Наслаждайтесь этим изданием прямо сейчас, а также миллионами других - с бесплатной пробной версией

Только $9.99 в месяц после пробной версии. Можно отменить в любое время.

Читать отрывок

Длина:
699 страниц
5 часов
Издатель:
Издано:
Jan 27, 2021
ISBN:
9785041670917
Формат:
Книга

Описание

«Полет орлицы» является продолжением романа талантливого писателя Дмитрия Агалакова «Принцесса крови», посвященного жизни и подвигам Жанны д’Арк, дочери королевы Франции Изабеллы Баварской и герцога Людовика Орлеанского.

Знаменитая победа под Орлеаном и ярчайший триумф французского оружия, заставившего говорить о Жанне Деве всю Европу. Тяжелейший плен, позорный для англичан суд и вынужденная инсценировка казни юной француженки в Руане. Но пятилетнее заключение в далеком савойском замке Монротье, о котором знали немногие, не стало завершением биографии великой воительницы. Ее ожидали новые военные подвиги, но уже под другим именем – графини дез Армуаз.

Издатель:
Издано:
Jan 27, 2021
ISBN:
9785041670917
Формат:
Книга


Связано с Полет орлицы

Читать другие книги автора: Агалаков Дмитрий Валентинович

Похожие Книги

Предварительный просмотр книги

Полет орлицы - Агалаков Дмитрий Валентинович

*

Часть первая. Чудесный поход

«Всем казалось великим чудом, что она так славно сидит на лошади. И в самом деле, она держалась очень величественно, не хуже любого воина, и с таким знанием дела, точно с молодых лет участвовала в сражениях».

Из «Дневника осады Орлеана»

«До появления Жанны Девы двести англичан гнали восемьсот, а то и тысячу французов. Но с тысяча четыреста двадцать девятого года те же англичане были загнаны в свои крепости, где нашли убежища, и более не осмеливались выходить оттуда».

Граф Жан Дюнуа,

Орлеанский Бастард

1

Войско пришло 29 апреля, с юга-запада, со стороны Блуа. Под огромным апрельским небом, чистым и звенящим, оно остановилось в одном лье от крепости Турель, деревянной бастилии, ее прикрывающей, и форта св. Августина, стоявших на берегу Луары. Издалека войско казалось серым и плотным, как осиный рой – затаившийся, злой, готовый к яростному и беспощадному бою.

Только что Вильяма Гласдейла, командующего гарнизоном Турели, оторвали от бумаг, и теперь он, в льняной рубахе, перехваченной на талии широким кожаным поясом, жадно всматривался вдаль. Несколько дней назад английские командиры во главе с графом Суффолком, командующим осадой Орлеана, собрались на военный совет. Они говорили о том, что необходимо просить лорда Бедфорда прислать подкрепление. От этого зависело взятие Орлеана. Теперь же Гласдейл смотрел на дальние холмы, волнами подходившие к Луаре, и не верил своим глазам.

Вместо одного войска пришло другое.

Если что всегда и хотелось иметь Вильяму Гласдейлу кроме власти, денег и земель, так это глаза, зоркие, как у сокола, способного с бреющего полета разглядеть муравья. Мечта любого полководца! Но пронзи его взгляд пространство сейчас, картина бы открылась англичанину, стоявшему на башне Турели в проеме бойницы, малоприятная…

Он увидел бы тех, кто пришел за его жизнью. Ему открылись бы сомкнутые ряды из семи тысяч воинов, пеших и конных, с мечами и копьями, в броне, не менее жадно смотревших в его сторону. Он разглядел бы целую когорту священников с хоругвями и большой обоз с продовольствием для осажденных. И еще – пушки. Подробно рассмотрел бы, сколько их. А было их много!..

Уже отзвучал набат англичан, когда за их спинами, за Луарой, громыхнул другой набат – далекий, мощный. Гласдейл не смог удержаться – он оглянулся. Это пел осажденный город – пел Орлеан. Город поднимался призраком за спиной англичан. Призраком из камня. Так Орлеан встречал тех, кого ждал, в кого верил, на кого надеялся.

– Дьявол, – тихо проговорил английский капитан, – неужто они выполнили свое обещание?

– Обещание – какое? – спросил подоспевший старший офицер.

Гласдейл грозно взглянул на подчиненного.

– Вы… об этой девчонке, сэр?

– Да, я об этой девчонке, об их Девственнице. Она пришла, черт бы ее подрал. Как и обещала в своих грязных посланиях! Пришла!..

Английский капитан сжал кулаки. Как и его спешно собиравшаяся свита, он смотрел вперед…

Ему бы соколиные глаза! Тогда бы он увидел многое, и в первую очередь – группу всадников впереди войска…

…Полтора десятка рыцарей, облаченных в дорогие доспехи, выкованные у лучших оружейников Франции, сдерживали сильных боевых коней. Они держали тяжелые шлемы в руках, весенний ветер трепал их короткие волосы. Рыцари были красивы, величавы, отважны. И они не боялись смерти.

Их имена знала вся Франция. И Англия тоже.

На холме, в одном лье от английской крепости, искали боя те немногие капитаны, что отважились защищать французскую корону в самое тяжелое для нее время. Все они были молоды и желали победить.

Это был принц крови герцог Алансонский, Жан, потомственный Капетинг-Валуа, двадцати двух лет, молодой рыцарь, двуручный меч которого жег ему руку. Но принц только недавно выбрался из английского плена, дав слово, что не поднимет оружия против англичан, пока не выплатит выкуп целиком. Он мог всего лишь командовать армией короля. А как ему хотелось лично отомстить своим врагам! Это был барон Жиль де Рэ, обостренная чувственность и жестокость которого уже легли заметным отпечатком на его утонченное и смелое лицо. С ним рядом сидел в седле отважный Жан Потон де Ксентрай, двадцати семи лет, и его боевой товарищ – Этьен де Виньоль по прозвищу Ла Ир, гасконский капитан, отчаянный рубака, широкий в кости, могучий и беспощадный к врагам, как волк-одиночка, вышедший на охоту. Между собой рыцари звали Ла Ира «стариком» – ведь ему уже исполнилось тридцать девять лет! Это были знатные рыцари, братья Жак де Шабанн Ла Паллис, двадцати семи лет, и Антуан де Шабанн-Даммартен, двадцати лет.

