Наслаждайтесь этим изданием прямо сейчас, а также миллионами других - с бесплатной пробной версией

Только $9.99 в месяц после пробной версии. Можно отменить в любое время.

Америка глазами эмигранта. Том 2

Америка глазами эмигранта. Том 2

Читать отрывок

Америка глазами эмигранта. Том 2

Длина:
1,115 страниц
11 часов
Издатель:
Издано:
Jan 30, 2021
ISBN:
9785040404391
Формат:
Книга

Описание

Читателю предлагается сборник статей об Америке, опубликованных в русскоязычной прессе США и Великобритании, в частности – в Russian Bazaar (New York), в Seagull Magazine (Baltimore) и в elite glossy magazine New Style (London), где профессиональный писатель и журналист Элеонора Мандалян на протяжении многих лет вела рубрики Unknown America и «Путешествия по Америке». С параллельными публикациями в более широком диапазоне о различных аспектах американской действительности, также частично включенных в данный сборник. Предлагаемые автором обзоры представляют собой взгляд на Америку не снаружи, а как бы изнутри, но со свежим, эмигрантским восприятием, и в этом, как представляется, их преимущество. Поскольку сама автор уже более 20 лет живет в Лос-Анджелесе, то в первый том вошли статьи исключительно о Калифорнии, наиболее полно ею освоенной – о достопримечательностях этого штата, его природном, культурном, социальном и этническом своеобразии. Во второй том включены статьи о всех остальных штатах Америки – в порядке с Запада на Восток. Данный труд, насыщенный огромным объемом информации, поможет читателю расширить свои представления не только о природных феноменах Америки, но и о ее обитателях, о своеобразии и взаимоотношениях различных этнических групп, об американцах в целом, поможет увидеть эту непростую для понимания страну непредвзято и под разным углом зрения.

Издатель:
Издано:
Jan 30, 2021
ISBN:
9785040404391
Формат:
Книга


Связано с Америка глазами эмигранта. Том 2

Читать другие книги автора: Мандалян Элеонора

Предварительный просмотр книги

Америка глазами эмигранта. Том 2 - Мандалян Элеонора

2

1

Город поджигателей

В Америке есть много диковинного во взлетах и издержках цивилизации. От гениев компьютерной мысли и бизнеса, несущих миллиарды, как сказочная курица – золотые яйца, до ютящихся под мостами и на свалках хомлессов. От Парадов Роз и блистательных кинозвезд до костюмированных шествий геев и лесбиянок в ночь Хэллоувина. А есть еще не укладывающиеся ни в какие рамки фестивали и праздники, которые даже трудно как-то классифицировать.

Если к городу на двоих и «Центру мироздания» причастен один оригинал, то, скажем, к фестивалю «Горящий Человек», мероприятию еще более безумному – уже тысячи.

Фестиваль этот, в котором все дозволено, совместил в себе потребность человека в самовыражении, в личной свободе, в экстриме, спартанском образе жизни, в полном раскрепощении и, Бог знает, в чем еще. Его название Burning Man – отнюдь не символ. Человека там действительно сжигают – на гигантском костре инквизиции. Правда не живого, а деревянного. Но это уже детали.

Он проводится ежегодно в конце августа – т. е. в самое жаркое время года – посреди пустыни Black Rock desert («Черная Скала»), в Неваде. «Поджигатели» – Burners, как величают себя участники фестиваля, называют это место «Городом Черной Скалы», хотя 358 дней в году города здесь нет и в помине. А вот что там происходит оставшиеся 7 дней… это надо видеть собственными глазами.

Приезжающих на фестиваль ждет голая, дикая пустыня, представляющая собой дно высохшего озера на плоскогорье, где нет ни травы, ни кустов, ни деревьев, ни воды, ни крыши над головой. Дно абсолютно ровное, без единого выступа, покрытое тонким слоем белой пыли. Днем нещадно палит солнце, зашкаливая за +40 гр С, ночью температура падает до –2. Но нет такой силы, способной заставить участников отказаться от своего фестиваля, которого они ждут весь год, как самого главного в их жизни события.

«Поджигатели» съезжаются отовсюду, со всего света – не сотнями, а десятками тысяч! И процент наших соотечественников в их рядах неуклонно растет. Их цель – прожить до предела насыщенной жизнью семь дней и ночей, став единой коммуной творцов, свободных от всех условностей общества, сообща создать свой город-призрак, свои инсталляции, а по окончании безумной недели уничтожить следы своего пребывания. Последнее – самое жесткое и непререкаемое условие фестиваля.

Как возникло это странное празднество? Как всегда, на энтузиазме и шальной выходке одного сумасшедшего. Житель Сан-Франциско Лари Харви тогда, летом 1986-го, собрал на пляже из деревянных деталей человеческую фигуру с воздетыми к небу руками, 2,5 метров высоты, и прилюдно поджег ее, устроив знатный костер. Зевак собралось дюжины две, не больше. Лари повторил свою затею на следующее лето, затем еще и еще раз. С каждым годом размеры деревянного человека становились все больше, а вместе с ними росло и число зрителей. Сначала они собирались сотнями, потом – тысячами.

Разумеется, правоохранительным органам такая огненная самодеятельность не понравилась, уж больно она смахивала на нелепый, а главное небезопасный вандализм. У Харви возникли неприятности. Но он обладал даром убеждения и хорошо подвешенным языком. Каким-то чудом ему удалось получить для своего действа официальный статус фестиваля Burning Man и разрешение на его проведение. Правда при условии, что это будет не в Сан-Франциско, а где-нибудь в пустыне, подальше от людей и жилья. Другое условие, которое «поджигатели» обязались неукоснительно соблюдать – не оставлять после себя никакого мусора. Харви пообещал, что ни одна служба не сможет обнаружить даже намека на их пребывание по окончании фестиваля.

