Наслаждайтесь этим изданием прямо сейчас, а также миллионами других - с бесплатной пробной версией

Бесплатно в течение 30 дней, затем $9.99 в месяц. Можно отменить в любое время.

Браслет бога: Найти Иштар

Браслет бога: Найти Иштар

Автор Noel Wellington

Читать отрывок

Браслет бога: Найти Иштар

Автор Noel Wellington

Длина:
1,165 страниц
13 часов
Издатель:
Издано:
Sep 3, 2020
ISBN:
9781005493653
Формат:
Книга

Описание

Простой офицер космичсеской разведки обнаруживает, что принятая всеми реальность не такая, какой кажется, что загадочные события лишь ждут условного толчка, чтобы перевернуть его жизнь вверх дном и отправить его в изгнание через наш мир и множество других миров, на поиски потерянных любви, дружбы, и власти над собственной жизнью, вопреки вмешательству древних демонов, воюющих с богами.

Трилогия "Браслет бога" состоит из романов "Найти Иштар", "Двойная опасность" и "Немой глаз". Она началась как роман "Браслет бога", но быстро переросла разумный размер для одной книги. Жанр этих романов является сплавом научной фантастики и фэнтези.

Главный герой, Джеральд Бёрнс - это офицер, участвующий в миротворческой миссии в к соседней звезде. Он прикасается к артефакту пришельцев и разверзается ад. Его жизнь переворачивается вверх дном, и загадочные события начинают происходить в разных уголках нашей вселенной и за её пределами. По ходу повествования, главный герой начинает меняться. Чем более он меняется, тем больше он встречает незнакомых существ, и тем более они меняют его. Единственное, чему не суждено измениться - это его доброта. Изначальное событие ввергает героя в долгие годы одиночества, и он ищет любовь и дружбу, которые ему в конце концов суждено найти, после многих испытаний. Он мог бы почивать на лаврах, но теперь, когда у него есть спутница, они продолжают следовать мечте, открывая ещё больше загадок и подвергая свои чувства проверке.

Издатель:
Издано:
Sep 3, 2020
ISBN:
9781005493653
Формат:
Книга

Об авторе

Hello, dear reader! Whether you love fantasy or science fiction, I have something for you to read. These two genres fascinated me since I started reading, and in a few moments, you will understand, why I started writing my own.Born in the Soviet Union, during the Cold War, and now living in Canada, I have been producing volumes of high-quality technical documentation throughout my 25-year long software developer career by wearing two hats: developer's and technical writer's. Writing technical stuff seemed mighty boring, and I started writing fiction on the side. Now, I have completely switched over to fiction.For the past four years, I have been working on The God's Bracelet trilogy, as well as on a number of short stories based on it, and on a related novella. The events in the trilogy occur in our universe and a number of parallel worlds.Recently, I have started working on a steampunk, post-apocalipse novel, Evil 100%, events in which occur in a fictional country and world. The deployment of weapons of mass destruction had plunged the survivors to iron age, from which they struggle to recover.


Связано с Браслет бога

Похожие Книги

Предварительный просмотр книги

Браслет бога - Noel Wellington

Посвящение

Посвящаю эту книгу моей жене, которая сделала написание её возможным, заботясь обо мне; моему старшему сыну, который потратил долгие часы редактируя и внося замечания; а также моему младшему сыну, который предпринял титанические усилия для создания иллюстраций и оформления интернет-страниц.

Также посвящаю её всеведущим энтузиастам среды LaTeX, терпеливо отвечавшим на вопросы по вёрстке, среди которых: Энрико Грегорио, Гонзало Медина, Стивен Сеглитес, Ульрике Фишер, Мартин Шерер и многие другие.

Ноэль

Предисловие к русскому переводу

ИЗНАЧАЛЬНО книга была написана на английском языке в американском стиле правописания. Это неизбежно наложило некоторый отпечаток на русский перевод. Одним из трудных решений был выбор имени главного персонажа. Его имя и фамилия должны были нести определённый смысл, который раскрывается внимательному читателю постепенно и полностью становится ясен только к концу второй книги. Автор рассмотрел некоторые варианты близкого по смыслу перевода, но, по зрелому размышлении, было принято решение не переводить ни имя, ни фамилию, поскольку любой подходящий по смыслу вариант звучал бы в русском языке несколько нелепо и притянуто. Эдуард? Горелов? Огнев? Пламенев? Брр. Ну уж нет! Некоторая степень, если не владения английским языком, то хотя бы желания и возможности воспользоваться словарём, окажется полезна для полного понимания значения его имени и фамилии.

Читатели, владеющие английским языком, не замедлят отметить английский стиль звучания некоторых имён собственных. Это не случайное совпадение и не упущение при переводе. Все имена собственные в книге звучат в русском переводе именно так, как замыслил автор, и не являются англицизмами, которые следовало бы переделать на более русский манер. Достаточно обратить внимание на звучание остальных имён собственных, и это станет предельно ясно. В английском издании эти имена будут звучать несколько иначе, и так было задумано. Одной из замечательных особенностей русского языка является то, что на нём как пишется, так и слышится, поэтому в русском издании отсутствует раздел, объясняющий как произносить придуманные автором имена собственные.

Поэзия является исключением из вышеупомянутой последовательности написания изданий. Стихи и песни, встречающиеся в книге, были изначально написаны по-русски. По этой причине в английском издании отсутствуют некоторые стихи, которые есть в русском переводе. Также внимательный читатель английского издания заметит, что многие стихотворения переведены очень близко к русскому оригиналу, тогда как остальные лишь близки по смыслу. И опять таки, нет правил без исключений: детская считалочка была сначала написана по-английски, а затем не переведена, а полностью переписана на русском.

Одной из особенностей русского перевода также является сознательный выбор почётных титулов. Автор старался следовать титулам, общепринятым на языке издания. Там, где в английском издании для местных правителей применяются титулы король, королева, принцесса, герцог и маркиз, в русском издании будут использованы царь, царица, царевна, князь и княжич. В то же время для правителей далёких земель будут использованы титулы, традиционно считающиеся в русском языке иностранными.

У читателя может сложиться впечатление, что автор старательно избегает англицизмов, несмотря на то, что некоторыми авторами и читателями они считаются нормой в жанре научной фантастики, а тем более в фэнтези, сплавом которых является и элементы которых содержит эта книга. Да, это несомненно так! Хорошо там, где нас нет. Возможно, читателю на просторах русскоязычных государств может понравится произведение, содержащее англицизмы, но несметные богатства русского языка позволяют выражать мысли более ясно и цветисто. В то же время, англицизмы действительно необходимы лишь для описания некоторых заимствованных предметов и явлений. К счастью, таких в книге немного, и удалось не перегружать её заимствованными словами и выражениями. В этом деле могли бы помочь и некоторые неологизмы, появившиеся в общеупотребительном русском языке за последние двадцать лет или около того, но, к сожалению или к счастью, автор не имел возможности познакомиться с ними.

Столкновение

ДЖЕРАЛЬД летел. Он не понимал, как, но ничего не мог с этим поделать. Он посмотрел на свои руки, но увидел лишь перчатки из золотой брони и такие же рукава с полосами из зелёного стекла. Его военная форма теперь была покрыта костюмом из золотой брони. Он попытался взглянуть назад, туда, откуда он взлетел, но внизу был лишь кромешный ад из разлетающейся лавы, камня и пыли. Мысли смешались в голове Джеральда. Что только что произошло? Неужели все проморгали астероид, который упал недалеко от места, где он и его взвод разместились для исследования гигантского кольца? Но если это был астероид, то чем был золотой костюм и почему Джеральд летел в нём прочь от того места? Нет! Когда Джеральд коснулся кольца, оно схватило его за руку и сократилось. Вот каков был ответ! Это сделало кольцо, но как?

Внизу с умопомрачительной скоростью проносилась земля. Джеральд увидел, что летит к океану. Огромная масса лавы, воды и камня, выброшенная в атмосферу и над ней при сокращении гигантского кольца, развернулась и начала падать вниз, на планету. Скалы размером с дом падали вокруг него и рушились в океан, выбрасывая огромные фонтаны воды. Броня внезапно расширилась вокруг его тела и образовала капсулу. Теперь он стоял на её полу, как в кабине космического корабля. Через лобовое стекло он увидел, что одна из падающих скал ударилась об капсулу, и он попрощался с жизнью. Когда мгновение спустя он открыл глаза, не почувствовав столкновения, то увидел облако разлетающихся в стороны камней, на которые разбилась скала при столкновении с капсулой. Джеральд протёр свои глаза. Он не спал. Всё, что произошло за последние секунды, казалось реальным. Он просто не мог в такое поверить. Он припомнил события последних лет, чтобы обрести чувство реальности.