Здесь не хватало только одного капитана королевского войска – Жана, Орлеанского Бастарда, сына Людовика Орлеанского, прозванного при дворе Карла Валуа «красавчиком».

Ему предстояло встретить войско у стен Орлеана…

Все они, на боевых конях, состояли в свите еще одного рыцаря. Необычного рыцаря. Их полководца. Женщины. Предводительницы. Девушки в кроваво-алой тунике поверх серебристого, сверкающего доспеха, с коротко стриженными черными волосами. На первый взгляд она бы сошла и за юношу, но все же черты выдавали ее. Она казалась юной Артемидой, богиней-охотницей, но не той, что со своей кавалькадой, в окружении лучниц, устремлялась за диким вепрем по лесам счастливой Греции. Этой Артемиде выпала куда более суровая доля. Ей предстояло победить или умереть. Увы, в отличие от богини-охотницы она не была бессмертной. И ее вепрь на деле выходил куда страшнее! Он легко мог разорвать ее клыками. Если на что она и могла рассчитывать, так это на внезапность, ловкость и отвагу. Конечно, удачу. И главное – на Божью помощь.

Все они, стоявшие под боевым знаменем своего полководца, были молоды. Отчаянно молоды для тех, кто взялся небольшой ватагой спасать свою истекавшую кровью страну. Но они верили в свою фортуну. Не могли не верить в нее. Слишком долго она водила их за нос, уходила из рук.

Они улыбались весеннему дню, влажному от близкой реки воздуху, и с презрением смотрели на врага.

Перед ними стояла хорошо укрепленная крепость моста – Турель, отобранная у французов в начале осени прошлого года, деревянная бастилия перед Турелью и форт св. Августина. Укрепления выстроились друг за другом, почти гуськом, этакие три слона, готовые к бою. И уже за ними, за синей в ясный весенний день лентой Луары и островами, в синеватой дымке возвышались мощные стены Орлеана. И точно глас, идущий с самого неба, по всей округе звучали колокола. Это говорили с ними, рыцарями, пришедшими сюда под белым знаменем, усыпанным золотыми лилиями, церкви осажденного Орлеана. Говорили защитники города, чьи силы были уже на исходе. Весь утренний эфир был пронизан, пусть и отдаленным, но ясным и сильным звоном.

– Красиво звучат эти колокола! – заметил гасконский капитан. – Клянусь всеми чертями в аду, они растрогали даже мое сердце! А ведь оно…

– Ла Ир! – вспыхнув, раздраженно окрикнула его девушка, и на то была основательная причина. – Тебе бы подрезать язык за такие слова!

– …а ведь оно, мое сердце, как кремень. Это известно всем, – все же договорил он. – Прости, Жанна, – Ла Ир переглянулся с другими рыцарями. – Сорвалось с языка. Он всегда, точно добрый охотничий пес, бежит впереди своего хозяина. Но и, как верный пес, при всех клыках, может вцепиться в любого, да еще как, будь он проклят! А дело охотника – мое дело – добить врага.

– А будешь проклинать свой язык – и Господь проклянет его. Вот когда откроешь рот, да в пустую! – Она язвительно усмехнулась. – Точь-в-точь, как рыба на берегу. Не то чтобы добрый охотничий пес, Ла Ир, а самый последний, драный, и тот не позавидует тебе.

Рыцари улыбались. Ксентрай засмеялся. Ла Ир хотел отговориться, но не успел.

– Шутки прочь, – обернулась к рыцарям Жанна. – Мне говорили, что мы немедленно атакуем англичан, как только увидим их бастилии, а не будем ходить вокруг да около, – в ее голосе звучала досада. – Но Орлеан на той стороне! И главные их бастилии – там! Почему же мы здесь? Давайте же возьмем штурмом эти! – они кивнула на «трех слонов». – Чего же мы медлим? Я чувствую, как проклятые годоны дрожат за этими стенами! И лорд Суффолк – один из них!

Она чувствовала себя обманутой. Успев узнать при дворе норов девушки, капитаны решили утаить от нее некоторые тонкости похода. Жанна, человек неопытный в военном деле, была уверена, что, едва увидев бастионы англичан, французы немедленно бросятся в битву. О термине «обходной маневр» она бы и слышать не пожелала!

– Так решил Орлеанский Бастард, а ему виднее, – со знанием дела сказал Ла Ир. – Он знает в округе каждую пядь земли.

– Орлеанский Бастард! – воскликнула Жанна. – Виднее всех – Царю Небесному! А Он велел мне поразить графа Суффолка и лорда Талбота, едва я увижу стены их крепостей!

– Ты еще успеешь это сделать, Жанна, – вступился за товарища рассудительный Ксентрай. – Нам нужно поддержать Орлеан. Город ждет встречи с тобой.

Герцог Алансонский, лошадь которого захрапела, натянул поводья. Взор его вновь обратился к насторожившейся Турели, и принц разом стал серьезным.

– Дело решенное, Жанна. Не будем понапрасну терять время – впереди еще два лье пути!

