Наслаждайтесь этим изданием прямо сейчас, а также миллионами других - с бесплатной пробной версией

Только $9.99 в месяц после пробной версии. Можно отменить в любое время.

Поцелуй мира. Забытые обломки судеб

Поцелуй мира. Забытые обломки судеб

Читать отрывок

Поцелуй мира. Забытые обломки судеб

Длина:
495 страниц
5 часов
Издатель:
Издано:
Jan 29, 2021
ISBN:
9785040615728
Формат:
Книга

Описание

В романах Виктории Смирновой смешаны самые разные жанры: детектив, мистика, мелодрама, фэнтези, путешествия… Герои серии «Поцелуй Мира» обладают удивительными способностями понимать животных и природу, растворяться в окружающей среде, уклоняться от летящих в них предметов и самим попадать в любые движущиеся объекты. Находясь Москве и Лондоне, они сами становятся объектами преследования со стороны неизвестных им сил. Кто-то убивает родителей главной героини Риты, а затем похищает её близкого друга и охотится на неё саму. Спасаясь от этого, Рита с друзьями была вынуждена покинуть Землю и оказаться в другом мире – том, который когда-то был её настоящей родиной… История Виктории Смирновой читается на одном дыхании, от неё просто невозможно оторваться, настолько захватывающими являются разворачивающиеся в ней события. И, конечно же, главной линией этого невероятного сюжета является высокая земная любовь, которая всем помогает и всех спасает. Книга предназначена для читателей всех поколений – молодых, взрослых и пожилых, потому что она не просто увлекает, но будоражит сознание и наполняет душу самыми острыми и светлыми чувствами. Вашему вниманию предлагается продолжение первой части «Зов горизонта».

Издатель:
Издано:
Jan 29, 2021
ISBN:
9785040615728
Формат:
Книга


Связано с Поцелуй мира. Забытые обломки судеб

Предварительный просмотр книги

Поцелуй мира. Забытые обломки судеб - Смирнова Виктория Дмитриевна

(Петропавловск-Камчатка).

Пролог

Две молодых пары стояли перед старейшиной Тайтиси и очень внимательно вслушивались в его слова.

– Как ни тяжело мне это говорить, но вы единственные и последние. Вся надежда только на вас. Мы обязаны прислушиваться к советам Верховных Деревьев. Деревья – это наши родители и хранители этого мира, но сейчас от них исходит даже не совет, Деревья просят помощи. А всё потому, что наши дети, которых мы отправили ранее, погибли. Это подтвердили сами Деревья. Они не слышат стука их сердец. Именно я виноват в том, что неправильно истолковал совет Деревьев и этим погубил весь план. Я виноват перед родителями погибших детей, готов понести наказание, и я его понесу, но только после того, как исполню просьбу Деревьев. Я переговорил с Верховным Древом, он указал на ошибки, которые дорого стоили нам всем. Теперь… – старейшина Тайтиси замолчал и набравшись храбрости, посмотрел в глаза присутствующих. – Вы – те две семьи, которых выбрало Верховное Древо.

– Самое Верховное Древо? – изумились четверо Эльфов.

– Да. Настанет час, когда у вас появятся дети, и вам придётся их отдать, ради спасения нашего мира.

– А что с нашим миром не так? Всё здесь хорошо, – произнёс молодой Эльф Леса.

– Деревья знают Пророчество… скоро придёт хаос, – Тайтиси с мольбой в глазах поочерёдно посмотрел на лица стоящих перед ним Эльфов. От решения этой четвёрки зависела судьба мира. И почему-то именно их выбрало Верховное Древо. До этого ни разу ни сам Лес, ни Деревья, ни Древо не указывали на конкретных жителей их мира. И вдруг такая просьба, даже не просьба, а крик раненого зверя… А если Эльфы не согласятся? Тайтиси был напуган, особенно после того, как при переходе погибли другие.

Девушки переглядывались, ещё пока ничего не понимая. Потом Эльфийка Леса ясным взором синих глаз взглянула на Тайтиси.

– Когда-нибудь мы родим. И получается, что объявленные Верховным Древом наши два ребёнка нужны для жертвы?

– Нет, нет, не жертвы, – Тайтиси замотал головой.

– Но зачем? – спросила та, что была Охотницей. – Зачем отдавать? Они же тоже погибнут. Разве нет?

Тайтиси сосредоточился на ответе, пытаясь подобрать правильные слова, чтобы всё объяснить и убедить.

