Наслаждайтесь этим изданием прямо сейчас, а также миллионами других - с бесплатной пробной версией

Только $9.99 в месяц после пробной версии. Можно отменить в любое время.

Никто не плывёт по опасной реке, Чапаева просто прибрали в ЧеКе. Поэзия

Никто не плывёт по опасной реке, Чапаева просто прибрали в ЧеКе. Поэзия

Читать отрывок

Никто не плывёт по опасной реке, Чапаева просто прибрали в ЧеКе. Поэзия

Длина:
447 страниц
1 час
Издатель:
Издано:
Jan 29, 2021
ISBN:
9785040714568
Формат:
Книга

Описание

Итак, панове и гражданы, дамы и паненки, а также господа из мира мне лично недоступного, то есть прозаики и поэты! Тут всё для вас. С Божьей помощью приступим. И, как говорят мои нынешние сограждане, наслаждайтесь!

Издатель:
Издано:
Jan 29, 2021
ISBN:
9785040714568
Формат:
Книга

Об авторе


Связано с Никто не плывёт по опасной реке, Чапаева просто прибрали в ЧеКе. Поэзия

Читать другие книги автора: Буканов Михаил

Связанные категории

Предварительный просмотр книги

Никто не плывёт по опасной реке, Чапаева просто прибрали в ЧеКе. Поэзия - Буканов Михаил

врагу!

Холодно

Рвёт мороз кору дубовую,

Только дерево скрипит,

Ёлкам шьёт украсу новую,

Подо льдом речушка спит.

В нашем старом заповеднике,

Бдят Морозко и Зима,

На природном дивном леднике

Дед Мороз, Пурга-кума!

Разыгрались, распотешились,

Ничего, что старики,

И сосульки растелешились,

Величавы, нелегки.

В небе брови хмурит Сиверко,

И братан его, Борей,

Эти два природных изверга

Слёзы жмут, как лук-порей!

И от города до города,

От села и до села,

Снег летит за кромку ворота,

И кричит: Зима пришла!

Восточный вариант

И видит Бог, – сказал Пророк, —

Я точно с ними жить бы смог,

Да только в жизни Теремок

Снимают Схизма и Порок!

А был то Исса бен Марьям,

В истоках Веры был он рьян,

Освобождал от торгов Храм,

И торгашам кричал «Харам!»

Рукой излечивал людей,

Словесный лил на них елей,

С Иблисом дрался он и пал,

От римских рук Пророк пропал!

Когда Пророк был окружен,

Его схватил Синедрион,

И не дал он Пилату власть

Спасти того, не дать пропасть!

Ерушалаим в старину

Пророку объявил войну,

Его убили, но Аллах

Всегда и в жизни при делах.

Исса на Небо вознесён,

И на века веков спасён,

А те, кем предан был Пророк,

Землицей грязною у ног!

Пора линять

Вы не народные витии,

А просто грязь у ног России,

Болтать от имени народа

Не смеет нечистей порода.

Ну ладно, плох у нас народ,

Усох с хамоном бутерброд,

Зато доллар подорожал,

Пока наш рублик вниз бежал.

У вас же не в Госбанке счёт,

Креакл – он бдит и всё сечёт,

Небось в офшорах евро спят,

Да и доллары там сопят.

Так ты живи, лови момент,

Какой ни есть, интеллигент,

Давай шуруй, крути мозгой,

Свари деньгу, и на покой!

А за буграми благодать,

Там колорадов не видать,

И воздух чистый, с сыром «блю»,

А рядом те, кого люблю.

Нет, словно приковали вас,

Российский наш креаклов класс,

Ваш мозг полощется в Европе,

Ну, а Россия ближе к жопе.

И заливает всё помёт,

Интеллигент на сфинктер жмёт,

В потугах столько произвесть,

Что б утопить России честь!

Ох, прав был Ленин, видя вас,

Не мозга, а гавна вы класс,

Иль, по его речам, прослойка,

Пусть не большая, но помойка!

Меркаптаны, речёт наука,

Должны вонять, такая штука.

Так что на вас обиды нет,

Предназначенье, и привет!

Перед битвой

Барабаны дроби бьют,

И доспать нам не дают,

А теперь с трубой трубач,

Выдувает боя плач.

Киверочки, кивера,

Багинетов зла игра,

Острых лучиков пучки

Враз осели на значки.

Наш полковник на коне,

Всё в тумане, как во сне,

Скоро солнышка рассвет,

Костерки, а супа нет.

Натощак – оно бодрей,

Слышен рокот батарей,

Вон казаки лавой льют,

Словно водку лихо пьют.

Всё, в движении полки,

А минуты как колки,

Батальон шагает в Рай,

Ну, трубач, бодрей играй!

Цыганка и Дракула

Однажды Дракула влюбился,

Ну, хороша была цыганка,

В сердцах до чёртиков напился,

Неделю продолжалась пьянка.

Её он выпил за неделю,

Познал вовсю, до стыни дна,

И некого тащить в постелю,

Вполне осущена она.