Так Burning Man перекочевал в Неваду, на выделенную ему властями штата огромную площадку в несколько сот кв. км. С годами деревянный человек, предназначенный для сожжения, вырос до гигантских размеров в 12–15 м, а то и все 24. Фестиваль обрел не только общенациональную, но и всемирную популярность. Вокруг Burning Man начали собираться люди из разных стран самых разнообразных, но непременно связанных с авангардным искусством, профессий – музыканты, циркачи, актеры, художники, скульпторы, дизайнеры, модельеры, архитекторы – как безвестные, так и весьма у себя в стране популярные. Соответственно «Город на неделю» начал делиться на тематические кампусы, в которых энтузиасты, объединяясь в группы, самореализуются сообща.

Black Rock City – это и впрямь город-призрак, нечто, в основе своей, утопическое, запредельное. Он возникает из небытия, достигая в считанные дни невероятных масштабов, и также внезапно исчезает. За неделю до начала фестиваля в пустыню приезжает бригада Лари Харви и принимается за дело. На дне сухого озера появляется колоссальных размеров ромб. В ромб вписывается круг. В центре круга круглая площадь под названием Playa (Плая). На ней будут происходить все самые важные – огненные события. В центре площади, на возвышении сооружается деревянный человек, видимый отовсюду. Ночью, в свете прожекторов, он словно шагает по небесам.

Будущий город размечается не хаотично, а по определенному плану, основанному на принципе солнечных часов. От Burning Man разбегаются радиусы-улицы, обозначенные буквами алфавита. Их пересекают улицы, расположенные концентрическими кругами.

На площади Playa каждый год заново возводится Temple of Forgiveness («Храм Прощения») – воздушное, открытое солнцу и всем ветрам символическое сооружение, представляющее собой как бы духовно-энергетический центр всего города. Храм высокий, помпезный, занимающий большую территорию, и каждый год разный, хоть и возводится одними и теми же людьми. Он имеет четыре высоченных входа, а в центре алтарь. Здесь всю неделю burners будут писать письма усопшим, просить у них прощение за причиненные обиды, облегчать свою совесть и душу, освобождаясь от подспудного чувства вины и отрицательных эмоций. Похоже, Temple of Forgiveness – это уже серьезная заявка на создание не только собственной церкви, но и религии – религии свободных от условностей общества людей, как они это понимают.

Когда начнут съезжаться участники фестиваля, они займут пространства между радиусами и дугами, образуя основное «тело» города, сотканное из десятков тысяч всех видов машин (легковых, грузовых, венов, трейлеров, домиков на колесах), шатров и палаток, и примутся за собственное творчество.

Ровно неделю в городе-коммуне бьет ключом жизнь, стучат молотки, звенят голоса, круглосуточно не смолкает музыка. Переливаются всеми цветами ночные огни, разгуливают и разъезжают на велосипедах или на самодельных причудливых видах транспорта странно одетые или полностью раздетые люди (здесь никто никого не стесняется). Никто ни от кого не запирается. Можно войти в любой вагончик, в любой кампус и быть желанным гостем.

Каждый демонстрирует то, на что он способен. Здесь можно увидеть канатоходцев и акробатов, танцоров, музыкантов и певцов, модельеров и живописцев, дизайнеров и скульпторов… да, собственно, кого угодно и влюбом качестве. Велосипедов столько же, сколько людей – территория огромна, пешком не очень-то походишь, а обычными машинами пользоваться нельзя.

Случаются в пустыне и суровые песчаные бури со скоростью ветра до 80 км/час – палатки и легкие инсталляции становятся парусами. Идти тяжело, дышать тяжело. Если не запасся маской и очками и не успел добежать до надежного укрытия – тебе хана. Видимость падает настолько, что люди натыкаются друг на друга. Вслед за бурей может пролиться ливень. Но промокшая, покрытая разводами публика весело хохочет и пускается в пляс под двойной небесной радугой. А потом, за отсутствием душевых, гоняется нагишом за поливальной машиной.

Ни власти Невады, ни полиция не имеют доступа в «Город», поскольку это мероприятие частное. У фестиваля нет определенной цели, нет и жестких правил. Нет торжественного открытия и закрытия. В город-призрак не подведена ни вода, ни газ, ни электричество. Нет ни ресторанов, ни кафе, ни баров. Здесь не работает даже мобильная связь. Запрещено использование денег. Всё, что тебе нужно, ты должен привезти с собой. Это называется radical self-reliance – «полагайся только на себя».

На Burning Man может попасть любой желающий, заплатив стоимость пропуска, ограничений не существует. А получив право въезда, позаботиться о себе заранее – подготовить транспорт, воду и еду на неделю, одежду, убежище для ночлега, генератор для электричества, материалы для арт-инсталляции, если он намерен что-то сотворить, способы вывоза мусора и т. д.

То, чем там занимаются, получило название radical self-expression. «Радикальное самовыражение основано на вычленении подлинного себя, обмене опытом, вовлечении других в общую художественную игру, – философствует Лари Харви. – Мы просим людей обнажить в себе нечто личностное, интимное, уникальное из их собственного опыта, и поделиться этим с остальными. Мы говорим: Город Черной Скалы – это и есть вы!»

Делать можно все, что угодно, пока не мешаешь другим – петь, плясать, закапываться в песок, висеть на собственной конструкции вниз головой, или разгуливать на ходулях, кататься на велосипеде topless, раскрашивать собственное тело или рядиться в причудливые туалеты – it’s up to you. Самовыражайся, сколько душе угодно. «Если вы хотите, чтобы у вас поехала крыша, – говорят участники фестиваля, – отправляйтесь на Burning Man. Возможно, это откроет вам глаза на себя самого и на реальный мир.» Они рассказывают о своем городе в пустыне только взахлеб, только в превосходных степенях.

Здесь нет наблюдателей и зрителей – одни участники. Здесь находят друзей с первых минут прибытия. Каждый новичок тотчас вливается в общий коллектив, становится его активной частью. «Аборигены» (те, кто ездит каждый год) знают друг друга по именам. Люди сюда съезжаются самые разные, их никто не отбирает, не сортирует, не устраивает конкурсов, и соответственно среди них есть и талантливые, и бездарные, застенчивые и наглые, но в том то и кайф, что все на равных получают право на самовыражение. Одни мастерят в одиночку, другие группами. Здесь процветает взаимопомощь и система подарков (купля-продажа запрещена в любой форме).

