Наслаждайтесь миллионами электронных книг, аудиокниг, журналов и других видов контента

Только $11.99 в месяц после пробной версии. Можно отменить в любое время.

ДВЕСТИ ЛЕТ ВРОЗЬ

ДВЕСТИ ЛЕТ ВРОЗЬ

Читать отрывок

ДВЕСТИ ЛЕТ ВРОЗЬ

Длина:
830 страниц
8 часов
Издатель:
Издано:
25 нояб. 2019 г.
ISBN:
9780463883938
Формат:
Книга

Описание

Предлагаемая Вашему вниманию книга скомпонована из глав моей семитомной эпопеи „Круговорот евреев в природе”, главной темой которой являлась миграция избранного народа по земному шару.
В эпиграфе к первой главе „Круговорота” я написал: „В начале были евреи. И создали они Бога по образу своему по подобию своему. И сотворил Он землю, и человека, и все остальные безобразия”.
В прологе к „Круговороту” я писал о том, как после создания ангелов Творец отправил одного из них, Самаэля, на землю будущего, дабы разузнать, как сложится жизнь людей. Вернувшись, Самаэль, в частности, сказал таково:
„Одни земляне говорили, что евреи – это нация, другие – что религия, третьи – что секта, опутавшая тайной паутиной весь мир. И все сходятся на том, что евреи суть неженки, не желающие физически работать, и что они хитрые и жадные приспособленцы и прохиндеи, которые наживаются на других людях. И очень многие говорили, что они антихристы, которые распяли Иисуса Христа, и страдать вечно будут они за этот и другие грехи свои и преступления свои”.
Не удовлетворившись столь туманным ответом, Творец низвёл Самаэля в дьявольский чин. И послал Он на землю будущего другого ангела, именем Габриэль, с требованием привезти Ему точную и ясную характеристику на евреев. Вернувшись, Габриэль доложил следующее:
„Евреи неустанно повторяют, что род людской делится на две нации – евреев и антисемитов, но на самом деле нет худших антисемитов, чем сами евреи. Считается, что все евреи богаты, но многие из них бедны. Еврейские парни встречаются и спят с девушками разных народов, но женятся они только на еврейках. Еврейские мужчины экономят деньги, мало пьют, жён не бьют и считаются хорошими семьянинами, хотя у многих из них есть любовницы на стороне. Говорят, что евреи горой встанут друг за друга, но горой они могут встать лишь за народ свой, но только не друг за друга. Неевреи же, наоборот, иногда нехотя признают некоторых евреев людьми хорошими, но всё равно ненавидят всю нацию в целом. Антисемитизм существует даже там, где евреев и отродясь не было. Многие знают об евреях лишь из анекдотов, причём думают, что Рабинович и есть название их национальности. Евреи любят рассказывать анекдоты о самих себе, но только среди своих. А если точно такие же анекдоты рассказывают другие люди, евреи тут же записывают их в антисемиты. В каждой стране евреев считают кем-то вроде иностранцев, даже если в ней родились и они, и многие поколения их предков. Евреям везде плохо, и они постоянно уходят туда, где им становится ещё хуже, и местным жителям там тоже становится хуже. Но самое удивительное в том, что евреи не верят никому и им не верит никто, но все всё и всегда делают так, как говорят евреи”.
Издание книги Александра Исаевича Солженицына „Двести лет вместе” порадовало антисемитов и возмутило евреев. Действительно, это было чем-то вроде продолжения книги „Майн Кампф” бессмертного Адольфа. Моё произведение – это не критика вымученного шедевра лауреата Нобелевской премии по литературе. И процитирую я его только один раз, приведя те строки, где он пишет о трусости евреев во время войны.
Слово „вместе”, включенное в заглавие книги Солженицына, в корне неверно. Да, славяне и евреи жили в одной стране бок о бок. Однако до установления советской власти они молились разным богам, говорили на разных языках, жили в разных местах, ели разную еду, учились в разных школах, носили разную одежду, даже думали по-разному. Идеологам марксизма-ленинизма понадобились десятилетия для того, чтобы оные разногласия изничтожить. И велась их идеология в единственно верном направлении: в орусачивании советско-еврейского населения.
Главной задачей книги „Двести лет вместе” было очернение еврейского народа. В моём произведении Вы не найдёте обеления этого народа, ибо он произвёл как добрых гениев, так и злых, как добропорядочных людей, так и их антиподов. Обеление народа не менее губительно, чем его очернение.

Издатель:
Издано:
25 нояб. 2019 г.
ISBN:
9780463883938
Формат:
Книга

Об авторе

Максим Любомиров родился и прожил первую половину своей жизни в белорусском городе Бобруйске, который входил в состав Союза Советских Социалистических Республик. Ныне он проживает в городе Сан Диего на юге-западе Соединённых Штатов Америки. Максим Любомиров – автор следующих книг: На английском языке: „История человечества через деяния ста самых влиятельных людей” „Властелин клонов” „Почти правдивая история ада и рая” На русском языке: „Круговорот евреев в природе” в семи томах https://maksimlyubomirov.wordpress.com „Двести лет врозь” https://twohundredyearsapart.wordpress.com „Второе пришествие Христа и других товарищей” https://secondcomingofchristandcomrades.wordpress.com „Еврейские народные сказки: Ветхий Завет” „Еврейские народные сказки: Новый Завет” „Ранняя история израелитов” „Миссия избранного народа”


Связано с ДВЕСТИ ЛЕТ ВРОЗЬ

Похожие Книги

Предварительный просмотр книги

ДВЕСТИ ЛЕТ ВРОЗЬ - Maksim Lyubomirov

МАКСИМ

ЛЮБОМИРОВ

ДВЕСТИ ЛЕТ ВРОЗЬ

ПОСВЯЩЕНИЕ

Автор долго ломал голову над тем, кому бы посвятить оное произведение. Не найдя ничего подобающего, он решил уподобиться классику и „себе присвоить ум чужой. Собрал он несколько человек, кои читали книгу „Двести лет врозь ещё до её публикации, и попросил их помочь

ему в этом нелёгком, но столь нужном деле.

Сказал самый первый читатель:

следует посвятить её избранному народу.

Но возразил самый второй читатель, говоря:

избранный-то он избранный, но ведь проходили те выборы не на демократической основе. Напротив, тот великий процесс напоминал процедуру назначения депутатов Верховного Совета СССР, когда одного члена выбирали из одного кандидата. Так и случилось в древности,

когда иудеи производили селекцию избранного народа из

одного кандидата – самих себя.

И подтвердил самый третий читатель, говоря:

каждый народ сам себя считает избранным. Купит книгу оную,

к примеру, боготворящий своих людей чукча, начнёт её читать и заорёт,

что его обманули. Того и гляди, подаст в суд на автора за принижение

его национального достоинства.

И предложил самый четвёртый читатель:

надобно посвятить сию книгу изгнанному народу.

