Наслаждайтесь этим изданием прямо сейчас, а также миллионами других - с бесплатной пробной версией

Только $9.99 в месяц после пробной версии. Можно отменить в любое время.

Хор в законе

Хор в законе

Читать отрывок

Хор в законе

Длина:
488 страниц
4 часа
Издатель:
Издано:
Nov 22, 2021
ISBN:
9785040388929
Формат:
Книга

Описание

Произведения Романа Барнета найдут своего читателя среди поклонников Владимира Сорокина и Виктора Пелевина. «Хор в законе» — это сборник концептуальных рассказов, наполненных философским содержанием.

Издатель:
Издано:
Nov 22, 2021
ISBN:
9785040388929
Формат:
Книга

Об авторе


Предварительный просмотр книги

Хор в законе - Барнет Роман

Крематорий

«Крематорий, это место, где мертвых покойников намазывают кремом»

(из школьного сочинения)

– Иосиф Маркович, звонят уже третий раз! – секретарша волновалась: – Могу ли я соединить вас напрямую?

– Рита, почему ты не передашь их Сергею? – я поморщился, ну сколько можно! – К заместителю! Это его прямая работа, и то для особых заказов!

– Тут такое дело… Сергей Геннадьевич меня и попросили сразу же набрать вас!

– Не понял? А в чем дело?

Рита затараторила. У меня тут же разболелась голова. Еле сдерживаясь, я как можно спокойнее произнес:

– Соединяй.

Потер виски, головная боль усилилась. Вспомнил, что закончились таблетки.

– Здравствуйте, Иосиф Маркович!

– Здравствуйте! – я постарался взять себя в руки: – Всегда рады новым клиентам!

Голос заказчика был картавым и мягким. Я представил библиотекаря, или ботаника в толстых роговых очках. Он представился. Фамилия показалась мне знакомой. После обмена любезностями клиент перешел к делу.

– Иосиф Маркович, я хотел бы заказать у вас кремацию для моей жены.

Я побагровел. Кому отрывать голову? Рите? Сергею? Или этому клиенту? ЗАЧЕМ рядовой заказ передавать лично мне??? Да что они, обалдели там все! Не понимают, как я занят?!! Все, к черту уволю всех. Стараясь не показывать эмоций, я вежливо спросил:

– Соболезную вам. В каком морге тело? Свидетельство о смерти уже на руках?

– Моя жена в добром здравии, но хотела бы кремироваться сейчас. Мне передать ей трубку?

* * *

Я рано пришел в кладбищенский бизнес. Вернее – я родился на кладбище. Мой отец делал памятники, его младший брат, мой дядя, руководил похоронным оркестром. Еще один дядя, брат матери, был водителем катафалка. Половина нашей большой семьи трудилась на Центральном Комбинате Ритуальных Услуг, в ведении которого находились два главных московских кладбища. Другая половина была занята в Институте, курирующем бальзамирование и Кремацию высших лиц государства. Советское детство неспешно катилось под звуки похоронных маршей и завывания безутешных родственников. Мерзкий запах дешевого одеколона, заменяющего собой освежитель воздуха, груды искусственных букетов и прочей кладбищенской дребедени стали для меня повседневными спутниками, плотной стеной отгородившими от мира. Сверстники играли в футбол и ходили в походы. Я после школы шел в семейную мастерскую, где над обивочным материалом трудились женщины во главе с моей матерью. Сестры и тетка учили меня плести венки, работать с тканями, разбираться в основах бухгалтерского учета. Именно там, в нашей мастерской, под конец советской власти, отец и дяди заложили фундамент первого в столице, частного Похоронного дома.

Наступили 90-е.

Семейный бизнес прочно встал на ноги. На улицах Москвы загремели автоматные очереди. Мою семью это не пугало. Здоровый цинизм помогал воспринимать жизнь легко и правильно. Хороня братков в углубленных могилах добропорядочных граждан, я с удовольствием подсчитывал прибыль. Время летело быстро и беспечно.

Менялась страна. Вместе с ней изменилось и наше дело. Бизнес развился и вырос. В начале нулевых мы стали владельцами самого престижного кладбища Москвы. Помогли связи деда, и мимолетная неискренняя близость к режиму.

