Наслаждайтесь миллионами электронных книг, аудиокниг, журналов и других видов контента

Только $11.99 в месяц после пробной версии. Можно отменить в любое время.

Волновая природа человеческого общества. Глава первая.

Волновая природа человеческого общества. Глава первая.

Автор Boris Kuznetsov

Читать отрывок

Волновая природа человеческого общества. Глава первая.

Автор Boris Kuznetsov

Длина:
1 293 страницы
5 часов
Издатель:
Издано:
20 дек. 2019 г.
ISBN:
9781393231103
Формат:
Книга

Описание

Мы адресуем нашу книгу молодым руководителям, а также тем молодым людям, которые избрали своей будущей профессией - профессию руководителя. Основная  цель этой книги, помочь нашему молодому читателю, избравшему в своей жизни управленческую работу, принимать правильные решения на основе глубоких знаний  волновой природы, как всей Системы человеческого общества, в целом, так и входящих в него отдельных локальных экономических систем, в частности, в социальной  и экономической среде которых нашему читателю придётся жить, работать и управлять производственным коллективом людей.

Издатель:
Издано:
20 дек. 2019 г.
ISBN:
9781393231103
Формат:
Книга

Об авторе


Предварительный просмотр книги

Волновая природа человеческого общества. Глава первая. - Boris Kuznetsov

Оглавление

Предисловие.

Вступление к первой главе.

1.1. Энергия.

1.2. Закон энтропии.

1.3. Закон предельной полезности инвестиционных циклов.

1.4. Закон нормального распределения.

1.5. Радиоактивный распад.

1.6. Передача энергии.

1.7. Комплексные числа.

1.8. Связь экспоненциальной функции с тригонометрическими функциями.

1.9. Разряд индуктивности.

1.10. Разряд конденсатора.

1.11. Плавный заряд конденсатора.

1.12. Ступенчатый заряд конденсатора.

1.13. Гармонические колебания.

1.14. Энергия гармонических колебаний.

1.15. Сложение гармонических колебаний.

1.16. Линейные колебания.

1.17. Резонансные колебания.

1.18. Связанные колебания.

1.19. Параметрические колебания.

1.20. Устойчивость параметрической колебательной системы.

1.21. Колебательный контур.

1.22. Затухающие колебания в колебательном контуре.

1.23. Волновые процессы.

1.24. Уравнение Д’Аламбера.

1.25. Основные параметры гармонической волны.

1.26. Основные свойства простой волны в условиях локальной экономической системы.

1.27. Основные особенности нелинейных волн.

1.28. Усилители.

1.29. Усилительные элементы локальной экономической системы.

1.30. Каскад усилительных элементов.

1.31. Незатухающие колебания в колебательном контуре.

1.32. Коэффициент усиления мощности и коэффициент полезного действия.

1.33. Влияние колебательного контура на работу усилителя.

1.34. Консервативное состояние колебательного контура.

1.35. Регенеративный усилитель.

1.36. Автоколебательные системы.

1.37. Возбуждение колебаний.

1.38. Жёсткий режим возбуждения колебаний.

1.39. Усилительные способности элемента.

1.40. Усилители с отрицательным сопротивлением.

1.41. Процесс возникновения автоколебаний в усилительном элементе.

1.42. Устойчивость автоколебаний.

1.43. Особенности жёсткого режима возбуждения автоколебаний.

1.44. Каналы управления локальной экономической системы.

1.45. Процесс параметрической накачки.

1.46. Параметрический усилитель.

1.47. Параметрический преобразователь.

1.48. Распределение энергии в спектре частот.

Заключение к первой главе.

*****

Посвящается моей дочери Юлии, моей жене Нозоми, а также моему другу и соратнику Валерию Ганделю, без настойчивой поддержки которых, я, наверное, никогда бы не написал эту книгу.

Предисловие.

В моей жизни случилось так, что своё второе высшее образование я пришёл получать в экономический институт, уже имея за плечами высшее техническое образование, полученное в техническом вузе, поэтому общественно-экономические дисциплины, преподаваемые в экономическом институте, я воспринимал сквозь призму уже знакомых природных закономерностей и логику восприятия, которую мне прививали технические науки. Во время обучения социально-экономическим дисциплинам в экономическом вузе, больше всего меня поразила принципиальная разница в логике между преподаванием технического и экономического высших образований.

Если в техническом институте логика образования студентов строилась на чётких и строго выверенных природных закономерностях, которые должны были иметь логическую внутреннюю структуру и обязательно подтверждаться на практике, то в экономическом институте все преподавание социально-общественных наук было построено полностью наоборот.