Тогда никаких сомнений ни у кого не зародится.

И увидел автор, что это хорошо.

И стало так.

Книга „Двести лет врозь" посвящается изгнанному народу.

ДВЕСТИ ЛЕТ ВРОЗЬ

или

Сказание о том, как вторглись люди потерянных

колен Израилевых на земли восточных славян

с юга и вскоре все полегли там костьми;

о том, как притопали ашкеназы на Святую Русь с запада,

а спустя время бежали оттуда куда глаза глядят;

о том, как развалили евреи Российскую империю и

построили на её обломках социалистический рай,

а засим покинули его ради капиталистического ада.

Писатель со своим оригинальным голосом

Когда я познакомился с Максимом Любомировым, он был поглощён написанием книги „Круговорот евреев в природе". Эта эпопея, созданная в эклектическом стиле как необыкновенная смесь истории, мистики, юмора и литературы, сразу меня захватила. Имплантации частей о Боге-Творце были всегда кстати и не отвлекали от генеральной линии произведения: истории еврейского народа. А великолепная авторская мистификация заставляла забывать о делах насущных и продолжать чтение этого захватывающего произведения.

Единственным недостатком книги „Круговорот евреев в природе" был её объём: более трёхсот глав, объединённых в семь томов.

Я сказал Максиму, что ему надо было родиться лет на тридцать раньше и что в наш быстрый век такое произведение мало кто осилит. Я предложил ему разделить его на несколько книг по темам. Например, по периодам или по странам. Вначале Максим отклонил моё предложение, как любой автор, уверенный в том, что его детище идеально. Однако позднее он признал мою идею верной и сказал, что можно выделить историю российского еврейства в отдельную книгу и озаглавить её „Избранный народ на Руси". Я отверг это заглавие, потому что оно ничем не отличалось от многих других.

Одной из тех „других была книга Александра Солженицына „Двести лет вместе. Меня, как всех нормальных евреев, возмутила эта отвратная антисемитская писанина. Я спросил у Максима, читал ли он этот перл изящной словесности. Он мне ответил, что одолел лишь первый том. Но когда пошли сотни имён евреев-садистов, которые истязали русский народ после Великой Октябрьской Социалистической революции, он прервал чтение. В своей книге Солженицын, в частности, издевательски писал о советских композиторах еврейской национальности. Я отправил Максиму отрывок из второго тома со следующими строками: „Дунаевский… поучал композиторов, что симфонии советскому народу не нужны. Тут и Матвей Блантер и братья Даниил и Дмитрий Покрассы… Ещё Оскар Фельцман, Соловьев-Седой, – не берусь представить в полноте. (Захватывая годы и позже, чтоб к этой теме не возвращаться: поэты-песенники Илья Френкель, Михаил Танич, Игорь Шаферан, композиторы Ян Френкель, Владимир Шаинский, не продолжаю.) – Миллионные тиражи, слава, гонорары, – ну кто назовёт этих деятелей культуры угнетёнными? А ведь помимо песен талантливых – сколько ж они настукали оглушительных советских агиток в оморачивание и оглупление массового сознания, – и начиняя головы ложью, и коверкая чувства и вкус?"

Я лично не мог понять, что означает слово „настукали. Если это намёк на то, что композиторы-песенники только и делают, что сидят и стукают по клавишам фортепиано, то говорить с этим невеждой мне лично не о чем. С другой стороны, это выражение можно понимать, как „стучали на других – это как раз то, чем, судя по публикациям, занимался сам Солженицын.

Почему великий знаток истории еврейского народа отнёс к этому народу Василия Павловича Соловьёва-Седова, я не понимаю. Какое он имел право огульно охаивать столь заслуженных людей – тоже непонятно. Однако, в очередной раз перечитывая эти строки, в которых было написано и обо мне, меня осенило. Я решил, что наилучшим заглавием книги по истории евреев на Руси будет следующее: „Двести лет врозь"! И Максим с этим сразу же согласился. Но при этом он отказался критиковать книгу Солженицына, сославшись на то, что не собирается воевать с цитатами.

Как правило, цитаты являются редкими вкраплениями в повествование. А в книге Солженицына мысли других людей составляют значительную часть текста. И создаётся такое впечатление, что они были не ведомыми, а ведущими, что автор как бы приладил свою книгу под выборки из чужих произведений.

Здоровый человек редко думает о своём теле: его органы равнозначны и великолепны, ни один не доставляет ему хлопот. Но вдруг обнаруживают в нём раковую опухоль, совсем маленькую. И не даёт этот источник болезни человеку оному нормально жить. Он не может думать ни о чём ином, кроме как об этой заразе. Таковой опухолью стал для Солженицына еврейский народ. И решил он поведать о ней всему миру.

По большому счёту, о книге „Двести лет вместе" лауреата Нобелевской премии Александра Солженицына я бы сказал так: гора родила мышь.

Что касается Максима Любомирова, могу утверждать, что он – писатель со своим оригинальным голосом. Вы о нём ещё услышите!

Владимир Яковлевич Шаинский

ОТ АВТОРА

Предлагаемая Вашему вниманию книга скомпонована из глав моей семитомной эпопеи „Круговорот евреев в природе, главной темой которой являлась вольная или невольная миграция избранного народа по земному шарику. Изначально я включил в „Двести лет врозь только описание жизни наследников Авраама, Исаака и Иакова на русской почве. Позднее я решил, что в неё следует добавить историю зарождения всего бродячего племени и той его части, – ашкеназов – которая проживала в России и в СССР. Эти две главы составляют первую часть настоящей книги.

В эпиграфе к первой главе произведения „Круговорот евреев в природе я написал так: „В начале были евреи. И создали они Бога по образу своему по подобию своему. И сотворил Он землю, и человека, и все остальные безобразия.

В прологе к „Круговороту евреев в природе" я писал о том, как вскоре после создания ангелов Творец отправил одного из них, Самаэля, на землю будущего, дабы разузнать, как сложится жизнь человеков. Вернувшись, Самаэль, в частности, сказал таково:

„Одни земляне говорили, что евреи – это нация, другие – что религия, третьи – что секта, опутавшая тайной паутиной весь мир. И все сходятся на том, что евреи суть неженки, не желающие физически работать, и что они хитрые и жадные приспособленцы и прохиндеи, которые наживаются на других людях. И очень многие говорили, что они антихристы, которые распяли Иисуса Христа, и страдать вечно будут они за этот и другие грехи свои и преступления свои".

