Наслаждайтесь этим изданием прямо сейчас, а также миллионами других - с бесплатной пробной версией

Только $9.99 в месяц после пробной версии. Можно отменить в любое время.

А у жирафа шея длиная! Поэзия

А у жирафа шея длиная! Поэзия

Читать отрывок

А у жирафа шея длиная! Поэзия

Длина:
435 страниц
1 час
Издатель:
Издано:
Jan 29, 2021
ISBN:
9785040736294
Формат:
Книга

Описание

Временами, перечитывая ту или иную книгу, мы получаем ощущение де жа вю, то есть повторение происходившего ранее, видимого нами в реальной жизни, или данного нам во сне. Подчас реальности книжного бытия бывают настолько острые, совпадение ситуаций столь ярки и выпуклы, что стирается призрачная грань, отделяющая повседневную нашу жизнь от мира книжного, мира, вызванного к жизни фантазиями автора.

Издатель:
Издано:
Jan 29, 2021
ISBN:
9785040736294
Формат:
Книга

Об авторе


Связано с А у жирафа шея длиная! Поэзия

Читать другие книги автора: Буканов Михаил

Связанные категории

Предварительный просмотр книги

А у жирафа шея длиная! Поэзия - Буканов Михаил

Ridero

Бабки у подъезда

Есть же бабки на Руси,

Их ты хоть о чём спроси,

И получишь враз до дна,

Не видали, мол, говна!

Ты их хочешь удивить,

Только легче удавить,

Коль на всё один припев,

Но, во весь беззубый зев!

В целом, тот ещё народ,

Мечут камни в огород,

Просто мимо не пройти,

Всё обскажут по пути!

Им про жизнь известно всё,

Мимо всех поток несёт,

Всем по сергам, по ушам,

Взрослым, юным, малышам!

Все закутавшись в платок,

Рта сломавши вороток,

В стужу, в лужи, или в зной,

У подъезда зла стеной!

Может быть придёт хана,

Вдруг не хватит им гавна?

И начнут струить елей,

Становясь добрей, не злей!

В сказке – сказочный конец,

На добро одет венец.

Только жизнь для сказки враг,

Бабки скажут: Верь, дурак!

Жизнь прекрасней чем вчера,

Бабки примут на ура!

Есть конфеты, чая пар,

Но, заешь тебя комар!

Что там в мире, всё равно,

Мерят жизнь в одно гавно!

Коль лишь это за душой,

И, притом, в цене большой!

Скоро зима придёт

На просёлочной дороге,

Что размыта донельзя,

Где сам чёрт сломает ноги,

По ухабинам скользя,

Где дорожные кюветы

Полны грязи и воды,

Через летних гроз наветы

Проложил октябрь следы!

Утром серебристой дымкой

Закуржавилась трава,

Погашённой недоимкой,

В серебре, хоть чуть жива!

Багровеет ситец неба,

Ситом светит через ржу,

Нет зверям и птицам хлеба,

Трактор вышел на межу.

Выйдет поутру хозяйка,

Плесканёт ведро в кювет,

Телогрей, на теле майка,

И галоши метят след.

Ветер – тот ещё охальник,

Так и лезет между ног!

Он над всем теперь начальник,

Старший местных всех дорог!

Скучно, тяжело и грустно,

Небо сыпет склизь в низы!

И гласит преданье устно,

Смертность множится в разы!

Гимназист в ситуации

Ох, мальчишечка-чиграш,

Зря ты кажешь свой кураж,

Не на ту ты, блин, попал,

Не расплатишься – пропал!

Что с того, что ты хорошь?

Не на мне молотишь рожь.

Не с меня тебе мука,

Расплатися, и пока!

И, давай, не гоношись,

А оденься, причешишь,

К маме быстренько домой,

Да лицо своё умой!

Вижу, крепенько подпил,

Ночьку ты со мной купил,

Только утро на дворе,

День встаёт в своей поре.

С чаевыми? Молодец,

Просто ухарь – удалец,

Деньги будут, заходи,

И со мной, иль с кем, гуди!

Не забудь сходить к врачу,

Я нисколько не шучу.

Или, всё же, шутка тут,

Пусть врачи её сметут.

Вот подхватишь два креста,

Станет жизнь твоя проста,

Нос в провал, иль пуля в лоб!

Люэс – он тебе не клоп,

Не раздавишь, не сбежишь,

Сделку с ним не совершишь.

Только, может, я шутю,

До свиданья, и тю-тю!

Слон

Слон над ослами был куратор,

И славный был в собраниях оратор!

Такие разведёт турусы на колёсах,

Такое нагнетёт и напряжёт,

Чижи внимали даже с дальних плёсов,

Мол, лучше даже Троцкий не солжёт!

Сереет слон среди холмов столицы,

И что ни речь, « на голубом глазу,»

А за еду из местной чечевицы,

Ослов разит, им делая козу!

Привычка в жизни – дело индивида,

Сперва она, затем характер в рост,

Наш слон отверг соузие аида,

Ему был ближе мусульманский пост!