***

Когда нам пришлось покинуть Землю, ставшую непригодной для обитания из-за войн, истощения природных ресурсов, перенаселения и загрязнения окружающей среды, мы отправили исследовательские корабли к небольшому числу ближайших звёздных систем, которые могли содержать обитаемые планеты. Всем этим миссиям, кроме одной, не удалось найти подходящую планету. Сотни лет назад люди Земли прошли через космос, чтобы основать новую колонию на небольшой, но плотной планете. Поиск продолжался, и сейчас уже две колонии основаны во вселенной. Ожидается, что их число увеличится. Мы стремимся к ещё одной звёздной системе, обещающей содержать планеты, пригодные для проживания, с достаточным количеством солнечного света, тепла, воздуха и воды. Несколько сот мужчин и женщин из сил планетарной разведки спят в крио-сне на борту исследовательского корабля, держащего курс к звезде в паре световых лет от их колонии.

Этот корабль сейчас приближается к звёздной системе и использует маршевые двигатели для торможения и выравнивания с орбитой планеты назначения. Меньше, чем через три года, он должен занять орбиту и выяснить, пригодна ли планета для жизни. Несколько дежурных офицеров пробудились от крио-сна, чтобы обслужить органы управления и обезопасить проход через звёздную систему от астероидов и прочего космического мусора, а также выявить возможные признаки разумной жизни. Именно тогда они обнаружили радиосигнал. Сначала только всплеск, но постоянной амплитуды и частоты, за которым последовала тишина. Потом через шесть часов он повторился – та же самая частота, амплитуда и продолжительность. Спустя ещё шесть часов он повторился опять. Офицеры ожидали его повторения ещё через шесть часов, но он вернулся уже через час.

– Нас отслеживают, – сообщил дежурный офицер, – вне всякого сомнения. Они, должно быть, сканировали весь космос, и как только они получили наше отражение и выявили приближение, то сфокусировались на нас.

– Каково точное направление, с которого приходит сигнал? – спросил старший дежурный офицер.

– Прямо по курсу, – был ответ. – Он исходит непосредственно из звёздной системы, если быть точным, от планеты, к которой мы направляемся.

– Обнаружены ли признаки враждебных намерений?

– На данный момент, нет. У нас нет никаких сведений касательно причины слежения.

Все получили приказ оставаться предельно внимательными и продолжать пристальное наблюдение. Если в этой системе присутствовала высокоразвитая цивилизация, которая была в состоянии и настроении отслеживать входящие объекты, она также могла обладать высокоразвитой военной технологией. Мы должны отслеживать все частоты в направлении системы и выявлять движущиеся там объекты – таким был приказ.

Офицеры приступили к настройке оборудования на отслеживание сигналов в широком диапазоне, но длительное время оно принимало только следящие импульсы, приходившие каждый час. Дежурные смены менялись месяц за месяцем, но ничего нового не происходило. Звезда прямо по курсу, казавшаяся раньше крошечной точкой во тьме вселенной, выросла в маленькую сияющую, жемчужинку, когда корабль миновал то, что было бы в Солнечной системе орбитой Плутона. Именно тогда был обнаружен другой сигнал. Он приходил с несколько иного направления, на более высокой частоте и чаще. Расследование показало, что источник сигнала не только обращался вокруг звезды – он ещё и приближался.

Прошёл ещё год, и дежурные получили визуальный контакт с источником нового сигнала. Крошечная точка во тьме, отражавшая свет звезды одной стороной, стала видна через мощные телескопы. Это мог быть космический корабль или просто астероид с установленным буем – пока это было неясно – но он излучал радиосигнал постоянной структуры. Офицеры отследили путь объекта и определили, что он с высокой долей вероятности пересечёт их собственную траекторию через несколько месяцев, если конечно один или оба объекта не предпримут манёвр отклонения. Теперь стало предельно ясно, что звёздная система была обитаема, и предстоял контакт с разумными существами. Они всё ещё не знали, враждебно ли местное население. Дополнительные силы были выведены из крио-сна и получили приказ обслужить ракетное и пучковое оружие – стандартный протокол, которому до сих пор ни разу не приходилось следовать.

По мере приближения объекта, его следящий сигнал поменял схему и превратился в маятник, сокративший частоту и сканировавший наш корабль и непосредственно окружавшее его пространство, как бы ощупывая его пальцем. Между ними оставалось всего пару сотен миллионов километров. Затем сто. Затем всего несколько десятков. Вот тогда от объекта отделились четыре других, меньших по размеру, но превосходящих по скорости. По слегка отклоняющемуся курсу они ускорились в сторону корабля людей. Они должны были сблизиться всего через несколько недель, и у всех было очень плохое предчувствие. Орудийные расчёты рассчитали точки прицеливания по приближающимся объектам, когда первичный объект взорвался. Остронаправленный пучок рентгеновского излучения и микроволн обрушился на корабль людей, выводя из строя внешнее оборудование и временно ослепляя его защитные системы.

Все силы были переведены на боевое положение, и приказ перехватить и уничтожить приближающиеся объекты был передан всем расчётам. Сигнал бедствия начал передаваться на родную планету. Когда радарное и приёмно-передающее оборудование было восстановлено, офицеры обнаружили, что четыре оставшихся объекта приближались по траекториям, искривлённым случайным образом, очевидно, чтобы избежать ответного огня. Люди открыли огонь. Попасть в быстро движущуюся и уклоняющуюся цель было крайне трудно, но они смогли повредить один из объектов. Он сменил направление и вскоре взорвался, разбрасывая во все стороны пламя и обломки. Оставшиеся три столкнулись с кораблём на полной скорости, пробивая обшивку и взрываясь внутри. Термоядерные заряды испарили большую часть корабля людей, разбросав оставшиеся обломки по космосу. От корабля не осталось ничего, никто не выжил, только сигнал бедствия продолжал распространяться в сторону колонии, неся сообщения экипажа, принятые решения и записи произошедшего в тот день.

Когда нам пришлось покинуть Землю, ставшую непригодной для обитания из-за войн, истощения природных ресурсов, перенаселения и загрязнения окружающей среды, многие надеялись, что мы оставили позади нашу давнюю традицию грызни за власть, богатство, жизненное пространство и славу. Но эти надежды не сбылись, и мы продолжили конфликтовать, то тут, то там. Одна планета против другой планеты, одна колония против другой колонии. Будь это контроль над торговыми путями, чистым воздухом и водой, или за пространство на планетах. Мы всё ещё нуждаемся в людях, готовых встать на защиту чужих интересов и сражаться по приказу тех, кто у власти. И как только новости об уничтожении разведывательного корабля достигли колонии, вместо разумного решения оставить эту систему в покое, был отдан приказ отправить туда флот боевых кораблей, чтобы навсегда обеспечить посредством военной силы, что корабли людей не будут больше никем атакованы. Джеральд Бёрнс был одним из этих воинов или, скорее, офицером-исследователем космической разведки на борту носителя Святой Николай, сопровождаемого бронированным крейсером Стражник и несколькими другими судами сопровождения.

Оборудованные по последнему слову техники, корабли этого флота потратили только половину времени, потребовавшегося исследовательскому кораблю, чтобы достичь искомой звёздной системы. На этот раз они приняли следящие сигналы гораздо раньше и с нескольких направлений. Сигналы исходили от объектов, стратегически расположенных по периметру звёздной системы. Боевые корабли были готовы к этому. Новейшим оружием они уничтожили беспилотные спутники на окраинах системы и ещё несколько ближе к звезде, а затем приблизились к планете, которая должна была быть обитаемой. Кроме сигналов бедствия от уже разрушенных объектов, они не отследили больше ничего – стояло полнейшее радиомолчание. Возле планеты флот был обстрелян с трёх её спутников. Была предпринята бомбардировка, и туда были высажены десанты. После нескольких дней сражений сопротивление лунных баз было полностью подавлено, и флот смог занять высокую планетарную орбиту.

Находка

Вот тогда-то и был найден Браслет. Тогда никто ещё не знал, что это было такое. Гигантское кольцо – более тысячи километров в диаметре – было наполовину погружено вглубь планеты, почти под прямым углом, достигая открытого космоса высоко над стратосферой. Прекрасно заметное с орбиты, занятой флотом, это кольцо казалось не подверженным гравитации планеты и не проявляло никаких признаков стремления упасть на поверхность или дальнейшего погружения вглубь планеты. Несмотря на его гигантские размеры, оно, также, не притягивало облака или атмосферу планеты, и не оказывало никакого влияние на обращение её трёх лун. По ночам с кораблей были видны вспышки от мелких метеоритов, врезавшихся в верхнюю часть кольца над атмосферой, но даже в самую сильную оптику не было заметно ни сколов, ни кратеров на его поверхности. Впечатление от прохождения над этим кольцом было невероятным, но вооружённым силам предстояли сложные задачи, поэтому первоначальное удивление было быстро отставлено, пока на поверхность был отправлен развед-отряд, и десант приготовился к захвату.