Не удовлетворившись столь туманным ответом, Творец низвёл Самаэля в дьявольский чин. И послал Он на землю будущего другого ангела, именем Габриэль, с требованием привезти Ему точную и ясную характеристику на евреев. Вернувшись, Габриэль доложил следующее:

„Евреи неустанно повторяют, что род людской делится на две нации – евреев и антисемитов, но на самом деле нет худших антисемитов, чем сами евреи. Считается, что все евреи богаты, но многие из них бедны. Еврейские парни встречаются и спят с девушками разных народов, но женятся они только на еврейках. Еврейские мужчины экономят деньги, мало пьют, жён не бьют и считаются хорошими семьянинами, хотя у многих из них есть любовницы на стороне. Говорят, что евреи горой встанут друг за друга, но горой они могут встать лишь за народ свой, но только не друг за друга. Неевреи же, наоборот, иногда нехотя признают некоторых евреев людьми хорошими, но всё равно ненавидят всю нацию в целом. Антисемитизм существует даже там, где евреев и отродясь не было. Многие знают об евреях лишь из анекдотов, причём думают, что Рабинович и есть название их национальности. Евреи любят рассказывать анекдоты о самих себе, но только среди своих. А если точно такие же анекдоты рассказывают другие люди, евреи тут же записывают их в антисемиты. В каждой стране евреев считают кем-то вроде иностранцев, даже если в ней родились и они, и многие поколения их предков. Евреям везде плохо, и они постоянно уходят туда, где им становится ещё хуже, и местным жителям там тоже становится хуже. Но самое удивительное в том, что евреи не верят никому и им не верит никто, но все всё и всегда делают так, как говорят евреи".


Бог-Творец был одним из персонажей „Круговорота евреев в природе так же, как многие из Его небесного воинства. Не мудрствуя лукаво, я перенёс в „Двести лет врозь Творца, дьявола Самаэля, архангела Азраэля и всезнающего небожителя Нахманэля. Они не вмешиваются в происходящие на Экспериментальной Планете Земля события, оставаясь безучастными наблюдателями и комментаторами.

Издание книги Александра Исаевича Солженицына „Двести лет вместе порадовало антисемитов и возмутило евреев. Действительно, это было чем-то вроде продолжения книги „Майн Кампф бессмертного Адольфа. Моё произведение – это не критика вымученного шедевра лауреата Нобелевской премии по литературе. И процитирую я его только один раз, приведя те строки, где он пишет о трусости евреев во время войны.

Слово „вместе, включенное в заглавие книги Солженицына, в корне неверно. Да, славяне и евреи жили в одной стране бок о бок. Однако до установления советской власти они молились разным богам, говорили на разных языках, жили в разных местах, ели разную еду, учились в разных школах, носили разную одежду, даже думали по-разному. Идеологам марксизма-ленинизма понадобились десятилетия для того, чтобы оные разногласия изничтожить. И велась их идеология в единственно верном направлении: в орусачивании советско-еврейского населения. Следует признать, что во многих аспектах цели своей они достигли, но евреи и славяне так и не зажили „вместе. Это доказывал очень малый процент межнациональных браков. Да и думать по-русски евреи не стали.

Главной задачей книги „Двести лет вместе" было очернение еврейского народа. В моём произведении Вы не найдёте обеления этого народа, ибо он произвёл как добрых гениев, так и злых, как добропорядочных людей, так и их антиподов. Обеление народа не менее губительно, чем его очернение.

Предисловие ко второму изданию

Совсем недавно вышла моя книга „Двести лет вместе". Первый её тираж разошёлся на удивление быстро. Я уж было хотел заказать новые копии без каких-либо изменений, но коррективы внесло время, которое, как известно, на месте не стоит. И вот, избрали украинцы своим президентом Владимира Зеленского, еврея по матери, а заодно и по иудейскому закону. И пришлось мне отреагировать на это неправдоподобное событие.

После выхода в свет первого издания книги несколько читателей задали мне такой вопрос: почему в главах об эпохе Ельцина и эпохе Путина я не писал о кандидатах еврейской национальности в президенты Российской Федерации. Действительно, они были: Григорий Явлинский, Владимир Жириновский, Ксения Собчак. Не писал же я о них по той причине, что ни одного из них не избрали на сию высокую должность. А мимо избранного президента Украины, Зеленского, пройти невозможно.

Украинцы называли евреями всех проворовавшихся (читай: поголовно) президентов своей страны и писали, что они скрывались за славянскими фамилиями. Это очень удобно. А чтобы узнать, в чём именно их обвиняли, достаточно набрать на интернете следующее: „Кравчук – вор, „Янукович – вор и так далее. А выражение „Зеленский – вор пока ещё не срабатывает. Если же оно когда-нибудь сработает, на головы украинских евреев падут новые горести. Впрочем, они падут в любом случае, ибо евреи останутся виновными даже если украинскому народу при господине Зеленском жить станет лучше, жить станет веселей. Не всем же станет лучше и веселей! Недовольный люд всегда был, есть и будет, а роль евреев в качестве вечных козлов отпущения ещё никто не отменял. Об этом в незапамятные времена так было написано в Мидраше: „Камень падает на кувшин? Горе кувшину. Кувшин падает на камень? Горе кувшину.

Вот ещё одна новость: 40,000 израильских евреев, родившихся в Крыму, запросились на родину. Да если их всех примут, осуществятся мечтания советского еврейства ещё со сталинских времён: станет Крым Еврейской автономной областью!

Многие читатели писали мне, что в своей книге я зашёл очень далеко и переступил установленные каноны. Отвечаю им словами Марселя Пруста: „Не бойтесь зайти слишком далеко, потому что истина всегда ещё дальше".

Максим Любомиров

ПРОЛОГ

Антисемитизм это спасательный круг,

за который хватаются забытые кумиры,

чтобы оживить народную о себе память.

Максим Любомиров

Передовые советские граждане впервые узнали об Александре Исаевиче Солженицыне в 1962-м году, когда в журнале „Новый мир опубликовали его повесть „Один день Ивана Денисовича. Тогда я был ещё ребёнком. Я услышал это имя приблизительно десятью годами позже. Тогда шептались, что Солженицын получил Нобелевскую премию за роман „Архипелаг ГУЛАГ. При этом никто не знал, что обозначает второе слово в заглавии этого произведения. И звучало оно так: „Кулак. Появился такой анекдот: „Вопрос: как расшифровать КПСС? Ответ: Кампания Против Сахарова и Солженицына. Тогда же стали поговаривать, что автор „Архипелага не кто иной как еврей и что его истинное отчество Исаакович, а фамилия – Солженицер. Но этому никто не верил. При перестройке появились статьи о том, что он был агентом НКВД, но им тоже не верили. Воспринимали их не более, чем оговор великого человека.

Солженицын всплыл в 1994-м году, когда героем вернулся на любимую российскую землю и предпринял поездку на поезде с Дальнего Востока в Москву. Сейчас пишется, что мероприятие оное было чем-то вроде явления Христа народу с многотысячными толпами, горячо приветствовавшими „отца перестройки. Но многие помнят прямые телерепортажи с сибирских городов по пути следования героя. Озлобленные голодные люди подходили к поезду литературного титана с плакатами, на коих начертано было нечто вроде такого: „Иуда, убирайся назад в свою благословенную Америку. На некоторых запланированных остановках Солженицын даже не выходил из своего вагона. А его поклонников поразило то, что расписывался великий человек исключительно на своих книгах, что говорило о том, что к тому времени уж подхватил он вирус алчности.