Природное поведение больших и сложноорганизованных общественных систем подгонялось под некие, заранее заданные, умозрительные структурные схемы, у которых студентам было очень трудно найти какую-либо внутреннюю логику или понятные закономерности. Причём если какие-либо отдельные факты истории или экономики не укладывались в предложенную умозрительную схему, то тем хуже было для подобных исторических и экономических фактов, которые просто выбрасывались нашими преподавателями из информационного поля восприятия студентов.

Что же касается необходимости подтверждения предлагаемых умозрительных схем на практике, для применения полученных знаний в будущей управленческой работе молодых специалистов, то такой вопрос не ставился вообще. Фактически весь процесс нашего обучения заключался в нагромождении преподавателями огромного количества плохо структурированных исторических и экономических фактов, сваленных в какую-то огромную кучу таким образом, чтобы из неё можно было повыдёргивать необходимое количество отдельных фактов, для того чтобы навязать всем окружающим свою, разумеется, единственно верную точку зрения. Причём все учебники были похожи друг на друга как братья близнецы, особенно учебники по политэкономии.

Как-то меня заинтересовал этот феномен похожести учебников по политэкономии друг на друга, и я, совершенно случайно, задался целью найти общий источник, который послужил возникновению подобного феномена всеобщей похожести. Мне следует отметить, что времени на поиски было потрачено совсем мало. Этот источник обнаружился довольно быстро, и им оказался сборник статей Иосифа Сталина, опубликованный в конце 1952 года под названием Экономические проблемы социализма в СССР.

Если коротко объяснить основное значение этой публикации, то суть заключалась в следующем. Практик строительства социализма Иосиф Сталин (Джугашвили), имевший за своими плечами всего лишь четыре года учёбы в православной Тифлисской духовной семинарии, вносил необходимые исправления в понимание теории реального социализма, созданной теоретиком Карлом Генрихом Марксом, окончившим старейший Берлинский университет имени Гумбольдта и блестяще защитившим докторскую диссертацию в Йенском университете имени Фридриха Шиллера.

Только вдумайтесь в этот факт, уважаемый читатель. Сталина уже тридцать лет как похоронили, а вузовские учебники были по-прежнему всего лишь копиями с учебника по политической экономии, написанного по основным мотивам статей Иосифа Сталина и выпущенного в печать уже после смерти автора в 1954 году под редакцией академика Константина Островитянова, бывшего в те времена главным редактором журнала Вопросы экономики.

Я совсем не хочу сказать, что Сталин был большой учёный, познавший толк во всех науках, в противоположность простым заключённым, имевшим в товарищах серого брянского волка, как об этом красиво пел Владимир Высоцкий в годы моей юности. Конечно же это совершенно не так. Я к этому времени достаточно хорошо знал реальную историю родной страны и совершенно не строил никаких иллюзий. Меня поразило в моем маленьком открытии нечто совсем другое.

Сотни тысяч людей тратили бесчисленное количество общественно необходимого рабочего времени, выпуская подобные учебники и изучая их с почти нулевым полезным результатом для самого общества, написанные на основе безнадёжно устаревшей матрицы. Тем не менее сотни тысяч людей добросовестно делали ту работу, которую они умели хорошо делать, - копировать матрицу, кем-то для них заранее приготовленную. Для этих людей совершенно не имело значения, что матрица была неверной и безнадёжно устаревшей, так как какой-либо другой матрицы у них всё равно не было.

Механизм развития Системы живой материи основан на умении копировать матрицу, начиная с копирования информации с ДНК (дезоксирибонуклеиновая кислота) в живой клетке и заканчивая развитием человеческой цивилизации. Многие страны добились огромных успехов в своём развитии благодаря умению хорошо копировать с чужой матрицы, поэтому совершенно нет ничего зазорного в самом процессе копирования.

Проблема обычно заключается в другом, - с какой матрицы идёт копирование. Если матрица безнадёжно устарела, то копирование никогда не принесёт успеха. В военной науке есть широко известное базисное положение: если стратегия неправильная, то никакая, даже самая блестящая тактика не поможет добиться окончательной победы.

Поэтому мой ключевой вопрос оформился следующим образом: Почему базовая матрица, сформированная Сталиным для учебника по политэкономии, оказалась неверной и ошибочной?. Это полностью подтвердила вся дальнейшая история страны, закончившаяся крушением Советского Союза, потому что руководители страны принимали управленческие решения на основе матрицы, которая была заложена в их сознание в процессе учёбы с помощью подобных учебников. Ведь Сталин, в сущности, всего лишь упростил основные положения политэкономии Карла Макса, которая строилась на умозаключениях классиков: Адама Смита (Adam Smith) и Давида Рикардо (David Ricardo), не выдумывая при этом ничего нового.

Основная задача изучения наук, в том числе истории, экономики и менеджмента, - это прививать руководителям умение принимать правильные решения на основе полученных знаний. В длительной истории науки имеется много примеров, когда базовые концепции устаревали, сталкиваясь с новыми реалиями жизни.