– Те дети погибли только по моей вине. Я всё неправильно понял, решив, что хаос коснётся только Эльфов. И в этом заключалась моя страшная ошибка. В этот раз… нам дан единственный и последний шанс… мне придётся попросить помощи у Гномов. Мы одно целое с ними. До этого я решил не ввязывать Гномов, а всё взвалить на плечи Эльфов. И смерть младенцев показала, какую чудовищную ошибку я совершил. Именно Верховное Древо сказало мне самое важное, что без Гнома, в том мире вашим детям не выжить. – Тайтиси замолчал, собираясь произнести главные слова. Он не стал смотреть на присутствующих, его взгляд устремился вдаль. Казалось, он собирается сказать это кому-то далёкому и невидимому, и он заговорил. – Оказывается, в первую очередь судьба этого мира зависит от согласия Гномов. Поэтому я сам пойду к ним и заключу договор, который нельзя будет нарушить. А если Гномы не отдадут Верховному Лесу своего младенца, всему миру придёт конец. Если же они согласятся, то ваши дети обязательно выживут в чужом мире. И настанет момент, когда они вернутся в дикие и забытые времена.

– А мы доживём до этих дней? Мы увидим своих детей? – всхлипывая, спросила синеглазая, та, что была Эльфийкой Леса.

– Нет… Деревья сказали, что их возвращение из того мира настанет ещё не скоро. К этому времени мы все уйдём на Болота. Но пока ещё пройдёт много-много веков, пока родятся ваши дети. Вы самые молодые пары, но почему-то именно вас и ваших детей выбрало Верховное Дерево.

– Почему? – спросил Эльф Леса.

– Я тоже задал этот вопрос Древу, и оно ответило мне, что есть в этом мире очень древняя тайна. Она связана с рождением ваших будущих детей. И только они смогут раскрыть её. И если раскроют, собрав все части вместе, тогда они узнают, почему выбраны именно они. – Тайтиси снова поочерёдно посмотрел на всех четверых.

– Непонятно… – Охотник потёр подбородок. – Они же ещё не родились, а Древо уже знает о них что-то.

Тайтиси почувствовал эмоции этого Леса. Да, Лес симпатизировал этим четырём Эльфам. Они – особенные. Эльфы пытались правильно и логически думать, понять будущее и соединить его с прошлым. Они даже оспаривают слова Древа, на это решатся не многие жители, а скорее всего, никто кроме этой четвёрки. Тайтиси подумал о будущих детях этих двух семейных пар, – что унаследуют они от родителей? – но его мысли прервал один из Эльфов.

– Древо знает всё. И мы обязаны подчиниться его просьбе, – ответил за всех Эльф Леса.

Тут все одновременно услышали Лес.

– Ты не прав. Древо не всё знает. Он рассчитывает. Предугадывает. А как поступите вы, это уже другое. Так как путей осталось три – вы или Гномы, и – вы и Гномы.

Тайтиси снова подумал о том, что нужно хорошо понимать, что пытается сказать Лес. Вот и сейчас его слова про две дороги нужно понять правильно. Видимо, если согласятся все, то младенцев подбросят в чужой мир, но могут согласиться Эльфы и отказаться Гномы. А могут отказаться и все. Вот и получаются два пути – получится всё или ничего не получится. Сейчас Тайтиси резко почувствовал, что Лес ждёт ответа Эльфов. Последние переглянулись и утвердительно кивнули, ещё толком не понимая, на что соглашаются, но они никогда бы не отказали ни этому миру, ни этому Лесу, ни Верховному Древу.

Тайтиси подошёл и обнял всех по очереди.

– Спасибо, друзья. Я горжусь вами. Но теперь поговорим о будущем, – продолжил Тайтиси. – Если ко времени рождения ваших детей я уйду из этого мира, вы сами придёте сюда, на это самое место, здесь сам Лес примет у вас роды, и вы тут же отдадите их Губам Поцелуя. Вы останетесь тут и будете сидеть на этом самом месте много дней, пока Деревья не подтвердят, – Тайтиси опять сделал секундную паузу, – что одно из двух… или они живы… или мертвы. Когда третий младенец пройдёт через Губы Поцелуя, и вы узнаете о его судьбе, тогда вам нужно немедленно уйти из этого места навсегда. Потому что Верховный Лес закроется на века, он погрузится в сон.

