Наслаждайтесь миллионами электронных книг, аудиокниг, журналов и других видов контента в бесплатной пробной версии

Только $11.99 в месяц после пробной версии. Можно отменить в любое время.

Сказки (Skazki)
Сказки (Skazki)
Сказки (Skazki)
Электронная книга396 страниц4 часа

Сказки (Skazki)

Рейтинг: 0 из 5 звезд

()

Читать отрывок

Об этой электронной книге

Ганс Христиан Андерсен (1805—1875) — датский писатель и поэт, автор всемирно известных сказок для детей и взрослых, таких как «Огниво», «Принцесса на горошине», «Русалочка», «Дикие лебеди», «Снежная королева», «Тень» и многих других. Андерсен не был первооткрывателем в жанре датской сказки, однако именно ему удалось, сохраняя лучшее из народных традиций, придать своим героям реальность живых персонажей.

ЯзыкРусский
ИздательFolio
Дата выпуска15 янв. 2020 г.
ISBN9789660357044
Сказки (Skazki)
Читать отрывок

Связано с Сказки (Skazki)

Похожие электронные книги

Похожие статьи

Отзывы о Сказки (Skazki)

Рейтинг: 0 из 5 звезд
0 оценок

0 оценок0 отзывов

Ваше мнение?

Нажмите, чтобы оценить

Отзыв должен содержать не менее 10 слов

    Предварительный просмотр книги

    Сказки (Skazki) - Ганс Христиан (Gans Hristian) Андерсен (Andersen)

    Великий сказочник

    Андерсен был посредственным драматургом, средним поэтом, хорошим романистом и выдающимся автором путевых заметок. Но в сказках он достиг совершенства...

    Бо Гренбек

    Ганс Христиан Андерсен родился 2 апреля 1805 года в провинциальном городе Оденсе на острове Фюн. Его отец был сапожником, а мать — прачкой. Отец отличался живым умом и, если бы не бедность, охотно пошел бы учиться. Он очень любил своего сына, по вечерам читал ему вслух, делал игрушки, любимой из которых стал кукольный театр. Мать была доброй женщиной и прекрасной хозяйкой. Несмотря на бедность, она всегда содержала единственную комнатку, в которой ютилась семья, в образцовом порядке. В автобиографии «Сказка моей жизни» Андерсен так описывает их жилище: «Детство мое прошло в одной-единственной комнатке, почти целиком заставленной сапожным верстаком, кроватью и раздвижной скамьей, на которой я спал, зато стены были увешаны картинами, на комоде стояли красивые чашки, стаканы и безделушки, а над верстаком, у окна, висела полка с книгами и нотами. В маленькой кухне над буфетом висела металлическая скоба, полная тарелок, тесное помещение казалось мне большим и роскошным, одна только дверь с намалеванным на ней пейзажем в то время была для меня столь же значительной, как теперь целая картинная галерея!.. Из кухни вела лестница на чердак, где в водосточном желобе между нашим и соседним домом стоял ящик с землей, в котором росли лук и петрушка, это был весь огород моей матери; он до сих пор цветет в моей сказке Снежная королева».

    Впервые попав с родителями в театр, Ганс всем сердцем полюбил его. Расклеивая театральные афиши в своем квартале, одну из них мальчик оставлял себе и потом, сидя дома, сочинял пьесу, отталкиваясь от названия и имен действующих лиц. Он читал свои произведения всем желающим и вскоре стал так знаменит, что уличные мальчишки начали дразнить его автором комедий.