Мысль о том, что наша Земля не является плоской, а имеет форму шара, была высказана и документально зафиксирована примерно за 500 лет до нашей эры. Принадлежала эта гениальная догадка Пифагору Ионийцу (Pythagoras). Каким образом древнегреческий философ пришёл к этой мысли, совершенно непонятно. Некоторые исследователи полагают, что Пифагор обнаружил эту идею в каких-то более древних манускриптах, но даже если это действительно так, то нисколько не умаляет заслуг великого философа, лишь только показывая нам, что идея о шарообразной форме Земли ещё более древняя, чем мы предполагаем.

После того как идея о шарообразности Земли завоевала широкую популярность у последователей Пифагора, появились многочисленные энтузиасты, желавщие определить размер шарообразной Земли. Наиболее известным из них является греческий математик и астроном Эратосфен Киренский. По его расчётам, которые он сделал в Александрии, окружность Земли получилась равной 250,000 стадий. Весь вопрос заключается в том, что из себя представляет эта самая стадия, так как существовало большое количество различных стадий. Если 10 стадий равны 1 английской миле, как полагают историки, то расчёты Эратосфена в 25,000 миль, сделанные за 200 лет до нашей эры, были очень точными для того времени.

В конце 18-го века известный английский астроном Уильям Гершель (Frederick William Herschel) сделал расчёт окружности Земли по экватору, и у него получилось около 24,899 английских миль. Как умудрился Эратосфен (Eratosthenes of Cyrene) рассчитать с такой точностью размер шарообразной Земли только с помощью колодца и отвеса, не имея точных приборов и телескопа, учёные-историки понять не могут до сих пор.

Тем не менее идея о шарообразной форме Земли не получила распространения, а убеждение в том, что Земля плоская, никому не мешало 2 тысячи лет, до тех пор пока люди в 15-м веке не вышли на бескрайний простор океанских плаваний. Тогда прояснилась очевидная истина: если в океане корабль плывёт по прямой линии, проведённой на карте в соответствии с концепцией плоской земли, то корабль никогда не попадёт в свой порт назначения. Очевидность этой истины подтверждалась гибелью кораблей, людей и товаров.

Именно гибель кораблей, людей и товаров заставила науку отказаться от старых предубеждений и предвзятостей, причём некоторым представителям науки, к огромному нашему сожалению, пришлось заплатить за отказ от предвзятости своей жизнью на кострах инквизиции.

Основный концептуальный вывод естественных наук, оплаченный кровью людей, заключался в том очевидном факте, что наука не имеет права быть предвзятой, иначе невозможно будет принимать правильные решения, а сделанные ошибки впоследствии окупятся кровью людей и большими материальными потерями.

В данном конкретном случае, мы говорим о фундаментальных науках, возникших и развившихся из разделов естествознания, таких как физика, химия, биология, астрономия, география, геология. Что же касается таких общественных наук, как история и экономика, то они так и остались предвзятыми до сих пор, потому что с самого начала их возникновения источники этих наук уже были предвзятыми по самой своей природе.

Наука история возникла из летописей и документов, которые готовили герольды и монахи. Основными задачами герольдов были безудержные прославления побед своих монархов и обливание грязью политических врагов для целей поддержки боевого духа народа и оправдания грубых управленческих ошибок правящего сословия.

Монахи в свою очередь доказывали единственную истинность и святость своей веры и стремились всеми путями изничтожить ересь других философских учений и научных концепций, обеспечивая плотную идеологическую обработку населения своей страны.

Наука экономика возникла из торговых бумаг и бухгалтерских отчётов, основной задачей которых было ввести в заблуждение своих торговых контрагентов, для повышения цен и получения дополнительной прибыли, а также обмануть власти своей страны, чтобы уклониться от налогов и пошлин.

Как мы видим, уже по своей природе источники, из которых возникли история и экономика, были предвзятыми, в свою очередь накладывая предвзятость на всё дальнейшее развитие этих общественных наук. Точно также, как и в ситуации с науками естествознания, до определённого исторического рубежа предвзятость общественных наук: истории и экономики, не играла существенной роли, однако в 20-м веке ситуация с общественными науками резко переменилась точно также, как коренным образом переменилась ситуация с науками естествознания в далёком 15-м веке.

Человеческая цивилизация сегодня вышла на необычайно широкий простор своего развития, резко увеличив численность своей популяции и, как результат этого, хищническую эксплуатацию ограниченных природных ресурсов планеты, что и явилось основной причиной для возникновения грандиозных и кровавых социальных экспериментов в разных странах современного мира, перед которыми поблекли людские потери 15-го века.

В условиях наступившего 21-го века, возникла насущная и острая необходимость в формировании нового надёжного базиса для критического и непредвзятого анализа исторических и экономических процессов. Поэтому мы решили положить в основу нашего анализа энергетические колебательно-волновые процессы и закономерности, в исследовании которых современные науки естествознания добились впечатляющих успехов, и которые, разумеется, совершенно невозможно обвинить в какой-либо предвзятости.