Мужчина, что был Эльфийцем Леса, с ужасом посмотрел на старейшину. Закрытие Верховного Леса говорило о чём-то очень страшном.

– Не смотри на меня так, – ответил Тайтиси. – Я и сам не понимаю, что нас ждёт впереди…

* * *

Три пары стояли в Верховном Лесу Поцелуя и с надеждой ждали…

Уже дважды столетиями ранее они точно также стояли тут, и Деревья подтвердили, что двое младенцев выжили. Мальчик-Гном родился первым и, пройдя через Поцелуй, выжил. Потом через века родился второй ребёнок – Эльф-мальчик, и именно Гном помог выжить малышу. А сейчас все ждали последнего вердикта. Эльфийка Леса родила девочку и отдала её в неизвестный и чужой мир во спасение их мира.

Старейшины Тайтиси с ними не было. Он присутствовал только при первом рождении Гнома, а потом он ушёл от них, как уходили однажды все Эльфы.

Сейчас шесть взрослых жителей, проведя много дней в этом месте, с бьющимися сердцами ждали, что скажут им Деревья.

– Она ещё жива, но слабеет, – продолжали говорить им Деревья.

Три пары молча продолжали ждать… Прошёл день. Ещё один…

– Он нашёл её, – наконец, произнесли Деревья. – Они выжили все трое.

Эльфийка Леса упала на землю и расплакалась.

– Всё будет хорошо. Они выжили. Больше таких детей не родится… Они самые лучшие, их выбрал Лес… – успокаивали маму девочки присутствующие.

– Вам пора. Мы закрываемся от мира, в который очень скоро придут хаос, непонимание, предательство и кровь, – напомнил им Верховный Лес Поцелуя.

– Я хотела бы спросить о хаосе… Если вы знаете о нём, то почему не можете предупредить всех, и мы бы смогли подготовиться, – произнесла мать новорождённой девочки.

– Вы не сможете противостоять тому злу, которое готовится. Удар будет нанесён в спину. А мы не судьи, мы смотрители. У каждого своя судьба, и каждый делает свои собственные рисунки в жизни. Мы не можем подготовить вас и принять чью-то сторону. Мы можем подстраховаться и со временем понять, что зло, а что нет. И есть ли оно, это зло…

– Они вернутся? – с надеждой спросил отец девочки, резко поменяв тему.

– После хаоса жизнь замрёт на века, но с возвращением ваших детей назад в наш мир, должно прийти что-то новое. Нашему миру необходимо это новое. Всё предрешено давным-давно… Но вам уже пора…

Три пары, поблагодарив Верховный Лес Поцелуя, медленно пошли назад. Теперь они не осуждали старейшину Тайтиси. Конечно, Верховный Лес был всем в их мире, Деревья знали обо всём, но не всегда можно было с точностью понять, что они хотят сказать.

– Может, вы хотите о чём-нибудь нас попросить? Мы ведь обязаны вам, мы ваши должники, – произнёс вдруг Лес.

Гномы не умели слышать слова Леса, поэтому Эльфы пересказали им вопрос, как и до этого пересказывали им все предыдущие разговоры с Лесом.

Гном-отец вышел вперёд.

– Только об одном прошу: поддержи и не обижайся на них, когда они вернутся назад. Ведь они расти будут в другом мире и с другими жителями. Они будут иметь совсем другие взгляды на жизнь, а также познают не нашу культуру, возможно, совсем чуждую нам.

– Не дай забыть им, основы наши, – произнёс Охотник.

– И пусть они получат то, что мы имеем, – сказал Лесной Эльф.

– Идите… они получат нечто большее, чем вы для них просите… два мира подарят им свои знания и способности… – произнёс Лес.

Шестеро вышли из Леса, и тут Эльфы перестали его слышать. Навсегда. Они попробовали вернуться назад, войти в Лес, но… не смогли. Они больше не видели Леса. Он существовал, но его не было для его жителей…

– Скоро начнутся другие времена. Мне жаль, что мы не сможем подержать наших детей на руках, видеть, как они растут. Но я горжусь тем, что именно им суждено изменить хаос, который наступает на нас, – произнёс Охотник.