В 2005-м умер отец. Новый 2006-й я встретил полноправным главой Похоронного дома «Рубинштейн Ritual». Еще через год были возведены новый морг и гордость нашей семьи – Крематорий.

Процедура Кремации была завершающей ступенью сложного ритуала перед захоронением покойного. Кремировали усопших разными методами. Мы применяли собственный, оберегаемый поколениями. Имея дело исключительно с высшей прослойкой общества, наша семья старалась держать планку, быть вне конкуренции. Работать с нами было престижно.

* * *

– Иосиф Маркович, все на месте! – Рита приняла у меня пальто.

Я осмотрел себя в зеркале, пригладил волосы.

– Спасибо, Рита. Вроде вовремя.

Поздоровавшись с посетителями, я занял место во главе стола. Секретарша тихо прикрыла дверь. Сегодня предстояло беседовать с супружеской парой, разговор обещал быть не простым. Именно поэтому я принял решение о личном собеседовании, хотя обычно этим занимались мои заместители. Взору предстали пергидрольная блондинка и тот самый ботаник из телефонной трубки. Я не ошибся, у мужчины была густая борода и толстые роговые очки. Пара увлеченно листала наш фирменный каталог. С глянцевых страниц на гостя смотрели дорогие гробы и ритуальные принадлежности. Буйством красок поражали изысканные букеты и венки, предлагались различные варианты отделки персональных мавзолеев, траурные лафеты и многое другое. Отдельная глава посвящалась видам кремации.

Отключив мобильный, я с улыбкой кивнул гостям.

– Благодарю вас за визит и честь быть вам полезным.

– И вам огромное спасибо, что согласились на встречу. Вообще-то я хотела приехать одна, но муж настоял и…

– Мы всегда рады нашим клиентам, Светлана, в любое время, – я сдержанно улыбнулся: – Для нас это честь. Могу ли я вам что-нибудь предложить?

– Спасибо, нет.

– Итак. Насколько я понял из нашей телефонной беседы, речь пойдет о Кремации?

– Именно так, – Светлана посмотрела на мужа: – Виктор вам уже объяснил в общих чертах суть вопроса?

– Да, мы пообщались, но… по правде говоря, я не совсем уловил общий смысл, и нам лучше будет обсудить это сейчас.

Супруги переглянулись. Начать решил Виктор.

– Иосиф Маркович, речь пойдет об Обряде Кремации для моей жены.

Повисла тишина. Я посмотрел на Светлану.

– Виктор, насколько я вижу, ваша жена все еще жива и пребывает в добром здравии?

– Да, и слава богу.

– Тогда… я не совсем понимаю.

– Мы знаем, что это противозаконно, – Светлана достала сигарету: – Вы позволите?

– Конечно. Чувствуйте себя как дома, – я придвинул ей пепельницу.

Сам бросил курить пятнадцать лет назад и терпеть не мог дыма. С проклятием пообещав себе сегодня же избавиться от пепельницы, я с улыбкой глядел на гостей.

Светлана глубоко затянулась, с наслаждением выпустила дым.

– Мы готовы более чем достойно оплатить ваши услуги, назовите любую сумму.

– Света, простите, – я встал из-за стола: – но осмелюсь предположить, что вы не до конца понимаете всю серьезность шага? Не говоря уже об уголовной ответственности для всех нас?

Я подошел к окну. Летнее небо сияло бирюзой, перистое облако медленно плыло над куполами древнего монастыря. В приоткрытую форточку доносился шелест листвы. Воздух был насыщен ароматами лета. Я почувствовал жажду, взял графин с водой.

«Они сумасшедшие».

Налил, в несколько глотков выпил полный стакан. Прикрыл глаза. Вода напомнила мне об океане и белом пляже. Вдруг безумно захотелось уехать, бросить все к черту.

– Виктор, почему я сейчас не зову охрану и не приказываю вышвырнуть вас обоих на улицу?

Супруги с тревогой переглянулись.

– Потому что наша служба безопасности вас тщательно проверила. И не только перед входом в мой офис, вы уж простите. Фамилия у вашей семьи достаточно известная, наши предки имели общие интересы. Я сделал логический вывод, что вы не провокаторы, и не пришли сюда от конкурентов. Это я к тому, чтобы вы осознали всю серьезность того, что собираетесь сделать.

Молодожены согласно кивнули.

