Наслаждайтесь этим изданием прямо сейчас, а также миллионами других - с бесплатной пробной версией

Только $9.99 в месяц после пробной версии. Можно отменить в любое время.

Пятый квадрат

Пятый квадрат

Читать отрывок

Пятый квадрат

Длина:
271 страница
2 часа
Издатель:
Издано:
Jan 12, 2022
ISBN:
9785457078406
Формат:
Книга

Описание

Командованию ГРУ становится известно, что в Чечню тайно прибыл инструктор по стрельбе Ральф Стивенсон, известный среди ваххабитов под именем Салим. Он должен готовить высококлассных снайперов. Разведотряд старшего лейтенанта Морина получил приказ найти учебную базу. И вот бойцы приблизились к «осиному гнезду» бандитов. Но те оказались готовы к приему незваных гостей. В ходе ожесточенного боя Морин был тяжело ранен, и командование принял на себя старший сержант Маркитанов по прозвищу Димарик. Перед ним стоит нелегкий выбор: либо отойти назад, спасая жизнь раненых товарищей, либо продолжить преследование бежавшего из лагеря Стивенсона…

Издатель:
Издано:
Jan 12, 2022
ISBN:
9785457078406
Формат:
Книга


Связано с Пятый квадрат

Читать другие книги автора: Гончар Анатолий

Похожие Книги

Предварительный просмотр книги

Пятый квадрат - Гончар Анатолий

Пролог

…Где-то в отдалении по-прежнему ухали артиллерийские разрывы. Вот, коротко протрещав, умолкла последняя автоматная очередь. Командир группы специального назначения старший прапорщик Ефимов опустился, тяжело дыша, на корточки, прислонился плечом к иссеченному осколками буку и начал вызывать старшего головной тройки.

– Первый – Старшему, приём.

– На приёме, – отозвалось в наушниках голосом старшего сержанта Крылова.

– Занять оборону, вести наблюдение, – скомандовал старший прапорщик, – я выдвигаюсь навстречу Мавру. Как понял? Приём.

– Понял. Остаюсь на связи, – подтвердил получение приказа Крылов, а услышавший его ответ Ефимов, махнув рукой распластавшимся за спиной разведчикам, скомандовал:

– За мной! – и первым двинулся вверх.

…Узкая, изрытая глубокими воронками полоса склона, ведущая на вершину очередного хребта, растущая на ней трава, низкорослая ежевика, срубленные осколками и пулями стебли кустарников, ветки деревьев и сломанные снарядами стволы – всё это было щедро присыпано земляной крошкой. И повсюду лежали неподвижные точки изломанных, словно старые игрушки, фигурок. А на земле, на траве, на листьях – лужицы, потёки и капли подсыхающей и всё сильнее темнеющей крови.

Уже почти на самом верху, в том месте, где перешеек растекался в разные стороны, валялось больше десятка вражеских трупов; выше зияла воронка, а ещё чуть выше, за небольшим бугорком, лежал поваленный на бок, отброшенный и искалеченный взрывом пулемёт. А рядом с ним – ещё одна, одетая в камуфляж, до боли знакомая, уткнувшаяся лицом в землю неподвижная человеческая фигурка сержанта Маркитанова.

«Гадство!» – Непроизвольно скрипнув зубами, Ефимов посмотрел на вершину хребта и увидел быстро спускающихся вниз бойцов группы Кузнецова. Махнув им рукой, старший прапорщик сокрушённо качнул головой и шагнул к лежавшему на земле сержанту.

– Живой! – радостно воскликнул рядовой Пивоваров, первым приблизившийся к Маркитанову.

– Уф! – облегчённо вздохнул старший прапорщик, чувствуя, как с души падает навалившийся на неё камень.

Очнувшись, сержант пошевелился и застонал. Когда же его осторожно перевернули на спину, чтобы перевязать раны, Ефимов увидел, что он крепко прижимает к груди «эфку».