Впервые я прочёл „Один день Ивана Денисовича, „Архипелаг ГУЛАГ и „Раковый корпус уже в США. Не скрою, читал я их с интересом. Когда же дело дошло до эпопеи „Красное колесо, этой бездарной тягомотины, я остановился где-то на середине первого тома.

Солженицын попал в категорию тех писак, которых поэт Саша Чёрный в стихотворении „Переутомление назвал „исписавшимися популярностями. Есть в нём такие слова: „Иссяк. Что будет с моей популярностью? Иссяк. Что будет с моим кошельком? Для себя Солженицын на вопросы оные нашёл простой ответ: дабы не испарилась его популярность и не оскудел кошелёк, он написал очередную бездарную тягомотину: исторический опус „Двести лет вместе. Тогда же я начал читать его. С самых первых страниц меня поразило количество слова „жиды в этом эпосе. Если бы в „Книге рекордов Гиннесса существовал конкурс на наибольшее употребление оного слова, труд Солженицына без труда занял бы первое место. Второе, что меня поразило, была подборка антисемитских цитат разных авторов. Скрепя сердце, я продолжал читать этот российский „Майн Кампф". В историческом плане начало книги, до эпохи Петра Первого, было похоже на правду. После этого пошло сплошное враньё. А когда Солженицын стал обвинять иудеев-комиссаров во всех грехах советской власти, что делали сотни антисемитов до него и после него, я прервал чтение оного перла изящной словесности.

Я с трудом заставил себя вернуться к чтению дипломной работы „Двести лет вместе" выпускника Университета Антисемитских Наук Солженицына много позже, уже когда изучал еврейский вопрос в России. Тогда я решил, что обойти оную книжицу мне не удастся и придётся её добивать. Читая более внимательно, я поразился описанием автором любви российских императоров к иудеям. Они только и делали, что издавали указы, которые давали евреям такие льготы, о коих все остальные люди и мечтать не могли. Словом, были жиды самой привилегированной кастой на Руси. Такой же любовью пылали к иудеям и простые русские люди. Я чуть было не начал рыдать от той любви, которую мужики обрушили на головы неблагодарных жидов. Как выяснилось, никаких погромов в Российской империи не было и быть не могло. А если они кое-где порой и происходили, то приносили они евреям пользу. И ни одного человека при погромах, оказывается, не убили. И имущество у них не воровали, иногда только ломали. Ну это из-за несознательности погромщиков. Правда, изнасиловали несколько десятков еврейских девушек и женщин. Но это не в счёт.

Чем же отвечали неблагодарные жиды на такую народную любовь? Эти подлецы не хотели работать физически. А когда их уговаривали заняться производительным трудом, они умышленно устраивали падёж скота и „заганивали своих собственных лошадей. Мало того, поголовно все дети этих барышников и торгашей уклонялись от воинской службы. Помимо этого, жиды проникали за пределы черты оседлости, где их все любили, только чтобы дурить наивных русских простаков. И это именно из-за них Малороссия развивалась медленнее всех других регионов пострадавшей из-за жидов империи. И так они камуфлировали деяния свои, что одурачили самого Льва Толстого, который доброжелательно о них отзывался. И это из-за таковских глупцов как Лев Толстой происходил „катастрофический рост еврейства. С трудом осилив первую книгу, я пришёл к заключению, что это не более, чем смесь плагиата с пафосом без единственной оригинальной мысли. Извиняюсь, одна всё-таки была. Автор умышленно называл шабес „шабашем".

Вторая книга начиналась с перечня имён сотен иудеев-большевиков – дивизионных комиссаров, губернских начальников и прочих, – которые загнали в советское рабство сто миллионов чистых как слеза беззащитных русских людей. Это ж какое уважение к иудеям! А об описании трусости евреев во время Великой Отечественной войны и говорить нечего. Исаич писал, что во втором и третьем эшелонах фронта евреев было „значительно гуще, чем на передовой". Кстати, сам Солженицын, будучи командиром батареи звуковой разведки, как раз и находился во втором эшелоне фронта. А два ордена он заработал за звуковое обнаружение батарей противника. Дело хорошее, но безопасное.

Впоследствии я читал книгу воспоминаний первой жены Солженицына, Натальи Решетовской. В ней меня поразило несколько мест. В одном из них она писала, как приехала к мужу на Второй Белорусский фронт и гостила у него три недели. Содействовал старшему лейтенанту Солженицыну в этом предприятии командир дивизии. Я не поверил своим глазам и позвонил одному моему знакомому, который воевал в годы Отечественной войны в офицерском звании. Мы встретились, и я зачитал ему оный отрывок. Он от души расхохотался, а потом воскликнул: „Жена гостила у мужа три недели на передовой! Комдив хлопотал за старлея! Да и жене самого комдива не позволили бы такого! Не иначе, Солженицын этот был сексотом и удачно стучал на своих, а помогал ему кто-то посильнее комдива". После этого я вспомнил рассказ одного человека, и всё стало на свои места.

В СССР одним из моих соседей был полковник КГБ в отставке Фёдоров Владимир Фёдорович. Он рассказывал мне много интересного о чёрной подноготной своего ведомства. Одно из его повествований относилось к Солженицыну.

Было так. Фёдоров постоянно возмущался гласностью, особенно теми публикациями в газетах и журналах, которые касались истории СССР. Мол, журналисты-желторотики услышат непонятно что от неизвестно кого и тут же бегут писать „правду" о революции, войне и сталинских репрессиях. Архивы им, видите ли, открыли. Да ничего им не открыли! Кинули щенкам несколько косточек, а они и рады. Обнаружили они письменное соглашение Солженицына (агентурная кличка Ветров) о сотрудничестве с начальством Экибастузского лагеря. Он, мол, написал донос на группу украинских националистов, которые хотели начать бунт в этом лагере. Ну, положим, было и такое. А выдали ли им более ранние документы? Кукиш с маслом! А на самом деле этот Солженицын сотрудничал с органами ещё когда под стол пешком ходил.

Рассказал мне Фёдоров, что во время войны, будучи лейтенантом НКВД, он хорошо знал некоего Манцветова, ходившего в более высоком чине. И однажды, в конце войны, за рюмкой спирта у Манцветова развязался язык и сказал он Фёдорову следующее: „Не повезло мне с этим Солженицыным. Я люблю целки ломать, а этот клоун уже давно был завербован. Мне только передали папку с его делом, и всего делов. Я ему сказал, что было принято решение заслать его в качестве агента в одну подмосковную „шарашку под прикрытием учёного. А для этого требовалось Солженицыну написать с фронта кому-нибудь антисоветское письмо. Потом письмо это попадёт в военную цензуру. И он всё исполнил с большой охотой. Ещё бы! Кому же хочется погибать в самом конце войны?