Глава 1

…Лес удивлял Дениса. Огромные высокие деревья поднимались ввысь, они были все разные, но казались одним целым – высокие, спокойные и аккуратные. Если в лесах Земли была трава, много сучков, опавших веток, листьев, мха и даже поваленных друг на друга деревьев, то тут они стояли на таком расстоянии, что ветки не касались друг друга, солнечные лучи беспрепятственно проникали в сам лес, а ещё тут была идеальная чистота. Как будто невидимый уборщик в течение всего дня ходил и убирал мусор. Но даже падающего листочка Денис так и не увидел. Но он решил не особенно заострять на этом своё внимание, оставив такие вопросы для Риты. Его привлекло нечто совсем другое…

Денис поразился тому, что в этом лесу он, как никогда, чувствовал в себе азарт настоящего охотника. Правда, у него не было никакого оружия, да и животные пока ему не попадались, но зато рыбы он смог наловить уже достаточно много. Как ни странно, но в этом идеальном и ухоженном лесу они натолкнулись на такой же идеально чистый, с зеркальной и прозрачной водой, прудик. И в этом водоёме оказалось очень много рыбы. Самым обычным ножом со своей меткостью и проворством Денис очень быстро наловил рыбы, разнообразив ею их обед.

Рита отлично готовила в походных условиях. Изучая растения и пробуя их на вкус, она дважды приготовила салаты и даже стушила рагу.

– Хочу мяса, нежного, с поджаренной корочкой, чтобы жир капал, – мечтательно произнёс Герка. – Вот ты – Эльф или не Эльф… Но не можешь ли ты другу зверюшку поймать?

– Ну, Эльф… Но чем ловить зверюшку? Вот ты – Гном или не Гном? Если Гном, то давай, достань где-нибудь молотки и сделай мне оружие, чтобы я поймал тебе дичь.

Они весело препирались, наслаждаясь новым миром и новыми ощущениями. Как можно предугадать, кого ты встретишь в этой жизни? Разве мог бы Денис раньше сказать с уверенностью, что Герка так сильно изменит его жизнь? Случайное столкновение перевернуло всё. Или всё же – оно было не случайное? Их дружба развивалась стремительно, бурно, и казалось, что они дружили друг с другом всегда, даже тогда, когда вовсе не знали друг друга, и вот теперь у Дениса открылась новая страница в его книге Судьбы, но уже – вместе с Геркой. Да, они были разными во всем, у них были разные вкусы и пристрастия, их внешний вид и характеры. Но, как разнополюсовые магниты тянутся друг к другу, так и Денис с Геркой тянулись друг к другу.

Сейчас Денис проводил Риту взглядом – она ушла купаться, а он скучал по ней до боли. Последняя их ночь была ещё в Москве. Побыть с ней наедине не получалось, хотя лес был огромным, и они смогли бы уединиться, но Рита почему-то не хотела, что-то останавливало её в этом лесу. А ещё она продолжала очень скучать по Диане.

Денис видел, что и Герка, тоже переживал за Диану, хотя и пытался это скрыть. Но когда Рита или Денис произносили её имя, в глазах его друга появлялась какая-то грусть и обречённость. А вечерами он часто вспоминал её, рассказывая, как они гуляли по Москве, как он искал с ней Риту, а потом вместе составляли план по спасению Дениса. Да. Они все скучали по Диане, Барону и даже только появившемуся в их компании Додди.

Денис вспомнил, как в первый день находясь в новом мире и уличив момент, когда Герка заснул, взял Риту за руку и потащил подальше от их маленького лагеря.

– Не знаю, доживу ли я до вечера. Я уже сейчас хочу с тобой уединиться.

– Нет, Денис. Мы не можем тут. Они смотрят на нас с удивлением, – сказала Рита Денису, понимая, что он хочет близости с ней.

– Кто? – спросил Денис, целуя её.

– Деревья. Они подбадривают нас. Мы им нравимся. Но мы не можем это делать при них. Наверное… мы можем только целоваться, – отвечая на его поцелуй, сказала Рита.

Денис оторвался тогда от её губ и впервые посмотрел другими глазами на Деревья.

– Хорошо, – после небольшой паузы ответил он. – Это их территория. Я не знаю местных законов, но если ты так говоришь, то я тебе верю, и потому потерплю.

А уже на следующий день Денис почувствовал изменения в себе, ему тоже передавалась аура леса. Почувствовав в себе охотника, он так же уловил понятия «хочу» и «нужно». Убивать можно было, только если угрожала опасность и ради пропитания. Ради развлечения убийство в лесу было запрещено.

Искупавшись в пруду, Рита вернулась в лагерь. Денис залюбовался девушкой.