Девушка гордо подняла голову – ее оскорбили те, кому она доверяла. Оскорбили недоверием, осторожностью…

– Они уходят, милорд, – не веря своим глазам, быстро взглянув на Гласдейла, сказал офицер. – Уходят…

– Я вижу. Они отказались от нападения на нас и переправы в этих местах. А может быть, и не хотели этого делать. Они пройдут выше, чтобы там перейти Луару…

Гласдейл не сводил глаз с войска противника, чьи ряды, далеко на холмах за рекой, придя в движение, медленно, едва заметно двинулись вверх по реке. Будучи опытным командиром, он прекрасно понимал, французы перешли бы Луару и внизу, под Орлеаном, в Блуа, но тогда бы им пришлось оставить позади себя Божанси и Менг с английскими гарнизонами. А спустя всего ничего оказаться перед лицом английских укреплений на том же, правом, берегу реки. Западные подступы к Орлеану уже почти год охраняли четыре английских форта – Сен-Лоран, Лондон, Руан и Париж, построенные во время длительной осады города. Все они были связаны между собой траншеями и укреплениями, тем самым представляя для противника грозный заслон. Французы все же могли бы попытаться обойти цепь крепостей и подойти к Орлеану с севера. Но за это время они, англичане, выставили бы не только крупные отряды из Менга, Божанси и четырех фортов, но из Турели, форта Сен-Лу и других небольших крепостей, окружавших Орлеан с юга и юга-востока. И тем самым французы легко бы оказались в западне, из которой им трудно было бы выбраться.

– У девчонки хорошие советчики, – уверено сказал Гласдейл, следя за войском противника. – Она пеняет не только на Господа Бога. Уверен, вокруг нее собралась вся буржская свора. Идти вверх по течению – к Шасси, это идея Орлеанского Бастарда и его молодцов.

Гласдейл усмехнулся. Никто не донимал последнее время англичан так, как Орлеанский Бастард!

А тем временем, войско, только что, на холмах, под ярким весенним небом, походившее на осиный рой, и впрямь уходило. Оно медленно потянулось вверх по реке.

– Они обойдут Сен-Жан-Ле-Блан и станут переправляться через Луару так, чтобы подойти к Орлеану с востока. Вот что, Бэнклиф…

– Да, сэр?

Тень, окутавшая лицо Вильяма Гласдейла, никак не хотела покидать его.

– Во-первых, нужно немедленно сообщить обо всем графу Суффолку – сейчас же. Во-вторых, послать гонцов в Сен-Жан-Ле-Блан и Сен-Лу… И еще…

Офицер ждал, но Гласдейл так больше и не произнес ни слова.

– Мы могли бы собрать войско на том берегу, – проявил инициативу Бэнклиф. – Взять солдат из форта Сен-Лу и встать у них на пути.

– Могли бы, – усмехнулся Гласдейл. – Но у нас не хватит для этого времени. Пока соберется наше войско – из каждой крепости, даже если Суффолк и пойдет на это, французы переправятся через Луару и возьмут Сен-Лу. Разнесут его в щепы. И построят свои ряды так, чтобы оставить у нас за спиной Орлеан. Его гарнизон невелик, но увидев такую поддержку, они воспрянут духом. Терять им все равно нечего. Еще два-три месяца – им пришлось бы поднять крылышки вверх. Черт! – Покачав головой, он кивнул на холмы за Луарой, где двигалось войско противника. – Чтобы противостоять французам, необходимо собрать по три четверти наших людей из каждой крепости. Но в случае поражения мы поставим под удар все наши укрепления, а с ними – победы за целый год, за что Бедфорд от имени короля разжалует нас в простые сержанты. – Он отрицательно покачал головой. – Я знаю Орлеанского Бастарда, он только и ждет нашей ошибки, чтобы отомстить за Рувре! Давно ждет… – Широкой ладонью Гласдейл ударил о камень бойницы. – Еще бы две тысячи солдат, о которых мы просили у лорда Бедфорда, лучше всего – лучников, мы бы встретили буржских вояк с превеликим удовольствием! В любое время дня и ночи!

Гласдейл прошелся вдоль бойниц. Офицеры, стоявшие за его спиной, ждали распоряжения. Гласдейл взглянул на старшего офицера.

– Вот что, Бэнклиф, готовьте лодки, я сам поеду к Суффолку. И поживее!

2

Они двигались вдоль Луары. День выдался ветреный, рваные, но скученные облака тесными рядами шли на юго-запад. Колонна священников, держа в руках хоругви с изображениями святых, не слишком сильными голосами пели «Даруй, Бог, победу!» Впереди, в авангарде, ехала нетерпеливая рыцарская конница. Несколько значков начальников отрядов бойко смотрелись над головами. За рыцарями ехали оруженосцы. Далее лошади тащили мортиры, огромный обоз. Пехота и лучники замыкали шествие. Серая гусеница буржского воинства растянулась на пол-лье, не менее.

Слева уже остался форт Сен-Жан-Ле-Блан, расположившийся на берегу Луары, напротив острова Иль-о-Туаль. Верно, из-за его стен сейчас с трепетом наблюдали англичане за торжественным шествием воинства, подкрепленного священным гимном.

Так они прошли еще несколько миль, пока не увидели впереди небольшой конный отряд, рысью идущий к ним навстречу.

– Ого! – воскликнул Алансон. – Да это Орлеанский Бастард! Как и обещал!

Жанна взглянула на своих рыцарей – лица мужчин сияли. Их друг и товарищ, уже пустив коня в галоп, стремительно приближался к ним.

И впрямь – красавчик, он был закован в дорогой черный доспех. Орлеанский Бастард улыбнулся своим приятелям – они давно не виделись, но взгляд его приковывала девушка. Его вид – всеобщего любимца, победителя и главаря, и конечно, дамского угодника – вызвал в Жанне легкую досаду.

– Так это вы – Орлеанский Бастард? – спросила Жанна, выезжая вперед.

– Да, это я, и рад вашему приезду, Дама Жанна.

– И это была ваша идея – пройти с этой стороны реки, а не напасть на англичан сразу, на том берегу?

– Честно признаюсь, да, – перехватив взгляды нескольких друзей, ответил он. Тон девушки озадачил его – он не ожидал такого напора, тем более – допроса. – Меня поддержали и другие капитаны.

– Да будет вам известно, что, каким бы вы ни были мудрым, лучше слушать советы Господа Бога!