Нам следует отметить, что всеобщее единство матушки природы и универсальный характер законов её развития наиболее ярко проявляются в энергетических колебательно-волновых процессах и явлениях. Поэтому мы вполне закономерно полагаем, что локальные экономические системы, будучи органической частью всей Системы живой материи, не могут быть каким-либо исключением из этого общего правила.

Наша книга не является учебником или энциклопедическим справочником по всем возможным аспектам социальных и экономических явлений, однако тем не менее она также не предназначена для развлекательного чтения и для вечернего отдыха и релаксации после тяжёлого трудового дня. Вполне вероятно, что нашему молодому читателю придётся взять ручку или остро заточенный карандаш, делать множество пометок на полях книги и затем неоднократно возвращаться к ранее прочитанному тексту.

Также по причине того, что наша книга не является вузовским учебником, наши практические рекомендации молодому читателю, которые могут ему пригодится в будущей управленческой работе, разбросаны по всему тексту книги, и мы не стали их выделять каким-либо специальным образом, полагая, что наш умный и вдумчивый читатель сам сможет их легко обнаружить.

Мы постарались собрать в первой части нашей книги некий минимальный базис первоначальных знаний и понятий по энергетическим волновым и колебательным процессам, формируя этот базис из многих источников, чтобы нашему читателю не приходилось искать недостающую ему информацию, перебирая при этом горы учебников и кипы специальной литературы.

Однако сжимая до предела техническую информацию по колебательно-волновым процессам в первой части нашей книги, мы понимаем, что неизбежно наступит такой момент, когда нашим читателям базовых знаний будет уже недостаточно, и надеемся на то, что наши читатели, уже имея определённый базовый фундамент знаний, смогут впоследствии найти необходимые им ответы на дополнительные вопросы в специальной технической литературе.

Несмотря на то что свой анализ и рассуждения мы строим на строгой логической основе, отталкиваясь от энергетических закономерностей, уже хорошо известных естественным наукам, многие наши выводы и заключения могут показаться весьма спорными и неожиданными для наших читателей, так как они не всегда укладываются в понятия так называемого здравого смысла.

Странность подобного восприятия заключается в том, что в нашей книге мы рассматриваем развитие локальных экономических систем с точки зрения именно самих систем, а не отдельных людей, из которых экономические системы состоят. Ведь люди в своей бытовой и производственной деятельности руководствуются нравственными нормами и правилами поведения, сложившимися в конкретном сообществе людей, а Система человеческого общества и локальные экономические системы, несмотря на то что они состоят из отдельных людей и их объединений, всегда руководствуются своими собственными природными закономерностями.

Горькая объективная истина заключается в том, что жизненные интересы, как отдельных людей, так и больших людских сообществ, далеко не всегда совпадают с интересами развития, как локальных экономических систем, так и всей Системы живой материи, и, безусловно, приоритеты, которыми руководствуется Система живой материи, оказываются гораздо выше приоритетов, как отдельных людей и их объединений, так и всей нашей человеческой популяции Homo sapiens sapiens, произошедшей от кроманьонцев.

К огромному сожалению, эта истина плохо воспринимается нашим сознанием, потому что гигантское количество различных авторов в своих книгах утверждают, что вся Вселенная создана специально для человека и крутится исключительно вокруг нашего человечества, которое гордо взирает на эту карусель.

Поэтому мы в нашей книге старались по возможности не делать авторов других книг и произведений ответственными за наши возможные ошибки, так как за все аналитические рассуждения, выводы и идеи, озвученные в нашей книге, несёт полную ответственность только наша команда. Все цитаты и выдержки из книг других авторов, которые мы приводим в тексте нашей книге, мы сделали только потому, что бывают такие прекрасные высказывания, которые лучше их автора практически сказать уже невозможно, и мы, разумеется, не хотим приписывать себе авторство подобных высказываний.

В конечном итоге никакая теория не может быть абсолютно совершенной, будучи лишь определённым приближением к той картине окружающего нас реального мира, которую эта теория стремится по возможности подробно описать. По сути, самое главное в любой теории заключается в том, чтобы на основе этой теории люди могли принимать правильные и оптимальные решения в процессе своей жизнедеятельности, избегая крупных ошибок, которые могли бы стать причиной тяжёлых последствий в будущем.

Вся история развития науки - это бесконечная череда исправлений старых теорий и базисных основ, которые отстают от требований стремительно развивающейся жизни. Сама жизнь заставляет людей искать новые ответы на старые вопросы, потому что когда-нибудь неизбежно и резко наступает такой поворотный момент времени, который приводит к необходимости бесконечно искусственно усложнять старую теорию, для того чтобы люди могли, каким-либо образом, объяснить новые явления и принимать правильные решения в новых условиях.