– Иосиф Маркович, ну что вы! Ни в коем случае! – Светлана поспешно достала из сумочки белый конверт: – Это в качестве аванса!

Я поставил стакан на стол. Взял трубку телефона, набрал номер.

– Вера, вы еще не приступили? Отлично. Мы сейчас зайдем.

Отключив телефон, я кивком пригласил супругов. В моем кабинете располагался персональный лифт. Выбрав из связки ключей нужный, я отворил двери. Виктор и Светлана вошли в кабину. Я нажал кнопку «Basement», лифт мягко покатил вниз. В нашем подземелье располагался морг.

* * *

Бомж Валера Тушкин любил кинематограф. Особенно утренние сеансы. В мягком кресле пустого кинозала можно было вздремнуть, спокойно, под какой-нибудь мультфильм, выпить чекушку, и наконец – просто отрешиться от действительности. Пять лет на улице лишили его последних иллюзий. Жизнь была серой и унылой. Но больше – жестокой и страшной. Иногда помогала водка. Сделав добрый глоток, Валера крякнул. Одним глазом уставился на экран. Второй глаз вот уже три дня не открывался после драки. Сегодняшнее кино было странным, не таким, какое обычно показывают на утренних сеансах.

Рассвет озарил площадь средневекового города. Людская масса плотной очередью двигалась к палачу, который спокойно рубил каждого подошедшего на части. Люди на экране весело переговаривались, смеялись. Каждый с нетерпением своего мига. Поодаль валялись отрубленные части тел. Чьи-то головы еще хрипели, шевелили губами.

– Что за нах… – Валера недоуменно поморщился. Вытряхнул остатки водки себе на язык. Закурить бы, а нельзя. Да и нечего, последний бычок он выкурил перед фильмом.

Площадь на экране потемнела, стала распадаться на части. Валера расслышал брань, кто-то рвался к палачу без очереди, кого-то тут не стояло.

Ощутил, что его трясут за плечо.

– Так, а ну давай отсюда! Нашел место, где спать! Убирайся, сейчас милицию позову! – уборщица погрозила Валере шваброй: – Ишь, вонь какую развел!

– Да тише ты, карга… – Валера зевнул, сгреб мятую кепку. Потянувшись, нехотя встал с мягкого кресла. На экране мелькали титры, пел веселый детский голос. Мультфильм закончился.

Выйдя на улицу, заприметил недокуренную сигарету. Быстро подобрал, с жадностью затянулся.

– Вот тебе и сказочка… – поспешно, в несколько затяжек добил окурок. Смачно сплюнул.

Дорога к центру была не близкой. Сегодня обещали кормить и дать место в ночлежке.

«Заодно и помоемся».

Перейдя на другую сторону, Валера не заметил черного автомобиля, притормозившего сзади. В следующий миг все вокруг потемнело, сильные руки втащили его на заднее сиденье.

* * *

Трехдневная подготовка к Обряду Кремации проводилась в морге, после чего тело усопшего переносилось в Крематорий. Главный ритуал содержал в себе таинство древних знаний, переводил мертвеца в светлый мир по ту сторону бытия. Только избранные могли позволить себе Переход в нашем Крематории. Лифт медленно ехал вниз. Я раздумывал, как поступить. Как объяснить этой паре, что не смогу выполнить их просьбу? Убедить, что затеянное ими является бредом и полным абсурдом? Наверное, лучше продемонстрировать.

Мы прибыли на место. Выпустив гостей, я плотно затворил двери лифта. В морге готовились отправить на кремацию тело известного финансиста. Мужчина был еще молод. Скоропостижная смерть настигла его во время бурной ночи с любовницей, не выдержало сердце. Предстояло исполнить завершающее перед кремацией действо. Втроем мы вошли в ярко освещенный зал препараторской. Посреди, на цинковом столе лежал труп мужчины. Его тело было румяным и свежим, бархатная кожа переливалась оттенком загара. Набухшие мускулы, казалось, подрагивали; было ощущение, мертвец вот-вот откроет глаза и сладко потянется. Эффект глубокого здорового сна был главным достижением нашей фирмы.

Кремация живых была запрещена в 1961 году. За нарушение закона с тех пор полагалась смертная казнь. Причину столь суровых мер знали немногие. Наша семья была в числе избранных.