Здесь можно увидеть самодельные машины-мутанты – art-cars. Калифорнийцы во главе с Майком Россом как-то раз соорудили целый монумент из грузовиков и их деталей, назвав его Big Rig Jig. Кто-то создает скульптуры. Кто-то выстраивает целые композиции, арт-инсталляции, кто-то успевает поставить дом с подтекстом (скажем «Белый дом» с торчащим в куполе хвостом самолета) или просто нечто абстрактное, не поддающееся классификации, но необычайно выразительное. К примеру, Кейт Раденбуш соорудила потрясающую инсталляцию, 10-и метров в диаметре, из металла и красного зеркала, назвав ее Duel Nature («Дуэль природы») – сотворив подлинное произведение авангардного искусства.

Одним из лучших творений за все существование фестиваля считают работу бельгийского художника и дизайнера Арне Куинза – Uchronia, выполненную в технике «брусочного» плетения. Воздушная конструкция, похожая на гигантский замысловатый шалаш, пронизанный воздухом и светом. Автор окрестил ее «Посланием из будущего». С окончанием фестиваля «Послание» торжественно и с сожалением предали огню.

Рассказать на словах обо всем, что, а главное – как, творят эти изобретательные безумцы, невозможно. Я очень рекомендую читателю зайти на Google – Images, ввести «Burning Man» и приобщиться к их быстротечному счастью. Ужасно жаль, что их творения живут всего несколько дней, тогда как иные из них вполне могли бы стать украшением любого «стабильного» города. Сами участники фестиваля дали своим деяниям вот такое замысловато-витиеватое определение: фантасмагорическая реальность, анархо-пиратская творческая утопия.

На шестую ночь назначено ритуальное сожжение всего, что было создано за предыдущие дни, всего, что способно гореть, начиная с Burning Man. Это самый зрелищный и захватывающий день фестиваля, день языческого экстаза, буйства пламени, эмоций и адреналина. Все участники фестиваля собираются на площади Плая. Ритаульный праздник сожжения деревянной фигуры открывается театрализованным огненным шоу – около 300 человек танцуют с огнем в руках у ее подножья, выписывая на фоне ночного неба замысловатые и синхронные огненные фигуры.

Им на смену приходит шоу фейерверков, что само по себе – на фоне черного бархата ночной пустыни, необычайно эффектно. Деревянный человек, окутанный зеленоватым сиянием прожектора, последние минуты царит над городом-призраком. Еще миг, и раздается оглушительный взрыв. С четырех сторон, как вода из брандспойтов, вырывается жидкое пламя и единым огненным грибом взмывает ввысь. Под мистическую музыку, буйное веселье и дикие вопли полыхает и рушится Burning Man.

Затем поджигают еще одну деревянную конструкцию в форме нефтяной вышки – Crude Awakening («Резкое пробуждение»). Это зрелище воздействует на воображение даже сильнее, чем первое. У подножья вышки огромные человеческие фигуры, сплетенные из тонких прутьев – позы разные, но полные магической экспресии. Одна – девичья, с запрокинутой головой, с воздетыми, словно в буйном экстазе, руками и растопыренными пальцами. Другая – мужская. Фигура присела на корточки, протянув к земле руку, как бы собираясь запалить огонь. Третья подалась вперед и застыла в тревожном ожидании…

Роздается страшной силы взрыв, заглушающий все прочие звуки. А за ним снова огненный столб в самое небо, видимый на расстоянии в несколько десятков километров. Только на поджог Crude Awakening уходит 900 галлонов реактивного топлива и 2000 галлонов жидкого пропана. Жутковатыми силуэтами чернеют на фоне яркого пламени мистические фигуры, пока огонь не добирается и до них, озаряя их пустое нутро.

«Храм Прощения», всегда разный, ежегодно возводимый с неисчерпаемой фантазией и монументальностью, требует особого подхода – благоговейного, деликатного. Во время его сожжения не услышать воплей ликования. Вся многотысячная армия «поджигателей» замирает, будто в ступоре, и завороженно следит за тем, как пламя пожирает ажурную конструкцию. У кого-то на глазах слезы, кто-то, не стыдясь эмоций, всхлипывает… И сквозь эту напряженную тишину льется в ночи, как молитва, песня, исполняемая высоким женским голосом без музыкального сопровождения. «Храм Прощения» медленно догорает, чтобы на следующий год возродиться вновь.

А дальше идут в огонь творения членов фестиваля. Все горит и полыхает кругом. И так продолжается всю ночь. Наутро всё, что не сгорело, погружается в мусорные контейнеры, в вены, mobil homes, грузовики – все, до последней соринки, и исчезает вместе с людьми. Не остается ничего, что напомнило бы об их недавнем присутствии и об исторгнутых ими эмоциях.

2

Знойная Невада

Для любого американца штат Невада в первую очередь ассоциируется с Лас-Вегасом, самой громкой его славой, кормильцем и достопримечательностью. Неамериканцу вообще неважно, в каком штате находится «всемирная столица игорного рая». А ведь, помимо Лас-Вегаса, в Неваде интересных и весьма значимых мест предостаточно.

Природа штата живописна и сурова, потому как большая часть его территории приходится на пустыни. В центре – нагорье Большого Бассейна, на западе отроги хребта Сьерра Невада, на севере Колумбийское плато с гейзерами, южные районы граничат с пустыней Мохаве. Созерцать эти безлюдные ландшафты, облизанные ветрами и испепеленные солнцем из салона машины, овеваемого кондицонером – занятие увлекательное. Но жить в таких условиях конечно сложновато.

