Найдите свой следующий любимый книге

Станьте участником сегодня и читайте бесплатно в течение 30 дней
Краткая квир-истории искусства

Краткая квир-истории искусства

Читать отрывок

Краткая квир-истории искусства

Длина:
253 pages
1 hour
Издатель:
Издано:
Nov 21, 2019
ISBN:
9785911035037
Формат:
Книге

Описание

Книга Алекса Пилчера предлагает читателям краткий путеводитель по квир-искусству всего мира. Среди ее тем — тело и идентичность, любовь и желание, исповедь и протест, выраженные средствами живописи, скульптуры, рисунка, фотографии и инсталляции. Семьдесят выдающихся произведений, созданных в период с 1900 года до наших дней, показывают, каким разным может быть квир-опыт в зависимости от времени и места и как в искусстве запечатлевается история меняющихся мировоззрений.
Издатель:
Издано:
Nov 21, 2019
ISBN:
9785911035037
Формат:
Книге

Об авторе


Связано с Краткая квир-истории искусства

Похожие Книги

Похожие статьи

Предварительный просмотр книги

Краткая квир-истории искусства - Алекс Пилчер

Краткая

квир-история

искусства

Алекс Пилчер

Ад Маргинем Пресс

ВВЕДЕНИЕ

Кадр из фильма «Крылья» (режиссер Мориц Стиллер, AB Svenska Biografteatern, Швеция, 1916)

Сцена первая — вершина холма, вечер. Двое элегантно одетых людей поднялись сюда, чтобы посмотреть на произведение искусства. Они расположились перед скульптурой, которая изображает обнаженного юношу, стоящего на коленях под огромным орлом. Это кадр из шведского фильма 1916 года. Снятый Морицем Стиллером (1883–1928) фильм «Крылья» («Vingarne») — вымышленная история художника Клода Зоре, который запечатлен в кадре в момент, когда он рисуется перед потенциальной клиенткой, стараясь представить свое новое произведение в наиболее выгодном свете.

Зачем начинать книгу о современном и новейшем искусстве с кадра из практически забытого немого фильма? Как бы неожиданно это ни звучало, ранняя картина Морица Стиллера затрагивает ключевую тему книги: плодотворные взаимоотношения между искусством и современным ему квир-опытом. «Крылья» — самый первый известный фильм об однополых отношениях. Предмет романтических чувств Зоре — его прелестный протеже Эжен Микаэль — был моделью для той самой статуи на холме. Ослепленный любовью, Зоре подарил эту единственную в своем роде бронзовую скульптуру Микаэлю, и печальный конец мастера непосредственно связан с судьбой этого произведения.

Историю Зоре режиссер почерпнул из написанного датским автором Германом Бангом (1857–1912) романа «Микаэль», в котором Клод был живописцем. Тот факт, что сама идея взята из литературного квир-источника, лежит в основе необычной структуры фильма. «Крылья» начинаются как фильм о съемках фильма, который также называется «Крылья». В прологе рассказывается о том, что скульптура, показанная в картине, на самом деле является произведением современного шведского скульптора Карла Миллеса (1875–1955, также см. с. 42–43). Во вступительной части фильма Стиллер, играющий сам себя, провозглашает, что скульптура Миллеса послужит отправной точкой его будущей киноленты. Именно название скульптуры, а не романа Банга, режиссер предпочел сделать именем своей работы. Так что же в «Крыльях» вдохновило этот первый дерзновенный шаг на пути развития квир-кинематографа?

Начиная с 1908 года Карл Миллес создал несколько версий «Крыльев» — от статуэток до монументальных скульптур. В 1911 году одна из них — бронзовая скульптура в натуральную величину — была куплена шведским правительством и теперь занимает видное место на стокгольмской набережной перед Национальным музеем. Фильм Стиллера обращается к хорошо знакомому местной аудитории произведению современного искусства [1].

Скульптуру можно назвать современной, но ее источником послужил античный миф о любви верховного греческого бога Зевса к смертному по имени Ганимед. Никто из видевших Ганимеда не оставался равнодушным к красоте этого юноши. Зевс не был исключением, и, чтобы добиться объекта своей страсти, божественный мастер перевоплощения сделался орлом. Ганимед был похищен со склона во Фригии (современная Турция) и перенесен на гору Олимп, где стал жить среди богов. Трудно представить более возвышенный пример эротического желания, возникшего между мужчинами. Афинский философ Платон даже предположил, что жители Крита выдумали эту историю, чтобы обеспечить божественное оправдание своим сексуальным предпочтениям. Имя объекта страсти Зевса стало нарицательным для обозначения мужчин, вступающих в сексуальную связь с мужчинами. Со времен Древнего Рима до индустриальной эпохи именем Ганимед и его латинской производной «catamite» часто называли более молодого и симпатичного из двух партнеров-мужчин.

Существовали и другие мифы об однополой любви и желании, но история Ганимеда дольше других сохранила актуальность в европейском искусстве. Этот покоритель сердец появляется и на греческих расписных гончарных изделиях в V веке до н. э., и на покрытых фресками стенах домов Древнего Рима. Интересно, что Ганимед присутствует даже на средневековых миниатюрах из христианских манускриптов. Но по-настоящему этот образ набирает популярность в Италии начала XVI века. Микеланджело (1475–1564) изобразил лишившегося чувств обнаженного Ганимеда в когтях нависающего над ним орла (с. 10) и, как и Клод Зоре в «Крыльях», представил созданный им образ прекрасному молодому человеку, который вдохновил его на эту работу. Этот рисунок, многократно воспроизводившийся в рисунках и гравюрах, стал классическим, так что в последующие триста лет томный Ганимед стал весьма тиражируемым образом в западном искусстве.