Закон «О долговечности и нерушимости семейных устоев» от 19 апреля 2020 года, а именно Статья 17 «Об отношениях мужа и жены», предписывающая супругам иметь половой контакт не чаще одного раз в месяц, жестоко карала непокорных. Цель данного ограничения была простой. Сохранить до глубокой старости мужское желание и влечение к жене, способность постоянно выполнять свой супружеский долг, качественно воспроизводить новых граждан Великой России. Печальный опыт западных стран, где семейные узы подверглись законодательным атакам извращенцев и феминисток, а так же сторонников однополой любви, стал для России примером деградации общества, надругательством над его моралью и устоями. Европа и США вплотную подошли к демографической катастрофе. Для того чтобы удержать супругов от полового контакта чаще раза в месяц, даже от прикосновения и поцелуев, нашей фирмой по государственному заказу была разработана Мазь, которой натирали замужних женщин при ежемесячных осмотрах у гинеколога. За неявку на обязательный осмотр полагались 100 ударов плетью и внушительный штраф. Мазь, в случае прикосновения самца к телу женщины, вызывала у последнего приступ удушья и паралич мышц. Шок не был смертельным, но достаточно сокрушительным. Оставлял глубокий ужас и память о чудовищной боли. Действие мази было рассчитано ровно на 30 дней. После чего эффект проходил и наступала Общероссийская Ночь Супружеского Долга. Муж с женой наконец то обретали свободу. На следующее утро всех замужних женщин ожидало повторное нанесение Мази. Всех юношей и девушек по достижению 14 лет метили подкожными чипами, контролировавшими внебрачную связь. Нарушителей, в случае запрещенного полового контакта или мастурбации, ждали ураганные понос и рвота. После вступления в законный брак чипы снимались, но тут же приходило ежемесячное Натирание Мазью. До вступления в законный брак строго запрещалось иметь половые отношения. Государство и Церковь встали на защиту древних устоев русской Семьи. После Великого Воссоединения Земель, когда в состав России вернулись Польша, Финляндия и Прибалтика, были беспощадно уничтожены проститутки, гомосексуалисты и педофилы. Запрещено любое проявление эротики в культуре. Был строго ограничен Интернет. В новоприсоединенных Аляске и Калифорнии провели тысячи показательных казней отказавшихся принять Закон о Натирании. Отличие Натирания Мазью от Кремации, проводившейся строго для умерших, было существенным. Для Обряда Кремации использовали только особый Крем со специальным составом. Кремировали умерших следующим образом. Начинали с традиционного Ритуала докремационной подготовки. На протяжении двух дней и ночей тело массировали специально обученные массажисты, тщательно разминая каждый сантиметр мертвой плоти. Ритуальный массаж безостановочно шел двое суток, после чего тело натирали горчичным маслом с примесью меда и секретных компонентов из трав и неорганических добавок. Последней процедуре уделялись еще сутки. Через три дня тело покойного было готово к Кремации. Умершего погружали на Траурную Ладью и в сопровождении ритуальной свиты отправляли по реке Стикс к последнему Переходу. Реку Стикс нам пришлось стилизовать из выделенного участка подземного коллектора. Стометровый рукав проходящей под нами городской канализации был очищен и многократно дезинфицирован. Затем участок наглухо закупорили мощными фильтрами. Каменные своды были расписаны древнегреческими фресками, в нишах установлены статуи, озаряемые светом бронзовых факелов. В воздухе витал аромат благовоний и мрака загробной тайны. Чистая вода доставляла Ладью с телом к подземному причалу Крематория. Торжественный перенос тела в Кремационный зал осуществляла команда из крепостных, приписанных к нашему Похоронному дому. Шестеро голых крестьян, трое юношей и три девушки, несли на плечах обнаженного покойника к базальтовому постаменту Перехода. Поместив тело на постамент, крепостные становились на колени в ожидании Жреца. Натирание мертвеца Погребальным Кремом я проводил лично. Кремировать дворянина мог только глава Похоронного дома. После Обряда Кремации тело покойного растворялось в Вечности.

Мои предки участвовали во многих знаменательных Переходах. Прапрадед по линии отца Соломон Рубинштейн, проживавший до революции в Италии, был учителем великого Альфредо Салафии, отправившего в нетленную вечность известную на весь мир Розалию Ломбардо, живое тело которой до сих пор поражает миллионы в Катакомбах Капуцинов на Сицилии. Двухлетняя девочка стала триумфом науки того времени. Ее смерть навсегда преобразила умы.