Складывается впечатление, что здесь, в страждущей пустыне, посреди голых, лишенных всякой растительности гор нет ничего, кроме перекати поле. Но это не совсем так. Вернее – не везде так. Во-первых, здешние пустыни это не Сахара. Они имеют свою флору, венцом которой можно считать их стражей – низкорослые деревья Джошуа, создающие особый, неповторимый ландшафт. А в зимне-весеннее время в ней даже преобладают зеленые тона. В штате более 200 естественных озер, в основном в северной его части, в горах Сьерра-Невады, покрытых густыми хвойными лесами. Там же находится и курортная зона на высокогорном Lake Tahoe.

Правда, Неваде принадлежит лишь кусочек этого великолепного холодного озера – две трети его на территории Калифорнии. Зато невадские города Стейтлайн и Рино, на полную катушку использующие свое право на казино и «свободную любовь», служат хорошей приманкой для отдыхающих обоих штатов, как в летнее, так и в зимнее время. Особенно – когда окрестности Тахо превращаются в сплошной горнолыжный курорт.

Город Рино называют Маленьким Лас-Вегасом. По крайней мере, он мечтает таковым стать, сохраняя однако свою провинциальную романтичность и питая особое пристрастие к влюбленным. Последние – его основной, после казино бизнес. (Я об этом довольно подробно рассказывала в главе «Озеро Тахо – сказка поднебесья».) Здесь же находится и самый большой узаконенный публичный дом США – «Ранчо Мустанг». Этот очень уютный, утопающий в зелени городок, с 200-тысячным населением и со своим международным аэропортом, круглый год принимает туристов.

На южной, нещадно палимой солнцем стороне штата основным источником водоснабжения является река Колорадо, а естественные озера заменили два водохранилища, причем Mead Lake – крупнейшее в стране. Оно возникло благодаря Дамбе Гувера (Hoover Dam) – уникальному гидротехническому сооружению, носящему имя 31президента США – Герберта Гувера. Это одна из самых грандиозных, самых высоких плотин в мире. А озеро Мид – излюбленное место отдыха и водного спорта для местных жителей. Только вот берега его стали преградой для купания – они слишком вязки.

Неваду называют Серебряным штатом. Первое, что приходит в голову, что окрестили его так по аналогии с богатым соседом – Золотым штатом. Отнюдь. Когда в Калифорнии началась золотая лихорадка, в Неваде вторила ей – серебряная. Здесь повсюду находили месторождения серебра. Да и золота тоже. Возникло множество шахтерских городков, добывающих драгоценные металлы, которых ждала та же судьба, что и в Калифорнии. Они быстро развивались, обрастали церквями, школами, солунами и пр. К ним подводили железные дороги для транспортировки добытого. Но прошло лет 20, и пошла молва, что месторождения истощились, что добывать стало вроде как нечего. Возникшие было посреди безводной пустыни поселения начали быстро пустеть, превращаясь в города-призраки.

Один из немногих городов того периода, избежавший общей участи – Вирджиния-Сити. Хоть население его со спадом серебряной лихорадки сократилось с 20 000 до 900, он не умер, а переквалифицировался в живой город-музей, город-историю. Здесь все хранит память тех суровых, жестоких времен, когда погибнуть от пули завистника, бездельника или вора было также легко, как внезапно разбогатеть.

На стене одного дома вывеска: «Лучший в городе салун «Бадья крови». На другом: «Три веселых могильщика. Обслуживают мгновенно». Дальше огромный щит: «Проезд на кладбище». Надписи на могильных камнях впечатляют своим мрачным юмором: «Джордж. Убит по ошибке»; «Несчастный Билли, он назвал Бена лжецом»; «Бедняга Дон нашел золото и рассказал об этом»; «Здесь покоится Джо, гроза Дальнего Запада, промедливший всего один раз в своей жизни»; и т. д., в том же духе.

На стареньком, покосившемся домике мемориальная доска: «Марк Твен, чьи книги прославили Дальний Запад, в 1862 году начал здесь свою карьеру журналиста газеты Territorial Enterprise». Именно здесь, в Вирджиния-Сити, он впервые стал подписывать свои репортажи именем «Марк Твен».

Старая калифорнийская тропа, по которой из Сакраменто хлынул в ту пору на невадские прииски народ с доверху нагруженными фургонами, (ныне Национальная дорога № 40) тоже стала частью истории, музеем, воспроизводящим (разумеется для туристов) обстановку «Дикого Запада». Брошенные у обочин старомодные фургоны (воспроизведенные значительно позже), убогие могильные камни. А по дороге циркулируют дилижансы. Будьте гостем. Но будьте готовы и к внезапному нападению разбойника Билла Кида. Он преследует дилижанс верхом на коне и, угрожая пистолетом, собирает с путешествующих «дань» – плату за осмотр Музея под открытым небом.

Придумали жители Вирджинии-Сити и нечто новенькое. Вот уже 10 лет, как там проводится чемпионат мира по гонкам на… передвижных туалетах. Чего не сделаешь, чтобы выжить и сохранить интерес к себе. Ярко, с фантазией размалеванные кабинки и просто унитазы на колесах с грохотом мчатся по центральной улице. Вопят в экстазе лихие гонщики, восторженно вторят им зрители-болельщики. И всем весело.

Победитель награждается «королевским сливным призом» (Royal Flush Trophy), а в качестве поощрения догромыхавшим вторыми и третьими вручаются новенькие унитазы и «утки». «Наши гонки – нечто идиотское и сумасшедшее», – не отрицает очевидного организатор чемпионата Лу Тассоне. Этот экстравагантный вид соревнований, возникший здесь в 1999 г, с каждым годом становятся все популярнее и массовее. К нему уже начали подключаться другие штаты, проводя у себя отборочные соревнования.

Город Карсон возник в долине Карсон, на реке Карсон, по аналогичному сценарию. Он был заложен в середине XIX в. мормонами (кстати сказать, как и многие другие города Невады, включая миссию в Долине Лас-Вегас). Там, восточнее озера Тахо, была обнаружена первая серебро-золотоносная жила Комстока, и город начал быстрыми темпами развиваться. К началу ХХ века стало ясно, драгметаллы здесь больше не светят. Карсон-Сити оказался еще более живучим, чем Вирджиния-Сити. Он не только не умер, но и стал столицей штата. И теперь зазывает к себе гостей ежегодными праздниками – Wagon Train Weekend, Sherwood Forest Festival (праздник Робин Гуда) и др.