– Как вы думаете, тут есть ещё что-нибудь, кроме леса? – спросила она, вытирая мокрые волосы. – Я имею в виду – кого-нибудь из живых…

– Конечно, – ответил, услышав её, Герка. – Ты можешь, к примеру, представить себе в этом лесу Гнома?

– Я могу! – ответил на это Денис. – Наверное, ты и есть лесной Гном! Мы построим тебе домик, и будешь в нём жить, – принялся дразнить он своего друга.

– Ага! Ещё скажи, что я заделаюсь местным столяром. Буду делать поделки из дерева.

Все дружно засмеялись.

– Кстати, про столяра. Вы знаете, что здесь деревья нельзя срубать? Вернее, можно, но не все. Только больные и те, кто готов сам уйти из мира леса, – сказала Рита.

– Хорошо, что предупредила, – буркнул Герка. Денис уже знал, что бурчание Герки всегда было связано с голодным урчанием его желудка.

– Это как так – нельзя срубать? – заинтересовался Денис.

– Понимаете, тут отсутствует хаос. Всё не так, как у нас… я имею в виду – по другую сторону горизонта. Если тебе понадобится дерево, то тебе скажут, какое дерево готово расстаться с жизнью. А если тебе нужно молодое дерево, то оно заключает сделку. И, срубая одно, ты обязан посадить другое молодое в землю для продолжения рода.

– Интересно. Это тебе деревья сказали? – Герка стал оглядываться и смотреть на деревья.

– Да. Только не сказали, они не говорят. Я их слышу в голове и понимаю законы этой местности. Надо учиться с ними общаться. Мне удалось это с первого дня. Мне кажется, со временем вы тоже научитесь с ними говорить.

– А я чувствую законы охоты. Только нужда может заставить меня убить. Обратите внимание, что рыбы я наловил ровно столько, сколько мы съели. В какой-то момент я почувствовал, что больше ловить не нужно, и резко остановился.

– Я тут с вами с голоду умру. Вам мясо не нужно, поэтому и ловить животных вы не собираетесь. А мне что делать, когда консервы закончатся? – снова заворчал Герка.

– Есть сухой собачий корм, – предложил Денис и с лукавством посмотрел на Герку.

Денис понимал, что Герка сейчас шутит, но в каждой шутке есть доля правды. Он понимал друга – ворчание Герки всегда зависело от сытости его желудка. Парню очень не хватало пива и куска мяса.

– Может, мне ещё заменить Барона и стать твоим псом? И преданно глядеть в твои глаза? – хмыкнул Герка.

– Когда придёт момент, я обязательно достану тебе мяса, – пообещал Денис.

– Только, когда он придёт, я уже буду тощим в гробу лежать.

Рита прыснула.

– Какие планы? – поменял тему Денис.

– Всё те же. Двигаемся в том направлении, как этого хотят деревья, – ответила Рита.

– Вот я думаю, а что, если бы вас тут не было? – больше себе, чем другим, задал вопрос Герка. – Я вот попадаю сюда один… И что тогда? Деревьев не слышу, в растениях не разбираюсь, рыбу не ловлю… Умер бы я тут.

– Ты прав, – кивнул Денис. – Мы необычным образом дополняем друг друга.

– Да ни фига я не дополняю! Пока – я ничего не сделал, – заспорил Герка.

Рита даже не встревала в разговор, и Денис знал почему. Последнее время Герка чувствовал себя каким-то ненужным и постоянно об этом говорил. И это было связано не только с тем, что он не слышит леса или ощущений охотника. Здесь совсем не было его привычных камней…

Рита, поднявшись, ушла на небольшое расстояние от их нового лагеря и стала очень аккуратно разводить костёр.

– Разводить костёр буду я, – тоном, не требующим возражения, произнесла Рита в их первый день в этом новом мире. – Лес разрешил мне разводить костёр, но при этом он указывает точное место, где это можно сделать.

Денис потом уже сам видел такие места. Они выделялись небольшими холмиками из мёртвых веток, как будто кто-то заранее их собирал и складывал. Сами деревья находились в отдалении от этих холмиков, казалось, что они отступили от места будущего очага. Интересным было то, что они так и не увидели нигде мёртвых деревьев. И откуда тогда взялись ветки?

– Зачем я вообще тут нужен? – вернул Герка Дениса к настоящему.

– Как это – зачем? – возмутился тот. – Самое главное во всей этой истории – то, что мы выжили. А мы с Ритой выжили только благодаря тебе. И потом… мы без тебя сюда бы вообще не попали. Вот поэтому, мы все тут нужны друг другу.