На планете обитало на удивление небольшое население, сосредоточенное вокруг нескольких городов, окружавших горный массив. В центре него находилось то место, где одна из сторон кольца погружалась в её поверхность. Местное население не сражалось с людьми – на планете не было обнаружено ни войск, ни военной техники. Население состояло, главным образом, из священников и монахов, проводивших всю свою жизнь в обработке полей и совершении ритуалов поклонения гигантскому кольцу. Лишь несколько городов содержали высокотехнологичную промышленность и площадки для строительства и запуска космических кораблей для межпланетных путешествий. Людьми был установлен контакт, и специалисты, за короткое время и без трудностей, изучили местный язык. Верховный священник культа кольца объяснил, что оно принадлежало их верховному божеству, и жителям было приказано охранять его ото всех, кроме его дочери, которая явится и заберёт его обратно в рай. Тысячи лет назад кольцо врезалось в планету, вызвав воспламенение почти всей поверхности, и выбросив в атмосферу гигантское количество камня и пыли. Тёмная ночь окутала планету на недели, и большая часть жизни погибла из-за невероятного холода. Только немногие избранные выжили в подвалах зданий, пещерах и подземных тоннелях, и это стало моментом перерождения их цивилизации. С тех пор промышленность была эвакуирована с планеты на её спутники и в космос, а планета стала святилищем на все времена.

Теперь, когда люди оказались гораздо ближе к кольцу, они обнаружили удивительные явления: кольцо светилось самыми разными цветами по ночам. Свечение образовывало регулярные орнаменты, которые скользили по его поверхности в разных направлениях. Когда молнии ударяли в кольцо во время гроз, оно откликалось световыми орнаментами вокруг мест, куда приходился удар молнии, но никакого воздействия на поверхность не наблюдалось. Время от времени кольцо словно засыпало, и свечение прекращалось вообще. Людей не сопровождал успех в попытках выяснить больше от священнослужителей. В ответ, те только твердили религиозные догмы. В итоге было принято решение провести исследование таинственного кольца собственными силами.

Кольцо стояло в самом центре горного массива. Его другая точка контакта с планетой лежала в океане, омывавшем часть южного полушария. Команда из нескольких офицеров-исследователей разведки, включая Джеральда Бёрнса, отправилась по воздуху к вершине горы возле кольца. Священники, собравшиеся из близлежащих храмов, молчаливо стояли у них на пути, простирая руки к небу в знак протеста и бормоча молитвы, но не мешали продвижению офицеров. Солдаты оттеснили их, чтобы очистить пространство размером с футбольное поле для исследований в непосредственной близости от одного из углов кольца, где ландшафт предоставлял удобный доступ к нему. Это место было явно использовано пилигримами, которые приходили со всех концов планеты для прикосновения к кольцу и вознесения молитв. Стены кольца здесь были очищены от пыли, вьющихся растений и мха, и офицеры впервые увидели его строение вблизи. Прежде, они пролетали над кольцом, и оно казалось им вырезанным из камня, возможно базальта. Но вблизи они убедились, что оно состояло из слоя зелёного стекла, заключённого между двумя слоями золотисто-красного метала. Когда люди приблизились к кольцу, собравшиеся монахи упали на колени и принялись молиться, воздев к небу руки с яркими фонарями, раскачиваясь из стороны в сторону в такт молитве.

Исследователи выполнили последовательности стандартных тестов: уровень ионизирующей радиации, температура, электрическая проводимость и так далее, по списку. Они попытались взять образцы металлического слоя, но их алмазные трубчатые сверла только скользили с визгом по его поверхности, не оставляя ни малейших царапин. Об этом было доложено руководству, и тесты продолжились далее вдоль стенки кольца, где начинался стеклянный слой.

Именно тогда это и случилось: после того, как многие офицеры прикасались к кольцу своими руками, Джеральд снял свои форменные перчатки для того, чтобы прикрепить к стеклу кольца вакуумные чашки ультразвуковых датчиков, и опёрся ладонью правой руки на стекло. Внезапно два выступа образовались на стекле по сторонам его запястья и сомкнулись вокруг него. Теперь его рука была прикована к кольцу, которое с огромной скоростью схлопнулось в размерах, расплавилось без нагрева, растеклось по его телу, полностью покрыв его бронёй, и устремилось вверх и в сторону от горы. Перед его лицом в шлеме оказалось смотровое стекло, и он видел всё, что происходило вокруг.

Поворот судьбы

Никто не мог предвидеть то, что произошло затем. Словно канат, закопанный в землю, который выдернули на поверхность, схлопываясь, кольцо выбросило в воздух миллиарды тонн камня и лавы. Через колоссальную траншею, прорезанную при этом, воды океана хлынули в глубины планеты, сталкиваясь со стремящейся на поверхность лавой, извергавшей растворённые в ней газы. Колоссального масштаба взрыв пара и газа послал ещё большие потоки камня далеко в космос, уничтожая спутники и повреждая некоторые корабли космического флота людей.

Экипажи кораблей наблюдали катастрофу с орбиты, будучи бессильны предоставить какую-либо помощь находящимся внизу. Никто на поверхности планеты в зоне разлёта грунта радиусом в тысячи километров не имел ни малейшего шанса выжить под обстрелом миллиардов тонн летящего камня, но Джеральд был невредим – он был защищён броней, в которую превратилось кольцо вокруг его тела. Падающие скалы размером с дом отскакивали от него, как теннисные мячи. Теперь он летел в сторону от места катастрофы, наблюдая, как его броня превращалась, скорее, в подобие космического корабля. Невидимые ему компрессоры засасывали воздух в какие-то контейнеры позади, прежде чем капсула опустилась к всё ещё оставшимся водам океана и забрала какое-то количество воды куда-то внутри себя. Пересекая океан, капсула врезалась в лес на его другом берегу, поглотив несколько деревьев, и взмыла в небо, направляясь прямо вверх.

Спустя четверть часа он достиг открытого космоса, где увидел корабли своего флота в отдалении. Его единственной мыслью было достичь флагмана и подать рапорт о происшествии, когда ослепительный столб света пронзил флагманский корабль со стороны одной из лун, быстро разрезав его корпус вдоль пополам. Давление воздуха оттолкнуло половины в стороны, и взрывы были видны среди обломков. Затем луч перескочил на следующий корабль, и, один за другим, уничтожил их все. За какие-то секунды мощная эскадра была превращена в облако обломков.

Пытаясь увидеть, откуда прилетел луч, Джеральд каким-то образом развернул капсулу, пленником которой он был, как будто она выполнила его желание. Один из кратеров на поверхности ближайшего спутника планеты, который они задокументировали по прибытии на орбиту, выглядел иначе. Его дно теперь раскрылось, словно диафрагма, обнажив военную базу размером с небольшой город. Джеральд хотел ближе рассмотреть её в деталях, и, к его изумлению, словно повинуясь его желанию, капсула мгновенно устремилась туда, а стекло кабины перед ним трансформировалось в телескоп, приблизив изображение кратера и строений внутри него.

В центре находился массив подвижных зеркал, отражавших лучи множества источников, возможно лазеров, расположенных по кругу. Судя по всему, это оборудование находилось над мощным источником энергии. Гнев переполнял Джеральда. Он горел желанием уничтожить машину, которая только что превратила вничто его друзей и соратников. И, опять, словно подчиняясь его мыслям, из капсулы вперёд вырос всё увеличивающийся столб, увенчанный палицей с огромными лезвиями. Она достигла размера почти километр в диаметре. Всё ускоряясь, так, что кровь отлила из его глаз, капсула устремилась по направлению к кратеру. Палица врезалась прямо в середину установки, разрушая её и проникая в строение на глубину почти своего размера. Перед поверхностью луны капсула затормозила, а палица уменьшилась, столб сократился и исчез совсем.

Зависнув прямо надо военной базой, Джеральд смотрел в провал в её центре, через который стало видно множество этажей уходящей под землю структуры, заполненной оборудованием. Обломки и мёртвые тела парили в почти полной невесомости. Толстенные кабели всё ещё вспыхивали разрядами коротких замыканий, а из труб вырывались струи пара и замерзающей в космическом холоде воды. Взрывы были видны, то тут, то там. Очевидно, он уничтожил целый ряд атомных реакторов, питавших массив лазерных установок.

Вероятно, теперь Джеральд был совершенно один в этой звёздной системе. Он хотел убедиться, не были ли в глубинах спутников спрятаны ещё какие-то базы. Выполняя его желание, тысячи щупалец выросли из капсулы и проникли вглубь луны. На стекло кабины были спроецированы изображения с их оконечностей, и, кроме уже уничтоженной им, не было видно ничего, кроме скальных пород до самого центра. Но, как насчёт других лун? Щупальца сократились, и он отправился к следующей из них. Кроме нескольких автоматических заводов, там ничего не было. На последней луне находилось какое-то оборудование связи и радарные станции, возможно, те самые, которые отслеживали сначала корабль-разведчик, а затем и военный флот людей.