А потом произошло то, что знают все, кто интересовался биографией Александра Исаакиевича, простите, Александра Исаевича. Ведь человек оный предал память своего отца, изменив его имя. Русский крестьянин Исаакий Семёнович евреем, безусловно, не был, но имя его непростительно близко приблизилось к иудейскому имени Исаак; потому Александр сделал ему лёгкое обрезание. Дабы чего не подумали! Словом, написал Исаич своему старому другу Николаю Виткевичу письмо, в котором критиковал советскую политику, хаял товарища Сталина и называл его „паханом". Да какой нормальный человек пошёл бы на такой подвиг?! Хорошо обученные чиновники военной цензуры вымарывали из всех писем с фронта каждое сомнительное словцо. К примеру, жалобу полкового поварёшки на то, сколько ложек ему приходится мыть после обеда: чтобы никто не узнал, сколько бойцов состоит в его полку. Все отлично знали о военной цензуре. А офицер, оказывается, не знал! Словом, засадил Солженицын в тюрьму своего закадычного друга Виткевича. Но этого ему показалось мало. И, будучи весьма талантливым выдумщиком, он раскрыл целую организацию заговорщиков, включив в неё ещё одного друга, Кирилла Симоняна, свою жену Наталью Решетовскую и какого-то незнакомого человека, которого угораздило ехать в одном поезде с этим записным подлецом.

Родина очень высоко оценила профессионализм и рвение Солженицына. Вместо законных двадцати пяти лет лагерей, положенных по аналогичному обвинению, ему впаяли восемь лет шарашки. А вот Виткевичу за соучастие – десять лет на северных угольных копях. Исаевичу же в подмосковной шарашке жилось весьма вольготно, и в своих письмах он жаловался только на то, что не возят их в театры.

Словом, офицер НКВД Манцветов недолго работал с Солженицыным. Он лишь принял дело стукача у одного сотрудника, проинструктировал его о дальнейших действиях и передал другому, трудившемуся в шарашке. А когда через несколько лет потребовалось заслать агента в Экибастузский лагерь, Солженицына переправили туда и передали очередному оперу. Вот там он и засветился под агентурной кличкой Ветров. Вот там он сработал на славу, сдав начальству большую группу недовольных своими условиями заключённых.

Сам же агент Ветров и в лагере не горевал, ибо служил там бригадиром и белые ручки не марал. В доказательство же страданий Солженицына явились свету две фотографии: на одной он запечатлён в шапке и ватнике с пришитым номером „Щ-262"; на другой его некто шмонает, а он изображён с высоко поднятыми руками. Впоследствии выяснилось, что оба снимка сделали после освобождения страдальца. При этом роль лагерного вертухая отыграл какой-то случайный человек. Да и без оного расследования всё было ясно как день. Ведь строжайше запрещено было делать фотоснимки в лагерях. Так почему Солженицын оказался единственным из миллионов узников ГУЛАГа, у которого оказались памятные фотокарточки?

Все знают о существовании „тюремной почты. Через неё заключённые разных лагерей обширного Советского Союза узнавали правду о других сидельцах. Знали и о Солженицыне. И когда сей борец за права человека изъявил желание наложить лапу на архив истинно одарённого писателя Варлама Шаламова, который около двадцати лет своей жизни провёл в страшнейших лагерях, но стукачом не стал, Шаламов написал так: „Ни одна сука из „прогрессивного человечества не должна подходить к моему архиву. Запрещаю писателю Солженицыну и всем, имеющим с ним одни мысли, знакомиться с моим архивом. Я надеюсь сказать своё слово в русской прозе, а не появиться в тени такого дельца, как Солженицын... Считаю его недостойным прикоснуться к такому вопросу, как Колыма. После общения с Солженицыным я чувствую себя обокраденным, а не обогащённым".

Комментарии излишни!

Обвинения евреев в убиении великого русского народа проскальзывали и в саге „Архипелаг ГУЛАГ, и в эпопее „Красное колесо. Как сам Исаич впоследствии говорил, во время работы над „Красным колесом у него накопилось огромное количество материалов по еврейскому вопросу. И на этом материале он построил свою очередную эпопею: „Двести лет вместе. И это был козырный ход!

Солженицын уж побывал в статусе „великого русского писателя, и ему это понравилось. Поэтому-то он и хотел продлить удвольствие. На звание „величайшего русского писателя 19-го века было и осталось два кандидата – Лев Николаевич Толстой и Фёдор Михайлович Достоевский. 20-й век подходил к концу, а звание „величайшего русского писателя сего века всё ещё было вакантно. Знаменитые соцреалисты – Максим Горький, Алексей Толстой, Александр Фадеев, Михаил Шолохов и другие – были обвинены в сотрудничестве с Советской властью и названы „придворными лакеями. После этого путь на вершину литературного Олимпа был для них заказан. Не совсем советские писатели – Александр Куприн, Иван Бунин, Владимир Набоков, Борис Пастернак, Василий Гроссман, Исаак Бабель и иже с ними – тоже на звание „величайшего не тянули. Ведь нельзя же было присвоить таковое предателю Родины или еврею. И разве человек, когда-то названный „свиньёй под дубом, мог бы отмыться перед потомками? К слову сказать, Пастернак был удостоен эпитета оного за то, что он жил в СССР и там же гадил. Солженицын же делал абсолютно то же самое, ещё и похлеще, но никому и в голову не пришло наградить его подобным званием. Словом, после тщательного отсева лучшим русским писателем 20-го века мог быть провозглашён Михаил Александрович Булгаков. Но не устраивало сие Александра Исаевича. И решил он побить своего конкурента испытанной в среде русского люда картой: антисемитизмом. Ведь в нём, как справедливо говорил Владимир Высоцкий, были „поддержка и энтузиазм миллионов. В результате родился фундаментальный труд „Двести лет вместе.

Солженицын издавна врал как дышал. К примеру, он писал о том, что Сталин отправил на тот свет более 66,000,000 своих верноподданных. Даже высосанная из пальца Никитой Сергеевичем Хрущёвым цифра в 20,000,000 жертв товарища Сталина показалась литературному титану смехотворно заниженной. По Солженицыну выходило, что свою голову сложил каждый третий советский человек. Страсти-то какие! Кампучия, да и только. А в книге „Двести лет вместе" автор приводит такие данные: до революции в России 42% евреев занимались торговлей. К таковому астрономическому проценту еврейство приближалось лишь дважды: в Пруссии 19-го века и тогда же на Волыни. Однако самих евреев в этих местностях было тогда немного. А в Российской империи проживало около 5,000,000 евреев, из коих мужчин работоспособного возраста могло быть до 2,000,000. Отсюда следует, что больше 800,000 евреев стояли за стойками! А куда подевались ремесленники, сапожники, портные, аптекари, врачи, ювелиры, чиновники, приказчики, писари, учителя, приват-доценты, фабриканты, музыканты, студенты, революционеры и прочая, прочая, прочая?

