Наслаждайтесь этим изданием прямо сейчас, а также миллионами других - с бесплатной пробной версией

Только $9.99 в месяц после пробной версии. Можно отменить в любое время.

Ядерный щит России. Кто победит в Третьей мировой войне?

Ядерный щит России. Кто победит в Третьей мировой войне?

Читать отрывок

Ядерный щит России. Кто победит в Третьей мировой войне?

Длина:
265 страниц
2 часа
Издатель:
Издано:
Jan 28, 2021
ISBN:
9785040325757
Формат:
Книга

Описание

Известный телеведущий Игорь Прокопенко рассказывает в этой книге о наиболее знаковых событиях, связанных с созданием ядерного оружия. Вас это удивит, но многие важнейшие факты, которые то ставили мир на грань ядерной войны, то предотвращали атомный апокалипсис, до сих пор хранились под грифом строжайшей секретности, и впервые о них идет речь в этой книге.

Почему иностранные ученые с такой готовностью шли на контакт с советской разведкой? Почему полицейский на вокзале в Альбукерке дал вывезти чертежи атомной бомбы, хотя держал их в своих руках? Что представляла собой советская разведывательная сеть на Западе и как протекал рядовой день нелегала? Блефовал ли Хрущев во время Карибского кризиса или на самом деле был готов применить ядерное оружие? Что представляют собой новейшие ракеты с ядерными боеголовками и каковы их возможности? Как будет выглядеть оружие будущего?

Это увлекательное повествование – и шпионский документальный роман, и историческое популярное исследование, и глубокое размышление о месте ядерной энергии в современном мире.

Издатель:
Издано:
Jan 28, 2021
ISBN:
9785040325757
Формат:
Книга


Связано с Ядерный щит России. Кто победит в Третьей мировой войне?

Читать другие книги автора: Прокопенко Игорь Станиславович

Похожие Книги

Предварительный просмотр книги

Ядерный щит России. Кто победит в Третьей мировой войне? - Прокопенко Игорь Станиславович

*

Предисловие

Призрак ядерной войны бродит по миру, и это не шутки. Северная Корея взорвала водородный заряд. Американцы недавно испытали новый вид атомной бомбы. Пока без реального взрыва, но если так пойдет и дальше – то все может быть… Мы ускоренными темпами вводим в строй все новые и новые «Тополя», и уже страшно напоминать, что ядерное оружие есть и у Индии, и у Пакистана с его талибами, и, возможно, скоро будет у Ирана… Почему же перспектива получить «ядерную зиму» все меньше и меньше пугает мировые элиты? Неужто они надеются отсидеться в бункерах?

Есть мнение, что войны не хочет никто, а ядерное оружие – это главный фактор сдерживания, и благодаря тому, что оно есть и у нас, и у американцев, – мир так долго прожил без глобальных войн. Но вот не так давно американцы вышли из договора по Противоракетной обороне, который был подписан еще в середине семидесятых годов, и теперь даже самым красноречивым пропагандистам не под силу объяснить, как желание уничтожить ядерное оружие России, сохранив свое, «бьется» со словами о сохранении мира. Мы же, со своей стороны, тоже не дремлем.

Невероятно, но факт, к 2020 году на вооружение Российской армии снова может встать боевой железнодорожный ракетный комплекс. БЖРК появились в нашей армии в конце 80-х. Но просуществовали они недолго. К 2005 году согласно российско-американским договоренностям были уничтожены. Почему сегодня в наших планах возрождение ядерных поездов? Когда они разъедутся по бескрайним просторам нашей Родины? Чем будут отличаться от своих грозных предшественников? И почему Генеральный конструктор Московского института теплофизики Юрий Соломонов недавно сделал сенсационное заявление о том, что уже в конце этого года будут проведены испытания нового российского боевого железнодорожного ракетного комплекса с нежным названием «Баргузин».

Книга, которая попала к вам руки, – результат серьезного журналистского расследования, проведенного коллективом телепрограммы «Военная тайна». В ней вы найдете ответ на вопрос: стоит ли нам бояться наступления третьей мировой войны.

Глава 1. «Малыш» из Лос-Аламоса

Потсдам, Германия. 16 июля 1945 года. До запланированного начала конференции лидеров стран антигитлеровской коалиции остаются считаные часы, однако западные союзники почему-то оттягивают ее открытие до следующего дня. Ближе к вечеру президент США Трумэн получает секретную телеграмму, в ней всего три слова: «Ребенок родился здоровым».

