Наслаждайтесь миллионами электронных книг, аудиокниг, журналов и других видов контента в бесплатной пробной версии

Только $11.99 в месяц после пробной версии. Можно отменить в любое время.

Золотая Ниточка: Очень еврейские рассказы, грустные и веселые
Золотая Ниточка: Очень еврейские рассказы, грустные и веселые
Золотая Ниточка: Очень еврейские рассказы, грустные и веселые
Электронная книга258 страниц2 часа

Золотая Ниточка: Очень еврейские рассказы, грустные и веселые

Рейтинг: 0 из 5 звезд

()

Об этой электронной книге

"Золотая ниточка", сборник рассказов серьезных и веселых, о жизни евреев в СССР и Израиле.


Откуда оно, название этой книги? Из жизни, откуда ж еще?


…Что ни говори, а из всех попыток построить Вавилонскую башню Ташкент ХХ века был самой удачной. Около сотни наций и народностей прекрасно помещались под бархатным его небом, жили, не особо интересуясь, кто есть кто: сами понимаете – край ссыльных, у каждого третьего имеется своя секретная история.


…Как-то раз, классе в восьмом, пришла к моей бабушке подруга, Симеона Максимовна. А мы песню поём – я и мои друзья: Ринат, Стефка и Арсен, под пианино (зря меня, что ли, семь лет в музыкалке мучили?). Поглядела на нас эта дамочка и на идише у бабушки возмущённо спрашивает:


‎– ‎А чего ваша внучка с этими шейгецами водится? Что, уже еврейские мальчики перевелись?


Бабушка ответила по-русски и громко:


‎– ‎Дружить – со всеми, замуж – за своего!


«Женихи» мои покраснели, попрощались. Через час ушла и гостья.


‎– ‎Бабушка, почему ты хочешь, чтобы я обязательно за еврея замуж вышла?


‎– ‎Как тебе сказать, дитя моё? Представь себе: уже четыре тысячи лет тянется с неба золотая ниточка еврейства, от праотца Авраама до наших дней. И мне очень не хочется, чтобы она оборвалась именно на тебе.


…И мы с сестрой вышли замуж за евреев, и дочки наши построили хорошие еврейские семьи, и уже шестеро маленьких иудеев подрастают у них. В добрый час, будут и ещё. Тянись, тянись дальше, золотая ниточка!

ЯзыкРусский
Дата выпуска1 июн. 2020 г.
ISBN9789657181300
Золотая Ниточка: Очень еврейские рассказы, грустные и веселые
Читать отрывок

Читать другие книги автора: Елена Косоновская

Связано с Золотая Ниточка

Похожие Книги

Отзывы о Золотая Ниточка

Рейтинг: 0 из 5 звезд
0 оценок

0 оценок0 отзывов

Ваше мнение?

Нажмите, чтобы оценить

    Предварительный просмотр книги

    Золотая Ниточка - Елена Косоновская

    ЗОЛОТАЯ НИТОЧКА

    Очень еврейские рассказы, грустные и веселые

    Елена Косоновская

    Содержание

    Посвящение

    Вступление

    Автор

    ВЗЯВШИСЬ ЗА РУКИ

    И ЖИЗНЬ, И ЛЮБОВЬ, И ВОЙНА

    РОМЕО И ПОЛЕНЬКА

    ВЗЯВШИСЬ ЗА РУКИ

    ВСЕХ МАЛЬЧИКОВ НАЗВАЛИ ОДИНАКОВО

    ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ СВИДЕТЕЛЬСТВО

    БАБУШКИНЫ РАССКАЗЫ

    БЕЛАЯ ТУФЕЛЬКА НА ЛЕВУЮ НОГУ

    У БАБУШКИ ТОЖЕ БЫЛА БАБУШКА

    ВОЛЯ НАРОДОВ?