    Когда пришло время определиться с будущей профессией, мать заявила, что из Ганса может получиться только портной, потому что для всего другого он слишком тщедушен, а бабушка полагала, что ему стоит поступить писарем в контору. Однако у молодого человека были совершенно другие планы: он хотел играть в театре. Еще будучи тринадцатилетним мальчишкой, Ганс, отличавшийся редкой непосредственностью и наивностью, пришел в театр, представился и сказал, что мечтает участвовать в спектаклях. Нескладный, но смешной и обаятельный подросток так развеселил актеров, что ему даже разрешили сыграть маленькую роль пажа. Уговаривая мать отпустить его в Копенгаген, Ганс уверял ее, что обязательно станет знаменитым и напоминал о том, что нагадала ему одна старуха: «Его судьба лучше, чем он заслуживает, это дикая птица с высоким полетом, большая и благородная — когда-нибудь по всему Оденсе устроят фейерверк в его честь!». Наконец, заручившись согласием матери и рекомендательным письмом от одного из самых уважаемых граждан Оденсе, он отправился в путь осенью 1819 года.

    Прибыв в Копенгаген, молодой человек первым делом отправился на поиски Королевского театра. Рекомендательное письмо не помогло ему, и Ганс, вспомнив о том, что в Оденсе все очень хвалили его голос, отправился к директору оперной студии Королевского театра. Тот, вероятно, слышал, что у мальчика хороший голос, и обещал позаботиться о нем. Однако весной у Ганса начал ломаться голос, и ему пришлось надолго распрощаться с мечтами о карьере певца. Тогда Андерсен решил попасть в театр при помощи балета. Он обратился к солисту балета Далену, благодаря которому весьма неуклюжего молодого человека приняли в балетную школу. С осени 1820 года он стал появляться на сцене в качестве статиста. Тем временем Андерсен не оставлял надежды стать актером. Лишь через три года после приезда в Копенгаген он смирился с тем, что его мечте не суждено сбыться: в начале лета 1822 года его уволили из театра. Однако это время не прошло зря. Андерсен много читал, существенно поднял свой литературный и культурный уровень, завел множество знакомств при дворе, в среде артистов и ученых, что очень пригодилось ему в будущем.

    Еще в 1821 году Андерсен сочинил большую трагедию в пяти актах по мотивам немецкого романтического рассказа с привидениями под названием «Лесная часовня». В следующем году он вернулся к сочинительству и написал еще одну драму — «Разбойники из Виссенбьерга», которую послал в театр. Пьесу вернули с замечанием, что, прежде чем писать, нужно бы получить общее образование. Однако начинающего драматурга это не смутило, и вскоре он создал еще одну драму — «Солнце эльфов». Член дирекции и литературный советник театра Рабек так отозвался о ней: «О драме Андерсена Солнце эльфов приговор можно вынести сразу; это нагромождение слов и тирад без драматического действия, без последовательности, без характеров, полное всевозможных реминисценций из Эвальда и Эленшлегера, исландской и новонемецкой литературы вперемешку, банальных фраз с банальными рифмами, короче, ни в коей мере не пригодных для сцены. Но если принять во внимание, что пьеса сочинена человеком, который едва умеет писать связный текст, не знает ни орфографии, ни датской грамматики, полностью лишен элементарных необходимых представлений; к тому же в голове у него перемешано добро и зло, и он без разбора берет, что попадется под руку, и, несмотря на это, в его произведении все же есть искры таланта, особенно в первых сценах Воласа, остается только пожелать, чтобы мы могли проверить, получится ли что-нибудь из этой удивительной головы, если ей дать образование». В результате дирекция театра позаботилась о том, чтобы юному дарованию дали право бесплатного обучения в гимназии Слагельсе и ежегодное пособие на все время учения. Осенью Андерсен выехал в Слагельсе.