– Впредь так и будем поступать, – доброжелательно улыбнулся Орлеанский Бастард. – Вот что, господа, я хотел бы попросить вас отъехать со мной во-он в тот лесок! – Бастард кивнул на ближайшую зеленеющую рощицу. – Жанна, прошу вас!

Послали за маршалом де Буссаком, что ехал рядом с повозкой канцлера Реньо де Шартра позади рыцарской конницы. Отряд капитанов, оставив оруженосцев и рыцарей-вассалов, которые следовали за ними в большом количестве, сорвался с места и, пришпорив коней, быстро стал уходить от берега Луары.

Через несколько минут они были на месте. К ним подъезжал и маршал де Буссак.

– Что за таинственность, Жан? – спросил у Орлеанского Бастарда герцог Алансонский. – Мы точно заговорщики…

– Так оно и есть, – улыбнулся он. – Я наблюдал за вами с той стороны – армия на марше заставила меня отказаться от прежнего плана. Переправа войска в этом месте затруднит нашу задачу, а то и сорвет вовсе. – Он читал на лицах соратников недоумение. – Если мы сейчас будем переплавлять обоз, лошадей и артиллерию, на это уйдут дни. У нас нет серьезных плотов для этого. Пока будем их строить, пройдет время. Проклятые англичане могут обойти Орлеан, соединиться с отрядом из Сен-Лу, рискнуть и напасть на нас. Талбот пошлет гонцов в каждый форт, соберет войско, они будут осыпать нас стрелами, а если догадаются подтянуть и артиллерию, то устроят на берегу нам чистилище. А гарнизон Орлеана слишком мал, чтобы помогать нам.

Ла Ир хмуро кивнул:

– Ты прав, друг мой. Орлеан нам помочь не сможет, черт нас раздери…

Это было неожиданностью для всех. Но только Жанна усмехнулась:

– Браво, Бастард!

– Что тут смешного, Дама Жанна? – спросил Орлеанский Бастард.

Но девушка смотрела не на него – на Ла Ира:

– «Ему виднее! – он знает в округе каждую пядь земли!» – передразнила Жанна недавние слова гасконского бретера. Орлеанский Бастард нахмурился – о чем говорит его резвая сестренка? Но она продолжала: – Если бы мы сразу пошли по той стороне, Суффолк и Талбот уже умоляли бы нас о пощаде! – Жанна едва сдерживала разволновавшегося коня. – Обманщики сами стали жертвами своего обмана! Это я о вас, доблестные капитаны!

Рыцари осуждали горячность девушки, но никто не сказал ей это в лицо – ее реакция была предсказуема.

– Каков же твой план, дружище? – спросил Алансон.

– Мы с Дамой Жанной, пятьюстами солдатами и частью обоза переправимся на тот берег, – четко сказал Орлеанский Бастард: как видно, он уже по дороге продумал этот шаг. – А вы вернетесь в Блуа, по каменному мосту перейдете Луару и двинетесь тем берегом. Но вы не пойдете лоб в лоб на бастилии англичан, а обойдете их стороной и войдете в Орлеан через Бургундские ворота. Англичане не посмеют напасть на вас – силы неравны. Да и мы выйдем навстречу.

– Пожалуй, ты прав, – кивнул Ксентрай. – Это – единственный выход.

– А вы спросили меня?! – с вызовом бросила Жанна. – Я не позволю вот так запросто решать свою судьбу! И я не оставлю армию! Она верит в меня! Если мы не перейдем Луару здесь, я пойду с армией…

– Послушайте, милая Дама Жанна, – заговорил Орлеанский Бастард. Кажется, он уже понял, что с появлением этой девушки легкой жизни ему теперь не видать. – Вы не столько нужны мне, хотя я всем сердцем готов полюбить вас, сколько нужны городу. Для орлеанцев вы одна, как целая армия! Смилуйтесь над жителями города, что любят и верят в вас!

Жанна неожиданно сдалась – глупо было сопротивляться стольким опытным воинам, чей авторитет так высок. А ей только еще предстояло показать себя, чтобы заслужить доверие и уважение.

– Но Ла Ира мы возьмем с собой, – скупо улыбнулась девушка. – Он распускает армию своей бранью – пусть будет при мне.

Под общие одобрительные усмешки Этьен де Виньоль крякнул, а Жиль де Рэ успокоил ее:

– А я, со своей стороны, буду заботиться о том, чтобы армия хранила чистоту ваших заветов. – Он положил руку в железной перчатке на кирасу – там, где было сердце. – Клянусь вам, Жанна!

Приказ по армии разнесся мгновенно. Было отобрано пятьсот самых лучших солдат – всадников и пехотинцев. Всей громаде войска, хоть и надоело часами напролет топать вдоль реки, пришлось повернуть на Блуа. Но это лучше, решили многие офицеры, чем долгая переправа на виду у англичан.

Ветер был сильный и переменчивый в тот день, его порывы то и дело заставляли лодочников решать, как им быть. Сейчас ветер гнал густую рябь по Луаре от Шесси – в строну Солони. Но едва Жанна ступила на борт шаланды, как ветер переменился и стал попутным, точно говорил: «Добро пожаловать, я к вашим услугам!»

Сама Жанна не обратила на это внимание – ее мысли занимала скорая встреча с городом, о котором она столько слышала и считала родным для себя, но Орлеанский Бастард рассмеялся:

– Хорошее начало! – Он переглянулся с Ла Иром. – Она и впрямь – волшебница!

Лодочники из Шесси, наслышанные о Деве, смотрели на нее, как на святую.

…И вот они уже плыли по весенней воде мимо зеленеющих, поросших молодыми ивами островов – вот они обогнули Бурдон, проплыли между гигантскими островами Бычий и Верхний.