– Свои, свои! – несколько раз подряд проговорил старший прапорщик и стал осторожно разжимать намертво вцепившиеся в гранату пальцы. – Дима, отпусти! Дима, всё хорошо! – повторял он, не в силах справиться с одеревеневшими мышцами.

– Командир? Где командир? – Взгляд Маркитанова метнулся в сторону.

– Здесь он, здесь! – Ефимов поднял голову и кивнул подбородком на бегущего к ним старшего лейтенанта Кузнецова.

– Значит, всё спок… – тихо проговорил сержант, закрыл глаза и вновь потерял сознание…

Глава 1

Ханкала

Разговор между полковником ГРУ Александром Ивановичем Черных, уже год безвылазно сидевшим в Чечне, и прилетевшим из Москвы дородным седым генерал-майором Хлебниковым шёл уже второй час, но генерал, ходя вокруг да около, только-только начал подбираться к сути вопроса. Впрочем, полковник Черных, знавший, что на подведомственной ему территории некто под именем Салим очень деятельно занялся организацией лагеря подготовки снайперов, уже догадывался, что речь скорее всего будет идти именно об этом.

… – Обстановка в ближнем зарубежье нестабильная, и стоит лишь прозвучать нескольким выстрелам… – генерал-майор откинулся в кресле и вытянул ноги. Он говорил нарочито медленно, с продолжительными паузами, давая собеседнику осмыслить сказанное.

– Вы хотите сказать – «появиться нескольким трупам»? – вставил своё слово полковник.

– Ну да, ну да, – закивал генерал-майор, соглашаясь и подтверждая тем самым догадку полковника по поводу снайперской школы. – Есть одна нехорошая версия, касающаяся деятельности твоего Салима, – крупномасштабная акция по дестабилизации региона. Обстановка, как я уже сказал, нестабильная – стоит на сцену выползти пресловутым снайперам, и начнётся… – он замолчал, словно пытаясь подобрать правильное слово, и закончил: – Междоусобица… – Слово показалось ему не совсем верным, он скривился, но поправляться не стал.

– Киргизы? – высказал свою догадку Черных, выбивая при этом шариковой авторучкой мелкую барабанную дробь на столешнице.

– Нет, – отрицательно покачал головой генерал-майор. – Вначале и мы считали так же, но кое-что заставляет нас изменить свою точку зрения – отбор ведётся среди лиц со славянской внешностью.

Последнее уточнение вызвало в душе полковника лёгкое смятение – подобных сведений у него не имелось.

– Московская диаспора, – заметив волнение на лице полковника, пояснил Хлебников, – из тех, что и вашим, и нашим. Но достоверность информации сомнению не подлежит. Так что Киргизия практически исключается. – Пауза. – А раз славяне, значит, всё значительно хуже. – Опять пауза, но слишком короткая, чтобы собеседник успел сделать правильные выводы. – По всему выходит – это Украина. Обстановка там сложная. Стоит только слегка подогреть, и полыхнёт так…

– Вы думаете, за этим стоят западные спецслужбы?

– Не знаю. По вышестоящему мнению, это маловероятно. Хотя… Инструктор – снайпер Салим Мухаммед Обу, в прошлом платный агент ЦРУ, но сейчас это ведомство всячески открещивается от деятельности Салима. Соединённые Штаты даже объявили его в международный розыск.

– Не слишком ли много собственных агентов разыскивают американцы? – позволил себе скептическую улыбку Черных.

– Угу, – как-то легко, по-простецки согласился генерал и, внезапно помрачнев, продолжил: – При этом есть одна странность: все негативные действия этих агентов, в конечном счёте, прямо или косвенно способствуют интересам США… – Он умолк, словно мысленно одёргивая самого себя, а когда снова заговорил, его голос звучал ровно, не вызывая никаких эмоций. – Но на данный момент нас интересует не прошлое Салима Мухаммеда, а настоящее. Хотя, собственно… – Генерал открыл кожаную папку, лежавшую на подлокотнике, вытащил из неё сшитую пачку листов с отпечатанным на принтере текстом и передал полковнику. – Поинтересуйся на досуге.