    КУЛАЧЕСТВО КАК КЛАСС

    СОВЕТСКИЙ БРЕД

    ТА ЕЩЕ ЛАВОЧКА

    Я РОДИЛАСЬ – СПАСИБО СТАЛИНУ!

    ЛИРЫЧЕСКИЕ ПЕСНИ ДЛЯ НАШИХ БАБУШЕК

    ГУЦУЛОЧКА

    ПОКА ДАЮТ КОНЯ...

    ЛАСТОЧКИ К ДОЖДЮ, ЛЮСТРЫ К СВАДЬБЕ

    ДОРОГИЕ МОИ ПЕДАГОГИ

    ГОРОВЕЦ – ОХО-ХО!

    ГЛАВНОЕ – ОТРАПОРТОВАТЬ

    БЛИЗНЕЦЫ КАК МЕТОД ЛЕЧЕНИЯ АЛКОГОЛИЗМА

    НА ПОЛЕ ХЛОПОК, А В МОСКВЕ ДЯДЬКА

    ДЕТОЧКИ-АНТИСОВЕТОЧКИ

    МЫ НЕ ЗАШЛИ В ТУПИК!

    С ЛАВОЧКИ НА ЛАВОЧКУ

    БАРУХ НЕРУШИМЫЙ

    КАКИЕ-ТАКИЕ ДИНОЗАВРЫ, или ЕСЛИ СМОТРЕТЬ

    КОТ УЧЕНЫЙ ИЛИ КИТ МОЧЕНЫЙ?

    ОХ УЖ ЭТИ БЛОНДИНЫ!

    Я – УЧИТЕЛЬНИЦА

    ОСТОРОЖНО, МЕССИЯ!

    ДАВИД ДОИГРАЛСЯ!

    В ГРЕЦИИ ВСЕ ЕСТЬ

    ДВОЕ В КОМНАТЕ: Я И ЛЕВИН

    МОЙ ВКЛАД В МИРОВУЮ ЛИТЕРАТУРУ

    ВСЕ – КОЗЛЫ!

    УСЛЫШАТЬ, ЗАПОМНИТЬ, ЗАПИСАТЬ

    Послесловие

    Автор выражает благодарность

    Ссылки

    Золотая ниточка. Рассказы.

    Косоновская Елена


    Перепечатка любой главы или отрывка текста из этой книги разрешается только с письменного согласия автора.

    Очень просим не нарушать, надоело судиться.


    Автор обозначил жанр книги как «очень еврейские рассказы». Это не значит, что во всех рассказах говорится только о евреях. Просто человек смотрит на мир добрыми еврейскими глазами, протирая очки, когда очень грустно, и поправляя их, когда весело.


    © Елена Косоновская, 2018

    ISBN: 9789657181300

    Редактор – Елена Борисова (Ташкент)

    Обложка – Белла Гродинская

    Иллюстрации в тексте – Вениамин Клецель


    Издательство ЛИРА, Иерусалим,

    тел./факс 02-6412690

    Посвящение

    Моей бабушке, Полине Шапиро, ז"ל


    Моим родителям, Израилю и Иде Токарским, ז"ל


    Любимой тёте, Аде Левицкой, ז"ל


    Сестре, Белле Токарской, עד מאה ועשרים


    Эти люди научили меня видеть и запоминать,

    сострадать и смеяться!

    Вступление

    Откуда оно, название этой книги? Из жизни, откуда ж еще?


    …Что ни говори, а из всех попыток построить Вавилонскую башню Ташкент ХХ века был самой удачной. Около сотни наций и народностей прекрасно помещались под бархатным его небом, жили, не особо интересуясь, кто есть кто: сами понимаете – край ссыльных, у каждого третьего имеется своя секретная история.

    …Как-то раз, классе в восьмом, пришла к моей бабушке подруга, Симеона Максимовна. А мы песню поём – я и мои друзья: Ринат, Стефка и Арсен, под пианино (зря меня, что ли, семь лет в музыкалке мучили?). Поглядела на нас эта дамочка и на идише у бабушки возмущённо спрашивает:

    ‎– ‎А чего ваша внучка с этими шейгецами водится? Что, уже еврейские мальчики перевелись?