А вот и берег. В пол-лье поднимался небольшой городок Шесси…

В пятницу 29 апреля, поздним вечером, сверкая серебристым панцирем, Жанна торжественно въехала на белом коне через Бургундские ворота в Орлеан. Быстро темнело, и ее сопровождало факельное шествие. Впереди шли священники с хоругвями. Протяжно ныли волынки шотландского полка, играя марш Роберта Брюса. По правую руку от Жанны ехал Орлеанский Бастард в черном доспехе, на роскошно убранной лошади, по левую – знаменосец Баск. За Жанной следовали Ла Ир, Жан де Новелонпон и Бертран де Пуланжи, оруженосец Жан д’Олон и ее братья – Жак и Пьер д’Арки, прочие многочисленные рыцари, оруженосцы, герольды и пажи.

Звенели колокола, восторженно гудела толпа, исстрадавшаяся за долгие месяцы от изнурительной осады и все свои надежды возлагавшая на грядущую Деву. Пышная свита Жанны вдохновляла орлеанцев – они верили в близкие перемены. Точно сам ее приезд уже казался избавлением от ненавистных англичан. И Жанна понимала – она не могла обмануть ожидания этих людей. Не имела на это право. Скорее она погибла бы, чем позволила себе нарушить клятву. Только борьба – до последней капли крови, а лучше – до полной победы.

Один из факельщиков неловким движением запалил краешек знамени, толпа замерла, но Жанна, сразу оценив ситуацию, повернула коня и ухватила рукой в железной перчатке край штандарта. Огонь был потушен мгновенно.

Толпа облегченно выдохнула – да эта Жанна не промах! Как она ловка, не растерялась, другие офицеры и сообразить не успели, что случилось… «Жанна, Дева Жанна!» – дружно выкрикивали горожане. – «Спаси Орлеан! И благослови тебя Господь!»

Жанна в окружении свиты проследовала от Бургундских ворот до Ренарских, к дому одного из самых богатых и уважаемых граждан города – главного казначея герцогства Жака де Буше. Того самого, который время от времени переплывал Ла-Манш, дабы отчитаться в Лондоне перед своим сеньором, Карлом Орлеанским, сколько средств потрачено на войну и сколько получено налогов с герцогских земель. И все это время, пока Жанна ехала по улицам, толпа только нарастала и гудела еще сильнее.

У дверей своего дома главный казначей Орлеана низко поклонился и сказал:

– Добро пожаловать, Дама Жанна, благородная принцесса! Прошу оказать мне честь быть гостьей в моем доме! – и слуги закрыли дверь, а толпа все не унималась…

Девушка отужинала в кругу своих друзей и приготовилась ко сну. Ей хотелось поскорее укрыться ото всех, перевести дух. У нее ныло под ложечкой – ведь не святая же она в самом деле? Справится ли? Но то же продолжалось и ночью – под окнами Жака де Буше мелькали факелы, распевались песни и слышался гул не одной сотни голосов…

Утром Жанна почувствовала себя бодрой и готовой действовать. Сон вылечил ее – сомнения ушли. Все внутри кипело. Жанна хотела штурмовать бастилии англичан немедленно, но узнала, что битва откладывается.

– Почему мы медлим, Бастард? – гневно спросила она у сводного брата.

– Мы ждем нашу армию, Жанна, – ответит тот.

Он больше не хотел терпеть поражений – он был сыт ими по горло. Второго «Рувре» он просто не пережил бы!

Сердце подсказывало Жанне, что капитан прав, но терять время даром она не хотела. Приказав д’Олону следовать за ней, девушка потребовала опустить подъемный мост. Она выехала из Ренарских ворот в поле и устремилась к позициям противника под белым флагом.

– Жанна! – окрикивал ее д’Олон, – не подходи близко!

Но рвали копыта землю, билось на утреннем ветру белое знамя, усыпанное золотыми лилиями, и Господь и его ангелы были на нем…

Девушка остановилась в двухстах шагах от бастилии Сен-Лоран, построенной графом Суффолком и лордом Талботом вокруг церкви.

– Англичане! – что есть силы закричала она. – Заклинаю вас именем Божьим, уходите в вашу страну! Оставьте город Орлеан! Я готова заключить с вами мир, если вы признаете мою правоту и вернете Франции столько, сколько отняли у нее, пока она была в вашей власти!

Изумленные офицеры и солдаты графа Суффолка все теснее обступали стену. Вот диво! – это же та девчонка, о которой столько болтали орлеанцы! Которую с таким нетерпением ждали…

– Англичане! – продолжала Жанна. – Хотите вы того или нет, а вам придется уйти! Иначе вы погибнете – все! Решайте же!

Но не только англичане разглядывали ее – храбростью Жанны восторгались и орлеанцы, смотревшие на свою героиню с крепостной стены у Ренарских ворот.

У англичан нашелся тот, кто решил ответить Деве. Это был нормандец де Грэнвиль – перебежчик из французского войска.

– Эй ты, девка! Уж не хочешь ли ты, чтобы мы сдались женщине? У французов больше нет мужчин, они прикрываются юбками! Нечестивые сводники! Трусы!

Англичане заулюлюкали и загоготали. Но стрелять они не посмели – белый флаг Жанны с золотым рисунком, едва ли заметным на расстоянии, остановил их.

Жанна вернулась в город – она чувствовала поражение. Как ей хотелось, чтобы от одного ее голоса дрогнули если не стены бастилии, то хотя бы сердца этих негодяев!

Вечером Жанна выехала через южные ворота – ворота моста. С тем же знаменем, в сопровождении того же д’Олон.

Она проскакала по мосту через Луару несколько пролетов и спешилась в бастионе, на островке Бель-Круа. Дальше мост обрывался – два пролета уже давно были взорваны, чтобы нарушить коммуникацию между Турелью, доставшейся англичанам, и Орлеаном.

Жанна вскарабкалась на бастион, держа знамя в руках. Она была совсем рядом от врага – меткий выстрел мог бы легко поразить ее.