Так мумия пошла по свету,

Стеная, громко голося,

Тоской окрасила планету,

От злости бинтики сося.

Пришла туда, где кровь рекою,

Возможно, это был и СКЛИФ,

Ей помогли в Приём. покое.

Где удавился б и Сизиф.

Вернули крови литров восемь,

В России с кровью благодать,

Ну, а цыганка, в ту же осень,

Решила друга повидать.

И вот опять неделя пьянки,

Лилася кровь, причём рекой,

Разврат был скор, как с горки санки,

А результат совсем другой.

Влад Цепеш кровью отравился,

Коварны руссы на обман,

И сам в больничке очутился,

Тоской закончился роман.

Печали полны строчки эти,

Была любовь, и нет любви.

Вампиры – старые, но, дети,

Подсели, чисто, на крови!

А в Склифе кислотой лимонной,

Что сохраняла крови свежесть,

Прервали тягость жизни сонной,

Явив коварства злую вежесть!

И ни усвоить, ни сблевать,

Куда и как ту кровь девать?

Где та наука, где вампиры?

Пришлось прервать вампирьи пиры!

Просто разведка боём

Всем вперёд из окопа

По ракете, по красной,

Маханул я, и опа,

Ночька полностью ясной.

Освещают ракеты,

А бежать метров триста,

Пулемётов беседы,

И пространство, что чисто.

Правда есть там воронка,

Но, зато, ни кусточка,

Очень слышится звонко

Пулемётная точка.

Да ещё миномёты

Добавляют до кучи,

Нас всего-то до роты,

Так, разведка на случай.

Ну, а немец-то сдуру

Принял всё на серьёзе,

Проявляет натуру,

При внезапной угрозе.

Артиллерия наша

Засекла всё что надо,

В кухнях парится каша,

Ждёт героев награда.

Да вернулось от роты

Едоков отделенье,

Писарюгам заботы

Похоронок плетенье!

По приказу 227

Прямо так и сказано,

Кровью искупи,

Рана с жизнью связана,

Так что не вопи.

Получил ранение,

Так зато живой,

Минуло сомнение,

Думай головой!

После в часть обычную,

Где служил до се,

Службу строить личную

Будешь ты как все.

Дело это богово,

Жизнь-то вот она,

Нет приказа строгого,

Просто есть война!

Не расстрел, штраф. рота лишь,

Там, как повезёт,

Только и у нас тут, вишь,

Кто тебя спасёт?

Лихо судьбы крутятся,

Жив пока штрафник,

Где-то в небе мутится

Твой последний миг!

Штрафник

А напоследок спирта кружку,

Бачки мелькают средь взводов,

Не плохо бы сейчас старушку,

Да восемнадцати годов.

Башку немного хмель ломает,

Ракета, и пошли вперёд,

Свои три месяца мотает,

Тот, кто в атаке не умрёт.

Или воюй до первой раны,

Иль проживи свой первый срок,

И не прокатят тут обманы,

Лишь трибунал нажмёт курок.

А смерть мы жизнью искупаем,

На острие сплошных атак,

Врагов в своей крови купаем,

Цветёт на поле алый мак!

Идём в атаку оголтело,

Под грозный перелив «Гу-Га!»

И в Рай летят душа и тело,

Перед окопами врага.

Сводня

Очень поздно сегодня

Предложила мне сводня

Пообщаться за филки

На хавире одной,

Я мантулил в квартире,

Был один во всём мире,

В голове лишь опилки,

После пьянки сплошной.

Но, в такую пору

Я, ребята, не вру,

Отрываться

Мне нету резона,

Доберёшься, а там,

Ну, не баба, а хлам,

С поцелуем

Кончиты – Кобзона.

Не поехал, и что ж,

Сразу стал не хорош?

В дверь мне сводня

Сама позвонила,

Прямо персик в соку,

Устоять не могу,

Мне сегодня

Судьба подфартила.

И теперь я женат,

В доме трое ребят,

Ничего себе так

Разгулялся.

Ни налево сходить,

Ни стакан пригубить,

Может зря я, простак,

Огалялся!

Глаза страха

Кривых ногтей извивы,

Чугунные глаза,

Шуршат на речке ивы,

Не видно ни аза.

Но, точно, там, во мраке,

Засело кое-что,

Подобное собаке,

Что рождена котом.

Сплошная чупокабра,

Ужасная как труп,

Со шкурой словно швабра,

И в палец каждый зуб.

Дорожка чрез кладбище,

По времени оно,

Идёт на ножках пища,

Ну, точно, как в кино.

Страх старый затаился

Внутри оград с крестом,

Тут леший утопился,

Но, вдруг воскрес потом.

Сидит и ждёт прохожих,

Кровищи захотел,

Среди страшил расхожих

Любитель тёплых тел.

А чупокабра жмётся

Вовсю к его ногам,

Обоим им неймётся-

Получат по рогам.