С 1950-х для Невады наступили черные дни, правда тогда она этого не понимала. Ее пустыни стали местом ядерных испытаний США, что нанесло огромный ущерб ее экологии и жителям, но весьма существенно укрепило экономику. А поглазеть на эффектное зрелище атомного гриба в небе съезжались люди даже из других штатов.

Всего в 13 км от Лас-Вегаса на пустынном… самом пустынном в масштабах всей Америки шоссе огромный щит возвещает о том, что отсюда начинается самая большая база ВВС США «Неллис» (Nellis Air Force Range), площадью 12 тыс кв км. Примерно треть «Неллис» занимает ядерный полигон Nevada Test Site. А к нему вплотную примыкает в недавнем прошлом строго засекреченная знаменитая на весь мир «Зона 51», которую молва связывает с НЛО и с тайными контактами США с инопланетянами. (О полигонах Невады я буду рассказывать отдельно.)

К счастью, те страшные времена ушли в прошлое. Nellis и компания прекратили испытания в 1992 г после подписания Международного договора о запрещении ядерных взрывов «на земле, в воздухе и на море». И теперь на военную базу организуются экскурсии. Туристов привозят на автобусах, пропускают даже в «святая святых» – Зону 51, водят по полигону, демонстрируя сплошь испещренную огромными глубокими воронками территорию.

Здесь же находится и авиабаза «Эдвардс», на которой обычно приземляются американские «шаттлы». Из-за этих баз национального значения 85 процентов территории Невады контролируется федеральным правительством США. Только одним процентом владеет сам штат. Остальное – в руках частников.

Поворотным этапом в развитии штата явилась легализация азартных игр в 1931 г. С тех пор в его экономике лидирующую роль играет туризм и сфера обслуживания. До 40 миллионов туристов ежегодно посещают Неваду, принося ей $15 млрд. Это единственный штат, на всей территории которого разрешен игорный бизнес. К тому же здесь предельно упрощен бракоразводный процесс и разрешена проституция.

Жители других штатов не только с удовольствием приезжают в гости. Многие из них становятся гражданами Невады. Их привлекает отсутствие подоходного налога и налога на наследство. Население Невады растет быстрее, чем в любом другом штате. Вернее не во всей Неваде, а вокруг двух основных злачных мест – Лас-Вегаса и Рино.

Но не будем забывать, Город Греха – тот, что магнитом притягивает туристов со всего света, это не весь Лас-Вегас, а всего лишь небольшое пространство, до предела сконцентрированное вокруг одной центральной улицы – Strip (официально улицы Лас-Вегас), с коротенькими ответвлениями. Район невелик настолько, что в любую точку, к любому отелю можно дойти, или доехать на такси за 10 долларов (из которых 3 выскакивает на счетчике сразу). В остальном же это обыкновенный американский город, в основном одно- и двухэтажный, отличающийся от всех остальных может быть только тем, что живет исключительно за счет прибылей от казино и отелей. Из всего того, о чем стоило бы поговорить – помимо игорной индустрии, остановимся только на одном – Village Resort на Озере Лас-Вегас.

В 17 км от Стрипа есть курортная зона с озером, к которому вода подается с помощью сложнейшей и дорогостоящей современной технологии. Озеро Лас-Вегас – цепочка пресноводных озер, площадью 130 га, на берегах которых построен очень уютный городок-деревня, Village Resort, в средиземноморском стиле.

Идея создания искусственного озера-курорта для «самых-самых» принадлежала актеру и бизнесмену Джею Карлтону Адэру. В 1966 г он приобрел землю на отшибе от Лас-Вегаса и, подключив лучших инженеров, занялся подготовительными работами. Чтобы подвести к участку Адэра воду, нужно было построить еще одну плотину на реке Колорадо. Увы, Адэр обанкротился, так и не сумев завершить задуманное. Но его идея успела найти приверженцев – озеро Лас-Вегас появилось на свет в 1991 г.

На его берегах мгновенно выросла закрытая для посторонних зона дорогих особняков миллионеров, в том числе мировых знаменитостей, таких как Селин Дион. Два отеля, многочисленные кафе и ресторанчики, казино, магазинчики – всё небольших размеров, так сказать, камерное. Элитные клубы, гольф-площадки и разумеется – развлечения. На озере можно увидеть все виды плавучих средств, пришвартованных к частным пристаням – от гондол до помпезных яхт. 15 лет в этом уединенном уголке царил тихий, отгороженный от остального мира, зажиточный рай. Но кризис пришел и сюда. Строительство остановилось, цены на недвижимость начали стремительно падать. Миллионные особняки потеряли до 60 процентов своей стоимости, десятая часть их отошла к банкам, а 80 процентов всех домов стояли пустыми.

Пользуясь сложившейся ситуацией, турагентства организовывали экскурсии к озеру-курорту, предлагая любому желающему за недорого снять на два-три дня виллу, вместе с катером или яхтой, или забронировать номер в одном из двух отелей. В числе заманчивых предложений организация свадьбы в роскошном особняке или на воде. Отель Ritz Carlton обещает церемонию бракосочетания в саду с дорожками, выложенными булыжником и романтическим мостиком, увенчанным бельведером. Отель MonteLago зазывает новобрачных балконом в шикарном номере, бельведером на крыше, площадкой для гольфа – священник готов совершить обряд везде, где только пожелают влюбленные, включая яхту, гондолу, вертолет с прогулкой над ночным Лас-Вегасом. Изысканность, комфорт и высокий уровень обслуживания гарантируются. Правда желающих было не слишком много. Кризис, он ведь ударил не только по богатым…

3

Игорный рай в пустыне

Ну и конечно, заглянув (виртуально) в Неваду, было бы неправильно не посвятить хотя бы одну главу Лас-Вегасу. Зародившись посреди безводной, безлюдной пустыни, этот город чудес, город экстрима, с неимоверной быстротой превратился в место, куда лавинообразно стекаются гости со всего мира. Это город вечного, ни на миг не затухающего праздника, круглосуточного, круглогодичного. Город порока, соблазна и развлечений.