– Фотографий нет? – шелестя листами, уточнил полковник Черных.

– Отсутствуют, – криво ухмыльнулся генерал. – Наш гений снайперинга не любил фотографироваться с молодости. Есть описание, но не слишком подробное.

– Ясно, будем искать по действиям.

– Ищи, ищи, – подбодрил полковника генерал, – но не рассчитывай на избыток времени. Пока ещё оно у тебя есть, но кто знает, как отнесётся к его предполагаемым задумкам высшее руководство…

– На самый верх ещё не докладывали? – удивленно посмотрел на генерала Черных.

– Нет, – в отрицательном жесте махнул тот рукой, – все мысли относительно его дальнейших целей до сего дня – лишь версии. Вот когда наши предположения станут конкретными фактами – мы и доложим, но тогда времени у вас здесь совсем не останется. Так-то вот.

Хлебников встал и, не прощаясь, покинул кабинет, оставив полковника осмысливать сказанное. Побыв некоторое время в одиночестве, Черных дотянулся до телефона и вызвал своего заместителя.

Кабинет полковника Черных представлял собой небольшую комнату с двумя окнами, закрытыми тёмными, не проницаемыми для света занавесками, с рядами кресел, стоявшими вдоль стен, большим стальным сейфом, накрепко прикрученным к полу, и висевшей на стене картой Чеченской Республики. Ещё одна карта, помеченная многочисленными обозначениями, хранилась в сейфе. Кроме этого в кабинете имелись два стола из настоящего морёного дуба, украшенных затейливой резьбой. За одним из них сидел человек в форме, но без знаков различия – заместитель полковника подполковник Остапенко, давно и прочно осевший, как и Черных, в группировке. Сам же полковник стоял перед открытым сейфом и изучал какие-то бумаги.

– Ральф Стивенсон, Саид Абдела, Абу Омар, Карим, Салим Мухаммед Обу, – небрежным жестом бросил он в сейф уже изрядно помятые листы с досье, – вот далеко не полный перечень имён неуловимого инструктора. Все имена скорее всего вымышленные. Новая страна – новое имя. Разыскивается правительствами нескольких стран, но безуспешно, нет даже толкового описания внешности. Как Бэтмен: прилетел – улетел, никаких следов, одна маска…

– Противник не самый удобный, – согласился подполковник Остапенко, катая по столу попавшуюся под руки шариковую ручку.

– А, – отмахнулся Черных, – удобный, неудобный… Всё равно нам его так или иначе, а брать. Но ты только послушай, какой у него послужной список: Сомали, Ирак, где он выполнял специальные задачи правительства США, бывшая Югославия – воевал на стороне хорватов, а вот по чьему велению – история уже умалчивает, Косово – помощь косовским албанцам, но тут наши заокеанские партнёры открещиваются от него обеими руками. Снова Ирак, но уже непонятно, на чьей стороне, Афганистан – тоже непонятно, на чьей стороне, – и вот теперь Чечня.

– Добрый мальчик! – Остапенко встал, подошёл к шефу и, протянув руку, вытащил помятые бумаги из сейфа. – А где он был во время первой чеченской?

– Хороший вопрос! – Полковник с задумчивым видом прошёлся по кабинету. – Предполагаешь, что он и тогда мог быть на стороне нашего противника?

– А почему бы нет? – всматриваясь в строки небольшого досье, пожал плечами подполковник. – Помнится мне, ходили слухи о каком-то неимоверно везучем снайпере-англичанине…

– Но то об англичанине… – Черных с сомнением покачал головой.

– Американец, англичанин… Ты, со своим знанием английского, сможешь их различить?

– Я, может, и да, но вот другие… – на секунду задумался полковник. – Что ж, это называется – припёр к стенке. Возможно, ты и прав. Стоит навести справки. Вот только что это нам даст?