    Бабушка ответила по-русски и громко:

    ‎– ‎Дружить – со всеми, замуж – за своего!

    «Женихи» мои покраснели, попрощались. Через час ушла и гостья.

    ‎– ‎Бабушка, почему ты хочешь, чтобы я обязательно за еврея замуж вышла?

    ‎– ‎Как тебе сказать, дитя моё? Представь себе: уже четыре тысячи лет тянется с неба золотая ниточка еврейства, от праотца Авраама до наших дней. И мне очень не хочется, чтобы она оборвалась именно на тебе.

    …И мы с сестрой вышли замуж за евреев, и дочки наши построили хорошие еврейские семьи, и уже шестеро маленьких иудеев подрастают у них. В добрый час, будут и ещё. Тянись, тянись дальше, золотая ниточка!

    Автор

    ВЗЯВШИСЬ ЗА РУКИ

    И ЖИЗНЬ, И ЛЮБОВЬ, И ВОЙНА

    РОМЕО И ПОЛЕНЬКА

    Ему, сероглазому русому пацану, было четыре годика, когда у соседки родилась малышка – щекастая красоточка с чёрными кудрями и глазами, похожими на черешни, даже зрачка не видать. Ромка обожал катать серебристого цвета колясочку с малыхой по тенистому казанскому дворику, а когда та подросла – и переодевать её, и кормить кашей. «Жени-их, – почти одобрительно говорили бабушки на лавках, – вон как невесту свою-то обихаживает!»

    Учился Ромео – так уж назвала его сентиментальная мама – на отлично. Особенно легко давались языки: и татарский, и русский, и немецкий, а уж идиш и подавно – как-то незаметно перенял. После школы успевал и с карточками сбегать в магазин, того-сего купить, и уроки быстро сделать. А потом мчался к своей Поленьке, хохотушке, маленькой принцессе. Играл с ней, учил буквам и цифрам (благодаря ему девочка начала считать и читать рано, научилась писать и пошла в школу в шесть с половиной лет).

    Став школьницей, Полька сделалась придирчивой: руки помой, ботинки почисти, следи за собой. А уж прифрантившегося Рому могла и поцеловать. Или просто привалиться сзади, обняв за шею. Странноватая это была дружба, но к ней все привыкли. Естественно, ни один хулиган не смел дёрнуть девочку за кудрявую прядку, подставить ей подножку – Ромка мстил быстро и зло, силой его Господь не обидел. А когда Новаэра Салафонова стала строить мальчику глазки, третьеклассница Поленька посадила к ней в портфель ежонка и облила все тетради чернилами. Больше желающих вмешиваться в их отношения не находилось.

    Время отсчитывало что-то по листкам календарей. И в 1940 году Ромка поступил в лётное училище в Бугуруслане. Иногда ему удавалось оттуда на денёк выбраться, иногда, выезжая на закупки артельной продукции, отец забирал Полю с собой. Счастье, целые сутки счастья! Небо покрывалось переводными картинками, трава зеленела особенно старательно, птицы собирали лучшие силы, чтобы петь над головами друзей… Или уже не просто друзей?

    Жить друг без друга они не могли и не хотели. Никаких слов нужно не было. Просто – вот будет выпуск из училища, прилетит жених на самолёте, и будет весёлая свадьба, ведь и Поля уже окончила школу, работает в детском саду, на курсах учится. Воспитательнице в любом гарнизоне место найдётся, дети везде родятся.

    Четырнадцатого июня, пусть без самолёта, но с направлением на службу в Луцк, примчался в Казань Ромка, весь в блестящих значках, галифе, лётной пилотке. А в воскресенье, пятнадцатого числа, весь двор гулял на их свадьбе: мазлтов, Ромео и Поленька стали мужем и женой. И, хотя хупу ставить не полагалось по советским правилам, религиозные дедушки и бабушки их молились и радовались, что дети создали правильную еврейскую семью!