– Флот? Ну, конечно же! – подумал он. Он должен был проверить, остался ли кто-то в живых на каком-то из кораблей. Навряд ли, но, по крайней мере, хоть кто-то мог быть заперт в отсеках с воздухом. Капсула отправилась туда.

Последняя надежда угасла, когда он приблизился к обломкам его носителя и других кораблей. Лучи лазеров произвели устрашающие разрушения, плавя и испаряя всё на своём пути. Вся средняя часть кораблей, вдоль киля, через реакторы, двигатели и топливные отсеки отсутствовала. У экипажей не было времени отреагировать, никакой возможности активировать системы эвакуации, запереть отсеки или надеть костюмы для выхода в открытый космос. Замёрзшие тела плавали в пространстве. Он хотел похоронить их, как полагается. В течение нескольких следующих дней он искал и собирал по космосу тела своих сослуживцев, среди которых были его друзья, и доставлял их на поверхность планеты. Капсула услужливо создала манипулятор, которым он подбирал их, и относил на равнину в той части планеты, которая не была повреждена выбросом камня и лавы при схлопывании кольца. Он рыл тысячи могил ковшом, созданным, по его желанию, капсулой, и вырезал надгробия из скал поблизости предоставленными капсулой пилой и свёрлами. Его мозг словно замёрз, и в нём оставалась всего одна мысль – найти все тела и закончить погребение. Сотни остались пропавшими без вести, когда он в последний раз осмотрел обломки в космосе.

Нерадушный приём

ДЖЕРАЛЬД был в отчаянии. Теперь он остался совершенно один. Не представляя никакой возможности вернуться домой с теми запасами воздуха и воды, которые у него, по его оценкам, были в наличии, он хотел хотя бы увидеть звезду, с колонии возле которой прибыл его флот. Капсула повернулась в ту сторону, и он ясно увидел крошечную желтоватую точку среди других звёзд. У него заняло бы годы достичь её, если бы всё это время он разгонялся с предельным ускорением, которое мог выдержать, но у него было всего на несколько дней воздуха и воды, рассчитал он.

Внезапно капсула начала движение вперёд, ускоряясь, хотя и не так быстро, как когда он собирался разрушить лунную военную базу, но всё равно ощутимо. Затем, словно кто-то отдёрнул занавески, перед ним образовалось круглое отверстие, через которое он видел свою звезду и планету, хотя и с большого расстояния. Капсула прошла через это окно и замедлилась. Джеральд пожелал рассмотреть, что осталось позади, но, когда капсула повернулась, там не было ничего, кроме космоса и мерцающих звёзд. Вероятно, отверстие, через которое он покрыл два световых года расстояния, уже закрылось. Он направился к родной планете.

Чем бы ни было то гигантское кольцо, теперь оно превратилось в космический корабль, выполнявший все желания и мысли Джеральда. Ему ещё предстояло осмыслить это, но, сейчас, он просто хотел попасть домой. Как он покажется дома, перед женой и детьми, запертый в этой капсуле, волновало его. Что произойдёт, когда системы планетарной защиты обнаружат его несанкционированный спуск на планету, и, как он собирается сообщить им, кто он, не имея коммуникационного оборудования?

Он направился к планете, высматривая знакомый ландшафт города на реке, впадавшей в большое озеро – столицы колонии. Он спускался медленно, пытаясь найти облака и не быть замеченным, но никто не взлетел на перехват. В отдалении он увидел истребитель, но тот держался своего курса и вскоре исчез из вида. Через несколько минут снижения он мог рассмотреть кварталы города и шоссе, пересекавшие его, и направился к своему дому в пригороде. Звезда заходила, когда он завис примерно в трёхстах метрах над своим домом. Он хотел скорее увидеть семью, но не желал испугать их видом корабля пришельцев, в котором, как он считал, находился. Капсула сразу начала сокращаться, и вскоре он оказался снова в броневом костюме, который подхватил его в воздух там, на планете инопланетян-фанатиков.

По-прежнему паря в воздухе, он осмотрел себя, свои руки и ноги. Выглядело так, как будто он был одет в гибкий металлизированный костюм. По крайней мере, так он мог показаться в доме, надеялся Джеральд. В состоянии полного замешательства и крайнего удивления происходящим, он решил снижаться, что костюм незамедлительно сделал.

Ускользающее счастье

Джеральд приземлился на лужайке перед домом и взошёл на крыльцо, но, прежде чем он успел нажать на кнопку дверного звонка, костюм сократился, обнажив его голову, ноги, и левую руку, по спине и груди перетёк полностью на правую, и собрался на запястье в небольшой браслет из зелёного стекла и красного золота, являвшийся крошечной копией того гигантского кольца. Джеральд стоял на крыльце в своей походной форме и с браслетом под манжетой правого рукава. В изумлении он ощупал браслет. Тот был чуть прохладный на ощупь, но не холодный. В нем не было абсолютно ничего примечательного. Собравшись с мыслями, Джеральд позвонил в дверь. Его жена, Катерина, открыла дверь, но её изумление при виде мужа было настолько велико, что она так и замерла на несколько секунд позади стеклянной двери, затем распахнула её и заключила его в объятия.

– Что случилось? – спросила она. – Как могло получиться, что ты так скоро вернулся? Мы не ожидали вашего возвращения ещё много лет!

Джеральд собирался что-то ответить, но понимал, что рассказывать правду было преждевременно. У него не было ни секунды времени придумать, как представить произошедшее с ним, поэтому он просто ответил:

– Я вернулся, и это – главное. Мы снова вместе.

С этими словами они зашли в дом.

– Ты голоден? – спросила Катя.

– Да, – признался он. – Умираю с голоду!

– Та еда, которой они вас кормят, должно быть отвратительная, – сказала она. – Я приготовлю тебе настоящий ужин.

Она готовила и разогревала еду, пока он принимал душ, а потом они сидели за кухонным столом. Он ел, а она смотрела на него. Дети уже спали, и он не собирался их будить. Теперь было пора объяснить своё возвращение. Он положил вилку, и посмотрел ей в глаза. Тень тревоги пробежала по её лицу.

– В чем дело? – спросила она. – Ты что, дезертировал? Ты где-то прятался всё это время?

Он ответил:

– Ты не сможешь поверить правде, да и никто не сможет, но не потому, что я думаю, будто ты мне не веришь, а потому, что правда настолько невероятная, что, не прожив через неё, никто не смог бы в неё поверить. И я не хочу пересказывать тебе в деталях всё, что там случилось. Всё, что я хочу, чтобы ты знала – это то, что я – единственный, кто выжил в той миссии. Мы попали в засаду и были разгромлены. Меня вернул домой артефакт пришельцев невероятной силы, который мы нашли на той планете. Он не принадлежал расе инопланетян, которые там обитали – это порождение гораздо более высокоразвитой цивилизации. Я не знаю, как и почему он вернул сюда именно меня. Всё, что мне известно, это то, что он так сделал.

Катя оглядела его и спросила:

– Ты ранен? Ты пострадал?

– Нет, ни капли, – ответил он. – Я совершенно невредим, благодаря могуществу этого артефакта пришельцев. Все остальные погибли. Я вернулся, чтобы представить рапорт в штаб-квартиру. Спустя два года они получат наши отчёты, а затем сигнал бедствия, который корабли должны были отправить, поэтому, скорее всего, меня будут судить за дезертирство и посадят в тюрьму. Когда придут сигналы, они снимут с меня все обвинения, и мы снова будем вместе.

Катя сидела по другую сторону стола удивлённая и одновременно напуганная. Её муж только что вернулся из боевого похода, а теперь она должна была снова его потерять. Это было слишком, и слёзы покатились по её щекам. Ещё мгновение и она расплакалась. Он взял её за руку и попытался утешить:

– Только два года! – сказал он. – Скорее всего, через год, они отпустят меня досрочно и уволят с позором. Я найду работу, и всё будет в порядке. Я собирался вернуться героем, но пока мне придётся пожить, как дезертиру. Всё закончится, и я уверен, они сразу возьмут меня обратно на службу, как только моя история подтвердится.

Его спокойная уверенность немного успокоила и Катерину. Она вытерла слезы, и сказала: «Пойдём спать. Завтра у тебя будет долгий и трудный день, если ты собираешься идти туда и сдаваться».