Ярким классическим примером подобного усложнения является геоцентрическая теория строения мира, выдвинутая знаменитым александрийским астрономом Клавдием Птолемеем (Claudius Ptolemy) в фундаментальном труде Альмагест, в котором фактически Клавдий Птолемей подытожил весь огромный комплекс практических астрономических знаний древней Греции и Вавилона.

Астрономическая система Клавдия Птолемея была практически общепринятой в Европе до момента создания гелиоцентрической системы Николая Коперника (Nicolaus Copernicus). Если говорить по сути, то вроде как принципиальной разницы, что именно брать за начало координат в солнечной системе: Землю или Солнце, ни имеется. Оба небесных тела вращаются по эллипсу друг возле друга. Однако важное отличие заключатся в том, что масса Солнца неизмеримо больше массы Земли, поэтому эллипс вращения небесных тел закономерно превращается в окружность.

Примерно полторы тысячи лет, вплоть до начала 16-го века, использование теории Птолемея особых проблем людям не создавало, но только до тех пор, пока человечество не освоило плавание через океан, когда пришлось принимать серьёзные решения на основе астрономических наблюдений, стараясь определить своё положение в безбрежном океане. До этого люди в основном занимались каботажной навигацией, то есть плавали вдоль берега, и навигационные ошибки можно было исправить, хорошо зная береговую черту. В океане берегов не было, поэтому астрономические ошибки очень дорого обходились мореплавателям.

Используя геоцентрическую теорию Птолемея в основе навигационных расчётов океанического плавания, морякам и учёным приходилось делать бесконечные искусственные поправки, изменения и дополнения, а вот у гелиоцентрической системы Коперника таких проблем не было.

Весь опыт развития науки наглядно показывает, что если к какой-либо старой теории людям постоянно приходится делать всё новые и новые искусственные поправки, нагромождая их одна на другую, только для того чтобы подогнать теорию под необходимость принятия новых решений, которые заставляет делать жизнь, то, видимо, старая теория в чем-то значительно не соответствует новым реалиям жизни. Управленческие решения, принятые на основе подобной старой теории, в новых сложившихся условиях наверняка окажутся ошибочными и неизбежно приведут к очень серьёзным последствиям в будущем.

Мы уже упоминали научную работу Иосифа Сталина Экономические проблемы социализма в СССР, в которой Сталин обосновал свой известный постулат об усилении классовой борьбы по мере развития социализма. Этот постулат, конечно, являлся искусственным нагромождением и притянутой за уши поправкой ко всей предыдущей политико-экономической теории, которую строили Карл Маркс и Владимир Ленин для объяснения своего видения хода исторического развития человечества, как результата непримиримой классовой борьбы за справедливость и всеобщее равенство.

Классовая теория марксизма с самого начала была не в состоянии ответить на самые серьёзные вопросы, например на ключевой вопрос, о том каким именно образом развивалось человечество на заре своего развития, когда неандертальцы и кроманьонцы бегали по лесам с дубиной в руках, не имея ни малейшего понятия о классовой борьбе. Точно таким же образом геоцентрическая теория Клавдия Птолемея с самого начала не могла ответить на очень простой вопрос: Почему планеты на небе движутся, да ещё и неравномерно, в отличие от звёзд?.

Что же заставило Иосифа Сталина придумывать свой искусственный постулат об обострении классовой борьбы? Его заставила сделать это сама жизнь, потому что локальная экономическая система в России после революции повела себя совсем не таким образом, как это раньше предсказывала теория классовой борьбы Карла Маркса и Владимира Ленина.

Поэтому сначала Иосиф Сталин, а затем Никита Хрущёв и Леонид Брежнев начали городить одни необоснованные обещания за другими. Хрущёв пообещал советскому народу к 1980 году построить коммунизм, а Брежнев пообещал к 1990 году выдавать всем молодожёнам ключи от новой бесплатной квартиры вместе с бесплатными обручальными кольцами. Михаил Горбачёв от них тоже не отставал и также продолжал громогласно сыпать горы бесплодных обещаний продуктового изобилия страны даже тогда, когда окончательный развал Советского Союза стал очевидным для всех советских людей.

Прошли годы, и мы сегодня очень хорошо видим, что это были пустые, ничем не оправданные надежды. Однако простые люди страны верили в эти бесконечные обещания и туже затягивали пояса в надежде на светлое будущее, если не для самих себя, то хотя бы для своих детей, которое, к огромному сожалению, так и не наступило. С точки зрения общечеловеческой нравственности, ничем иным, как подлой и бессовестной эксплуатацией родительского инстинкта, данного нам природой, подобную политику государственных руководителей назвать нельзя.