В этот же день на американском полигоне Аламагордо в 5 часов 29 минут утра в укрытии царит нервное ожидание. Наконец, окрестности потрясает страшный гул, и над землей поднимается облако высотой около 12 километров. 30-метровая металлическая башня, на которой находилась первая атомная бомба, сгорела без следа, на ее месте образовался кратер диаметром 800 метров, песок превратился в стекло. Позже, когда над Хиросимой взорвалась бомба, которую американцы назвали «Малыш», научный руководитель проекта Роберт Оппенгеймер скажет: «Мы сделали работу за дьявола».

Снимок кратера Тринити после испытания на полигоне Аламагордо

Уже через неделю после испытаний президент США Трумэн решил припугнуть Сталина, когда как бы невзначай бросил: «У нас есть новое оружие необычайной разрушительной силы». Сталин всего лишь кивнул головой и сказал: «Благодарю вас». Трумэн и Черчилль решили, что человек, не окончивший даже духовную семинарию, просто не понял, что речь идет об атомной бомбе, хотя информацию о ней Сталин получил еще до отъезда в Потсдам и знал о ней, наверное, больше, чем Трумэн.

За две недели до этого резидент советской разведки в США передал в центр: испытания пройдут в середине июля, а также сообщил параметры бомбы и объем запасов урана. Сталин отдал распоряжение Берии и Курчатову ускорить работу по подготовке адекватного ответа американцам.

Непосредственное отношение к этой информации имел Анатолий Антонович Яцков. Вот скупые строки его характеристики: по образованию инженер; полковник; Герой России. Оперативный псевдоним «Джонни». С 1943 по 1946 год находился в командировке в США, работал с ценными источниками в американском атомном центре.

В 1942 году в США заработал так называемый «Манхэттенский проект», целью которого было создание атомной бомбы. Руководителем программы «Манхэттен» назначается генерал Лесли Гровс. Под его началом сконцентрирован огромный интеллектуальный потенциал. По признанию сотрудника технической разведки Главного разведуправления, участие в проекте принимала целая плеяда совершенно гениальных ученых-физиков, многие из них были будущими лауреатами Нобелевских премий.

Эмигрировавших из Европы ученых поселили в крохотном городке Лос-Аламос среди скал и песков штата Нью-Мексико. Его обитатели жили, словно птицы в золотой клетке, на всем готовом, при баснословных гонорарах, но практически без права покидать базу.

Еще один герой нашего повествования – Владимир Борисович Барковский. По образованию инженер; полковник; Герой России. В годы войны работал в Англии с ценными агентами, имевшими доступ к атомным секретам. В 1950-е годы – резидент в США. Оперативный псевдоним «Дэн». По информации Владимира Барковского, «очень быстро стало понятно, что эти работы в Англии и Америке ведутся под покровом глубочайшей секретности. На карту было поставлено слишком многое, едва ли не все. В Лос-Аламосе работали три контрразведки: G2 – военная, FBI и собственная разведка генерала Гросса. Во главе стоял Борис Пашковский, страшный антисоветчик, полковник американской армии. Их главная задача была – не дать Советскому Союзу возможности хотя бы что-то узнать о работах в области атомной энергии».

В Москве данным нашей разведки с первого раза не поверили, но в начале войны у убитого немецкого офицера был найден планшет с формулами. После изучения этой находки стало ясно, что гитлеровцы стоят на пороге создания бомбы.

Угроза была расценена как более чем реальная – если так пойдет и дальше, то с высокой степенью вероятности можно было заключить, что Гитлер будет иметь супероружие…

Молодой ученый Георгий Флеров пишет письмо Сталину, в котором обращает внимание на то, что из всех западных научных изданий исчезли упоминания о работах по ядерной проблематике. Значит, они засекречены и, следовательно, имеют военное значение. В Америке сеть советской научно-технической разведки еще не развернута, и информация приходит через Лондон от своего человека, который тоже был участником деятельности уранового комитета. Эта информация подтверждала по существу то, что передал генерал Гровс, и даже добавила дополнительные сведения о том, что работы будут вестись и в Америке. И тогда, в марте 1942 года, был подготовлен проект письма Сталину о том, что атомная бомба – реальность и что надо обязательно создавать в Госкомитете обороны специальный орган, который бы руководил этими работами у нас на новой основе.