– Ладно, Эльф, успокоил, – Герка улыбнулся.

– Вот и славненько! – Денис вдруг резко почувствовал, что ему хочется заняться охотой, и ему словно бы дали на это откуда-то свыше добро. Единственное – на кого? За всё время он не видел здесь ни одного животного. Даже птиц не видел. Только рыба в пруду – и всё.

Денис встал и, вытащив перочинный ножик из рюкзака, направился снова к пруду.

– Куда это ты? – крикнул ему вслед Герка.

– Сейчас вернусь.

Денис вышел к воде и тихо ступая, пошёл к небольшим зарослям, напоминающие камыши. Раздвинув их, он к своему удивлению увидел птицу, которая была похожа на обычную утку, только с более ярким опереньем. Птица мирно спала в зарослях. Странно, он тут недавно ловил рыбу, но никакой птицы здесь не видел…

А потом Денис стал прислушиваться к ауре леса. В какой-то момент он понял, что ему разрешили охоту, и переключился на птицу, которая вдруг открыла глаза. Взглянув в них, Денис понял правило: «Если ты силен и ловок, то ты меня победишь. А если нет, то я улечу, и больше ты никого не убьёшь сегодня. Каждая разрешённая охота – это состязание».

Денис принял этот закон охоты, и в этот же миг почувствовал, что – пора…

Утка неожиданно взлетела, он резко бросил в неё нож, и тот попал точно в шею. Птица шлёпнулась в пруд, а у Дениса защемило сердце – он вспомнил Барона. Сейчас бы его пса сюда, вот бы тот повеселился. Вздохнув, Денис снял брюки и вошёл в воду. Вытащив птицу на берег, он какое-то время рассматривал её, а потом сев на берегу, принялся ощипывать её от перьев и потрошить.

Когда Денис вернулся обратно, то Герка открыл рот от удивления.

– Ты сам её убил и потрошил?! Или нашёл уже готовую?

– Это только для тебя! Я никогда не чистил и не потрошил уток, но вы не поверите, что я знаю, как это делается! – немного обескуражено произнёс Денис, глядя на прекрасную тушку и не веря, что это сделал он сам.

Рита подошла и поцеловала его.

– Какой молодец, освободил девушку от тяжёлой работы.

– Хватит тут любезничать и целоваться, давайте сюда птицу, я буду её жарить! – Герка встал, потирая руки и уже готовясь к самой прекрасной части ужина.

– Кстати, о птичках, – Рита обвела глазами деревья. – Знаете, этот Лес необычный, и я благоговею перед ним. Он строгий, но почему-то разрешает тут охотиться и даёт нам разжигать огонь. Хотя нутром чую, что до нас на всё это было табу. Или мы полные придурки и Лес махнул на нас рукой, считая, что психов нельзя вылечить, или же по какой-то другой причине он дал нам поблажку.

– Поблажку? – Денис немного растерялся. – А вдруг не надо было убивать птицу?

– Надо было. Нам Герку надо кормить, и Лес это понял. А поблажку нам он дал, потому что учит и меня, и тебя.

– А меня? – спросил Герка от костра.

– Не думаю, ты ведь Леса не слышишь, – пожала плечами Рита.

– А чему нас учить? У меня и так высшее образование, – улыбнулся Денис.

– Сказал тоже, – хмыкнула Рита. – Лес с нами сейчас нянькается, как с маленькими детьми, которых всему надо учить. Но в будущем… – Рита покрутила головой, глядя на деревья, – такого тут уже не повторится. Вы поняли?

– Чего не повторится? – спросил Герка, вороша потрескивающие угли.

– Тут нельзя охотиться, тут нельзя разводить костёр и, вообще, нужно вести себя тихо с огромным уважением к деревьям.

– Поняли, – ответил Герка, пристраивая утку над костром.

– Он ничего не понял, – прошептал Денис Рите.

Палатки они с собой не взяли, спрятав их у озера ещё в том мире. Поэтому спали под открытом небом, так как в этом Лесу было как-то очень уютно.

– Чувствуете, что как только мы легли и устроились на ночлег, нам стало очень тепло? – произнесла Рита во вторую ночь их пребывания в новом мире. Она поднялась и стала кругами ходить вокруг их маленького лагеря. – Поразительно! – воскликнула она.

– Что? – хором вскинулись Денис с Геркой, тут же садясь и напрягаясь.