Давайте зададим простой вопрос: На чём основывалась вера простых людей, которую нещадно эксплуатировали государственные руководители Советского Союза?. Разумеется, эта вера основывалась на убеждении во всемогущество политического канала управления, потому что в этот постулат свято верили сами руководители Советского Союза. У подобной веры насчитывается очень длинная история, свыше 5-ти тысяч лет, ещё со времён истории Древнего Шумера. В конце 20-го века в Советском Союзе вера народа во всемогущество политического канала управления резко пошатнулась, и СССР развалился на груду осколков.

После развала Советского Союза новые руководители новых стран бросились в другую крайность, на противоположный полюс экономических теорий, в надежде на помощь невидимой руки рынка, порождающую откровенное иждивенчество всего руководящего сословия локальных экономических систем, устранившихся от решения инвестиционных и экономических вопросов.

Основным лейтмотивом постсоветского периода стало ничем не обоснованное и странное, даже с точки зрения здравого смысла, убеждение руководителей страны, что зарубежные инвесторы должны прийти в страну, принести деньги, технологии и бизнес-идеи, только для того чтобы страна начала процветать за чужой счёт. На простой вопрос, каким же образом СССР развивался стремительными темпами после революции 1917 года без вливания каких-либо иностранных инвестиций, ответа новые руководители новых стран, разумеется, дать не могли. Повсеместно на территории бывшего СССР восторжествовала иждивенческая психология.

Фактически - эта психология является психологией троечника, заложенная ещё со школьной скамьи в сознание подобных руководителей: Вот придёт отличник в школу рано утречком, и мы у него обязательно спишем домашнее задание, не слишком напрягая свои куцые мозги. Однако что делать такому троечнику, если отличника в школе не существует физически или нет ответа в конце задачника?

Святая вера, в то что готовый ответ уже существует где-то, и надо его только найти, привела к краху огромное количество бывших руководителей, потому что в реальной жизни готовых ответов не существует, и списать их неоткуда. Каждый раз необходимо создавать новое решение заново, с чистого листа бумаги, имея в наличии только алгоритм решения практической управленческой задачи.

Политико-экономическая теория, которая основывается на слепой вере людей во всемогущество механизмов рыночной саморегуляции локальных экономических систем человечества, исключительно благодаря стяжательской, индивидуально-эгоистической природе человека, или так называемой невидимой руке рынка, существует столько же времени в истории человеческой цивилизации, сколько существует уже ранее упомянутая нами теория о безграничных возможностях политического канала управления.

Сам термин невидимая рука рынка появился с лёгкой руки Адама Смита (Adam Smith), который, безусловно, был очень умным человеком. Но ведь и множество других людей, живших задолго до времён Адама Смита, которые в течении 5-ти тысяч лет упорно создавали и развивали политические каналы управления локальных экономических систем, тоже не были дураками, и тем не менее они затратили массу сил и средств на создание политических каналов управления.

Если человеческая цивилизация за 5 тысяч лет потратила огромное количество людских и материальных ресурсов на создание политического канала управления, значит эти затраты были оправданы и востребованы жизнью. Поэтому возникает вопрос: Если рыночная саморегуляция является настолько всемогущей, то зачем же тогда Система человеческого общества, в течение длительных тысячелетий, с поразительным упорством создавала дополнительный канал для политического управления в локальных экономических системах?.

На этот ключевой вопрос рыночная теория ответить так и не сумела, несмотря на то что объём влияния политического канала неуклонно продолжает расти. Ведь сегодня, даже во многих развитых демократических странах мира, величина государственного бюджета и государственной собственности достигает 25%-30% от внутреннего валового продукта страны.

Кстати, нам надо отметить, что вера людей в рыночную теорию невидимой руки рынка пошатнулась ещё раньше, чем вера в политический канал управления. Вера в свободный рынок серьёзно пошатнулась во время мирового кризиса 1929 года. По итогам мирового кризиса, чтобы как-то адаптировать старую теорию к новым условиям, теперь уже Кейнсу (John Maynard Keynes) пришлось выдвигать дополнительный постулат об естественном стремление человека к нравственному совершенствованию мира и благодаря этому объяснять необходимость влияния политического канала управления на экономику страны.

Человеческий мозг устроен таким образом, что ему для построения абстрактной картины окружающего мира и построения логического каркаса ключевых понятий для принятия решений требуется определённый базис или, если сказать другими словами, краеугольные камни, на которых воздвигается логический каркас. Так, например, ещё за 300 лет до наступления нашей эры, древнегреческий математик Евклид (Euclid) сформировал пять основных постулатов, на которых строился каркас его геометрии, потому что любое логическое доказательство вынуждено опираться на какое-либо всем очевидное утверждение, надёжно подтверждённое многолетними наблюдениями в истории человеческой цивилизации.