    Неделя в пансионате на Волге, первые свежие огурчики, веночки из цветов, дивные неразлучные ночи – всё это было для них, только для них. А в воскресенье Рома пошёл купить копчёной рыбки – и увидел осунувшихся мужиков, плачущих женщин, мелко крестящихся старушек. Война-война-война ‎– ‎со всех сторон летело в уши. Как? Этого не может быть! Ведь у нас всё так хорошо. Но рядом уже стояла Поленька, крепко вцепившись в его плечо, и в глазах её, роскошных черешневых глазах, копились слёзы…

    Военкомат быстро отправил военспеца к месту службы – а ей посоветовал пока остаться дома, муж должен обустроиться. Да какое уж тут обустройство, когда всё катится таким жутким комом?

    Через пять недель первая тошнота дала знать, что новая жизнь уже в пути, ещё через две недели старенький врач Исаак Моисеевич подтвердил, что – да, действительно будет дитя. Многие подруги, не успевшие сыграть свадьбы, приходили поплакать и позавидовать: всё-таки малыш будет, Ромкин сын.

    Когда будущий человечек впервые изнутри подергал её за невидимую ниточку, кажется, она ощутила, что можно жить и думать, а не просто двигаться как автомат, делать то, что делают все, день за днём. Пришло письмо, за ним второе. В ответ Поленька пожелала ему беречь себя и добавила: «Мы с малышом тебя очень ждём».

    Третье письмо не пришло. Вместо него – казённая бумага, что младший военрук Ромео Мовшевич Айзен не был найден на поле боя после бомбёжки ни в числе живых, ни в числе погибших – и потому считается пропавшим без вести.

    Вы понимаете, что это такое – «пропал без вести»? Не только боль и вой по ночам, не только желание спрятаться в мышиную норку, чтобы там страдать. Это ещё и прекращение поступления отписанного на нее супругом денежного аттестата, то есть голод во всей красе, ведь даже на рабочую карточку на швейной фабрике много не получишь.

    Через силу, одна или с мамой, ходила по полям и ближним рощам в выходные, собирала чахлые грибы, засохшие ягоды, фрукты, ещё сохранившиеся на ветках, травки для лечения и чаёв – малыша надо будет кормить! Подруга принесла десять таблеток витаминов – бери, что уж там, малому надо! Соседская бабушка занесла кусочек сала: еврейка – не еврейка, а дитю еда нужна, вари суп. Родители подкидывали творожок, мама ухитрялась добывать бумазейку на пелёнки, марлю в госпитале выменивала на вязаные носки, папа, сопя, снял с чердака старую Поленькину колыбельку, ошкурил, заново покрасил…

    До родов оставалось меньше месяца, зима уже почти не лютовала. И вдруг в начале улицы заметили военного! Мужчину в полушубке, с какими-то ромбиками… Как бежала, как она бежала ему навстречу, даже когда уже ясно было, что это не Ромка, что этому – лет на двадцать больше.

    А приехал к ним «мамеш дер Мошиэх а-рус» ¹, как, разобравшись в ситуации, сказала мама Поленьки: настоящий спаситель, боевой командир её мужа, проездом из госпиталя. Привёз найденную в воронке книгу на идише – стихи Довида Гофштейна. Вечером с семьёй помянул парня, а утром пошёл в военкомат – и дал показания, засвидетельствованные военкомом, о том, что такой-то находился в окопе, куда прямым попаданием ударил снаряд, и он, член КПСС Петраков Василий Авдеевич, свидетельствует: все в окопе, в том числе и Ромео Айзен, погибли. Так что к моменту первых схваток Полина уже имела право на пенсию за погибшего кормильца, это должно было помочь и ей, и новорождённому.