– Когда мы ложимся, лес окутывает нас теплом, как одеялом. Если выйти за пределы нашего лагеря, то там прохладно, а стоит вернуться обратно, и на тебя как будто одеяло набрасывают.

С той ночи они спокойно спали в тепле и даже не утруждали себя караулом. Рита отговорила ребят от этой ненужной затеи.

Уже лёжа на тёплой и мягкой земле, она зашептала Денису.

– Знаешь, мы уже два дня ходим по кругу. Ты ведь знаешь, что я прекрасно умею ориентироваться, и я заметила, что в этом месте мы уже были. А вот следы наших костров куда-то исчезают.

У Дениса было отличное зрение, он тоже кое-что подмечал, но не особо придавал этому значение, но после слов Риты насторожился.

– Ты думаешь, мы в ловушке?

– Нет. Это точно не ловушка. Лес нас изучает и с довольно большим интересом. Я чувствую его огромный интерес к нам, и даже любопытство. Странно звучит, но именно так я ощущаю его чувства к нам. Он даёт нам немного привыкнуть, адаптироваться и осознать разницу между двумя мирами. Ну и всё это тепло, и подарки в виде огня и утки, говорит мне о том, что мы ему нравимся, поэтому он и заботится о нас, и опекает. Но я думаю, это скоро закончится, и для нас настанет что-то новое.

Денис, доверяя Рите, немного успокоился, но всё же решил не расслабляться, особенно его стало волновать это «что-то новое».

На четвёртый день они, сытые и выспавшиеся, стали двигаться дальше. И вдруг Денис резко почувствовал какие-то изменения. Он только хотел спросить Риту, замечает ли она то, что и он, но Рита опередила его.

– Лес меняется, здесь есть граница, – произнесла она.

– Наконец-то, что-то новое будет, – проворчал Герка.

Денис видел, что Герка после жареной утки немного повеселел, но от постоянного бездействия у него всё-таки проявлялась постоянная раздражительность. Ему сложно было находиться в лесу, где кроме деревьев, не было совсем ничего. Прошлым вечером у небольшого ручейка он пытался найти камень, но ему этого так и не удалось.

– Ну хотя бы один камушек, – копаясь в илистом дне, с разочарованием в голосе произнёс Герка.

Вчерашние воспоминания улетели мигом, когда Денис почувствовал лёгкое головокружение.

– Что здесь только что было? – Герка уставился на новый пейзаж.

– Кажется, мы перешагнули через какую-то невидимую границу. Видите, Лес вокруг изменился, – ответила Рита.

– Видим… – Герка внимательно и настороженно осматривался вокруг.

Деревья были совсем других пород и тут они росли хаотично, сплетаясь ветками друг с другом; появились запахи травы и цветов, да и сам воздух стал более влажным. А главное, всё наполнилось звуками.

Денис своим охотничьим инстинктом почувствовал, что здесь много живых существ. И одно из них сейчас их изучало. Если Рита прекрасно понимала деревья, то Денис своим зорким зрением и какой-то врождённой интуицией почувствовал, что сейчас они не одни. Их кто-то видел, оставалось только самому увидеть, кто же их рассматривает. Он остановился, пропуская Герку и Риту вперёд, и стал внимательно вглядываться вдаль, просматривая каждый метр местности. Даже сквозь деревья он прекрасно видел и ощущал любое движение. Вот снова это странное сканирование… За ними несомненно наблюдали, и Денис продолжал искать этого незнакомца. Когда ему показалось, что он нашёл ту точку, откуда за ними следили, кто-то оттуда взлетел. Он не успел рассмотреть, кто это был, слишком далеко они находились от того места, и слишком это произошло неожиданно. Но был уверен, что правильно определил местонахождение существа, так как «сканирование» резко прервалось. Значит, их рассматривало и изучало какое-то летающее существо.

Денис взглянул на Риту, та была очень сосредоточена и насторожена.

– Ты почувствовала, что за нами кто-то следит? – спросил он её.

– За нами всё время следят, в основном, деревья. Но если тот Лес был нашим хранителем и учителем, то этот лес нас принимает с насторожённостью. Он какой-то больной или… я бы сказала – умалишённый.

– Скажешь тоже! Умалишённый, – усмехнулся Герка.

– Не смейся, всё именно так. Законы леса остались те же – огонь не разводить, убивать только ради пропитания. Но этот лес очень странный. Сами деревья странным образом всего боятся, они предрасположены к панике.

