но при этом оптимистично умалчивал о песчаных наносах, которые неожиданно вырастали перед гусеницами и тут же бесславно разметались на мириады крупиц.

Когда на мониторе появился знак «точка назначения», Джек ювелирно точно остановил модуль в нарисованном геолокатором квадрате и переключил селектор тяги в режим «стоянка». Затем осмотрел панель приборов, вышел в машинное отделение, убедился в исправности всех систем, прошел через кубрик дежурного и, открыв герметичную дверь шлюза соединения вагонов, вышел в чрево гибкого сочленения. Снаружи свистел ветер, и песок громко скреб по тонкому, но прочному покрытию мягких стенок. Джек непроизвольно прикоснулся к материалу обшивки и почувствовал шелест могущества природы, отторгавшей всех чужестранцев на этой планете.

Как только его голова показалась в дверях жилого отсека, Мо взмахом руки поприветствовал его с противоположного конца вагона, где размещалась кухня.

– Мой руки и иди есть! – крикнул ему бригадир.

Джек открыл дверь санузла, располагавшегося с этой стороны, и с облегчением выдохнул. «Первый день начался довольно-таки не плохо».

– Как тут работать? – спросил Джек, войдя в кухню.

Мо, Ланни и Рич дружно посмотрели на него и как по команде улыбнулись.

– Мы справимся! – заявил Рич и продолжил жевать ветчину.

Джек подошел к светящемуся окошку в панели кухонного робота, и, открыв дверцу, достал поднос с едой. Табло напоминания тут же погасла,

Вы достигли конца предварительного просмотра. Зарегистрируйтесь, чтобы узнать больше!
Страница 1 из 1

Обзоры

Что люди думают о Профсоюз подонков

0
0 оценки / 0 Обзоры
Ваше мнение?
Рейтинг: 0 из 5 звезд

Отзывы читателей