    Его определили во второй класс, где учились мальчики на несколько лет младше. Гансу пришлось нелегко: он вынужден был в срочном порядке освоить целый ряд совсем или почти совсем незнакомых предметов: латынь, греческий, историю, геометрию, географию. Кроме того, весьма непросто сложились отношения с ректором гимназии Симоном Мейслингом. Это был очень образованный, но вспыльчивый и раздражительный человек. Один из коллег так писал о нем: «...ему скучно было преподавать, и потому он развлекался тем, чтобы при каждом удобном случае сделать нам учебу как можно неприятнее. Он не упускал повода поиздеваться». Неудивительно, что чувствительный Андерсен так боялся Мейслинга, что, отвечая урок, не мог собраться с мыслями. Доходило до того, что молодой человек молился, чтобы пожар или другое стихийное бедствие помешало ректору дать урок. Тот, в свою очередь, не упускал возможности придраться к своему ученику. Однажды он заявил ему следующее: «Вы глупый юноша, из вас не выйдет ничего путного, вы собираетесь заняться бумагомараньем, когда встанете на ноги, но никто не будет читать ваших писаний, их будут скупать на макулатуру в лавке Сольдина. Вы еще поплачете, верзила эдакий!». Не в последнюю очередь из-за ректора годы учения в школе Андерсен всю жизнь вспоминал как самое тяжелое время в своей жизни. Достаточно сказать, что до старости его мучили кошмары, главную роль в которых неизменно играл Мейслинг. В конце концов, один из благодетелей Андерсена, узнав, как тяжело приходится молодому человеку, забрал его из гимназии.

    Андерсен снова отправился в столицу. Большую роль в его жизни сыграли несколько семей — Эрстеды, Вульфы и Коллины, которые очень тепло относились к молодому человеку и поддерживали его на протяжении многих лет. Но главное — теперь молодой человек был совершенно независим. Он снял небольшую мансарду и сразу начал готовиться к экзамену на аттестат зрелости. В «Книге жизни» Андерсен писал об этом периоде: «Как вольная птица стал я теперь сердцем и душой, все горести, все пустые мечтания были забыты, и от этого мой врожденный нрав, до сих пор сидевший взаперти, прорвался наружу чересчур бурно; все представлялось мне смешным или глупым, слишком сильные чувства, над которыми столь больно для меня насмехался и глумился Мейслинг, мне самому теперь казались безумными!.. Мое доверие к людям еще не пошатнулось, я не питал злобы даже к Мейслингу, а думал лишь о моей свободе, о моем счастье».

    Андерсен продолжал писать, и некоторые его стихи были напечатаны. Осенью 1828 года он получил аттестат с отличными оценками. А через некоторое время закончил первую книгу — «Прогулка от Хольмен-канала до восточного мыса острова Амагер», отрывки из которой были опубликованы в литературном журнале. Книга имела большой успех и была выпущена отдельным изданием, а имя писателя стало известным. Между тем Андерсен написал еще одно произведение — пьесу «Любовь на башне Св. Николая, или Что скажет партер», которая была принята Королевским театром и три раза исполнена в конце сезона под бурные аплодисменты публики, хотя совершенно не пришлась по вкусу серьезным критикам.

    Летом 1829 года Андерсен отправился в шестинедельное путешествие по Дании, а осенью успешно сдал второй экзамен, по философии и языкам, который молодые студенты обычно сдавали через год после экзамена на аттестат зрелости. Когда был поднят вопрос о будущей профессии, один из покровителей Андерсена Йонас Коллин произнес знаменательные слова: «Идите с Богом той дорогой, для которой вы поистине созданы, так будет, право же, лучше всего!». Андерсен и сам чувствовал, что ему суждено стать писателем.

    В 1830 году он выпустил сборник стихов, который был очень тепло встречен критиками. Вскоре издал еще несколько стихотворных сборников, книгу с описанием путешествия по Германии и отправил в Королевский театр три оперных либретто, два водевиля и несколько обработок французских пьес. Первые книги принесли писателю материальную независимость, и в последующие годы он много путешествовал, побывав в Ютландии, Германии, Швейцарии. О том, что к этому времени творчество сделало его знаменитым, свидетельствует следующий эпизод, описанный Андерсеном в одном из писем: «По дороге из Лейпцига вместе со мной ехал один доктор, который, услышав, что я из Копенгагена и что меня зовут Андерсен, спросил, не родственник ли я знаменитого поэта Андерсена. То есть речь шла обо мне самом; он читал немецкий перевод стихотворения Умирающее дитя и просто бредил им. Он спросил, потерял ли я сам ребенка, когда написал это стихотворение, и не мог понять, как я, такой молодой человек, мог испытывать подобные чувства». В Германии Андерсен познакомился со многими литературными знаменитостями — Тиком, Шамиссо.