– Чего? – Герка изумлённо уставился на Риту.

Денис, слушая Риту, продолжал очень внимательно следить за горизонтом.

– Ты не думай, что у меня поехала крыша. Тут одни деревья начинают трястись, а другие смеются. Вон, смотрите! – она показала рукой на дерево, которое затряслось и сбросило с себя зелёные листья. – Видите, оно сбросило зелёные листья, вместо жёлтых. То есть – дерево немного тронулось в уме.

– М-да… Странная картина, – Герка стал наблюдать за деревьями, теребя свою бородку.

– А я заметил, что здесь есть живые существа, и они умны. Нас кто-то только что рассматривал, а когда я смог его обнаружить, оно сразу улетело, – добавил Денис.

– Где это? – спросила Рита.

– Довольно далеко отсюда. Вон там, не меньше суток ходьбы, – Денис указал рукой на высокие деревья. Рита тоже стала вглядываться вдаль, но Денис понимал, что у неё нет такого острого зрения, как у него.

– Значит, кончились наши беззаботные денёчки. Дали нам несколько дней на адаптацию, и хватит, – фыркнул Герка, но с этой минуты он совсем перестал ворчать и стал очень собранным, внимательно глядя по сторонам.

Они стали отдаляться от первого Леса всё дальше, углубляясь в неизвестность. Денису новый лес совсем не нравился, и меньше всего ему хотелось здесь останавливаться и разбивать лагерь. Деревья собой раздражали, и хотелось от них хоть ненадолго укрыться. Странно, но теперь он очень мечтал о какой-нибудь крыше над головой.

– Рит, а куда мы идём? Я, конечно, и сам ходил раньше в походы, так что немного ориентируюсь. Но хотел бы узнать твой маршрут, так как в этом мире мы с Денисом полагаемся всё же в основном на тебя, – признался Герка.

– Знаешь, Гер, тут всё так сложно, – отозвалась она. – Вот теперь я ориентируюсь исключительно по солнцу. С этими кричащими и визжащими деревьями я ничего понять не могу, только по солнцу и могу. Пока мы двигаемся по окружности. Я не хочу сразу идти в самое сердце этого леса. Чувствую, что пока мы не готовы к такому походу. Мы же не знаем, что там, и насколько большой этот ненормальный лес.

– Не понял, – остановился Герка. – Как это – кричащие и визжащие?

– Ну так… Я их слышу, а ты нет.

– Кувшинка, я тебе не завидую. И хорошо, что я их не слышу, – Герка двинулся дальше, продолжая рассуждать. – А может быть так, что этот лес занимает собой всю планету?

И в этот миг молодое дерево, находящееся рядом с ним, вдруг затряслось, обрушивая на него целые горы шелестящей зелёной листвы.

– Вот чёрт! – выругался Герка, вылезая из-под кучи листьев.

Денис засмеялся.

– Я же сказала, что они какие-то странные. Смотри, дерево смеётся над твоими словами, – произнесла Рита, смахивая с головы Герки листья.

Денис и Рита помогли Герке полностью отряхнуться от листьев, и снова двинулись дальше. Герка замолчал, поверив, что деревья ненормальные и явно боясь очередного подвоха от них.

Они шли около часа, перебрасываясь короткими фразами. Денис пытался увидеть своим зрением следы зверей и других живых существ, но так ничего и не увидел. А вот птиц в этом странном лесу было очень много, и все они горлопанили на свой лад. Именно горлопанили.

– Мы начинаем углубляться в лес. Будьте предельно внимательны, – произнесла Рита.

Чем больше они углублялись в этот странный лес, тем громче кричали птицы.

– Как ужасно орут эти птицы! Сколько от них шума… Такое ощущение, что не только лес полоумный, но и птицы такие же. Они хоть сами понимают, чего кричат? – громко пробормотал Герка себе под нос, уже не в состоянии молчать. Никто ему не ответил, так угнетающе действовал щебет.

Рита, идущая впереди, нагнулась и подняла какой-то глиняный черепок. Денис и Герка подошли к ней.

– Что это? – спросил

Вы достигли конца предварительного просмотра. Зарегистрируйтесь, чтобы узнать больше!
Страница 1 из 1

Обзоры

Что люди думают о Поцелуй мира. Забытые обломки судеб

0
0 оценки / 0 Обзоры
Ваше мнение?
Рейтинг: 0 из 5 звезд

Отзывы читателей