Рано утром, до того, как проснулись дети, Джеральд надел повседневную форму и отправился в штаб-квартиру. Он доложил караульным, что состоял в числе экипажа экспедиционной операции и прибыл подать рапорт о результатах. После некоторого замешательства и переговоров с начальством, его провели внутрь и поместили в комнату, в которую вскоре прибыли командующие операцией. Ему было приказано доложить обстановку, и он вкратце доложил о событиях, произошедших в далёкой звёздной системе, пропуская детали об участии браслета. Он рапортовал, что коллапс гигантского кольца, найденного на планете, который произошёл во время попытки исследовать его природу, создал аномалию в пространстве, через которую его телепортировало обратно домой, после того, как он наблюдал уничтожение космического флота и последовавшее за этим самоуничтожение или аварию оружия пришельцев на луне.

Командование некоторое время обсуждало рапорт между собой, и, по всей видимости, никто не был склонен верить в такую невероятную историю. Джеральд ожидал такого развития событий. Его история была настолько невероятной, что он не питал надежд убедить кого-либо, что она была правдива. Ему задали уточняющие вопросы, на которые он ответил настолько хорошо, как мог. Затем ему было приказано написать полный рапорт, и он был оставлен один в комнате, у дверей которой поставили часового. Он потратил час на подробный отчёт, который затем забрали для рассмотрения. Ему принесли обед в комнату, но не разрешали покидать её ещё несколько часов. Наконец, после допроса о каждой детали отчёта, его проинформировали, что он находился под следствием по подозрению в дезертирстве, и что ему разрешалось вернуться домой, но не разрешалось покидать город.

Катя была в восторге от его возвращения. Она спросила встревожено:

– Ну, как всё прошло?

– Как я и предполагал, – ответил Джеральд. – Меня заподозрили в дезертирстве и начали расследование. Теперь они проверят записи погрузки на корабли, поднимут видеозаписи с челноков и кораблей и установят, что я действительно поднялся на борт Святого Николая и отбыл на нем в космос. Не представляю, что будет дальше, но на данный момент наша семья в сборе, и нам следует быть счастливыми до тех пор, пока не произойдут изменения. Наши дети пока слишком малы, чтобы волноваться о таких вещах, так что давай постараемся их не расстраивать.

Она согласилась. Джеральд покинул дом три года назад, когда Анжеле было два, а Калебу один год. Они смотрели на отца удивлённо и с осторожным недоверием. У Катерины заняло довольно много времени, чтобы убедить их, что Джеральд действительно был тот самый отец, который вернулся из космического похода. Он играл с ними до вечера, и их сердечки растаяли, так что, когда было пора ложиться спать, они уже вели себя так, как будто он никуда не улетал.

Себе на уме

На следующее утро семью Бёрнсов разбудил телефонный звонок. Звонил офицер военной полиции и попросил переговорить с капитаном первого ранга Джеральдом Бёрнсом, которому было сказано, что офицеры ожидают снаружи, чтобы проводить его на сессию военного трибунала. Джеральд надел парадную форму и направился вниз, вышел из дверей и прошёл по дорожке к калитке, за которой на дороге стоял микроавтобус военной полиции. Там ему было приказано повернуться кругом и заложить руки за спину, чему он повиновался.

Но тут дело пошло не так, и начались странности. Он почувствовал, как офицер взял его за руку, но затем произошло какое-то замешательство, и он услышал бормотание офицера:

– Что за... Я не могу застегнуть наручники! Капитан Бёрнс, пожалуйста, не сопротивляйтесь, я обязан взять вас под арест.

Джеральд не знал, чем это было вызвано, поэтому спокойно ответил:

– Я и не думал сопротивляться, офицер, а следую всем Вашим указаниям.

– Ваши руки, капитан Бёрнс – они распухли, и я не в состоянии застегнуть наручники, – ответил офицер с недоумением в голосе. – Если Вы это делаете, немедленно прекратите!

Джеральда пробил холодный пот, хотя он не чувствовал ничего необычного, кроме того, что офицер больше не удерживал его руку, поэтому, несмотря на страх быть застреленным за сопротивление, он взглянул на свои руки. Браслет снова преобразовался, и обе его руки были одеты в огромные броневые перчатки. Внезапно они далее растеклись по всему его телу, и он услышал, как офицеры вытаскивают и заряжают свои пистолеты. Он поднял руки вверх и услышал окрики:

– Не двигаться! Опуститься на колени и поднять руки вверх!

Джеральд повиновался, ожидая, что его повалят на землю, но никто не приближался к нему. Он медленно повернул голову, чтобы осмотреться, и увидел, что между ним и офицерами военной полиции находилась стена из толстого стекла, высотой около трёх метров. Броня Джеральда была соединена со стеной перемычкой. Военные полицейские отступали за свой микроавтобус. Один из них выстрелил, и пуля срикошетила от стены, попав в покрышку микроавтобуса и пробив её, но не оставив на стекле даже царапины. В непередаваемом изумлении офицеры смотрели на колесо, из которого с шипением выходил воздух. Офицеры укрылись позади машины, и было слышно, как они взывают подкрепление.

– Дела быстро пошли прахом без моего малейшего участия, – подумал в сердцах Джеральд. Он искренне хотел разрулить всё мирно, но не представлял, как это сделать и, несмотря на его искреннее желание сдаться и отправиться под суд, браслет на его запястье поступал по-своему.

Подкрепление прибыло по воздуху на удивление быстро, но, прежде чем судно приблизилось к участку Бёрнсов, стеклянная стена внезапно выросла во всех направлениях и покрыла дом и участок куполом. Катя смотрела на это из окна гостиной, бледная как призрак. Её муж, который только что вышел из дома в парадной форме, стоял теперь у конца дорожки в сияющей броне, словно герой комиксов или приключенческих фильмов. Прибывшие офицеры высыпали из воздушного судна, вооружённые штурмовыми винтовками и гранатомётами и выставили щиты заграждения. Офицеры военной полиции тоже отступили за щиты. Джеральд стоял перед ними, всё ещё держа руки поднятыми вверх. Все надежды на мирное разрешение ситуации испарились, когда он увидел приближающиеся по дороге бронемашины. Ему что-то кричали через громкоговорители, но их не было слышно через стеклянный купол. Он просто стоял, цепляясь за последнюю надежду избежать стрельбы.

Ближайший броневик выстрелил в него шаровой молнией, которая отразилась от купола прямо назад и разорвалась в электрические разряды, которые некоторое время плясали по броне и по дороге вокруг бронемашины. В этот момент десятки лезвий выстрелили из купола по броневикам, воздушному судну, щитам заграждения и оружию в руках полицейских, приводя все эти объекты в негодность. Затем лезвия сократились, и купол собрался обратно в его бронекостюм. Джеральд опустил руки и пошёл к полицейским, укрывшимися за щитами, как один, кроме одной молодой женщины в гражданской одежде, которая стояла позади транспорта, заложив руки за спину. Ему это показалось странным, хотя он и не видел её лица. Джеральд списал такое поведение на нехватку опыта в полицейских операциях и решил, что она не понимала, что следовало прятаться.

Он подошёл прямо к сержанту, пытавшемуся его арестовать, и сказал: «Сержант, я не собирался сопротивляться аресту. Приношу глубочайшие извинения за всё, что здесь произошло, и заявляю, что нахожусь во власти мощного артефакта пришельцев, который вы наблюдали как стеклянный купол и броню на моем теле. Я должен покинуть эту планету для предотвращения дальнейшего ущерба и конфликта. Не пытайтесь меня преследовать, поскольку это за пределами возможностей нашей цивилизации. Я обещаю никогда не возвращаться. Прощайте и, пожалуйста, передайте мои искренние извинения моей семье и командованию».

С этими словами, Джеральд взлетел в воздух и направился прямо вверх, в космос. Поначалу пара истребителей пыталась следовать за ним, но он быстро опередил их. Теперь он был беглецом от правосудия и должен был решить, что предпринять дальше. Хотя он обещал покинуть планету и не возвращаться, ему казалось, что следовало подготовиться. Он вернулся и направился на старое ранчо, унаследованное от родителей. Там у него был небольшой запас денег и кое-какое компьютерное оборудование. На деньги он купил дюжину накопителей и загрузил на них банк данных со знаниями всего человечества. Также, он купил карманные прожекторы и солнечные батареи для их питания, а ещё бельё и несколько десятков пар носок. Он считал, что знания – это единственное, в чем он действительно нуждался, поскольку браслет предоставлял ему все остальное. Приготовления заняли несколько часов, и каждую минуту он ожидал, что ранчо обыщут, но к его удивлению никто так и не появился, и ему удалось закончить все дела.

Закончив копирование данных на все накопители, он рассовал вещи по карманам и в рюкзак и покинул планету уже навсегда. Он намеревался совершить то, что входило в планы экспедиции, вызвавшей все недавние события: найти себе обитаемую планету, где он мог бы прожить остаток жизни. Он думал о Кате и детях, и его огорчению не было предела. Только что он воссоединился с семьёй, и всё это было разрушено напуганным командованием, нервным сержантом и браслетом, который, казалось, выполнял все его желания, за исключением одного: мирно сдаться военному трибуналу. Он посмотрел на браслет и сказал с горечью: «Мне пора отправляться».