Российская ветвь семейного генеалогического древа была представлена родственниками по линии моей матери, двое из которых на сегодняшний день состояли в группе Мавзолея В. И. Ленина.

Пару слов о Кремации Вождя. Вначале, анатомированное тело Ленина намазали вазелином с примесью кальция. И только после этого кремировали особым составом Збарского. К прискорбию, сто лет назад еще не было практики ритуальных массажей, избавляющих от необходимости удаления внутренних органов. Крайне несовершенной была и техника изготовления переходного Крема. Сегодня, когда наука с легкостью устанавливает причину смерти без анатомического вмешательства, на службу к нам пришли достижения биотехнологий и регенерации клеток. Передовые исследования проводятся в закрытом институте Кремации под руководством моей сестры. Еще в пятидесятые годы прошлого века нашими родственниками был изобретен Крем, совершивший революцию в Кремационной науке! За его основу взяли состав, обнаруженный в подземной лаборатории нацистов на территории Восточной Германии. Говорили, что с помощью этого крема Гитлер мечтал обрести бессмертие. Первые исследования проводились на замороженных телах неизвестных солдат, одного из которых впоследствии торжественно захоронили у Кремлёвской стены.

О стене. Недавно к своему великому ужасу, я обнаружил кощунственные ошибки в Детской Энциклопедии, трактующие возведение Кремлевской Стены на основе состава из минерального крема, используемого нашими предками-язычниками для, простите… повышения страсти у самок! Чему они учат наших детей!?! Мною было направлено письмо Президенту с опровержением мракобесия, и требованием немедленно уволить безумцев из Академии Наук, обязанных знать, что Крем использовался не только минеральный, но и органический! На основе навоза и болотного торфа! И именно ОН стал основным компонентом для фундамента и кирпичей Стены, которую впоследствии и назвали КРЕМлёвской!

Но вернемся к главному вопросу.

Испытания нового Крема Великого Перехода явили неожиданное открытие. В 1961 году в Главной лаборатории Института Переходной Кремации произошло ЧП. Группа из трех ночных дежурных, в нарушение инструкции и строжайшего запрета, устроила попойку. Изрядно напившись, лаборанты стали играть в карты. Проигравшему полагалось с ног до головы обмазаться Кремом для умерших. Никто не знал, что произойдет после, испытания на живых ещё не проводились. Проигравшей оказалась Антонина Залуцкая, младший научный сотрудник Института. Ее коллеги, Иван Афанасьев и Владимир Горчаков раздели Залуцкую до гола, после чего уложили на стол в препараторской. Два литра медицинского спирта напрочь лишили троицу разума и освободили от государственной присяги. Первым к Кремации Залуцкой приступил Горчаков. Он тщательно обработал Кремом ее ноги, паховую область и левую руку. Афанасьев кремировал правую руку, затем туловище и голову Залуцкой. После этого Горчаков и Афанасьев разделись до гола и обмазали Кремом друг друга. Затем совершили половой акт. После этого, совершили поочередно половой акт с Залуцкой. Сложно сказать, когда начались первые изменения. Вначале лишился чувств Афанасьев. Еще через пол часа наступили необратимые последствия для Горчакова. А после изменения настигли Залуцкую. Очнувшись, она обнаружила себя висящей под потолком. Сверху увидела лежащих на полу Горчакова и Афанасьева. Обнаженные тела не подавали признаков жизни. Отчаянно пытаясь спуститься, Залуцкая увидела, как в воздух поднимаются Горчаков и Афанасьев. Оба открыли глаза. Все трое стали орать благим матом, призывая на помощь.