Обнаженная фигура в скульптуре Миллеса восходит непосредственно к Микеланджело и его парящему в воздухе юноше. Этот новый Ганимед обеими руками обхватывает огромную птицу, желая быть украденным своим крылатым любовником. Здесь квир-устремление не бросается в глаза и может быть понято как поверхностная отсылка к классическому сюжету. Со времен рассвета христианства до конца XIX века влечение между представителями одного пола редко изображалось в искусстве иначе, чем через схожие зашифрованные отсылки к древним мифам или библейским повествованиям. Аспекты человеческого опыта, которые в современных обществах заклеймили как греховные, преступные или патологические, можно было смело романтизировать только в далеком прошлом. Но положение должно было измениться.

«Крылья» находятся на перепутье квир-культуры. В то время традиция затемнения гомоэротических образов, которая предшествовала созданию скульптуры Карла Миллеса, уже приходила в упадок. Сюжет фильма Стиллера показывает, чтó придет на ее место. В искусстве последнего столетия квир-сексуальность и гендеры преодолели классическое сопротивление. Везде — в искусстве, активизме и поп-культуре — современные квир-жизни обрели беззастенчивую зримость. Эти изменения происходили в городских обществах по всему миру со значительными региональными вариациями. Возможно, это звучит неоправданно оптимистично в ситуации, когда в стольких обществах по-прежнему жестоко наказывают тех, кто нарушает местные нормы гендерного, любовного или сексуального толка. Даже в странах с законами, созданными для того, чтобы обеспечить равноправие для всех, в полной мере свободой пользуются только самые привилегированные. Однако социальные изменения последнего столетия вполне реальны, и мы должны помнить, что они не были ни неизбежными, ни легкодостижимыми. Большинство художников, о которых пойдет речь в этой книге, шли на значительный риск в жизни и искусстве. Подготовка этой книги отчасти стала для меня способом отдать дань уважения их отваге.

Неизвестный художник, по оригиналу Микеланджело Буонарроти

Ганимед. XVI век

Бумага, итальянский карандаш

36,1 × 27 см

Художественный музей Гарварда / Музей Фогга, Кембридж, Массачусетс

Почему «квир-история» искусства?

Сам термин «квир» породил ошеломляющее количество споров и пересмотров, утверждений и контрутверждений, так что правильнее будет объяснить, почему в этой книге я решил использовать именно его. Прежде это слово произносили с ненавистью — многие из нас помнят, как подвергались такому оскорблению, — но с середины 1980-х годов стало проявляться отчетливое стремление к реабилитации термина «квир». Так, он вошел в названия ночных клубов и инициативных групп, телешоу и общественных проектов. Он послужил отправной точкой для создания академической дисциплины «квир-исследований», основанной на весьма массивном фундаменте «квир-теории». Это слово соседствовало практически со всеми существующими темами. Искусствоведение — лишь одно из ряда бесчисленных исследовательских полей, на которых проклюнулись «квир»-ростки.

Мне не хватит места, чтобы привести здесь все определения, которые были даны слову «квир» за последние годы, однако три дефиниции используются повсеместно. Во-первых, квир нередко употребляется как собирательный термин: понятие, которое включает всех, кого можно назвать лесбиянками, геями, бисексуалами, асексуалами, трансгендерами, транссексуалами или гермафродитами. Это — более удобная альтернатива сокращениям вроде ЛГБТКИАП (лесбиянки, геи, бисексуалы, трансгендеры, квиры, интерсексуалы, асексуалы, пансексуалы. — Пер.). Во-вторых, многие представители западных сообществ ратовали за квир как самостоятельную идентичность. Самоидентификация как «квир» может представляться вызывающей позицией в условиях появления новых форм гей- и транс-стандартов, которые, как кажется, оставляют за бортом более маргинальные группы. Повсеместное признание представителей ЛГБТ-сообщества распространяется постепенно и неохотно. Обычно его сопровождают различные условия, например применяемые к внешности, стилю и поведению негласные стандарты, с помощью которых представителей ЛГБТ делят на «плохих» и «хороших». Движения квир-активистов обычно отрицают эти иерархические различия, так же как и коммерциализированную точку зрения на жизнь ЛГБТ-сообщества. Как правило, квир-сообщества приветствуют разнообразие вариантов сексуальной жизни, отношений, типов тела, гендерных идентичностей и стилей самовыражения.

Третье значение слова квир, которое я хочу выделить, восходит к более раннему употреблению термина для описания чего-то необычного или странного. Как и эти два прилагательных, слово «квир» не обладает самодовлеющим значением. Это не определенная категория, а отклонение от того, что представляется нормой. Отсюда — расплывчатость и потенциальная нестабильность. Мы привыкли к тому, что модели лесбийских и гей-идентичностей сосуществуют со стандартной гетеросексуальностью, образуя благостный мультикультурализм желаний.

Вы достигли конца предварительного просмотра. Зарегистрируйтесь, чтобы узнать больше!
Страница 1 из 1

Обзоры

Что люди думают о Краткая квир-истории искусства

0
0 оценки / 0 Обзоры
Ваше мнение?
Рейтинг: 0 из 5 звезд

Отзывы читателей