    Вернувшись в Копенгаген, он с невероятной быстротой написал путевые заметки «Теневые картины путешествия в Гарц, Саксонскую Швейцарию и т. д. летом 1831 года», которые были хорошо приняты читателями. Однако не все в жизни писателя складывалось удачно. В 1830 году он познакомился с сестрой своего школьного товарища Риборг Войт, которая стала его первой любовью. Но, видимо, перспектива связать себя на всю жизнь испугала молодого человека. Кроме того, Риборг собиралась замуж за друга детства. Несчастная любовь обострила эмоциональное восприятие писателя. В это время были созданы известные любовные стихотворения «Темно-карих очей взгляд мне в душу запал», «Ты мыслями моими овладела» и другие.

    Постепенно критики стали менее благосклонны к молодому писателю, и он очень болезненно относился к этому, понимая, что зашел в тупик в своем литературном развитии. Кроме того, в 1832 году Андерсен пережил еще одну несчастную любовь — к Луизе Коллин. Все это привело его к мысли о необходимости серьезных перемен. Андерсену удалось получить стипендию, которая позволила ему отправиться за границу. Весной 1833-го он поехал в Париж, который потряс его. «Вот это город, Париж! Берлин, Гамбург и Копенгаген, вместе взятые, уступают ему», — писал он своему другу в Копенгаген. Почти сразу же после приезда Андерсен принялся за «Агнету» — драматическое произведение в двух частях. Он закончил его уже в Ле-Локле, на Женевском озере, и отослал рукопись в Данию. В начале осени писатель отправился в Италию, совершенно пленившую его: «Если Франция — страна разума, а Дания и Германия — сердца, то Италия — царство фантазии. В ней все живопись...». Несколько месяцев он провел в Риме. В конце года Андерсен получил несколько тяжелых известий: о смерти матери и провале «Агнеты», которую писатель выпустил за собственные средства.

    В начале следующего года Андерсен отправился в Неаполь, впечатления от которого превзошли все, что он видел до этого: «Только теперь я знаю, что такое Италия. Поистине: увидеть Неаполь и умереть!». В марте писатель с тяжелым сердцем простился с южной Италией и отправился домой, на север. Его путешествие продолжалось с апреля 1833 года по август 1834-го и принесло огромную пользу. Андерсен значительно расширил свой кругозор, познакомился c новыми людьми и новой природой, открыл для себя живопись и вообще изобразительное искусство. Наконец, путешествие сделало его самостоятельным и более уверенным в себе.

    По возвращении писатель продолжил работу над романом «Импровизатор», начатым еще в Италии, сочинил музыкальную комедию «Маленькая Кирстен» и начал писать «Сказки, рассказанные для детей». Роман и сказки были изданы весной 1835 года и положили начало мировой славе писателя. В следующем году вышел еще один роман — «О. Т.», а еще через год — «Только скрипач». Осенью 1837-го состоялось знаменательное событие: писателя пригласили на завтрак к премьер-министру, который сказал, что с большим удовольствием прочел «Импровизатора» и что при дворе за Андерсеном внимательно следят. Результатом этой беседы стало то, что с 1838 года Андерсен начал получать государственное писательское жалованье. Зимой 1839 года он написал большую пятиактную драму «Мулат», которая имела большой успех. А осенью писатель снова отправился в путешествие.