Посланцы мира – избраные люди,

Оливы ветвь, да Нобеля клеймо,

В ушко иголки лезут на верблюде,

И к ним не липнут лесть или дерьмо!

И слон в его столице величавой,

Что прослыла сияньем на холме,

По миру слыл почти бессмертной павой,

Но, с долей прагматизма на уме!

Вот потому слова, оно словами,

А интересы дела впереди,

Пускай твой путь усеян головами,

Во имя мира смело в путь иди!

И ничего, не будет трибуналов,

Ну, кто там лично выйдет супротив?

Давно известно среди все анналов,

Рожон не пряник, даже коль ретив!

Восславим же слона во имя мира,

Речам внимать – зачем нам этот труд,

У нас ТиВи рокочет словно лира,

А слон тяжёл, да и по-жизни крут!

Живи же, слон, во имя всяких целей,

Тебя избрали нонешним царём!

Жаль нету мавзолея среди елей,

Помрёшь, и с лона мира уберём!

Одинокая

Слава Богу – от порогу,

Красный угол, образа,

Дом выходит на дорогу,

Из животных лишь коза!

Да убогая старуха,

В этой старенькой избе,

Ночевала здесь разруха,

Вон конёк в глухой мольбе.

Нет ни сына, нет и мужа,

Сколько ж лет с войны прошло?

Велика у дома лужа,

Видно дождь провёл коло!

Керосинка, свет коптящий,

Печка с ситцевой канвой,

И в неведомье летящий

Вместе с печкой домовой.

Не готовит, не кухарит,

Силы нет на рубку дров,

Вечерами самоварит,

Есть чаёк, так будь здоров.

Существо родное – Манька,

Так и трётся под рукой,

Да будильник – Ванька-встанька-

Не даёт уйти в покой.

Застарелые обиды

В пропасть время унесло,

У седой Семирамиды

Взгляда мутное стекло!

Гость у Владимира Соловьёва

Птичка пела и порхала,

Ясно, что не соловей,

Но, в приятствии вокала,

Только слушай и совей!

И ложились лыки в строки,

Были смыслы и напев,

В меру боли и упрёки,

Да ещё и в срок успев!

Там где надо, указала,

Подчеркнула что не так,

Птичка в словесах дерзала,

Средь искусов и атак!

И внимали ей угрюмо

Седовласые коты,

Вон что вылезло из трюма

Селюков и мутаты.

Почему тебя не съели? —

В настороженных глазах.

До тебя другие пели,

И не путались в азах.

По субботам с Украины

Косяки залётных к нам.

Пожелать Руси руины,

А Украйне светлый храм.

Дребездят, поют, регочут,

Птицы цвета ореоль,

И над русскими хохочут,

Наслажденьем наша боль!

На хрена их слушать речи?

Мелкой дробью, и в ягтдаш!

Посреди вселенской сечи

Надо б делать дашь на дашь!

Литва

Как огромная фаланга,

Что свернулась на песке,

Жёлто-серая Паланга

Летом в соснах и тоске.

Хороши пески и дюны,

Сосен ветряной простор,

Рвёт Перунас моря струны,

И грохочет в небе Тор.

Гедиминас, Ольгерд, битвы,

Той Литвы пропал и след,

Есть костёлы и молитвы,

В небо готики стилет!

Только если разобраться,

Вильнюс польский городок.

Не пришлось литовцам драться,

Немцы драли без порток.

Мемель – Клайпеда и порты-

Это русская земля,

Князь Курляндский строил форты

На деньжонки от Кремля!

А Паланга – кус латвийский,

Тоже с барского плеча,

Тот песочек аравийский,

Хапанули вы молча!

Место же Литвы в болотах,

Там, откуда родом жмудь!

При вселенских поворотах,

Как бы в бучу не свернуть!

На смерть

Это просто ошибка,

Нам бы с неба, да вниз!

Опуститься, где сшибка,

Где воюй и не гнись.

Мы ж направлены в небо

Предночною порой,

Рюмка с корочкой хлеба,

Да могила горой!

А ведь где-то живые,

Те кто всех нас убил,

Все дельцы центровые,

Что на дело забил.

Раздербанили долю,

А ремонт как всегда,

Наши души на волю,

В семьях боль на года!

Табуреткин с командой,

Смех Васильевой тут,

Столько сделано бандой,

А срока подождут?

Отмените законы,

Снова смертную казнь,

Иль ворюги иконы,

Положили на власть?

Дела телевизионные

Вижу я в телеокне,

Старичок сидит на пне.

Шёл, устал, да и присел,

А может с ханки окосел.

Не, видать он всё ж устал,

Отдохнул, спокойно встал,

Рядом заяц толк ведёт,

Видом бодр, не пропадёт!

На меня вдруг звук напал,

Я всю ночь спокойно спал,

Но, работал наш экран,

По мозгам он как таран!

Я беду преодолел,

А потом с вина сомлел,

Сон глубокий – в цвет и масть,

Кайфу не даёт пропасть!