Ну да бог ему судья.

Я часто спрашивал у американцев, кого из русских писателей они знали. Многие из них даже не ведали, где находится Россия. Как же могли они знать писателей? И только одна интеллигентная женщина ответила, что слыхала об одном, по фамилии Солженицкин (написано, как сказано). Это ж какой славы достиг человек!

В 21-м веке в СНГ Солженицына подняли на необыкновенную высоту. И памятник ему поставили, и в школе его изучают, и вдова его с Путиным встречалась. Величайший из великих, да и только! И когда телеведущий Сергей Доренко сказал одно нелестное слово в адрес оного титана мысли и отца русской демократии, как его тут же осадили телефонными звонками. Мол, как смеешь ты, тля, говорить о ТАКОМ человеке?! А ведь верно: на дворе стояла антисоветская власть, а Солженицын был антисоветчиком.

Смертельный удар по Исаичу пришёл откуда не ждали. Великолепный Геннадий Хазанов ранее высмеивал антисемитов в монологах „Русский патриот и „Евреи. Но превзошёл он самого себя в рассказе „Переписка Солженицына с Ростроповичем. Он описал те „ужасающие условия, в которых гонимый писатель жил на даче Ростроповича перед тем, как его выслали из Советского Союза. И высмеял Хазанов убогий литературный язык оной знаменитости.

Максим Любомиров

Часть I. Начало начал

Глава 1. Откуда есть пошёл еврейский народ

Не золото растить, сажая медь,

Не выдумки выщёлкивать с пера,

А в гибельном пространстве уцелеть –

Извечная еврейская игра.

Игорь Губерман

Впервые слово „семиты я услыхал в песне Владимира Высоцкого под названием „Антисемиты. В ней были такие слова: „Зачем мне считаться шпаной и бандитом? Не лучше ль податься мне в антисемиты?, а потом такие: „Но друг и учитель, алкаш с бакалеи, сказал, что семиты – простые евреи. Заинтересовавшись новым для себя словом, я стал спрашивать у взрослых, что оно обозначает. Ответы я получал разные, от такого: „Это те, которые ненавидят презренных евреев до такого: „Это все неевреи. Но впоследствии я выяснил, что всё было не столь однозначно.

Слово „семиты" пришло из Библии, и означает оно потомков Сима. По поводу их истинного происхождения до сих пор нет единого мнения среди учёных.

Согласно одной из теорий, в начале 5-го тысячелетия до новой эры некое кочевое племя вышло из северной Сахары, двинулось на восток и перешло на Аравийский полуостров. Некоторые люди из сего племени остались там навсегда и впоследствии стали называться арабами. Другие волна за волной расходились в разные стороны.

На северо-восток семиты уходили группами: в начале аккадцы, которые создали в Междуречье одну из древнейших цивилизаций в истории, потом арамеи. Ушедшие на восток – халдеи – обосновались на северном берегу Персидского залива между реками Тигр и Евфрат. Некоторые вернулись из Аравии в восточную Африку, где составили ряд эфиопских племён.

На северо-запад семиты тоже шли группами: амореи, потом ханаанеи и финикийцы. Эти переселенцы останавливались между Средиземным морем и рекой Евфрат. Кстати, из амореев, халдеев, арамеев и нескольких других народностей сложились ассирийцы, а часть финикийцев, обосновавшихся на острове Мальта, стали мальтийцами. Так что антисемитам следовало бы ненавидеть не только евреев, но также арабов, эфиопов, мальтийцев и ещё с десяток нынешних народов.

Эта теория объясняет сходство в ДНК всех семитов, в том числе евреев и арабов. Однако она не может ответить на вопрос о ещё более тесной связи между ДНК евреев с одной стороны и армян, друзов, курдов и нескольких других народностей примыкающего к южному Кавказу региона с другой.

Согласно конфликтующей теории, семиты зародились в Междуречье, а семито-аравийский тип сложился на севере Верхней Месопотамии между 18-м и 14-м тысячелетиями до новой эры. Из этого места, начиная с 10-го тысячелетия до новой эры, люди начали группами уходить в Аравию, где зародились арабы, эфиопы и несколько других малых народов. А более оседлые семиты оставались в яйце до 6-го тысячелетия до новой эры, после чего они передвинулись чуть южнее, в Нижнюю Месопотамию. Эта теория объясняет сходство евреев с армянами, друзами и курдами. Ведь поначалу составляли они общий народ. Отвечает она на ещё один вопрос: как стали евреи горбоносыми.

У горных людей всего мира форма носа одинаковая. Нет ничего общего в крови, к примеру, грузин и армян, но вот носы у них идентичные. Учёные пытались объяснить сей феномен. Одни утверждали, что форма носа горцев изменялась из-за того, что в горах другая сила притяжения и гравитация. Другие – что там холодный воздух и, чтобы в организм он поступал более тёплым, в носу создалась дополнительная ёмкость для его подогрева. Кто из них прав – не столь важно. А важно то, что у евреев, живших в горной местности около двенадцати тысячелетий, носы стали орлиными. И клеймо оное уж не скрыть будет никогда и ни от кого, даже выйдя из еврейства.

Семиты стояли в Южной Месопотамии более трёх тысячелетий. За это время от них отпочковывались разные группы людей. Одни из них ушли в Аравию, где положили начало эфиопским семитам. Другие растворились среди проживавших в Двуречье народов. Ещё одна группа, сутии, в начале 22-го века до новой эры передвинулась на запад к реке Евфрат. Согласно богословам, праотцом сутиев был Сиф, третий сын Адама и Евы. В таком случае эти ребята происходили от ничем не запятнанного человека. Ведь если можно обвинить Каина в братоубийстве, а Авеля в том, что обманул он братца своего старшего, то Сиф был парнем идеальным.

Тихо и мирно жили пастухи-сутии на восточном берегу Евфрата около четырёх столетий. В конце 19-го века до новой эры власть в Ассирии взял Шамши-Адад Первый. Он решил покорить все племена, находившиеся на территории его государства. К тому времени сутии назывались амореями, и разделились они на множество племён. Одни из них покорились, остались на месте и начали платить дань Ассирии. Другие, гордые и независимые, перешли Евфрат с востока на запад. Там, между реками Евфрат и Иордан, некоторые аморейские племена прожили несколько столетий. А в 15-м веке до новой эры люди одного из этих племён – шасу – пересекли реку Иордан и зашли в Ханаан. Как только увидели ханаанеи сих странников, стали они кричать: „Иври! Иври! На их языке слово оное означало „люди с другой стороны реки. С тех пор и стали эти странники называться „евреями, а их язык „ивритом.