– Копеечка к копеечке, глядишь, и алтын, – сострил Остапенко и, не дожидаясь указаний, пошёл «наводить справки».

Относительно поисков сведений об «англичанине» всё сложилось даже удачнее, чем ожидал сам предложивший покопаться в информации о «первой чеченской» полковник. Через три дня в его распоряжении была фронтовая фотография, сделанная любительским фотоаппаратом: группа молодых моджахедов-чеченцев с поднятыми вверх автоматами, в просветах между которыми отчетливо просматривалось лицо мужчины двадцати девяти – тридцати лет, ничем не примечательное: темно-русые длинные волосы, небольшая бородка, скрывающая подбородок, бакенбарды, прямой нос и глаза… А вот глаза заставили полковника присмотреться к ним внимательнее. С первого взгляда было непонятно, что это – отблеск света, вспышка фотоаппарата, так по-разному отразившиеся в глазах незнакомца, или же у «англичанина» действительно оказались глаза разного цвета? Без специальной экспертизы этого было не разобрать. Не имея возможности сделать её, полковник при описании портрета «англичанина» в деталях, касающихся его глаз, после фразы «глаза серые» сделал небольшую оговорку: «существует возможность, что они имеют разный оттенок или левый глаз вообще имеет другую окраску». Покончив с составлением словесного портрета, Черных сделал несколько фотокопий, распечатал к ним собственные описания, после чего положил всё это в сейф и запер до подходящего случая.

Пункт временной дислокации Н-ского отряда специального назначения ГРУ

– По оперативным данным… – встал со своего командирского места, расположенного во главе стола для совещаний, тридцатипятилетний подполковник Лунёв и подошёл к расстеленной на соседнем столе карте. Его взгляд скользнул по зоне ответственности отряда и, остановившись на одной, видимой только ему точке, он продолжил развивать свою мысль дальше: – В последнее время наблюдается повышенная активность боевиков близ населённых пунктов… та,…рт и…ры. Так что, товарищи офицеры, не исключена крупномасштабная вылазка.

Подполковник умолк, снова всматриваясь в карту. Был он высок, неширок в плечах, но по-своему крепок и жилист; светлые, густые, коротко подстриженные волосы топорщились ёжиком, на худощавом лице играла слегка насмешливая улыбка, вовсе не отражавшая течение его мыслей. Лунёв мог улыбаться почти всегда, пряча за своей странной улыбкой и злость, и нервозность, и крайнюю задумчивость. Так что не стоило и гадать, что же на самом деле происходит в душе склонившегося над картой командира батальона. Хотя те, кто бывал с ним в командировках не один раз, уже успели сложить один плюс два и сделать соответствующие выводы. Впрочем, они могли их и не делать, ибо командир отряда наконец оторвался от созерцания карты, вновь вернувшись к совещательному столу, сел и закончил свою мысль:

– Возможно, это и не так, но повышенная активность боевиков – это наверняка первый шаг к увеличению, укрупнению бандгрупп. Разведгруппой капитана Антохина, – Лунёв назвал фамилию одного из группников, только что убывшего по замене отряда, – замечена банда численностью до пятидесяти человек. Не исключено, что и кому-то из вас придётся столкнуться с такой же или даже более многочисленной по своему составу бандгруппой. И потому предельная внимательность и осторожность. Морин, ты чего лыбишься? Я сказал что-то смешное?

– Никак нет, товарищ подполковник! – бодро возразил старший лейтенант Морин – командир третьей группы первой роты, и комбат, мысленно махнув на него рукой, продолжил свои наставления.

– Вероятность крупных банд очень велика, а мне не нужны «герои посмертно». Поэтому запомните: прежде всего, ваша задача – разведка. Не надо кидаться с шашкой наголо. Обнаружили банду, отошли на безопасное расстояние и навели артиллерию.