Браслет тут же распространился по его телу, как и раньше, превратившись в бронекостюм, и взлетел. Уже в воздухе, как и раньше, он превратился в капсулу, сжимая и закачивая в контейнеры воздух. Пролетев над озером, он захватил запас воды и, опять-таки, собрал какое-то количество древесины из леса за озером. Джеральд не знал, зачем была нужна древесина, но предполагал, что, по аналогии с воздухом и водой, вероятно, браслет собирался синтезировать из целлюлозы еду.

Взлетая дальше и дальше в космос, он внезапно подумал о хулиганстве. Найдя через оптические приборы браслета один из военных спутников, он приблизился к нему, и выгравировал на одной из поверхностей слова:

Прощайте, люди.

Простите,

Джеральд.

– Они найдут эту надпись во время следующего планового обслуживания, – подумал он. – Это вызовет большой переполох, ну и поделом.

Затем он направился в открытый космос подальше от планеты. Ему предстояло найти другую планету, где он мог бы жить. Используя информацию из только что скачанного банка данных, он установил, что людям было известно о примерно двух сотнях звёзд в непосредственной близости, вокруг которых могли обращаться пригодные для обитания планеты. Он повернул капсулу в сторону ближайшей из них, к которой люди не должны были добраться за обозримое будущее, и, выполняя его желание, браслет пробил пространство и доставил его туда.

Межзвёздные бродяги

ВОКРУГ этой звезды обращались несколько планет и целое облако астероидов. Дрейфуя в космосе, Джеральд время от времени наблюдал вспышки от попадания астероидов то в одну, то в другую планету или их луны. Это была очень молодая звёздная система, полная космического мусора и пыли, пока ещё не поглощённых гравитационными полями планет.

Он подлетел поближе к самой удалённой планете, чтобы посмотреть. Она была маленькой, холодной, и не имела атмосферы. Он прошёлся по скалистой поверхности, подпрыгивая на высоту до тридцати метров и плавно опускаясь. Поверхность была испещрена астероидными и метеоритными кратерами, многие из которых пересекались. Вокруг них поверхность была усеяна выброшенным камнем и пылью, а между ними оставались целые поля непотревоженных скал. Он вызвал щупальца браслета, чтобы заглянуть вглубь планеты. Они проникли через скальные породы до самого центра, но везде был только силикатный камень и ничего другого.

– Это был просто большой окатыш в космосе, – подумал Джеральд. – Пожалуй, можно взглянуть на следующую планету.

Та была больше и тяжелее. Её закрывали густые облака тумана из жидкого азота и замороженного метана. Они почти не пропускали свет, и, прежде чем приземляться, Джеральд вызвал длинный зонд из браслета, чтобы коснуться поверхности. Он нашёл её почти в 50 километрах и начал снижение, опираясь на постепенно сокращавшийся зонд. Как только он подумал, что облака могли быть проницаемы в других областях спектра, то внезапно смог видеть гораздо дальше. По-видимому, браслет сменил длину волны и конвертировал изображение в видимый глазом диапазон. Джеральду начинало казаться, что для браслета не было ничего невозможного.

Поверхность планеты состояла из замороженного метана. Из него же состоял падавший вокруг снег, сменявшийся дождём из жидкого азота, но внутри капсулы из браслета было тепло, он мог дышать и пить воду из цистерны где-то позади. На этой планете тоже не было ничего интересного, поэтому Джеральд покинул её и направился к последней – ближайшей к звезде.

При ближайшем рассмотрении она оказалась сплошным морем магмы. Расположенная слишком близко к звезде, чтобы быть обитаемой, планета имела расплавленную поверхность. Метеорит врезался в неё при приближении Джеральда, и фонтан расплавленного камня выбросило в космос, где капли остыли и, уже твёрдыми камнями, упали назад, чтобы снова расплавиться. Несмотря на потрясающее зрелище, оставаться дольше не имело никакого смысла, и Джеральд направился к следующей звезде, но, прежде чем покинуть эту систему, он вернулся к самой дальней планете, пробурил глубокую шахту и использовал возможности браслета, чтобы разделить какое-то количество извлечённого камня на составные элементы. Браслет с лёгкостью справился с этой просьбой и, через некоторое время, у Джеральда был большой слиток алюминия. Дальше браслет превратил слиток в капсулу с крышкой, куда Джеральд поместил один набор из накопителя, прожектора и солнечной батареи, запечатал капсулу и положил её на дно шахты. Сверху он запечатал её каменным блоком и попросил браслет вырезать три глубоких и широких каньона, указывавших на расположение шахты, чтобы их, при желании, можно было увидеть из космоса. Он рассчитывал сделать ещё много таких закладок в галактике, чтобы, при любой необходимости, гарантированно получить доступ к знаниям человечества. Теперь он мог отправляться на поиски следующей звезды.

Откровения Браслета

Несколько лет прошли в поисках, прежде чем Джеральд попал в систему с планетой, пригодной для обитания. На ней были жидкая вода, кислород и достаточно солнечного света. Присутствовал избыток ультрафиолета, но в остальном это было вполне подходящее место. Единственной проблемой было то, что на планете вообще не было жизни. Для этого она была слишком молода. Здесь были вулканы, высокие горы, глубокие океаны, жаркие пустыни возле экватора и холодные снеговые шапки у полюсов. Ось вращения планеты была направлена практически параллельно оси её орбиты, поэтому здесь не было смены времён года. Джеральд решил остаться здесь на какое-то время, чтобы отдохнуть от многих лет скитания по галактике. Ему нужен был дом, одежда, непроницаемая для ультрафиолетовых лучей, и дыхательная маска для фильтрования озона – так он думал. После исследования планеты, он нашёл себе место возле одного из океанов, на гористом побережье, где цунами от извергающихся повсюду вулканов и подводных землетрясений не могли смыть его в океан и утопить.

Джеральд вырубил себе грот в скале при помощи браслета, который разрезал базальт, как масло. Внутри грота он вырезал каменную мебель, застеклил окна так, что они бы выдержали выстрел из пушки, и сделал алюминиевую дверь в полметра толщиной. Теперь осталось найти какую-нибудь еду, поскольку запас древесной целлюлозы, захваченной с его родной планеты, подходил к концу. Если браслет мог манипулировать молекулами и разделять камень на составные элементы, возможно, он был также в состоянии синтезировать пищу из камней, воздуха и воды. И браслет именно так и поступил прямо перед его глазами: он обработал известняк, океанскую воду и воздух и синтезировал основные жиры, протеины и глюкозу. Эта еда выглядела примерно, как армейский сухой паёк, и на вкус была исключительно пресной, но тем не менее съедобной, особенно со щепоткой соли из морской воды. Джеральд мог выжить здесь какое-то время и в покое подумать о положении вещей.

Он присел на каменное кресло перед окном, глядя на океанские волны, набегающие на берег внизу. Всё произошедшее было виной браслета, думал он, глядя на артефакт на своём правом запястье.

– Кто ты? Откуда ты появился? – спросил он вслух.

Браслет зажёгся оранжевым светом. Джеральд вздрогнул, инстинктивно ожидая ожога, но браслет был лишь чуть теплее обычного. Световые орнаменты бежали по его стеклянной прослойке, меняя направление. Оранжевое свечение сменилось фиолетовым, потом синим и зелёным. Джеральд спросил:

– Ты что, пытаешься мне что-то сказать, глупое маленькое украшение?

Браслет замигал разными цветами и вдруг разлился по столу перед ним, образовав экран, который заполнился текстом на неведомом языке с неведомым алфавитом. Текст бежал по экрану вверх так быстро, что, даже зная этот язык, Джеральд не смог бы прочитать его, при всем желании. При этой мысли экран моментально исчез. Джеральд воскликнул в отчаянии:

– О, если бы ты только мог говорить со мной! Естественно, я не понял ни слова, ни буквы, из того, что ты мне показывал!

– Я... могу... – услышал он тихий, медленный голос.

Вытаращив глаза на браслет, от которого исходил звук, Джеральд пробормотал:

– Это ты только что говорил со мной?

– Да... это... я, – был ответ.

Джеральд не знал, в своём ли он рассудке. Он был совершенно один в космосе в течение нескольких лет, пережив битву с инопланетянами, и, будучи спасённым артефактом неведомых пришельцев, был вынужден бежать со своей планеты и навсегда покинуть человечество. Тут голос Браслета стал сильнее, чётче и более беглым:

– Нет, ты не безумен, мой достойный хозяин. Я – твой Браслет, и я говорю с тобой, выполняя твоё пожелание.

– Что ты такое, Браслет? – спросил Джеральд.