– Гласдейл! – крикнула она. – Я послана Богом, чтобы изгнать англичан из Франции! Не перечьте Царю Небесному – сдайтесь на мою милость! И тогда вы все уцелеете! Прошу вас, послушайтесь меня! Не принимайте другого решения! Королевство Франция никогда не будет принадлежать вам!

На крепостной стене Турели, в окружении своих офицеров, негодовал лорд Гласдейл. Ему уже передали, как Дева требовала от графа Суффолка сдачи Сен-Лорана, разъезжая перед крепостью с белым флагом. Теперь она добралась и до него! Она была перед ним, как на ладони. В сверкающем на вечернем солнце доспехе, с короткой стрижкой черных волос. Под белым флагом, на котором были различимы золотые вкрапления и читались какие-то фигуры, когда ветер ударял в полотнище. А главное – она ничего не боялась!

– Гласдейл! – кричала она. – Если вы повинуетесь мне – я помилую вас! По воле Бога, сына Святой Девы Марии, Франция принадлежит только одному человеку – королю Карлу Валуа, истинному наследнику престола!

– Черт, мне это надоело! – Он был вне себя от наглости девчонки. – Убирайся прочь, арманьякская шлюха! – сжимая кулаки, заревел полководец в сторону бастиона на островке Бель-Круа. – Ведьма! Я сожгу тебя, если поймаю!

Уже немолодой Гласдейл тяжело дышал – эта девка разволновала его. Она говорила с ним так, точно судьба его решена! А солдаты уже готовы были поддержать своего командира: «Проваливай в деревню – к своим коровам! – кричали они. – Арманьякская ведьма!»

Вильям Гласдейл ушел со стены первым – уверенность этой девчонки неприятно поразила его. И еще – ее бесстрашие…

А Жанна, направив коня к воротам Турели, плакала – давилась слезами. Ее оскорбили – мерзко, гнусно. И вновь не послушались! Она остановила коня недалеко от ворот, Жан д’Олон прикрыл ее. И только когда на лице девушки высохли слезы, она въехала в город.

Время переговоров заканчивалось – голос мира не был услышан, чуда не произошло. Наступало время битв…

Орлеанцы так сильно хотели видеть свою Деву – днем и ночью, что желание это стало необузданной страстью. Первого мая хватило небольшого слуха, что ее нет в городе, и в дом Жака де Буше уже забарабанили десятки кулаков.

Жанне пришлось, взяв небольшой эскорт, колесить по улицам Орлеана. На горожан это действовало гипнотически – они поражались ее статью, посадкой наездницы, роскошным убранством то белого коня, то черного, блеском лат, которые ослепительно горели на солнце, красотой девушки.

Она была их героиней – смелой, прекрасной, юной…

В тот же день Орлеанский Бастард с пятьюстами конниками уехал навстречу войску, двигавшемуся из Блуа. Его не было второго и третьего мая. Жанна волновалась. А если англичане набрались смелости и напали на армию? И если фортуна оказалась на стороне врага?

Но этого не случилось. Армия успешно прошла мимо Божанси и Менга, достигла вражеских бастионов, что окружали Орлеан с запада, и на глазах у англичан, засевших в восточном бастионе Сен-Лу, подошла к Бургундским воротам.

Город вздохнул спокойно.

Но чуть раньше, 4 мая, в Орлеан со своим отрядом вернулся Орлеанский Бастард.

Жанна обедала в доме де Буше, когда ее запыхавшийся интендант распахнул дверь:

– Жанна, вернулся Бастард, он велел передать тебе, что на помощь англичанам идет с войском и обозом продовольствия Фастольф! Они уже вблизи Жанвиля!

Жак де Буше и его супруга переглянулись – это известие было скверным, очень скверным!

Жанна выбежала из дома, и уже через минуту мчалась в ставку Орлеанского Бастарда.

– Бастард! Послушай, Бастард! – выкрикнула она, врываясь к нему, только что севшему обедать. – Я говорила – со штурмом бастилий англичан медлить нельзя! Если Фастольф успеет раньше нас – будет худо!

– Время еще есть, – возразил капитан, пригубливая вино, – Жанвиль в тридцати лье от Орлеана. – Он кивнул на стол. – Составишь мне компанию?

– И вот что, Бастард, – не слушая его, горячо продолжала Жанна, – именем Божьим повелеваю тебе сразу же сообщить мне, как только Фастольф будет близко от нас. Не сносить тебе головы, если я об этом не буду знать вовремя!

– Можешь не сомневаться, Жанна, – принимаясь за жареную рыбу и овощи, улыбнулся Орлеанский Бастард, – ты узнаешь об этом первая.

3

«Проснись, Жанна! – издалека, нарастая, доходил до нее гулкий тяжелый голос. – Проснись! Вставай! Твой враг ждет тебя!»

Она рывком села на постели, плохо соображая, что с ней и где она. Орлеан, дом Жака де Буше… С улицы доносились взволнованные голоса, кто-то рыдал. Голос! – это он разбудил ее! Жанна вскочила с постели, выглянула в окно. Что-то было не так! Она вбежала в соседнюю комнату, смежную, где расположился Жан д’Олон, ее оруженосец. Криком она разбудила его – он вскочил как ошпаренный.

– Что? Что случилось?!

Но следом она уже будила своего пажа.

– Вставай, Луи! – Тот протирал заспанные глаза. – Если была пролита французская кровь, а я не знала об этом, тебе несдобровать!

Вбежала заспанная хозяйка. Луи де Кут помчался готовить лошадь, а все остальные, включая Жака Буше, тоже плохо что понимавшего, принялись облачать Жанну в ее доспех. Проворнее всех оказался д’Олон: ремешки, застежки, пряжки легко слушались его пальцев – он был не новичок в этом деле!

– Что я должна делать? – твердила она. – О, Господи! Идти на Фастольфа или штурмовать бастилии? Господи…

Жанна выбежала из дома, конь уже дожидался ее. Пока д’Олон занимался своим панцирем и ему неумело помогали слуги де Буше, Луи де Кут влетел в дом, схватил знамя Жанны и просунул его в окошко своей госпоже.