Давайте попробуем окинуть коротким взглядом современные воззрения, чтобы определить, какие же именно основные краеугольные утверждения, движущие весь процесс развития экономики, были положены в основу сформировавшейся системы координат четырёх основных, господствующих в науке экономических теорий, которые мы упомянули ранее, и на которые уже потом были накручены многие тысячи страниц текста экономических книг и исследований различных авторов из разных стран.

* В теории Карла Генриха Маркса - это утверждение о стремлении человека к равенству (или к полной уравниловке, как это получилось на практике в СССР).

* В теории Владимира Ленина, доработанной Иосифом Сталиным, - это утверждение о стремлении человека к агрессии и классовой борьбе.

* В теории Адама Смита - это утверждение о стремлении человека к личной выгоде, стяжательству и бесконечному обогащению.

* В теории Джона Кейнса - это оптимистическое утверждение о природном, врождённом стремлении любого человека к бесконечному совершенствованию мира.

Сегодня весь наш мир разделился примерно поровну в этих системах координат и в воззрениях на основные экономические теории, которыми руководители различных стран руководствуются в принятии своих решений. Одна половина - это Китай, Вьетнам, страны Латинской Америки и Африки, придерживаются первых двух базовых постулатов. Вот только сегодня основной фокус агрессии переместился с фронта классовой борьбы на борьбу с коррупцией, а всеобщего равенства как не было, так и нет, причём неравенство увеличивается с каждым годом так же стремительно, как и коррупция. Для этих стран даже был придуман новый политический термин: Сообщество стран общей судьбы, вот только в чём именно заключается эта общность не совсем понятно.

Вторая половина, в которую входят основные развитые страны, придерживаются двух вторых базовых постулатов. Вот только почему-то в США без применения лежат мёртвым грузом миллиарды долларов на счетах крупнейших банков и крупнейших компаний, однако врождённое стремление человека к обогащению и к совершенствованию мира до сих пор не может сдвинуть с места этот мёртвый груз из миллиардов долларов и направить его на процесс развития, производства и обращения товаров и услуг на благо всего человечества.

Таким образом, как мы отчётливо видим, уже в самом начале текущего 21-го века совершенно явственно проявились недостатки основных экономических теорий, которые не смогли доходчиво объяснить простым людям большое количество важных мировых событий, начиная с внезапного и вполне мирного разрушения Советского Союза, которого никто из мировых политиков не ожидал, и заканчивая кровавой цепью революций, гражданских войн и разрушений светских исламских государств, породивших огромную волну миграции в Европу.

Поэтому огромное количество экономических и политических научных работ, выпущенных в последние годы, были посвящены вопросу адаптации четырёх существующих экономических теорий к новым реалиям и новым требованиям жизни.

Однако у нас возникает вполне закономерный вопрос, глядя на общее бессилие существующих экономических теорий: Может быть, всё дело заключается вовсе не в экономических теориях, а в системе координат, на которой эти экономические теории строились? Возможно, сама система координат не совсем верна, так же как оказалась не совсем верной геоцентрическая система координат, на которой базировалась теория Клавдия Птолемея.

Сегодня у многих людей возникают серьёзные сомнения в незыблемости ныне существующей системы координат для четырёх основных базовых экономических теорий. Краткий взгляд, брошенный на перечисленные экономические теории, выявляет следующие основные особенности системы координат существующих теорий.

*1. В основе системы координат, ныне существующих экономических теорий, находятся субъективные стремления отдельного человека, на базе которых потом формируются логические заключения. Однако насколько это разумно - строить объективные логические теории, основываясь на субъективных стремлениях? Сегодня у человека есть стремление к личной выгоде, а завтра оно может уступить место совсем другим стремлениям.

*2. Центром всех теорий является человек. Конечно, это приятно нам льстит и щекочет наше самолюбие. Но ведь точно также льстила нашему самолюбию и геоцентрическая теория Клавдия Птолемея, однако человечеству пришлось от неё отказаться в конечном итоге. Возможно, самолюбие всего человечества от этого пострадало, но морские, воздушные и космические суда и корабли не ошибаются в своей навигации. Имеет ли смысл ставить человека в качестве базиса экономической теории, несмотря на тот очевидный факт что все локальные экономические системы состоят из совокупности людей?

*3. Все ныне существующие экономические теории совершенно не рассматривают экономическую систему как нечто самостоятельное, а рассматривают её лишь только как производное от совокупных стремлений людей. Как мы уже отмечали, в основе разных теорий лежат различные стремления людей. В этом важном факте, как мы полагаем, возможно, кроется самая главная ошибка в системах координат существующих экономических теорий. Любая система является системой, потому что когда возникает новая система, она приобретает новые особые свойства, которых не имеется ни у одного из отдельных элементов, из которых эта самая система состоит. Так, например, минералы графит и алмаз состоят из углерода, однако они имеют совершенно различные свойства, несмотря на то что атом углерода в структуре кристаллических решёток этих двух минералов один и тот же.