Да, ещё жевал грибы,

Мы ж водяры не рабы.

Деду дал и зайцу дал,

Знаю толк, я ж срок мотал!

Утром, или может днём,

Дед опять припёрся с пнём.

Заяц ел мои цветы,

Жрал, урча от простоты!

Я потом махнул стакан,

Деда скушал таракан,

Заяц стал пеньком, а я

Вижу баба шасть моя!

С нею Змей Горыныч шасть,

Жуть, огнём разила пасть,

И с собою мне прикид.

Очень странненький на вид.

Страшно длинны рукава,

Есть прорез, где голова,

На меня прикид как раз,

Только вширь он как Камаз!

Уезжаю я в ТиВи,

Средь программ меня лови!

Персональный мой Змей Гор,

Вон, уже завёл мотор!

Царь Боян

Сказка о царе Бояне

И жене его, Марфуте,

Что рассказана по-пьяни,

У буксира на шкафуте.

Три бича гудят неделю,

Кореша вернулись с лова,

Так попили и поели,

Что пришло и время слова!

Маханув на опохмелку

Две бутылки для начала,

Мужики не строят целку,

Льются байки у причала.

«Царь Боян имел супругу,

Черноброву, да соборну,

А она ходила к другу,

Притая измену чёрну!

Чо там было, что причина,

Вот про это дело глухо.

Может быть имел мужчина,

Хер, что доставал до уха!

А Боян был с укоротом,

Дар природы есть, но жалок.

Что-то там болталось кротом,

Мало годное для палок!

Ну, а может это враки,

Потому служанки выли,

При лихой царя атаке,

Став «собачкой», три, четыре!

Друг с царицей согрешили,

А потом дружок отзынул,

С другарём замельтешили,

Пидрожребий каждый вынул!

Царь с супругой не ведётся,

Стал посматривать на друга,

А где тонко, там и рвётся,

И друган стал как подруга!

Да и тот что кент по-воле,

Что грешил с ним до Бояна,

У Бояна нынче в доле,

У Марфуты в сердце рана!

Хорошо по интернету

Порносеть тебе поможет,

Там ограничений нету,

И мораль тебя не гложет!

Заказала сексигрушки,

Два вибратора и проче,

Мол, у нас тут не старушки,

И проводит в сексе ночи!

Голой перед зеркалами

Воплощает в жизнь мечтанья,

И рюмашки соколами,

И оргазма очертанья!

Стал дворец гнездом разврата,

Треугольник есть с Бояном,

Каждый там гребёт собрата,

Без эксцессов и изъяна!

У царевны же овчарка,

Кобелёк не из ревнивых,

И у них бывает сварка,

Но, без мужиков гугнивых!»

Эх, едрёныть, вспомнить жутко,

Как моя в бреду кричала!

Умерла, и жизнь Марфутка,

Побираюсь у причала!

Так что, братцы, скоро время,

Судно в порт, а мы к причалу,

Мысль одна стучится в темя,

Крутит мозг мой как мочалу!

Хорошо что нам не надо,

Бабы в прошлом, водка в дело.

Богом дадена преграда,

Что б душа на воле пела!

Ну, а если уж окова,

Прикрутит нужда тугая,

Есть тут Дунька Кулакова,

Всем поможет не ругая!

Печаль вроде

Парашютик одуванчика,

Ветерок уносит вдаль,

На веранде у диванчика

Остро песенок печаль.

Диск с Вертинским себе крутится,

Старый клоун, белый Бим,

Сингапур с лимоном мутится,

При погонах белый Крым!

Негр лиловый среди челяди,

Португальца злой оскал,

Счастье мира грабят нелюди,

Зверь наш Млечный путь лакал.

То во фраке при регалиях,

То в одеждочке Пьеро,

Во вселенских аномалиях,

Что бы так, да повезло!

И в кино жена по случаю,

Дочки вовсе при делах,

Зря себя я грустью мучаю,

Ведь артист, а не галах!

Где Боярская и Лещенко,

Да Русланова? В Аду!

Это что, они из грешников,

А Вертинский на ходу?

Заслужил, похоже, с лихвою,

Уберёг себя и род!

И почил со славой тихою!

Не без грешников народ!

Миротворец

Смит и Вессон скачет в руку,

Под ладонью в ход курок,

Нам кино снимает скуку,

И рисует быта крок!

Только правда побеждает,

Пусть не сразу, но всегда!

Справедливость в мире тает?

Мы поможем, не беда!

Есть герой, он бдит и дышит,

Демократии боец!

Всё что надо, он услышит,

Злу всегда придёт конец!

Сколько б враг ни гоношился,

Сдастся, будет посрамлён.

Раз он нам

Вы достигли конца предварительного просмотра. Зарегистрируйтесь, чтобы узнать больше!
Страница 1 из 1

Обзоры

Что люди думают о А у жирафа шея длиная! Поэзия

0
0 оценки / 0 Обзоры
Ваше мнение?
Рейтинг: 0 из 5 звезд

Отзывы читателей