Она почти вырвала его и, перехватив древко, пришпорив коня, выкрикнула:

– Догоняй меня, д’Олон!

– Да, сейчас! – выкрикнул оруженосец и рявкнул на де Кута. – Помогай, сорванец! Быстро!

Она неслась через весь Орлеан – с белым знаменем, всполошенная, полная огня – от ворот Ренарских к Бургундским воротам. Жанна угадала направление – от ворот несли раненых, окровавленных людей. У одних носилок, которые тащили горожане, она резко придержала коня, вставшего на дыбы.

– Где идет бой?

– У бастилии Сен-Лу! – ответили ей. – Говорят, неудачный штурм! Англичане бьют французов!

Жанна бросила взгляд на окровавленного солдата с рассеченным лицом, и сердце ее сжалось. Она словно забыла обо всем, что творилось вокруг, – только это изуродованное лицо было перед ней.

– Господи, за что? – прошептала она. – Мне больно смотреть на французскую кровь!

Солдата уже унесли, и только тут она опомнилась. «Неудачный штурм!» Вцепившись в знамя, точно это была последняя надежда на победу, она полетела в открытые настежь ворота, перелетела через подъемный мост и помчалась дальше – а мимо нее все несли и несли раненых солдат.

Ее догонял Жан д’Олон…

Но угнаться за Жанной было сложно. Точно ветер, конь нес ее по холмам, а со стороны Сен-Лу уже ковыляли легко подраненные солдаты. Так поступают во время поражения – хозяева форта всегда могут выйти и добить или взять в плен тех, кто не успел вовремя унести ноги. Вдалеке громыхали пушечные выстрелы. На ее знамя оглядывались – и бежали дальше. Далеко на холмах она уже видела высокий частокол английского бастиона. Там была свалка.

– Жанна! – д’Олон наконец-то нагнал ее, когда она приблизилась на расстояние выстрела бомбарды. – Тебе нужна охрана! Ты не можешь так…

– Мне нужна победа! – бросила она и тут же что есть силы закричала отступавшим солдатам. – Стойте! Вы должны биться! Господь любит храбрых! За мной!

И она, высоко подняв знамя, поскакала вдоль стен бастиона, а лучники уже целились в нее, пуская десятками стрелы, но она была быстрее – на долю секунды, на мгновение. И страх отступил. Увидев это чудо – еще одно чудо! – французы рванулись на стены Сен-Лу, приставляя лестницы, целясь из арбалетов в лучников, выбивая врага из бойниц. Жанна исчезла за бастионом – все замерли, едва не впав в отчаяние, но вот она вылетела из-за него, все также высоко держа в руке белое знамя с золотыми лилиями. Сам Господь на этом знамени пролетал над осаждающими бастион и осенял их крестным знамением!

– Бейтесь, мои воины! – кричала Жанна. – Бейтесь!

Одна из стен бастиона дрогнула – французы перевалили через нее и уже хлынули внутрь. Увидев это, другие целым потоком последовали за ними. Но не только бастион дрогнул – дрогнули сердца англичан: они увидели ту, что была их сильнее!

Они точно увидели свою смерть…

– Жан! – кричала она, – д’Олон! Она всучила ему в руки знамя, бросила: – Стереги! – и, спешившись, сама рванулась к одной из лестниц. Жанна забралась на нее с ловкостью обезьянки и на мгновение застыла там, на самом верху, как перышко. «Меч! Возьми меч!» – откуда-то издалека прорывался к ней голос д’Олона. Она спрыгнула вниз и лицом к лицу оказалась перед английским копейщиком. Тот отпрянул, точно увидел призрака, но его противник был безоружен.

Эта девчонка!..

Звон оружия и крики разом оглушили Жанну. Рот англичанина ощерился в улыбке, он стремительно занес копье, чтобы ударить ее в грудь, но тут же, втянув в себя воздух, покачнулся. Вытаращив глаза, англичанин бухнулся на колени, а следом повалился на землю.

Кровь хлынула изо рта англичанина – и было отчего: в его шлеме, глубоко рассеченном, почти по самое древко торчал топор.

А девушке улыбался молодой офицер.

– Не забывайте про меч, Дама Жанна! – он был красив и весь перемазан в чужой крови. Видать, офицер поработал в Сен-Лу на славу! Он наступил ногой на спину мертвого врага и, приложив усилие, вытащил топор из разрубленной головы и покореженного металла. Белые зубы офицера сверкали. Лицо его показалось Жанне знакомым…

– Франсуа де Ковальон, благородная Дама, – поклонился он.

Теперь она вспомнила его – это он встречал ее в Шиноне четвертого марта…

– Жанна! – к ним подбежал д’Олон. – Ты жива – слава Богу! – Молодой мужчина был переполнен отчаянием. – Ты не должна так убегать! Жанна…

Англичан уже оттеснили от этой стены – бойня отходила в сторону. С бастионом Сен-Лу все было кончено. Мимо них устремлялись свежие силы французов – каждый хотел успеть на расправу.

– Дайте мне ваш топор, Ковальон, – попросила Жанна. Лезвие топора на длинной черной рукояти было испачкано кровавой жижей. – Прошу вас…

– Конечно! – Ковальон нагнулся, сорвал рукой в железной перчатке пучок травы и тщательно вытер лезвие. – Прошу вас…

– У вас своенравная госпожа, д’Олон, – вынимая из ножен меч, улыбнулся интенданту Жанны офицер. – Присматривайте за ней лучше. Но я оставляю вас – хочу прикончить еще двух-трех годонов, если получится!

– Ковальон! – окрикнула его Жанна. – Спасибо!

– Рад был служить! – браво ответил тот и устремился на пиршество.

– Знамя, д’Олон, где знамя? – глядя в сторону, спросила Жанна.

– Я передал его сержанту. Тебе не стоит так убегать…

– Прости, – рассматривая зазубренное лезвие топора, тихо проговорила она. – В следующий раз я скажу тебе, когда пойду к англичанам в гости.