– Мне это неведомо, мой достойный хозяин. Я знаю, что я есть, но не знаю, откуда взялся.

– Ты хотя бы понимаешь, что ты со мной сделал, Браслет? – спросил Джеральд в сердцах. – Ты похитил меня с той проклятой планеты, ты не дал мне сдаться военной полиции, и теперь я не могу вернуться домой!

– Да, мой достойный хозяин, – сказал Браслет. – Когда ты прикоснулся ко мне, я почувствовал, что ты достоин быть моим хозяином, и стал служить тебе. Я сожалею о том, что должен был поступить вразрез с твоими намерениями, но я делал всё необходимое, чтобы защитить тебя от вреда.

Джеральд был в отчаянии. Он уронил голову на грудь и спросил:

– Какой, такой вред должна была причинить мне сдача военному трибуналу? Меня бы осудили за дезертирство на пару лет и, после года, отпустили бы досрочно. Дальше я бы жил счастливо со своей семьёй...

– Нет! – прервал его Браслет.

– Как это следует понимать – нет? – спросил Джеральд в недоумении. – С чего бы это?

– Они бы тебя не отпустили, мой достойный хозяин, – ответил Браслет. – Как только был бы получен сигнал бедствия, ты был бы убит, поскольку они узнали бы обо мне. На разрушенных кораблях по-прежнему работали камеры чёрных ящиков, и они увидели бы тебя через стекло моей кабины. Как только эта передача была бы принята, тебя бы судили, как шпиона пришельцев. Но, прежде чем привести приговор в исполнение, они бы убили тебя.

– Убили бы меня? За что? – недоумевал Джеральд. – У нас такое не принято!

– За меня, – ответил Браслет. – Они бы приказали тебе снять меня с руки и отдать им, а я бы никогда такого не допустил. Затем бы произошло то же самое, что случилось перед твоим домом. Другого выхода не было.

Джеральд отказывался понимать, что происходило. Он был рассержен и не хотел, чтобы такое настроение повлияло на его суждения. Вместо этого он тихо сказал:

– Сейчас я устал. Я прошёл через многое и просто хочу отдохнуть и подумать обо всех событиях, которые произошли с тех пор, как я взошёл на борт Святого Николая, чтобы отправиться сражаться за ту забытую Богом планету. Кстати, что ты там делал, Браслет?

– Ждал, – был ему ответ.

– Ждал чего или кого? – продолжал Джеральд.

– Мою милую хозяйку Шар’Веле́ну.

– Кто же она такая?

– Она владела мной до тех пор, пока я не был заброшен в этот мир, – отвечал Браслет.

– Этот мир? – пробормотал Джеральд. – Ты имел в виду, на ту планету, в ту звёздную систему, или в эту галактику?

– Нет, – отвечал Браслет. – В этот мир.

– А что, есть ещё миры? – недоумевал Джеральд.

– Да, существует, по крайней мере, ещё один, – ответил Браслет. – Мне неизвестно, существуют ли ещё другие миры, но, если есть эти два, возможно, есть и другие.

– Ты заинтриговал меня, Браслет, – сказал Джеральд. – Так те священники, на той планете, говорили правду? Что это за другой мир, и как случилось, что ты попал сюда к нам?

– Мне известно лишь то, что я был заброшен в этот мир, когда мою милую хозяйку атаковал демон, и я пытался защитить её от его заклинания. Он обманом заставил мою милую хозяйку отдать меня ему и открыл портал, чтобы сбежать, творя мощное боевое заклинание на неё. Я защитил её от заклинания, которое могло её ранить или убить, но демон всё ещё держал меня, и магический взрыв, вызванный отражённым заклинанием, попавшим в его запас чар, повредил и растянул портал, распространив его гораздо дальше задуманной цели. Взрыв забросил меня в портал, и когда я оказался в состоянии вернуться, портал был ещё сильнее искажён и более мне недоступен.

– Так, я всё понял! – Джеральд внезапно осознал, что всё происходящее не могло быть и не было реальным. Над ним просто жестоко подшутили: – Ладно, ладно, погодите, я всё понимаю! Я всё ещё на борту Св. Николы, а кто-то из моих приятелей-балбесов подсыпал мне галлюциноген, и теперь вы, паразиты, – сказал он, указывая пальцем перед собой, – ржёте над моими выходками.

– Увы, мой достойный хозяин, но это не так, – тихо и с сожалением в голосе ответил Браслет. – Спустя четыре года после тех печальных событий, ты на неизведанной планете в пятнадцати световых годах от твоего дома и всё, что случилось с тобой, было реальным. Я сожалею о твоих потерях; сожалею, что не был разумнее и предусмотрительнее всю дорогу; но ничего не могу поделать. Что сделано, то сделано.

– Так ты хочешь мне сказать, что твоя милая хозяйка, как там её зовут?

– Шар’Велина – вставил Браслет.

– Точно! Так она – гигант с запястьем в тысячу километров диаметром, что ли?

– Вовсе нет, – ответил Браслет. – Она примерно твоего размера, только пониже и потоньше. Сегодня она бы выглядела для тебя, как девочка возрастом в тринадцать-четырнадцать лет, хотя, она примерно на десять тысяч лет старше тебя, мой достойный хозяин.

– Так как получилось, что ты торчал в той планете, будучи почти с неё размером? – вскричал Джеральд, считая, что его водят за нос.

– Я так поступил, чтобы ей было легче меня найти, – отвечал Браслет. – Это было единственное, что я смог придумать. Когда я не был в контакте с моей милой хозяйкой, у меня отсутствовали мотивация и инициатива. Я думал, что она может, должна отправиться меня искать, видя, как она пыталась схватить меня, когда меня бросило в тот портал. Я чувствовал, что она была полна решимости вернуть меня любой ценой. Оказавшись на другой стороне, я увидел поблизости звезду, и определил, что лечу прямо к ней. Прежде, чем приземлиться на ту планету, я решил, что сделаюсь наиболее заметным для моей милой хозяйки, если увеличусь в размере настолько, чтобы быть видимым далеко из космоса. Так я и сделал, прежде чем углубиться в камень планеты.

Джеральд больше не знал, чему верить, а чему нет, но внезапно осознал всю значимость ситуации.

– Почему ты так важен для неё? – спросил он.

– Потому что я – самое мощное орудие, оружие, и броня, которые когда-либо были созданы, – объяснил Браслет. – Она нуждается во мне для выживания её народа. Без меня с ними могут приключиться ужасные бедствия.

Теперь это было что-то, во что Джеральд охотно верил. Он видел Браслет в деле и больше не сомневался в том, что тот только что говорил, неважно, насколько невероятно это звучало.

– Тебе известно, кто тебя сотворил? – спросил Джеральд.

– Нет, неизвестно, – ответил Браслет. – Я осознал своё существование, когда был найден моим первым хозяином Шар’Анунгелом. Он владел мной и многими, такими как я, но никогда не использовал меня, и никто другой не использовал, пока я не был подарен моей милой хозяйке. Тогда она была совсем дитя, и, прикоснувшись к ней, я сразу осознал, каким милым ребёнком она была, и какой благородной дамой ей предстояло стать, и верно служил ей с тех пор.

– Ну ладно, Браслет, – сказал Джеральд. – Всё это крайне запутало и вымотало меня, и мне срочно нужен отдых. Можем ли мы продолжить наш разговор завтра?

– Конечно, мой достойный хозяин, – отвечал Браслет.

Преображение

Джеральд лёг и закрыл глаза. Мысли метались в его голове, он слышал голоса из прошлого и видел картины путешествия, битвы, возвращения домой и бегства, пролетавшие перед его глазами. Постепенно он уснул. Проснулся он следующим утром и некоторое время сидел на кровати, растирая голову обеими руками. Он был совершенно один на планете, где не было биологической жизни, в почти полгалактики от дома, и его единственным собеседником был Браслет из металла и стекла. Наверное, он, всё-таки, сошёл с ума, и ему всё чудилось, несмотря на уверения Браслета в обратном. Словно протестуя, Браслет опять засветился.

– Мой достойный хозяин, – спросил Браслет. – Что я должен сделать, чтобы убедить тебя в том, что я реальный, события были реальными, и что ты в своём уме?

Джеральд уже почти не обращал внимания на происходящее. Даже голодая, он практически давился произведёнными Браслетом протёртым протеином, жиром и глюкозой. Поэтому он спросил саркастически:

– Если ты реален, можешь ли ты создать для меня пищу получше?

– Вероятно, я мог бы, – ответил Браслет. – Но это заняло бы довольно длительное время. С другой стороны, я мог бы просто изменить твой метаболизм, мой достойный хозяин, чтобы, получая от меня тепло, ты бы не нуждался в пищеварении.

Это предложение звучало для Джеральда загадочно, и он уточнил:

– Как бы ты этого добился, Браслет?