Впервые я побывала в Лас-Вегасе в 1988 году, приехав в Лос-Анджелес гостем. Машина мчалась по огнедышащей пустыне Мохаве, мимо Долины Смерти. Воздух буквально плавился от зноя. Шутка ли, 115 градусов по Фаренгейту. За окном проплывали безмолвные рыже-серые горы, высохшие днища соленых озер, чахлая, пустынная растительность. Уже под вечер, преодолев перевал и выйдя на бесконечно прямую трассу, мы увидели посреди темнеющей пустоты ослепительное лукошко огней – этакий бриллиантовый медальон на груди Земли с цепочкой из текущих по фривею к нему и от него огней. И это первое впечатление врезалось в память.

С тех пор много воды утекло. Теперь Лас-Вегас даже издали в один медальон-лукошко не соберешь, настолько он разросся во все стороны, превратившись в огромный город. 70 процентов населения Невады сосредоточено в нем. Не говоря уже о десятках тысяч жителей других штатов и стран, имеющих здесь свои дома.

От Лос-Анджелеса до Лас-Вегаса меньше 300 миль по федеральному 15 фривею – часа 4 пути в будние дни. В преддверье уикенда поток машин удесятеряется, и дорога занимает уже значительно больше времени. Но никого это не останавливает. Хоть шагом, хоть ползком – главное добраться. Мы с друзьями позволяем себе такую слабость (в будние, разумеется) пару раз в году, особенно, когда появляется новое шоу. Ведь так приятно хоть ненадолго окунуться в сказку, пусть аляповато-бутафорскую, пусть фальшивую, а все равно сказку.

Подъезжать или подлетать к Вегасу (аэропорт МакКарран находится всего в 5 милях от него) желательно в темноте, позволив ему ошеломить вас буйством красок и света, декора и рекламы. Это по всем параметрам ночной город, даже днем. Стоит вам войти в его лишенные окон внутренние пространства, где все искрится, переливается, звенит, где фонтанируют эмоции и страсти, и вы забудете не только о жарком солнце снаружи, но и о том, какое сейчас время суток и года.

В Лас-Вегасе несколько тысяч игровых павильонов и более 80 казино с фешенебельными отелями. 19 из 25 крупнейших отелей мира находятся здесь. В каждом – свои нескончаемые вереницы элитных бутиков, больше похожих на музеи, рестораны, кафе, бары на любой вкус, выбор и кошелек. Трудно даже себе вообразить, сколько продуктов поглощает Лас-Вегас. Приведу лишь один пример: ежедневно 28 тонн креветок завозится в город, что много больше, чем могут съесть за день жители всех 50 штатов Америки, вместе взятых.

Увы, бьющее через край великолепие райского города таит в себе коварную угрозу – «игрозависимость». Город, со дня своего зарождения, преследует одну-единственную цель – опустошить ваши карманы. Путешествующему туристу печальная участь разорения вряд ли грозит по той простой причине, что он просто не успеет заболеть городом-монстром. А вот американцам, обитающим в зоне легкой досягаемости, не говоря уже о постоянных жителях самого Лас-Вегаса, оказаться в его плену ничего не стоит.

Новые высотные отели, казино, курортные комплексы возникают здесь беспрестанно, соревнуясь друг с другом бьющей в глаза роскошью и фантазией, удобствами и новинками. Используются все самые современные технологии, начиная с методов строительства.

Совсем недавно в центре Стрипа, где, казалось, нет ни одного свободного метра, а от людей яблоку упасть негде, корпорация MGM Mirage задумала и реализовала крупнейший в истории США частный проект – CityCenter, стоимостью 8,5 млрд. долларов. Комплекс строился 5 лет, ничуть не нарушая привычной жизни игорного рая. Ни шума, ни пыли, ни заторов. Каким образом и когда подвозилось на стройплощадку такое бешеное количество всевозможных материалов?!.

В грандиозный комплекс вошли 6 небоскребов, из которых лишь один – 60-этажный отель Aria – имеет казино, три других – Harmon, Vdara и Mandarin Oriental – это отели высокого класса, а «падающие» башни-близнецы Veer Towers – жилые 37-этажные дома с резиденциями класса «Люкс». Добавим сюда торговый центр отдыха и развлечений The Crystals, полсотни отдельных коттеджей на 1,5 тыс. гостей, систему бассейнов с огромным Pool Deck посредине, монорельсовую дорогу и т. д. CityCenter стал средоточием деловой и туристической активности Лас-Вегаса, его наисовременнейшей иконой.

Театрально-развлекательная жизнь города – статья особая. Высочайшего класса шоу на любой вкус. Одних только представлений Цирка Дю Солей 7 или 8 штук, и каждое уникально, неповторимо, незабываемо.

Кстати, о цирке. Россияне для Вегаса давно уже перестали быть диковинкой. Одни здесь живут и работают, другие приобретают недвижимость и бывают наездами. Третьи приезжают с гастролями – Филипп Киркоров, например, Мухтар Гусенгаджиев, Игорь Жижикин. Но лучше всего наших соотечественников прославил Цирк. В Лас-Вегасе постоянно находится около 300 русских цирковых артистов, занятых во всех шоу Cirque Du Soleil. И похоже, рассказы о том, что всем им очень хорошо платят, слегка преувеличены. Один наш соотечественник занимается здесь строительством частных домов. Посетив с ним его строительную площадку, мы с удивлением увидели среди рабочих русских парней, ладно скроенных и с печатью интеллекта на лицах. Разговорившись, узнали, что они – артисты Цирка Дю Солей, в прошлом или настоящем, подрабатывающие таким вот путем.