Расселились шасу в Изреельской долине. Они были разделены на шесть кланов, возглавлявшихся атаманами. Некоторые историки утверждают, что шасу были разбойниками, но документального подтверждения этому не существует. А само название „шасу присвоили им египтяне. В переводе с древнеегипетского языка это слово обозначает „те, кто ходят ногами.

Почти все шасу стали размещаться в уже существовавших поселениях. Были они встречены ханаанеями негостеприимно. Ну в самом деле, кому захочется соседствовать с неизвестно откуда взявшимися пришельцами, к тому же говорившими на непонятном языке?

В исторических документах шасу упоминались всего трижды, и всегда в списках пленённых фараонами народов: в 15-м веке Аменхотепом Вторым, в первой половине 14-го века Аменхотепом Третьим и во второй половине 13-го века (во всех случаях – до новой эры) Рамсесом Вторым. Какова была судьба шасу, осталось неизвестным. Может быть, они просто растворились среди ханаанеев и египтян.

Вышесказанное относится к пяти кланам шасу, а было их шесть. Люди шестого клана не остались в долинах среди ханаанеев, а ушли в горы. Они и стали родоначальниками еврейского народа. Именно они в 13-м веке до новой эры заговорили на том языке, который будет называться ивритом. Но сей процесс был долгим, и на формирование этого языка ушло не менее шести столетий. В иврите оказалось много гортанных согласных букв. По этой причине получили евреи своё клеймо – картавость. Визитная карточка сия, наряду с горбоносостью, впоследствии значительно облегчит тяжёлую работу по отлову христопродавцев византийцам, крестоносцам, казакам, инквизиторам, нацистам и различным антисемитам-одиночкам.

В горах евреи поселились по соседству с пасторальными кочевниками, которые вскоре куда-то откочевали от греха подальше. Строили себе евреи овальные или круглые поселения, в которых семьи жили в одинаковых четырёхкомнатных домах. Сохранились названия некоторых из таковых поселений, к примеру, Гильгаль и Хацор. Не в пример Библейским сотням тысяч и миллионам, было тогда евреев очень мало, и к началу 12-го века до новой эры численность их дошла до 20,000. Ещё через 200 лет их население удвоилось. Жили они в 25 поселениях восточного Ханаана. Оставались они пастухами. Питались они овечьим мясом, а шкуры становились их одеждой и жилищем. Спускались они с гор для того только, чтобы продавать шкуры и покупать необходимые в хозяйстве вещи. И частенько женились парни на дочерях ханаанских.

Могло случиться так, что жили бы себе евреи в горах и никто никогда о них не узнал бы. Но случилось нечто, что позволило им спуститься с гор.


По какому-то непонятному закону, а может быть и без всякого закона, наступают такие времена, которые кардинально меняют весь ход истории. 13-й и 12-й века до новой эры на территории Плодородного Полумесяца стали одним из них. Тогда на древние цивилизации обрушились со стороны Греции так называемые „народы моря". Это был с десяток народов, из которых большинство впоследствии исчезло. Из участвующих же в нашем дальнейшем повествовании из них остались только филистимляне.

Один из „народов моря, пеласгов, евреи называли „плиштим, что на иврите означает „пришелец. Впоследствии слово это переведено было на греческий язык как „Палестина.

„Народы моря проходили по Палестине несколькими волнами, по пути сметая с земли поселения ханаанеев. И в результате этого так называемого „вселенского переполоха закончилась позднебронзовая культура Ханаана. После одного из таковых набегов, в 1230-м году до новой эры, евреи стали возводить свои поселения на опустошённой земле. Впрочем, в долину они не выходили, а заселяли предгорья по обе стороны реки Иордан.

На основной территории Палестины происходило вот что. В 1221-м году до новой эры против Египта восстали жители десятка городов, в том числе обильно заселённых шасу поселений Аскалон, Гейзер и Ионам. Египтяне подавили это восстание. Пятнадцатью годами позже была возведена стела Мернептаха, на которой, среди прочего, были высечены следующие слова: „Израиль опустошён, нет семени его. Под „Израилем египтяне понимали людей племени шасу. На стеле их изображение отличалось от ушедших в горы евреев одеждой и причёской.

Хоть и не существовало государство под названием, например, „Царство Народов Моря", были люди моря отменно организованы. И имелись у них первоклассные по тем временам армия и флот. Разгромили они Микенскую цивилизацию в Греции, империю Хеттов в Малой Азии и множество малых стран. Однако нигде они надолго не задерживались. Было одно место, где планировали люди моря пустить корни – Египет, ибо наслышаны были они о неимоверных богатствах той далёкой страны и о её изобильных хлебных полях. К началу 13-го века до новой эры Египет ещё безраздельно владел Ханааном. Так что не могли Библейские евреи так называемого Периода Судей быть в рабстве у филистимлян и прочих малых народов. По секрету скажем, что и самих филистимлян там тогда ещё и в помине не было. А что касается прочих Библейских народов, то находились они в фактическом рабстве у египтян. Между тем в книгах Иисуса Навина и Судей даже не упоминается о присутствии египтян на земле обетованной. 


Наяву было так. В 1178-м году до новой эры подошла армия людей моря к месту, тогда называвшемуся Джахи и расположенному на территории нынешнего южного Ливана. Даже эта земля принадлежала тогда фараону. Повёл Рамсес Третий своё войско на защиту границы Египта и победил в страшнейшей битве. Воистину была это пиррова победа, ибо армия фараона потеряла множество воинов. Что до людей моря, то они решили, что не одолеть им египтян на суше. Ушли они на север и стали готовиться к атаке на Египет с моря. Вернулась на родину и потрёпанная египетская армия. Память о той битве сохранилась в погребальном храме Рамсеса Третьего Мединет-Абу, возведённом на западном берегу Нила в Луксоре. Там среди побеждённых племён есть изображение шасу со связанными за спиной руками. Вероятно, это было самым последним упоминанием людей оного племени. После этого исчезли они из анналов истории подобно сотням других древних народов. 


Не прошла Битва при Джахи для ханаанеев бесследно. Ведь по обычаю тех лет похватали египтяне всех их боеспособных мужчин и погнали в бой. И полегло их неисчислимое множество. Вот тогда-то и спустились евреи с гор на обезлюдевшие равнины. Увидели они полуопустошённые поселения и в них остались.

Разошлись евреи по всему Ханаану и разделились на двенадцать колен по родам своим, и заняло каждое из них свою территорию. А колена Ашера и Завулона поселились среди филистимлян, которые и сами пришли туда незадолго до евреев. Но не стали воевать пришельцы с местными, а просто расселились между ними.

После Битвы при Джахи фараоны владели Ханааном ещё ровно сто лет, и ушли египтяне оттуда в 1078-м году до новой эры. Во время сего мирного века на страницах Библии гремели кровопролитные гражданские войны и орудовал анекдотический судья Самсон. Реальным евреям, к счастью, тогда обо всех этих безобразиях никто не поведал.