Поскольку в сиську пьяный

С колом бредёт Иван,

А он любитель рьяный

Подраться коли пьян!

Были…

Что-то лень вставать с постели,

И куда-то там идти,

Прежде наши дни летели,

Нонче стынут на пути.

Ночи все без окончанья,

Растянулись, как гармонь,

Нет звучанья и молчанья,

Беспросвестна эта сонь.

Жизнь по каплям вытекает,

Ржа седая нас берёт,

В глубину свою мокает,

И не шепчет, а орёт.

Что, попались так попались?

Ну, теперь не отпущу.

Зря всю жизнь бежать старались,

Всё равно в себя тащу!

И в конце, апофеозом,

Что б достать, так уж достать,

Смерть приходит злым морозом,

Ох, как людям он подстать!

Русские старики

Старики не при делах,

Как заряды, что в стволах.

Не дано нам так истлеть,

Обух мы, что ломит плеть.

В нас, конечно, пыл остыл,

Но, постыл, кто был постыл.

В рукопашной не хорош,

Да, хватит сил, что б сунуть нож.

В русских я обойму влит,

Мой народ не будет бит.

Чем могу, тем и служу,

Я Россией дорожу.

Мне не важно, кем ты был,

Лишь Россию бы любил,

Мусульманин, иудей,

Без разбора и идей.

Слово есть – космополит,

Им вражина мой облит,

Гражданина нет всех стран,

Против нас такой таран.

Я могу стихами лишь,

Показать вражинам шиш,

Русь стояла и стоит,

Третий Рим – земли гранит.

Выстоим

Стоят России легионы

На рубежах родной земли,

На торжествах шуршат знамёна,

И режут волны корабли.

Суровый Кремль, сурово время,

Враги затеяли возню,

Готова Русь, что б ногу в стремя,

И силой прекратить грызню.

Грозят со всех сторон витии,

Мол, вас задушим, вашу мать,

Не понимая суть России,

Сдавить нас можно, не сломать!

А какова потом отдача,

Спросите тех, кто проверял,

Шумит Канатчикова дача,

Ну, та, где НАТО филиал.

Бывало похуже

Холод, голод на войне,

Впрочем, как по всей стране.

Тыл для фронта всё отдал,

Хлеб, кровицу, да металл.

На заводах пацаны

Точат, пилят для войны,

Всё для фронта – не приказ,

А страны родной наказ.

По колхозам бабы плуг

Тащат силами подруг,

Нет машин и лошадей,

На еду с травой кондей.

Не сломались, всё срослось,

Время горя пронеслось,

А сейчас, решает враг,

Наш народ не сможет так.

Если сыра нас лишить,

Запретить чего-то шить,

Нефть и газ не покупать,

Можно Русь легко сломать!

И всё это без войны,

Только санкции нужны,

Громко крикнуть: Рюс, цурюк!

Русский в петлю и на крюк!

Пролетите, господа,

Слава Богу, есть еда,

Есть чего-то там надеть,

Чё там носит наш медведь?

А ответом будет вам,

Гордый Шарика «фигвам!»

Пусть мы в кедах, да своих,

Вот об этом этот стих!

Мечты

Опять война, зима с метелями,

В землянках холод и вода,

Нам лапник с вещьмешком постелями,

Давно не брита борода.

Сейчас бы в баньку нашу русскую,

Да после махануть стакан,

И рухнуть бы на лавку узкую,

В тяжёлый плотный сна аркан.

А после, в новенькой рубашечке,

Сидет и долго гнать чаи,

Напротив девочки-милашечки,

Забыв про холод и бои.

Разрыв, и больше нет земляночки,

То что мечтало – отжило.

Чернеет яма на поляночке,

На этот раз не пронесло.

Сиваш

По пояс в ледяной воде,

Ноябрь, темно, не зги не видно,

А пули свищут о беде,

И жизнь терять вдвойне обидно.

Как пуля тюкнет на лету,

Сползаешь в ледяную жижу,

Вся жизнь – дорожка в пустоту,

А вот куда, того не вижу!

Идёт вперёд за взводом взвод,

Даёшь Чонгар, и с Перекопом,

Движенье мерное вперёд,

Уже не цепи, валим скопом!

Дошли, на проволку, даёшь,

И пулемёты, пулемёты,

Ты сам себя не узнаёшь,

Давно исчезли жизни квоты.

Но, наши ломят сквозь Юшунь,

Открыты Крымские ворота,

На радость Машенек и Дунь,

Живыми парни нашей роты!

Служили…

Крымская сова,

Сонные глаза,

К небу,

Ты живой едва,

Где-то бьёт гроза,

Вы достигли конца предварительного просмотра. Зарегистрируйтесь, чтобы узнать больше!
Страница 1 из 1

Обзоры

Что люди думают о Никто не плывёт по опасной реке, Чапаева просто прибрали в ЧеКе. Поэзия

0
0 оценки / 0 Обзоры
Ваше мнение?
Рейтинг: 0 из 5 звезд

Отзывы читателей