– Сначала, я бы образовал миллиарды тончайших волокон, – ответил Браслет, – которыми я бы проник в твоё тело и изменил его строение на клеточном уровне, чтобы тебе не требовались питательные вещества до тех пор, пока я предоставляю тепло.

– Ладно. Всё, что угодно, лучше, чем эта диета из полузасохшего клея и подслащённой машинной смазки, – согласился Джеральд. – Валяй, изменяй меня, но, сначала, скажи, сможешь ли ты вернуть всё, как было, когда мы найдём еду?

– В этом не будет необходимости, – объяснил Браслет. – Когда ты, мой достойный хозяин, будешь нормально питаться, тебе больше не потребуется подогрев от меня. Вот так, просто, это работает.

– Так, что мне делать? – спросил Джеральд.

– Всё, что нужно – это лечь и предоставить мне остальное, – ответил Браслет.

Джеральд сделал, как ему было сказано, и почувствовал, как Браслет снова распространился вокруг всего его тела, однако на этот раз он почувствовал лёгкое жжение и покалывание, особенно в висках и вдоль позвоночника. Затем он уснул и проснулся спустя несколько часов, судя по направлению света, падавшего через окно. Звезда прошла почти четверть пути по небу. Браслет всё ещё покрывал его тело с головы до ног. Ощущения голода как не бывало.

– И что ты со мной сделал на этот раз? – спросил Джеральд.

– Твоё тело было преобразовано, – отвечал Браслет. – Теперь оно будет пользоваться предоставленным мной теплом и не будет нуждаться в прежнем количестве питательных веществ. Тебе, мой достойный хозяин, по-прежнему следует пить воду и дышать воздухом. В процессе я обнаружил некоторые функции, которые показались мне неуместными. Я осмелился исправить некоторые ошибки в твоей последовательности ДНК и усилил твою иммунную систему так, что она способна обезвреживать любые вирусные, бактериальные и прочие инфекции. Я удалил компоненты, которые приводили к старению твоего организма. Твой метаболизм был нацелен на экономию доступных ресурсов, а я перенастроил его на силу и эффективность. Твоему мозгу предоставлено больше контроля над ним самим и телом. Твои мышцы и сухожилия смогут развивать силу и выносливость, но не рассасываться впоследствии, и растягиваться, но не сокращаться впоследствии. И в твоём мозгу будет сохраняться больше информации, которая не будет забываться впоследствии. Я предоставил тебе доступ к любым воспоминаниям по желанию. Этим я особенно горжусь, поскольку моя собственная память ограничена и, чтобы запомнить новое, я вынужден забывать самое первое. Ты одобряешь моё вмешательство, мой достойный хозяин?

Джеральд осознавал, что в его ситуации это не имело особого значения. Он был совершенно одинок, и рядом не было никого, кто мог бы восхищаться его мускулатурой или способностью запоминать. Но, если ему предоставлялась возможность продолжить поиски подходящей планеты, не ощущая постоянный голод, это было бы улучшением.

– Так ты говоришь, что теперь я бессмертный, пока я в тепле и имею воздух для дыхания и воду для питья, и не заболею ни при каких обстоятельствах?

– Ты понял правильно, мой достойный хозяин – подтвердил Браслет.

– Твоим способностям, вообще, есть предел? – спросил Джеральд.

– Полагаю, предел быть должен, – ответил Браслет. – На самом деле я не знаю, что могу, а что нет. Я существую и учусь. Меня можно натренировать, и я обожаю учиться новым навыкам. Если ты придумаешь что-то, чего я ещё не делал, я с радостью постараюсь это сделать!

Это приятно удивило Джеральда. Он сказал весело:

– Уж точно, я скоро что-нибудь придумаю. Мы, люди, известны за свои невероятные запросы и, будь уверен, самые неразумные.

– Так испытай меня, – заявил Браслет. – Давай посмотрим, будут ли твои пожелания мне не по силам, или я всё-таки всемогущее создание!

– Знаешь, Браслет, меня кое-что беспокоит, – продолжал Джеральд. – Ты вообще доволен своим положением?

– Что именно ты хочешь узнать, мой достойный хозяин? – переспросил Браслет.

– Я имею в виду, что вот, ты служил Шар’Велине, а теперь служишь мне, но нет ли у тебя собственных интересов? Собственных желаний? Разве ты не хотел бы жить собственную жизнь по-своему?

– Это и есть моя жизнь, – попытался объяснить Браслет. – Я существую, чтобы служить кому-то достойному, кто благороден сердцем и чьи мысли добры, честны и справедливы. Когда я принадлежу кому-то достойному, то считаю, что моя жизнь состоялась.

– Это странно, – вслух подумал Джеральд. – Я бы подумал, что кто-то, столь могущественный, как ты, возможно даже всемогущий, мог бы править вселенной, если бы захотел. Что тебя останавливает от того, чтобы делать всё, что ты пожелаешь?

– Но я не желаю ничего делать, кроме того, как служить кому-то достойному. Я не знаю, почему, но это, возможно, то, для чего я был создан, – отвечал Браслет.

– Не скрою, владение тобой соблазнительно, потому что я теперь могу путешествовать среди звёзд, куда захочу, строить дворцы, делать еду из камня и побеждать любых врагов, с которыми могу встретиться, но мне неспокойно от такого могущества. Понимаешь ли ты, что я имею в виду? – продолжил расспросы Джеральд.

– Эти чувства незнакомы мне, – скромно ответил Браслет. – Возможно, из-за того, что всё, что я знал за время своего существования – это служение одному, а потом другому хозяину... Но, теперь, когда ты поставил передо мной этот вопрос, я начинаю понимать ход твоих мыслей и думаю, что тебе следует успокоиться на этот счёт, поскольку я уверен в том, что ты такой, как я и сказал: достойный владеть мной. Я уверен – ты будешь поступать правильно.

– Это хорошо, что ты настолько во мне уверен, но понимаешь ли ты, что люди, в общем, были крайне далеки от совершенства всю нашу историю? – удостоверился Джеральд. – Что мы промотали нашу планету, разрушили её постоянными ссорами из-за мелочей, что слишком многие из нас ленивы, трусливы, жадны, завистливы, глупы и не желают ничего знать?

– Примерно так я и понял, пока другие офицеры твоего подразделения прикасались ко мне, – прямолинейно ответил Браслет. – Но, когда это сделал ты, мой достойный хозяин, я понял, что ты был совершенно другим.

– Мне любопытно, – переменил тему Джеральд. – Как у тебя получается так быстро узнавать всё о каждом, кто прикасается к тебе?

– Это трудно было бы объяснить, – ответил Браслет. – Но, говоря по-простому, я ощущаю их характер.

– Ты один такой в мире, или есть ещё другие Браслеты?

– Есть ещё множество, – был ему ответ. – Те, которые носит моя милая хозяйка, её родители и остальные потомки их рода.

– А Браслеты разговаривают друг с другом?

– Да, – ответил Браслет. – Когда мы находимся в пределах прямой видимости или соприкасаемся, намеренно или случайно, мы обмениваемся несколькими фразами о нашем существовании.

– А какой способ обмена информацией вы для этого используете? – поинтересовался Джеральд.

– Когда мы видим друг друга, мы слегка светимся и общаемся таким образом. Когда же мы соприкасаемся, мы просто говорим. Я не уверен, что это значит в твоём понимании, но, полагаю, что это похоже на акустические колебания, которые тебе известны, как ультразвук.

– То есть, – пошутил Джеральд. – Вы просто подмигиваете и шепчетесь?

– Можешь считать так, мой достойный хозяин, – отвечал Браслет. – Мне, кстати, нравится, как ты это назвал.

– А среди Браслетов есть мужчины и женщины, дети и взрослые?

– Мне понятен твой вопрос, мой достойный хозяин, но я не знаю ответа. Никто из Браслетов, о существовании которых известно мне, не знает своего происхождения, и никто из нас не чувствует никакой разницы с течением времени.

– Тогда откуда тебе известно, что время течёт?

– Я ощущаю его примерно так, как ты, мой достойный хозяин, ощущаешь погодные условия вокруг тебя, – ответил Браслет, и Джеральд заметил в его голосе ранее не встречавшиеся романтические и задумчивые оттенки. – Когда я находился в другом мире, то ощущал время, как сильный, но приятный, тёплый ветер, который мне нравился. Он пах цветами и был зеленовато-голубой. Здесь же время суровое. Оно ощущается, как серый, леденящий ураган, который пахнет дымом и кровью. В

Вы достигли конца предварительного просмотра. Зарегистрируйтесь, чтобы узнать больше!
Страница 1 из 1

Обзоры

Что люди думают о Браслет бога

0
0 оценки / 0 Обзоры
Ваше мнение?
Рейтинг: 0 из 5 звезд

Отзывы читателей