Мне удалось посмотреть все представления Дю Солей, но пресыщения не наступает. А бессменное шоу Jubilee, в отеле Bally’s, можно смотреть и смотреть, это всегда праздник. Оно перещеголяло по масштабам и богатству костюмов знаменитые парижские кабаре Moulin Rouge и Lido. После целой армии длинноногих девочек topless и феерии пышных плюмажей из страусиных перьев – на той же сцене и в том же шоу ошеломленный зритель лицезреет балетный вариант гибели Титаника, щедро приправленный пиротехникой и спецэффектами… (Увы, совсем недавно это шоу закрыли. И я еще не успела разобраться, чем его заменили.)

Каждый отель здесь имеет свои коронные представления и изюминки. Такие, например, как вольер с дрессированными белыми тиграми в «Мираже» или аквариум с акулами в «Мандалай Бэй», по которому можно погулять изнутри – по трубопроводам из прозрачного стекла.

Хватает аттракционов и на самом Стрипе – весьма натурально извергающийся вулкан, оживающий с наступлением темноты, битвы настоящих пиратских кораблей на воде. А знаменитые фонтаны Bellagio! Из искусственного подземного озера вода подается на 192 распылителя, выполняющие 4000 узоров. Гигантские струи воды с завораживающей пластикой танцуют под цветомузыку, и вдруг с залпоподобным грохотом выстреливают в ночное небо – на высоту 45-этажного дома… В южном конце Стрипа отель Luxor в форме пирамиды Хеопса, только черной, из вершины которой бьет мощнейший луч света – символ веры египтян в бессмертие души, с лучом света возвращающейся на Сириус (откуда якобы все мы родом).

Повсюду, внутри гостиничных комплексов и снаружи, бесчисленное множество самых разнообразных скульптур, воспроизводящих, может и не всегда удачно, мировые шедевры – от древнего мира и античности до наших дней. Статуя микеланджеловского Давида, повторенная в натуральную величину, скромно стоит в одном из проходов отеля Caesars Palace. О скульптурно-архитектурном убранстве «Палаты Цезаря», включающем мраморную копию Фонтана Треви и оживающие скульптурные группы, вообще можно написать целую книгу. В «Луксоре» – том, что в форме черной пирамиды, полностью воспроизведена гробница Тутанхамона.

Здесь можно найти даже бронзовый монумент Ленину – на входе в русский бар «Красная площадь», в Mandalay Bay. Статуя сжимает в руке кепку, но не имеет головы – в таком виде ее доставили из России. Плечи и руки вождя сплошь засижены голубями…

Совсем недавно ассортимент развлечений обогатился гигантским колесом обозрения, LINQ, с которого виден весь Лас-Вегас. На данный момент это самое высокое колесо в мире (165 метров). Оно имеет 28 стеклянных, вращающихся кабин-салонов с кондиционерами. В каждой помещается до 40 человек. При желании в такой кабине можно устроить банкет…

Не стоит даже пытаться перечислить все, чем богат этот игорный рай. Здесь, в самом сердце изнывающей от жажды пустыни, бьют фонтаны, журчат водопады, искрятся на солнце искусственные каналы искусственной «Венеции» или «Луксора», по которым можно поплавать на настоящих гондолах с гондольерами или на филюгах. Бассейны разумеется имеет каждый отедь. И все они разные. Одни тихие, «стоячие», другие – медленно текущие, как река, в третьих, соленых, плещется морская волна. А сколько кругом зелени, экзотических деревьев, цветников, парков, гольфклубов, нуждающихся в постоянном поливе. Откуда же берется столько воды?

Во всем Вегасе, слепящем глаза своим купеческим размахом, в невероятных количествах потребляющем воду и электричество, действуют скрупулезно продуманные системы экономии, о чем его гости даже не догадываются. 85 процентов всей потребляемой городом воды подается из крупнейшего водохранилища США на реке Колорадо – озера Мид, что в 30 милях от города, и 15 процентов – из грунтовых вод. В фонтанах, водопадах, для полива газонов, садов и парков используется так называемая «серая», сточная вода – из гостиничных ванн, умывальников и душей, предварительно отфильтрованная, очищенная и хлорированная. («Черная», сточная вода спускается в канализацию.)

4

Темная сторона Игорного рая

Бесчисленные толпы туристов, круглосуточно заполняющие легендарный Стрип, ошарашивающий изощренной фантазией и обилием огней, даже не догадываются, что под их ногами, под всей этой брызжущей в глаза показной роскошью существует другой мир, где живут совсем другие люди – выбитые безжалостной жизнью из колеи, потерявшие дом и работу.

Около тысячи бездомных нашли себе пристанище в сыром и мрачном лабиринте подземных туннелей. Построенные для того, чтобы защитить пустынный, но подверженный проливным дождям город от наводнений, сточные коммуникации Лас-Вегаса представляют собой разветвленную систему прямоугольных в сечении туннелей, разбегающихся в разных направлениях на многие мили. Стоит спуститься в один из них, начинающийся у Стрипа и уводящий под фешенебельный курортно-игорный комплекс Caesars Palace, как на вас навалится абсолютная, гнетущая тишина – ни единого звука не проникает туда сверху.

И вот этот подземный – мрачный, в прямом и переносном смысле, мир бездомные превратили в свое постоянное место обитания. Без света, чистого воздуха и чистой воды, в полнейшей антисанитарии, среди крыс и разного рода насекомых, они ежедневно рискуют подцепить какую-нибудь инфекцию. Но выбора у них нет. Да они наверное уже и привыкли. Ведь многие из них живут в туннелях годами. Наверх ходят, как на охоту – кто попрошайничает, кто рыскает по мусорным бакам, а кто крадет все, что плохо лежит. Но есть и такие, что умудряются сохранять приличный, незамызганный вид, и даже устраиваются на работу в казино и отели. При этом работодателю и в голову не может прийти, где обитает его сотрудник.

Писатель Мэтью О’Брайен посвятил этим несчастным целую книгу – «Под Неоном: Жизнь и смерть в туннелях Лас-Вегаса». Сопровождая в подземный мир группу телевизионщиков, О’Брайен говорит: «Даже после изучения этих туннелей в течение семи лет, все равно, когда идешь снова, испытываешь беспокойство, потому что никогда не знаешь, что там найдешь, что караулит тебя во тьме».