Поэтому мы стали формировать совершенно иную систему базовых координат, отказавшись от любых субъективных устремлений людей, да и от самих людей, как движущей силы развития локальных экономических систем человеческого общества. В этой книге мы рассматриваем локальную экономическую систему как самостоятельный субъект развития, как некое отдельное целое, несмотря на то что локальная система состоит из совокупности людей.

С нашей точки зрения, любая локальная экономическая система всегда и в любом случае будет развиваться, как со стремлениями людей к равенству, агрессии, стяжательству или совершенствованию, так и без них. Если у людей, состоящих в какой-либо общественно-социальной совокупности, имеется любое стремление к развитию, вытекающее из вышеперечисленных экономических теорий, то это хорошо, а если не имеется, то любая локальная экономическая система всё равно заставит людей развиваться, правда обойдётся это развитие значительно дороже.

Основным постулатом, на котором базируется система координат в развитии наук о природе, лежит закон энтропии, формирующий динамические процессы. Мы уже настолько привыкли к закону энтропии, что совершенно не обращаем на этот важный факт своего внимания. Видимо, потому что современная наука не имеет представления, почему закон энтропии действует именно таким образом. Вполне возможно, это происходит вследствие того, что наша Вселенная расширяется.

Закон энтропии мы обычно принимаем за некую безусловную базисную аксиому, совершенно не имея никакой возможности внятно его объяснить, однако тем не менее все логические научные и технические заключения и решения, которые принимались людьми на основе использования закона энтропии, используя его в качестве исходного постулата, до сих всегда себя полностью оправдывали.

Как Система живой материи, так и Система человеческого общества, существуют за счёт движения энергии из одной области пространства в другую область, либо за счёт преобразования энергии из одной формы в другую форму, что по своей сути также является движением энергии.

Мы решили идти таким же путём, который хорошо оправдал себя в естественных науках, взяв за исходный постулат для построения логических заключений не субъективные устремления людей, а объективную закономерность, даже если мы совершенно не понимаем этой закономерности и не можем объяснить, почему она действует подобным образом. Такой объективной базовой закономерностью мы полагаем постоянное стремление Системы живой материи к своему развитию и усложнению.

Мы не можем сегодня внятно объяснить, чем вызвано стремление Системы живой материи к развитию и усложнению. Возможно, это является особенностью всей Вселенной или, может быть, особенностью только нашей родной планеты. Мы не знаем точно, возникла ли живая материя на нашей планете много миллиардов лет тому назад, или была принесена на нашу планету из космоса.

Мы знаем только один достоверный факт, что живая материя - это определённого рода информация, записанная на биологических носителях, которая способна постоянно воспроизводить саму себя и при этом постоянно усложняться с течением времени по нелинейной зависимости. Мы также пришли к пониманию, что информация - это не энергия и не материя, а что-то совсем другое, то что мы сегодня также не можем внятно объяснить, как не можем объяснить причину возникновения и механизм действия всеобщего закона энтропии.

Первыми на физически принципиальное отличие информации, как от материи, так и от энергии, обратили внимание Норберт Винер и Росс Эшби, и сегодня с этим мнением согласны многие практики и теоретики в различных областях естественных наук.

Винер Н. Кибернетика, или управление и связь в животном и машине, Издательство Советское радио, Москва, 1958.

Эшби У.Р. Введение в кибернетику, Москва, Издательство иностранной литературы, 1959.

Стремление живой материи к усложнению и концентрации энергии является процессом, прямо противоположным процессу, определяемому законом энтропии, в соответствии с действием которого любая сложная система должна стремиться к упрощению, хаосу и беспорядку, а энергия должна противиться концентрации, при этом стремясь распространяться равномерно по всему объёму пространства, занимаемого сложной системой.

Этот процесс в науке называется термализацией, при этом в первую очередь подразумевая тепловую энергию, то есть процесс, ведущий к состоянию теплового равновесия внутри изолированной системы.

Система живой материи принципиально противоречит действию закона энтропии и постоянно стремится к своему усложнению, а значит и концентрации энергии с использованием механизма волновых и колебательных процессов, потому что других путей для достижения подобных целей не существует физически.

Пожалуй, самым важным открытием американских учёных в 60-х годах 20-го века было открытие того странного факта, что нелинейные колебательные процессы, вопреки закону энтропии, не подчиняются термализации. Это значит, что они не подчиняются требованию

Вы достигли конца предварительного просмотра. Зарегистрируйтесь, чтобы узнать больше!
Страница 1 из 1

Обзоры

Что люди думают о Волновая природа человеческого общества. Глава первая.

0
0 оценки / 0 Обзоры
Ваше мнение?
Рейтинг: 0 из 5 звезд

Отзывы читателей