    Почти четырнадцать часов, закусив губу, страдала она – звука не издав, мысленно одёргивая сама себя: «Ты жива, и не ной. Надо дышать по-собачьи – будешь! Надо ходить – ходи, надо тужиться – тужься, вот так, вот та-а-а-а-ак!» И услышав победное: «Дочка у вас, мамаша, красавица, блондиночка!» – никак не могла понять: она-то рожала мальчика, Роминого сына, а тут – какая-то девочка… Но когда ей показали сероглазую малышку со светлым хохолком, так похожую на отца, Поленька сразу полюбила эту кроху, продолжение жизней, её и любимого человека.

    Десять дней в роддоме, сытная еда, даже со сливочным маслом, уроки пеленания, потом – домашние хлопоты: девочка не спит, девочка не ест, у нее болит животик… Через три недели отец впервые деликатно спросил: «Детонька, а ты подумала об имени? Как ты назовешь малышку? Пора уже ей как-то зваться…» – «Она будет Роза, в память о Роме. Другого имени не хочу».

    Маленькая Розочка росла хохотушкой, её светлые кудряшки никак не удавалось аккуратно причесать, оттого вечно и «квартиранты» в волосы забирались. Пара вечеров без света – вот и керосин сэкономлен, «лекарство» от вшей и гнид, которых потом выбирали вручную. А там уже и бантик стали повязывать, а потом закончилась война…

    И снова на улице появился знакомый военный, Василий Авдеевич. Привёз отрез шёлка, полный рюкзак еды, папирос четыре пачки и невкусный немецкий шоколад. Двое суток прогостил, а на третьи, утром, за воскресным завтраком, хмуровато сказал:

    – Ефрем Израилевич и вы, Лия Абрамовна! Войны уже нет. Надо жить дальше. Я – вдовец, ещё в сорок первом жену и пацанов моих расстреляли, потому как я партийный и фронтовик. Полина Ефремовна – красавица дама, одна дитя подымает, да и Розочке папа нужен. Короче, отдавайте дочку свою за меня замуж, если она не против!

    Честный и разумный подход сработал лучше ухаживаний. Через десять дней расписали Василия с Поленькой в загсе. Гуляния особого, конечно, не устраивали, своей семьёй посидели, но в платье из привезённого женихом шелка, с укладкой и маминым жемчугом на шее, невеста выглядела царицей. Посидели за столом, чокнулись водкой… А через три дня проводили их к новому месту службы супруга, в Кемеровскую область. Василий бережно держал на руках Розочку, Полина прислонилась к его шинели. Уехали молодые!

    Работа у нового мужа оказалась не из приглядных: начальник лагеря для изменников родины. Но кто-то должен же и об ЭТИХ заботиться! Своё дело майор Петраков исполнял по-хозяйски: что положено, зэкам выдавал, воров поразогнал, хвою в большом чугуне запаривать велел, чтоб цинги у «контингента» не было… А Поля – просто жила. Обслуги там было немного, детского сада не было, работы – тоже не было. Пока Розочка была при маме, а потом – придётся, видимо, её в школу-интернат отдавать. Радость мамину, тайную память, тихую слезинку, пока Вася не видит, не слышит. Всё она правильно сделала, сколько ж можно было на родительской шее сидеть? Ей миллионы женщин завидуют, это понимать надо, а что «ой-вэй, готэню!» иногда вырвется из груди – не в счёт.

    Всех-то и дел было раз-другой в день мужу-язвеннику диетическую еду сготовить да отнести. Когда приходилось появляться на территории лагеря, одеваться старалась попроще: платок, серое пальтишко – перед кем там мехами да кольцами сверкать? И вот однажды, неся мужу горячий ужин, Поленька вдруг почувствовала головокружение: она увидела белое привидение, с топором, застывшее где-то неподалёку. Возвращаясь обратно, снова посмотрела в ту сторону. Нет, этого быть не может и не должно! Просто похож… Медленными

    Нравится краткая версия?
    Страница 1 из 1