Из показаний старшего лейтенанта Егорова, дежурившего в ту ночь в Главном корпусе Института:

«Нас было трое. Сержант Кривонос выполнял штатную работу с документами. Прапорщик Загорулько отправился на обход Главного корпуса. Я слушал радио, передавали хоккейный матч. Загорулько первым услышал крики о помощи, и вызвал нас по рации. Мы ничего не поняли, но сразу же побежали наверх. И то, что увидели в лаборатории, повергло нас в шок. Я в жизни никогда ничего подобного… даже не представлял!!! Кривонос, так вообще упал на землю и стал креститься. Ну а вы, если б узрели прилипшую к потолку голую бабу и поднимающихся в воздух двух голых мужиков, жирно обмазанных какой хренью, чтобы сделали?!! Вот и я вначале просто потерял дар речи. Но потом пришел в себя. Загорулько схватил эту бабу за ногу. И в этот миг она рухнула на него! Вслед за ней на землю попадали Горчаков и Афанасьев! То есть, как я понял, все трое вдруг потеряли вес, стали легче воздушных шаров. А затем так же резко вес набрали! Но самое ужасное началось после! Загорулько не подавал признаком жизни, она просто сломала ему шею! Я оставил Кривоноса на месте, а сам кинулся в дежурную поднимать тревогу! А когда подоспели бойцы да начальство… тут такое началось! И я даже не знаю, как описывать! Все прибежали в Лабораторию, и увидели Кривоноса. Точнее то, что от него осталось. Куски тела валялись по всему коридору! В самой Лаборатории нас ждало кошмарное зрелище. Эта баба… ччёрт, как её… все забываю фамилию!.. вобщем эта баба стала просто гигантских размеров! Метра три с половиной в высоту! Голова у нее в потолок упиралась! Да и вширь её тоже разнесло! А Горчаков с Афанасьевым так и валялись на полу, но стали походить на студень, в котором видны все внутренности! Да, как холодец оба. Прозрачные и мягкие. Мы даже не знали, как их погружать то на носилки! Афанасьев на две части развалился. Ну, это было уже потом. А вначале нам пришлось расстрелять это чудовище. Еле успели! Всех бы сожрала к черту!»

Инцидент сохранили в тайне. В государстве ввели смертную казнь за Кремацию живых.

Должен отметить, что исследования трупа Залуцкой повергли нас в шок. У девушки изменилась вся молекулярная составляющая. Выяснилось, что эффект воздействия на живую плоть различается для самцов и самок. Стали ясны и другие механизмы трансформации. Но главным открытием было изменение свойств белка и полного генетического кода! Правительство из гуманных соображений не позволяло нам проводить опыты даже на живых крысах, а тут, как говорится, несчастье помогло. После данного инцидента, власти решили пойти на уступки и позволить нам эксперименты на живых людях. Первыми подопытными стали приговоренные к смерти и бомжи. Эксперименты стали проводить ежедневно. Подопытных иногда не хватало. Продолжались исследования и на трупах. Одним из грандиозных скандалов того времени стал неудачный опыт с неизвестным солдатом, которого власти подготовили для захоронения у Кремлевской стены. Перед выносом тела из Лаборатории, у покойного вдруг стали дергаться ноги и голова. Пришлось даже задержать церемонию, пока мы его пеленали, как мумию. Но и после этого из гроба доносились хрипение и стук. На этом испытания не закончились. Кошмар ждал нас впереди. Изменения, произошедшие с телом солдата, дали толчок к молекулярному распаду всего, к чему тело прикасалось. Вначале разложился на атомы саван. После этого начал трансформироваться гроб. А затем стала изменяться подземная камера, оборудованная под могилу. Тоннель, ведущий от лаборатории Мавзолея, соединялся с камерой Неизвестного солдата напрямую. После дополнительных исследований, мы пришли к выводу, что единственным способом нейтрализации распада материи станет газ, о чем и было немедленно доложено правительству. Над могилой неизвестного солдата решили, для прикрытия, соорудить Вечный огонь. Излишки газа необходимо было сжигать.

С той поры минуло огромное количество экспериментов и доработок. Крем приобрел свои настоящие свойства и стал гордостью нашей семьи.

В узком кругу российской элиты зрело недовольство чрезмерными ограничениями личной жизни. После закрытия последних борделей, я все чаще слышал разговоры о перегибах. Как быть дальше? Друзья сделали мне предложение разработать противоядие Мази. Разделяя их точку зрения, я принялся за главный эксперимент в своей жизни. Постоянное усовершенствование Крема Великого Перехода дало надежное прикрытие. Тайная работа увенчалась успехом. Я создал уникальный препарат, мгновенно нейтрализующий действие Мази Воздержания! Избранная каста получила возможность наслаждаться физической любовью 24 часа в сутки. Круг состоял из десяти влиятельных бизнесменов и представителей власти. Но теперь, после визита Светланы и Виктора, я с ужасом понял – произошла утечка информации. Я знал, ЗАЧЕМ они ко мне явились. Все мы ходили под топором смерти. И наши счастливые жены хранили нерушимый обет молчания. Мы не могли позволить себе включить посторонних в Тайну. Что делать теперь, я не знал. Кто стал предателем? Сейчас это не имело никакого значения. Мне нужно было любой ценой доказать сумасшедшей паре, что желание их неисполнимо! И подарить им счастье ежедневного секса я не смогу! Потребовать от них слить информатора я не мог тоже, не признав при этом существования противоядия.