    Он побывал в Италии, Греции, Константинополе и вернулся в Копенгаген летом 1841 года. Сороковые годы стали кульминацией его жизни, именно в это время он стал всемирно известным писателем. Во время путешествия Андерсен убедился, что его творчество известно в самых отдаленных уголках Европы. В Париже его чествовали наравне с величайшими писателями Франции. Вершиной славы стало представление ко двору в Веймаре. С тех пор все двери были для него открыты. Когда в 1845 году он снова отправился на юг, поездка через Германию превратилась в настоящее триумфальное шествие. Проявлениям почтения и внимания не было конца. В Берлине крупнейшие книгоиздатели сражались за право выпустить издание его сочинений. Когда в конце июня Андерсен прибыл в Лондон, то прием превзошел все его ожидания. Датский посланник ввел писателя в самые избранные круги лондонской аристократии. «Герцоги, епископы, ученые, виднейшие в мире люди разговаривают со мной так, словно я выдающаяся личность», — писал пораженный Андерсен. В конце концов, он так устал от приглашений и приемов, что вынужден был отказаться от приглашения посетить королеву Викторию и принца Альберта, которые находились в охотничьем замке в Шотландских горах, и в сентябре вернулся в Копенгаген.

    В эти же годы писатель пережил последнюю большую любовь в своей жизни. Предметом его чувств стала выдающаяся актриса и оперная певица Йенни Линд. Они познакомились в 1843 году в Королевском театре в Копенгагене, и Андерсен сразу же понял, что влюблен. Однако Линд держала европейскую знаменитость на расстоянии. В 1845 году, во время своего путешествия, писатель постарался оказаться в Берлине в декабре, чтобы встретиться с ней. Он рассчитывал, что они вдвоем встретят Рождество, и потому отказывался от других приглашений. Но его возлюбленная так и не появилась. Когда на следующий день Андерсен не без горечи рассказал ей, как был вынужден провести сочельник, Йенни засмеялась и сказала: «Мне это и в голову не пришло, я думала, вы веселитесь с принцами и принцессами, а кроме того, меня пригласили в гости, но мы устроим еще один сочельник, и дитя получит свою елку в новогоднюю ночь!» В 1852 году Йенни Линд вышла замуж за немецкого пианиста.

    В течение всех 40-х годов, несмотря на постоянные путешествия по стране и зарубежные поездки, Андерсен очень много писал. В 1842 году вышли путевые заметки «Базар поэта», в 1848 году один из лучших романов — «Две баронессы», в 1851-м — еще одни путевые заметки, «По Швеции». А кроме того, были написаны известнейшие сказки («Соловей», «Гадкий утенок», «Снежная королева», «Колокол», «Тень», «История одной матери») и несколько пьес. Но на фоне необыкновенного творческого подъема все учащались приступы нервного истощения, физической и психической слабости. В 1850 году Андерсен писал своему другу: «В последнее время у меня дурное настроение... я думаю, что в моей жизни не будет больше счастья... нет уже беззаботной души и надежд молодости... которые были раньше... нет цели, к которой я бы стремился всей моей жизнью, ничего, что по трезвом размышлении может быть достигнуто!.. да, только в прошлом я вижу жизнь, вот моя беда».

    Однако опасения писателя оказались напрасны. В 50-е годы была создана автобиография «Сказка моей жизни», роман «Быть или не быть», сказки, пьесы, стихотворения. Андерсен наконец обрел материальную независимость, из неуклюжего и застенчивого провинциального юноши превратился в элегантного светского человека, знающего себе цену. Он по-прежнему много путешествовал, но нигде не задерживался надолго. Произведения писателя были переведены не только на основные европейские языки, но и на многие другие, тысячи читателей любили его книги, при дворах европейских монархов он чувствовал себя как дома, и величайшие люди искусства того времени были его друзьями. В 1867 году писатель был избран почетным гражданином Оденсе. Узнав об этом, растроганный Андерсен написал:

    «Сегодня вечером я получил послание уважаемого муниципального совета и спешу выказать свою глубокую благодарность. В вашем лице, милостивые государи, мой родной город оказывает мне такое признание, такую честь, о которой я не мог даже мечтать.

    В этом году исполняется сорок восемь лет с тех пор, как я бедным мальчиком покинул родной город, и вот теперь, полного счастливых воспоминаний, меня, как любимое дитя, принимают в отчий дом. Вы поймете мои чувства; я был вознесен не из тщеславия, а милостью Бога за те тяжкие часы испытаний и многие благословенные дни, которые он мне отпустил. Примите мою самую сердечную благодарность.