Через час, когда бастилия Сен-Лу пала, англичане большей частью оказались перебиты, когда повсюду была смерть, политая кровью земля, изломанные трупы, обрубки конечностей, Жанне стало плохо.

Она не знала, что победа бывает такой

Жан д’Олон только и успел прихватить ее за локоть, когда девушка пошатнулась.

– Что с тобой? – спросил оруженосец. – Ранена?!

– Господи, – прошептала она, – они умерли без покаяния!

Она потребовала, чтобы ее солдаты исповедовались, и немедленно. На место недавнего боя уже прибыл священник Жером Паскерель. Для вояк это было впервой – так поступали рыцари времен Людовика Святого! Но война, длившаяся почти сто лет, вытравила из душ французов и англичан едва ли не последние крохи христианского сострадания к противнику. Все же солдаты бухались один за другим на колени – кто-то неохотно, кто-то послушно. Они были только солдатами и обязались подчиняться своему командиру. Тем более, что эта причуда была безобидной. Некоторые даже шептали молитву.

И Жером Паскерель перекрестил их – во имя Отца, Сына и Святого Духа.

4

Ее вновь обманули! – возвращаясь в Орлеан, лихорадочно думала Жанна. Ей не доверяли…

– Вы начали штурм без меня – почему? – в тот же день бросила она обвинение Орлеанскому Бастарду. – Это… оскорбление.

Орлеанский Бастард хотел было ответить ей, что она крепко спала и они не решились будить ее. Можно было сказать, что капитаны просто-напросто опасаются ее строптивого нрава, боятся, что она помешает им. И потом – они мужчины, и сами способны справиться с англичанами, не тревожа Даму Жанну по любому поводу.

Но Орлеанский Бастард только развел руками:

– Ты была сегодня на высоте, Жанна. Без тебя мы бы не взяли бастион.

Это было равносильно извинению.

Уже в Орлеане Жанна узнала, что во время атаки Сен-Лу, когда она только появилась под его стенами, готовая переломить ход сражения, англичане из форта Париж быстро пересекли Орлеанский лес и вышли на опушке, угрожая и без того терпящим поражение французам. Но Орлеанский Бастард обманул их – свежие силы вышли через северо-западные ворота, угрожая самому форту Париж. Англичане, узнав об этом, повернули с опушки леса назад. Стычка под фортом Париж оказалась незначительной, а Сен-Лу, оставшийся без помощи, пал. Одержав победу, французы подожгли Сен-Лу, а в тот же вечер рота французских солдат быстрым маршем отправилась на пепелище и разметала прах по ветру.

От бастиона осталось одно воспоминание.

Взятие Сен-Лу было большой стратегической победой – теперь правый берег к востоку от Орлеана принадлежал французам. Кольцо осады было разорвано, путь через Луару на Турель – свободен.

В ту ночь, первый раз пережив мясорубку, Жанна горячо молилась и призвала молиться о спасении души своих капитанов. Кто-то поддался ее увещеванию, кто-то нет. Жиль де Рэ, заглядывавшийся на Деву, пошел у нее на поводу. К нему присоединился Ксентрай. Ла Ир дал обещание, что ближайшие сутки он не будет сквернословить и клясться «всеми чертями» и «адом». «Это уже немало!» – заметил его друг Ксентрай.

Следующий день, 5 мая, был праздничным – Вознесение Христово. Жанна отказалась даже думать о войне и решила вновь вступить в переговоры с врагом.

Утром Жером Паскерель написал под ее диктовку новое послание англичанам. Жанна села на коня, вооружившись знаменем, взяла с собой д’Олона, который теперь не отпускал ее ни на шаг, и двух сопровождающих – самого меткого лучника, им был шотландец Ричард, и самого громкоголосого бойца. Ее горло немного осипло после взятия Сен-Лу, когда она нарезала круги вокруг форта и призывала смести англичан.

Вчетвером они выехали из Ренарских ворот в сторону форта Сен-Лоран. Там, на расстоянии полета стрелы, девушка передала знамя д’Олону, а сама привязала к стреле письмо.

– Англичане! – крикнул громкоголосый боец. – Послание от французов!

– Арманьякская потаскуха! – со стен Сен-Лорана что есть мочи кричали англичане. – Убирайся вон!

Но Жанна только сжала губы – она больше не хотела плакать! Вчерашняя битва стояла у нее перед глазами. Французская кровь – она дорого стоит! Сегодня она пришла с миром. Пусть англичане выбирают, как им поступать!

Ричард спешился для большей устойчивости и, прицелившись, выстрелил в сторону форта – в одну из деревянных его башен.

Через несколько минут хмурый граф Суффолк, который никак не мог пережить падение Сен-Лу, развернул свиток.

Текст был таков:

«Вы, англичане, не имеете никакого права на французское королевство. Царь Небесный повелевает вам и требует моими устами – Жанны Девы – оставить ваши крепости и вернуться в свою страну. Если вы этого не сделаете, я устрою вам такое сражение, о котором вы будете помнить вечно. Вот что я пишу вам в третий и последний раз, и больше писать не стану».

Далее стояла вызывающе наглая подпись: «Иисус, Мария, Жанна Дева».

Граф Суффолк потихонечку багровел – эта ведьма создала свою троицу! Но это было еще не все – далее шел поскриптум:

«Я бы послала вам письмо учтиво, но вы схватили моих гонцов, вы задержали моего герольда по имени Гийенн. Соблаговолите вернуть мне его, а я пришлю вам нескольких из ваших людей, захваченных в крепости

Вы достигли конца предварительного просмотра. Зарегистрируйтесь, чтобы узнать больше!
Страница 1 из 1

Обзоры

Что люди думают о Полет орлицы

0
0 оценки / 0 Обзоры
Ваше мнение?
Рейтинг: 0 из 5 звезд

Отзывы читателей