Я размышлял, что предпринять? Мы уже в морге, и от меня требовались решительные действия.

Светлана и Виктор с любопытством оглядывали помещение. Виктор уставился на труп финансиста.

– Это невероятно. Вам действительно есть, чем гордиться, Иосиф Маркович! – ботаник с восхищением глядел на покойника: – Он ведь живой!

– Да, мы достигли определенных успехов. – улыбнувшись, я достал телефон. Пришло сообщение. Команда с новым подопытным уже на пути. Будут в Крематории через 10 минут.

– Прекрасно. – я спрятал телефон, сдержанно улыбнулся: – Ну что, господа, пора в Крематорий!

Сотрудники засуетились. Виктор со Светланой довольно переглянулись. Я подал знак.

В препараторскую вошли шестеро крепостных. Обнаженные тела крестьян сверкали бронзой. Трое юношей и три девушки разделились по парам. Бережно подняли тело финансиста. Обнаженный мертвец, казалось, довольно улыбнулся. Тело медленно понесли к Траурной Ладье. Сейчас река Стикс доставит нас к месту Великого Перехода.

Все заняли места на Ладье. Я подал знак Харону, нашему чернокожему гондольеру. Озаренные факелами, настенные фрески ожили в вечном танце. Статуи богов безмолвно устремили на нас взоры. Ладья медленно понеслась навстречу Вечности.

– Мы на пороге другого мира… – Светлана с благоговейным восторгом разглядывала подземелье: – Это непередаваемо!

Виктор, улыбаясь, обнимал жену. Я согласно кивнул:

– Так и есть, Света. И сейчас вы убедитесь, что торопиться с Переходом не стоит. Ведь жизнь прекрасна, какие бы испытания нас не ждали.

– Здоровая жизнь прекрасна, Иосиф Маркович. Светлая жизнь. С полной свободой и без ограничений. Мы с Витей серьезно думаем о переезде.

– Позвольте спросить, куда?

– Да куда угодно… Лишь бы подальше из этого ада.

– Вы абсолютно уверены, что здесь ад? – я вопросительно посмотрел на Светлану.

– Мы не можем так больше, Иосиф Маркович!.. – на глазах у Светланы заблестели слёзы: – Прошу вас, помогите нам! Пожалуйста! Спасите нас!

– Света, ну что вы… – я коснулся ее плеча: – Не стоит так расстраиваться. В мире есть места и похуже России. Например, Мадагаскар, где существует варварский обычай будить своих мертвых, раз в пять лет, выкапывая их из могил. Покойника носят по улицам, усаживают за стол, подливают ему. А после опять закапывают. А в континентальной Африке, говорят, есть одна маленькая страна, где кремацией называют сжигание мертвых! Представляете? Ну не дикари ли? Или вот еще…

– Нам все равно. Жить так я больше не буду! Нет сил!

Впереди появился причал Крематория. Бронзовые факелы озарили каменный вход.

– Света… – тихо произнес я: – Не имею понятия, кто и когда вам сообщил то, что у вас сейчас в головах… Но поверьте, это неправда. Мы не сможем все изменить.

– В таком случае жизнь не имеет смысла.

– Нет, имеет. И мы вам это докажем. Продемонстрируем кое-что.

Ладья причалила к каменному выступу перед входом в Крематорий. Крепостные подняли мертвеца на плечи. Процессия медленно двинулась вверх по каменным ступеням к Церемониальному Залу.

Вы достигли конца предварительного просмотра. Зарегистрируйтесь, чтобы узнать больше!
Страница 1 из 1

Обзоры

Что люди думают о Хор в законе

0
0 оценки / 0 Обзоры
Ваше мнение?
Рейтинг: 0 из 5 звезд

Отзывы читателей