    Я радуюсь возможности в назначенный день 6 декабря, если Бог даст мне здоровья, собраться вместе с моими благородными друзьями в милом родном городе.

    С благодарностью, уважающий вас

    Г. К. Андерсен».

    С годами писатель все больше страдал от одиночества. С одной стороны, он стремился к полной свободе передвижений и потому так и не приобрел собственное жилье, а с другой, тяготился тем, что не имеет своего очага. В 1860-х у него появилось двое новых друзей, Мартин Хенрик и его зять Мориц Мельхиор, которые открыли перед ним свои дома и заботились о нем в последующие годы. Хозяева восхищались Андерсеном и глубоко уважали его, принимая все его причуды: обидчивость, чувствительность, непростое сочетание самопоглощенности и любви к ближнему. Постепенно здоровье писателя ухудшалось, все чаще становились приступы слабости, но ум оставался ясным. В последние годы жизни он создал такие сильные и оригинальные сказки, как «Дриада» и «Великий морской змей», повесть «Счастливчик Пер».

    Семидесятилетний юбилей был отмечен огромным количеством поздравлений, цветов, депутаций, а семья Мельхиоров устроила в честь Андерсена торжественный обед, которому он очень порадовался, но вынес с трудом. Через несколько месяцев, 4 августа, знаменитый писатель умер. Заупокойная служба состоялась 11 августа при участии огромного числа людей. Среди них не было ни одного родственника, потому что к этому времени никого не осталось в живых. Зато в церкви рядом с гробом сидели король, кронпринц и ближайшие друзья, а кроме того, целый ряд иностранных послов, датские министры и депутации от муниципалитетов Оденсе и Копенгагена. Андерсена оплакивала вся Дания.

    Даже не написав ни одной сказки, Андерсен стал бы известным писателем, но именно они принесли ему мировую славу. Неслучайно Эрстед сразу после выхода первого выпуска сказок пророчески заметил: «Вот увидите, Импровизатор прославит Вас, а сказки сделают Ваше имя бессмертным».

    Первую сказку («Призрак») Андерсен написал на заре своей писательской карьеры, в 1828 году. В предисловии он отметил: «В детстве я больше всего любил слушать сказки, почти все они еще живы в моей памяти, а некоторые из них известны очень мало или совсем неизвестны; я пересказал одну, а если ее хорошо примут, я возьмусь и за другие и когда-нибудь создам цикл детских народных сказок». Писатель вернулся к этому жанру лишь через несколько лет, написав сказки так, «как рассказывал бы ребенку». Его близкий друг Эдвард Коллин в своей книге об Андерсене пишет о том, что Ганс часто развлекал детей, рассказывая им «истории, которые он либо сам тут же придумывал, либо брал из известных сказок; но рассказывал ли он свое или пересказывал, манера изложения была столь исключительно его собственная и живая, что она восхищала детей... Даже самую сухую фразу он мог сделать живой; он не говорил: «Дети сели в повозку и поехали», а: «Ну вот, уселись они в повозку, до свидания, папа, до свидания, мама, кнут щелк, щелк, и покатили. Эх ты, ну!» Тот, кто потом слушал, как он читает свои сказки, лишь очень слабо представлял себе своеобразный успех подобной декламации в детском кругу». Один из главных секретов успеха андерсеновских сказок состоит как раз в том, что писателю удалось передать живость устного рассказа. Его язык очень близок к разговорному, со всеми его «неправильностями».

    В мае и декабре 1835 года появились два первых сборника «Сказок, рассказанных для детей». Третий сборник вышел в апреле 1837-го. В него вошли знаменитые «Огниво», «Принцесса на горошине», «Русалочка» и др. С этого времени регулярно публиковались сборники, которые назывались просто «Сказки». Далеко не сразу они были оценены по достоинству. Автора критиковали за то, что его произведения легковесны для взрослых и недостаточно назидательны для детской аудитории. Сам Андерсен не слишком расстраивался, слыша такие отзывы, потому что считал свои сказки милыми пустяками, не имеющими особой литературной ценности. Литературный олимп он намеревался завоевать с помощью романов и пьес.