Человеком, который предоставил информацию в Лондоне, был член кембриджской пятерки советских разведчиков под псевдонимом «Гомер». Его настоящее имя Дональд Маклейн, высокопоставленный сотрудник британского МИДа. В середине 1930-х годов советской разведке удалось создать в Англии разведывательную сеть, которая не имела аналогов в истории. В нее входили выпускники привилегированных британских университетов, в первую очередь Кембриджа, оттуда и название – «кембриджская пятерка». Вскоре эти люди поступили на работу в ключевые ведомства Великобритании. В течение 20 лет они передавали в Москву ценнейшую военную и политическую информацию.

В сентябре 1942 года Государственный комитет обороны СССР постановляет возобновить работу по урановой проблематике. В Академии наук создается лаборатория № 2. Ее руководителем назначен Игорь Курчатов. Разведке поручено оказывать физикам всемерную помощь. Москва начинает операцию под кодовым названием «Энормоз».

Теперь на авансцену выходит Леонид Романович Квасников. По образованию – инженер; полковник; Герой России. С 1942 по 1945 год – заместитель резидента советской разведки в США по атомной проблематике. Оперативный псевдоним «Антон».

Перед ним была поставлена сложная задача. Советскому Союзу требуется дальнейшее получение сведений о ходе разработок в области атомной энергии. Поэтому принимается решение, чтобы Квасников в срочном порядке выехал в Нью-Йорк и обеспечил дальнейшее получение материалов по этой проблематике.

В Нью-Йорке в 1943 году создается мощная резидентура советской разведки. В ней работают молодые специалисты, имеющие высшее техническое образование. Четверо из них станут Героями России, правда, только через полвека. Им удастся добыть уникальные сведения об американских разработках в Лос-Аламосе, которые день и ночь охраняли люди ФБР и американская пустыня. Позднее, когда контакты между ветеранами российских и американских спецслужб стали обычным явлением, американцы очень удивлялись, как это русским удалось тогда взломать код Лос-Аламоса.

Воспоминания Владимира Барковского: «Меня спросили: «А как вам удавалось преодолевать наши строгие меры секретности?» – «Скажите спасибо близлежащим магазинам в Санта-Фе, куда ваши ученые иногда выезжали, – и за покупками, и развлечься, а мы с ними в это время там встречались». Для американцев было весьма удивительно, что мы сумели преодолеть все препятствия, которые они воздвигали на нашем пути».

Именно в Санта-Фе раз в неделю в те несколько часов, на которые физикам разрешалось покинуть базу, советским разведчикам удалось завербовать нескольких ценнейших источников информации из числа обитателей Лос-Аламоса.

Анатолий Яцков раскрывает некоторые секреты работы разведчика: «Какая была компания и сколько человек принимали участие в этом, так сказать, атомном деле? Начнем с источников информации. У меня на связи их было пять человек. Плюс два вербовщика вспомогательной агентуры, которые не участвовали в поддержании связи, и три человека, которые ездили в Санта-Фе, для того чтобы получать материалы уже оттуда – еще пять человек. Таким образом, получается команда из 10 человек, которая и занималась этим проектом».

Далеко не все из этих людей симпатизировали коммунистам, но они понимали, что означает монополия одной страны на атомное оружие. Осведомленные люди на Лубянке знали, что им в Америке помогают Стар и Млад. В этом не было ни капли иронии: псевдоним Стар носил Севел Сакс, связник советской разведки, один из тех, кому ученые, работавшие в Лос-Аламосе, передавали чертежи и формулы. Один из них в разведдонесениях значился под именем Млад. Он был в числе самых эффективных агентов Москвы, и его подлинное имя удалось выяснить только сейчас.

Млад – это кодовое наименование Теодора Холла, нью-йоркского еврея из бедной семьи, талантливого математика и физика. Холлу очень повезло, он поступил на работу в Лос-Аламос, его взяли туда как ученого, подающего большие надежды. Холл уже в 19 лет или даже еще в более раннем возрасте тоже считал, что монополии на ядерную бомбу быть не должно, и он передавал через нашего консула всю доступную ему информацию.

Холл по своей инициативе предложил услуги советской разведке. Когда бомба в СССР была создана, он отошел от сотрудничества с русскими, уехал в Англию, стал преподавать в Кембриджском университете, который не без иронии называли кузницей кадров для советской разведки. Тайной покрыто и имя другого советского агента, который работал под псевдонимом «Персей». До сих пор специалисты спорят, существовал ли за этим именем реальный персонаж или это искусная мистификация советской разведки, чтобы сбить с толку американцев.