Глава 2. Рождение ашкеназов

Жизнь евреев в христианской Европе напоминает

хождение над пропастью по канату, с одной стороны

которого находятся камни, о которые можно разбиться,

а с другой – река, в которой можно креститься.

Максим Любомиров

Ни один другой народ не имел столько названий, сколько их было у евреев. Русские могли ещё называться росами или великоросами, немцы – германцами, а французы франками. Китайцы же, армяне или португальцы никак иначе не назывались. Но евреи – народ особый, истинно избранный народ. В Библейские времена называли их израелитами по имени одного из патриархов. Позднее жители Северно-Израильского царства именовались израильтянами, а Иудейского – иудеями. После рассеяния все оставшиеся в Азии получили название мизрахи, а все вернувшиеся в Иудею, так же, как и не покидавшие её, остались иудеями. После череды пленений и рассеяний многим из них дали названия по месту проживания, к примеру, крымчаки, италки или сефарды. Сефарды, жители Испании, впоследствии образуют одну из основных групп евреев, наряду с ашкеназами и мизрахи. Ашкеназы в начале 1930-х годов составляли более 90% мирового еврейства, а ныне – приблизительно три четверти. И так как на протяжении почти всей своей истории говорили они на языке идиш, который Шолом Алейхем называл „немецко-еврейским", считались они немецкими евреями. Но по крови ашкеназы никакого отношения к немцам не имели.

Было так. В 5-м веке около 50 италков, как называли итальянских евреев, пошли на север и основали поселение в районе нынешнего города Милан. В первое время спали они в суках, подобно древним израелитам, а позднее построили себе дома. Жили они обособленной общиной, строго соблюдая законы Торы. И остались бы они там на века, только лет через сто-двести начали появляться у них серьёзные проблемы. Дело было в том, что парням приходилось жениться на своих двоюродных или троюродных сёстрах. И стали у многих из них рождаться не вполне нормальные дети. А ещё начали появляться на свет рыжеволосые младенцы!

Кричали разъярённые мужья: ты от кого его нагуляла, шлюха?

И отвечали ничего не понимавшие жёны: покажи хоть одного рыжего.

И отвечали другие, кои были посмышлёнее, говоря: а разве Господь не поучал Иакова, как разводить породы разноцветных овечек? Вот я смотрела на солнышко, когда ты прыгал на мне. Я от солнышка сыночка родила.

Ничего не понимали даже всезнающие коэны и левиты. Перечитывали они Ветхий Завет и Талмуд, но там о рыжих детях не писалось. А дело было в том, что в результате многочисленных инцестов в малой изолированной группе произошла генная мутация. Рыжие дети частенько рождались и в других народах, веками живших в горных долинах или других не связанных с внешним миром местах. И встречается много рыжеволосых среди грузин, эстонцев, индейцев и других народов. Как бы то ни было, но впоследствии рыжие волосы стали довольно частым явлением среди евреев. И признак этот помогал нацистам и прочим в опознании христопродавцев.

Вернёмся к нашим италкам. Коэны и левиты были больше обеспокоены рождением не рыжеволосых, а слабоумных детей. И собрали они совет, ибо оказалась община в безвыходном положении.

Сказал один из левитов: нет у нас другого выхода, кроме как позволить нашим молодым людям вступать в браки с иноверцами.

Но возразил один из коэнов: не позволено нам нарушать заповеди Божии и смешивать кровь народа избранного с кровью презренных язычников и варваров.

И молвил левит, говоря: если так и дальше пойдёт, то через несколько поколений превратится вся наша община в один огромный дурдом. Зачем же было тогда предкам нашим отделяться от своих людей и приходить в это богом забытое место?

Но возразил коэн: пусть уж лучше умрут тела, нежели души.

И сказал левит: души умалишённых тоже погибнут. А спасши тела, мы спасём и души.

И спросил другой левит: а патриархи Исаак, Иосиф и Моисей не брали в жёны иноверок?

Последний аргумент оказался неоспоримым. И постановили священники так: лучше нарушить закон, чем лицезреть добровольное самоистребление избранного народа.

Разрешено было парням-иудеям жениться на дочерях иноверцев, но при том условии, что приводить они станут невест в свою общину, а дети будут воспитываться в соответствии с законами Торы. Девушкам же еврейским запрещено было выходить замуж за иноверцев.

И стало так. Шли парни в итальянские селения за невестами и уводили их к себе. Становились они хорошими жёнами и рожали здоровых детей. И восстановилась жизнь общины. Но ничто не вечно под луной. Добрались христиане и до них.

В начале приходили вежливые миссионеры и говорили: креститесь. Так откроются ваши очи. И заживёте вы жизнию иною, ибо станете вы людьми первого сорта. Торговать свободно будете. Получите право нанимать на работу христиан и даже покупать их в качестве рабов. На любую должность поступать сможете. Но самое главное – перестанет ваш народ считаться богоубийцами.

Потом пришли законники и обложили упрямцев новыми налогами – на землю, деревья и овец. Ещё позже явились разъярённые бабы и сказали, что из-за молитв христопродавцев у них пропал весь урожай. А перед Пасхой в общину вломилась толпа мужиков в поисках убиенного христианского мальца, из коего иуды выкачали всю кровь для своей мацы. Вскоре после этого самовоспламенились несколько домов и синагога.

Через несколько времени стали находить тела убитых евреев. И пошли коэны и левиты к католическому священнику за правдой. А тот отпираться не стал и сказал: какие же вы непонятливые люди, нехристи; ведь ясно же, что убивая иудеев, мы прекращаем их небогоугодное существование.

Созвали коэны и левиты всех общинников, коих к тому времени стало несколько тысяч. Долго обсуждали они ситуацию, в которой оказались. И вновь, как случалось подобное многократно в истории сего вечно гонимого народа, разделились люди на три части. Одни из них порешили остаться и, несмотря ни на что, хранить в чистоте веру свою. Другие сдались и сказали, что будут креститься ради благоденствия детей и детей их детей. Третьи же постановили уходить.

Третьих оказалось около четырёхсот семей. Погрузили они пожитки на телеги и пошли на север. Перешли они через Альпы по горным перевалам. И вскоре пришли они на германские земли, в долину реки Рейн. От них и произошли ашкеназы.

И был вечер, и было утро, конец восьмого века.

КРОВЬ АШКЕНАЗОВ

Существует несколько теорий

Вы достигли конца предварительного просмотра. , чтобы узнать больше!
Страница 1 из 1

Обзоры

Что люди думают о ДВЕСТИ ЛЕТ ВРОЗЬ

0
0 оценки / 0 Обзоры
Ваше мнение?
Рейтинг: 0 из 5 звезд

Отзывы читателей