    Сначала писатель пересказывал сказки, услышанные в детстве («Огниво», «Маленький Клаус» и «Принцесса на горошине»), но вскоре уже больше сочинял, чем пересказывал. Например, «Новое платье короля» — это старый испанский анекдот, «Эльф розового куста» — переработка итальянской народной песни. Мотив «Сундука-самолета» взят из сказок «Тысячи и одной ночи», а многие другие полностью придуманы самим Андерсеном: например, «Дюймовочка», «Русалочка», «Калоши счастья», «Ромашка», «Стойкий оловянный солдатик», «Райский сад», «Аисты», «Оле-Лукойе», «Гречиха».

    В 1840-х писатель изменил свое отношение к сказкам: «...я точно решил писать сказки! Те, что я издавал раньше, были старые сказки, которые я слыхал ребенком и которые охотно рассказывал и переделывал на свой лад; однако те, что я сочинил сам, например «Русалочка», «Аисты», «Ромашка» и другие, пользуются наибольшим успехом, и это дало мне разбег! Теперь я рассказываю из головы, хватаю идею для взрослых — и рассказываю для детей, помня, что отец и мать иногда тоже слушают и им нужно дать пищу для размышлений!». С этого времени Андерсен пишет не только для детей, но и для взрослых. «Снежная королева» или «Соловей» интересны не только ребенку, но и его родителям, а такие сказки, как «Колокол», «История одной матери» или «Тень», явно предназначены для взрослой аудитории.

    В 1852 году вышло еще два сборника, но назывались они уже не «Сказки», а «Истории». Андерсену понадобилось более широкое определение, потому что, кроме сказок, сборник содержал несколько новелл и рассказов. А начиная с 1858 года, все свои сборники писатель именует «Сказки и истории».

    Сказки Андерсена построены по обычной для народной сказки схеме: герой успешно преодолевает многочисленные трудности. Но если форма народной сказки достаточно случайна, то в сказках Андерсена нет ни одного лишнего слова, действие упорядочено до предела, события следуют одно за другим. В народной сказке, как правило, очень скупо описан окружающий мир и герои. А сказки Андерсена полны деталей, которые делают героев яркими и живыми, а ситуации — знакомыми. Короли, принцессы и даже животные ведут себя, как обычные люди. Кроме того, Андерсен в полной мере владел удивительным чувством равновесия между достоверностью реальности и вымыслом, что придает его произведениям особое очарование и служит залогом успеха. Неслучайно сказки Андерсена стали единственными датскими произведениями, которые вошли в мировую литературу.

    Т. В. Надозирная

    Огниво

    Шел солдат по дороге: раз-два! раз-два! Ранец за спиной, сабля на боку; он шел домой с войны. На дороге встретилась ему старая ведьма — безобразная, противная: нижняя губа висела у нее до самой груди.

    — Здорово, служивый! — сказала она. — Какая у тебя славная сабля! А ранец-то какой большой! Вот бравый солдат! Ну, сейчас ты получишь денег, сколько твоей душе угодно.

    — Спасибо, старая ведьма! — сказал солдат.

    — Видишь вон то старое дерево? — сказала ведьма, показывая на дерево, которое стояло неподалеку. — Оно внутри пустое. Влезь наверх, там будет дупло, ты и спустись в него, в самый низ! А перед тем я обвяжу тебя веревкой вокруг пояса, ты мне крикни, и я тебя вытащу.

    — Зачем мне туда лезть? — спросил солдат.

    — За деньгами! — сказала ведьма. — Знай, что когда ты доберешься до самого низа, то увидишь большой подземный ход; в нем горит больше сотни ламп, и там совсем светло. Ты увидишь три двери; можешь отворить их, ключи торчат снаружи. Войди в первую комнату; посреди комнаты увидишь большой сундук, а на нем собаку: глаза у нее, словно чайные чашки! Но ты не бойся! Я дам тебе свой синий

    Нравится краткая версия?
    Страница 1 из 1