На данный момент считается, что это был реальный, глубоко законспирированный человек, который работал достаточно на высоком уровне в Лос-Аламосе, и что на самом деле его звали Артур Филдинг.

Как и Млад, Персей после 1949 года с советской разведкой не сотрудничал, полагал, что его миссия завершена. Но в 1954 году он неожиданно попросил встречи с советским связником и сделал прощальный подарок Москве, подарок поистине царский.

Уже в 1950-е годы от него поступали данные, которые в принципе могли содействовать в разработке советской водородной бомбы. То есть по времени он еще функционировал, тогда как все другие, так сказать, известные источники уже или были раскрыты или перестали предоставлять информацию.

По сведениям американских экспертов, Персей до глубокой старости работал в атомном центре США. Филдинг – это не настоящее его имя, всего лишь очередной псевдоним. Ученого завербовал школьный друг, которого звали Моррис Коэн. Он убедил будущего Персея, что помощь русским – это не предательство, а шанс спасти человечество. Так тогда думали многие.

В середине 1944 года советские разведчики обратили внимание на то, что поток информации из Лос-Аламоса сократился. Разработчики бомбы столкнулись с трудностями: не хватало оружейного урана, не удавалось решить проблему взрывателей. В этот момент американские разведчики отправляются в Европу, чтобы приступить к реализации операции «Алсос». Гитлеровская Германия довольно далеко продвинулась на пути создания своей бомбы, некоторые теоретические разработки немцев были даже успешнее американских. Им удалось создать мощную центрифугу для получения обогащенного урана, а именно он и является начинкой атомной бомбы.

Американцы проводят в освобожденной части Европы спецоперацию, в результате которой в Германии захвачена группа немецких физиков-ядерщиков, оборудование немецких ядерных центров и, что самое главное, – часть запасов урана.

В рамках этой операции немецкие ученые были вывезены в Англию на секретный объект, который назывался Фарм-Холл, где они жили в течение достаточно длительного времени. Среди них был Вернер Гейзенберг, нобелевский лауреат, человек, который ввел в современную науку основополагающее понятие современной физики «принцип неопределенности».

В поместье Фарм-Холл находился один из английских исследовательских атомных центров. Здесь физиков весьма тщательно допросили, особенно после того, как появились сведения о том, что в марте 1945 года в Тюрингии, в районе лагеря для советских пленных, был произведен невиданной силы взрыв. По всем признакам это было ядерное устройство, и донесения советской военной разведки подтверждали это предположение. Немцы не смогли или не успели создать полноценное атомное оружие, но могли сделать другое – то, что мы называем радиологическим оружием.

В так называемой грязной бомбе срабатывала смесь обогащенного урана и обыкновенного взрывчатого вещества. При взрыве такой бомбы уровень радиации повышается даже больше, чем при взрыве ядерных зарядов, которые используются сейчас. На пленных изучали воздействие радиации и силу взрывной волны.

Зима 1945 года. О том, что американцам удалось с помощью немецких физиков сделать шаг к созданию бомбы, разведка доложила в Москву. НКВД ведет тщательный поиск немецких специалистов и атомных центров рейха, оказавшихся в советской зоне оккупации. Им предоставлены весьма достойные для того времени условия жизни, но без права свободного передвижения за пределы объекта.

Всего было обнаружено порядка полутора тысяч ученых, из них были отобраны 300–400 человек, они потом были привезены в Советский Союз и весьма успешно работали в лабораториях, в частности в Обнинске, Ногинске, в Абхазии. Один из них, Николаус Риль, даже получил Сталинскую премию.

После испытания первой советской бомбы немцы вернулись на родину, за исключением нескольких человек, которые обзавелись в Советском Союзе семьями и предпочли остаться.

Свою роль сыграло то, что уже в послевоенные годы работа немецких специалистов, которые были привлечены к

Вы достигли конца предварительного просмотра. Зарегистрируйтесь, чтобы узнать больше!
Страница 1 из 1

Обзоры

Что люди думают о Ядерный щит России. Кто победит в Третьей мировой войне?

0
0 оценки / 0 Обзоры
Ваше мнение?
Рейтинг: 0 из 5 звезд

Отзывы читателей