«Ага, – хмыкнул про себя сидевший почти у самой двери Денис Морин, – пока будешь связываться, пока пушкари проснутся, пока… Да им ещё и попасть надо…» – Скепсис в душе старшего лейтенанта всё рос и рос, пока наконец не вырос в полновесную уверенность, «что уж он-то, старший лейтенант Морин, своего шанса не упустит и артуху вызывать будет только в крайнем случае, когда без неё уже «ну, никак».

За стенами палатки шумел ветер, порывами бросая на вздрагивающий брезент капли начинающегося дождя. Вслушиваясь в эту непрекращающуюся дробь, Морин невольно поморщился: кому-то из их роты на днях предстоит первое боевое задание. Предполагая, что, возможно, именно ему, он вспомнил о сырости, непременной грязи и холоде, ждущих его на выходе, и, думая так, всеми фибрами души жаждал, чтобы тучи рассеялись и из-за них вновь выглянуло ласковое весеннее солнышко.

А командир отряда продолжал доводить до командного состава групп складывающуюся оперативную обстановку. Просвещал он сидевших долго и нудно, это всем давно надоело, но, поскольку терять личный состав Лунёв не собирался, то и проводить подобные инструктажи мог днями, если не неделями.

В стену палатки ударил особо сильный порыв ветра. Морин вздохнул и, вперив взгляд в подполковника, принялся слушать дальше.

– …И ещё: по непроверенной пока информации в Чечню прибыл высококлассный иностранный инструктор… – короткая пауза, – по снайперингу. Предположительно на территории Чеченской Республики будет организован лагерь по подготовке снайперов. В зоне ответственности какого отряда – информации нет. Некоторые данные указывают на то, что стрелки будут готовиться для проведения широкомасштабной диверсии. Конечная цель и время неизвестны. Возможно, акция запланирована на следующий год, но уже сейчас среди местных моджахедов проводится отбор кандидатов. Предпочтение отдаётся бандитам со славянской внешностью, из чего можно сделать вывод: работать им предстоит не на территории Чечни, а за её пределами. Скорее всего где-то в Центральной России. Но это так, к сведению. Задача конкретно по ним пока не определена. – Лунёв снова замолчал, сунул в карман лежавшую на столе ручку, с грохотом отодвинув стул, поднялся и произнес: – Совещание окончено. Эти слова комбата прозвучали как глоток свежего воздуха. Затем последовало уже привычное: – Товарищи офицеры! – Все встали. – Товарищи офицеры! – Краткая, брошенная командиром на ходу команда, и сразу началась суета, пока ещё негромкий говор, чья-то мельком сказанная, дежурная шутка. Народ потянулся к выходу. В распахнутую дверь палатки вплыл освежающе-влажный воздух улицы. В лицо Морина волной налетевшего ветра бросило рассыпчатую горсть мелких дождевых капель.

– Холодно… мля. – Ощутив всю «прелесть» надвигающейся непогоды, Денис вынырнул из-под брезентового полога и, не мешкая, махнул через плац к ротной палатке. Следуя его примеру, вслед за ним побежали и остальные группники. Дождь усиливался. Бисерно-мелкие капельки превратились в увесистые тугие капли, нещадно бившие по перебегающим плац фигурам. Когда же бежавший крайним старший лейтенант Рустам Мухаммедов, командир первой группы, достиг открытой двери, дождевые капли слились в сплошной поток, а одежда на самом Рустаме промокла до нитки.

– Эпическая сила! – выматерился Рустам и, взмахнув руками, стряхнул текущие по кистям рук капли. – И спрашивается, за каким хеком я бежал?

– А я? – тоже развел руками почти такой же мокрый капитан Олег Свиридов, командир второй группы. Сейчас, когда эти два офицера стояли рядом, а дождь, намочив их волосы, сгладил различия в причёсках, было особенно заметно, что эти двое –

Вы достигли конца предварительного просмотра. Зарегистрируйтесь, чтобы узнать больше!
Страница 1 из 1

Обзоры

Что люди думают о Пятый квадрат

0
0 оценки / 0 Обзоры
Ваше мнение?
Рейтинг: 0 из 5 звезд

Отзывы читателей