Но во тьме в основном «караулят» вполне мирные импровизированные «квартиры», устроенные в отрезках туннеля, в котором даже выпрямиться в полный рост невозможно из-за низких сводов. Здесь, как и наверху, уже наметилось своеобразное расслоение «подземного общества». Одни довольствуются подстилкой вместо постели и бумагой, вместо скатерти, не поднимаясь выше грязного, влажного пола. Другие, в полном соответствии с поговоркой «голь на выдумки хитра», стремятся создать себе подобие уюта.

За основу дизайна в стиле «андерграунд» взята тара из-под бутылок – ажурные пластмассовые ящики синего цвета. Они выполняют роль ножек для кровати, на которые уложена доска; роль табуретов – в перевернутом виде; и роль полок – для посуды и книг (!), если их боком сложить у стены друг на друга.

Одна из обитательниц подземелий, по имени Айрон, рассказывает, что она этих мест до смерти боялась, и когда лет 6 назад стала бездомной, друзьям понадобились месяцы, чтобы уговорить ее спуститься сюда.

Туннели, с одной стороны, спасают своих обитателей от нестерпимой летней жары, доходящей до 115 градусов. (Правда прохладее там только на 15 гр.) А с другой – таят в себе смертельную опасность. Ведь их назначение отводить от города дождевую воду. Во время сильных ливней, рассказывает Айрон, вода в туннелях поднимается со скоростью одного фута в минуту. Несясь потоком, она в мгновение ока смывает обитателей подземелий вместе с их убогим скарбом, выбрасывая наружу. А может случиться и худшее. В этом потоке, если он поднимется до потолка, легко захлебнуться и утонуть.

Туннелями пользуются не только мирные бездомные, но и разного рода отбросы общества – воры, наркоманы, скрывающиеся от полиции преступники. Так, в 2002-м в них несколько недель провел объявленный в розыск по всей Америке Тимми Ти Джей Вебер. Это благодаря его истории писатель Мэтью О’Брайен заинтересовался подземельями Лас-Вегаса, проведя настоящее исследование и познакомившись с их обитателями.

«Мне было интересно узнать, что Вебер слышал в этих туннелях, что чувствовал, что увидел. И я прошел его путем, а потом продолжил изучение других ответвлений, – рассказывает О’Брайен. – Я не ожидал найти здесь людей. Мне даже в голову не могло бы прийти такое. И когда я наткнулся на первый лагерь, увидев застеленные кровати и развешенное на веревках белье, я был в шоке.»

5

Музей мафии

На двух музеях Лас-Вегаса хочу остановиться особо. Сначала первый – Музей мафии или Музей организованной преступности: The Mob Museum (Mob от слова Mobsters – Гангстеры). Звучит и выглядит довольно странно. Но если поразмыслить, то где же еще быть первому в истории США музею организованной преступности, как не в городе «вселенского греха», роскошном и многоликом монументе доллару, апофеозе изысканного обмана, который хоть разочек жаждет испытать на собственной шкуре и кармане каждый житель планеты.

Нет, конечно пальму первенства в создании такого музея мог вполне перехватить и Нью-Йорк, где организованных банд, включая целый преступный синдикат, процветавших в середине прошлого века, хватило бы на всю страну. Хоть в становлении Нью-Йорка мафия и сыграла немаловажную, даже не во всем отрицательную роль, но ведь не она, в отличие от Лас-Вегаса, создала его.

С учетом глубинного цинизма и двусмысленности самого факта легального существования игорного бизнеса, способствующего с момента своего возникновения процветанию Невады, благодарные власти и сами невадцы не рискнули бы поставить памятник его зачинателям – бандитам, именовавшимся итальянским словом «мафия». Это было бы аморально, безнравственно. Но если бы не она, не было бы сейчас Лас-Вегаса – феерического чуда умелого манипулирования человеческими слабостями.

Благодаря музею теперь можно увидеть лица «крестных отцов» Вегаса, проследить их первые совместные шаги, увидеть, чего они сумели добиться при жизни, как одевались, в каких лимузинах разъезжали, какой роскошью себя окружали и… как за это поплатились, уничтожая друг друга.

На поиски сохранившихся материалов – в фотографиях, письменных документах, кинопленках, вещдоках и пр. ушло 5 лет кропотливого труда и 42 миллиона долларов. Причем собирали будущие экспонаты не только по архивам властных структур, но и через крупных мафиози и их потомков. Многие из них предпочли остаться неназванными.

В музей попали шляпы, трости, шарфы крутых бандитов, заделавшихся в бизнесменов по производству легких долларов. Простреленные пиджаки и жилеты с черными пятнами запекшейся крови, дубовые столы, за которыми они резались в карты или заключали сделки… Ну и конечно их оружие. А еще – фотографии первых казино, с которых начиналась история искрометного Лас-Вегаса, документальные кадры на кинопленке. Хотя… все это великолепно и наглядно, я бы сказала, глянцево-эпически было отражено в многочисленных художественных фильмах про американскую мафию, в полном соответствии образов и облика экранных героев их реальным прототипам.

Инициатором создания музея выступил не кто-нибудь – сам мэр Лас-Вегаса, Оскар Гудман. Этот 70-летний человек – юрист с богатым прошлым. В годы своей молодости ему не раз доводилось защищать в суде интересы известных американских мафиози, таких, как Мейер Лански, Ник Скарфо, Энтони Спилотро по кличке «Тони-муравей», чем он, кстати сказать, и прославился. И когда снимался фильм «Казино», повествующий в художественной форме о роли мафии в создании «игорной столицы мира», режиссер Мартин Скорсезе пригласил адвоката Гудмана… сыграть самого себя. И, представьте, он не отказался, чем вошел в историю дважды.

Престарелый гуляка сполна насладился 12-летней безраздельной властью над городом. Ныне на посту мэра Гудмана сменила Гудман – Кэролин… его законная супруга. Так что семья по-прежнему у штурвала.

– Мафия основала нас, – с оттенком гордости констатирует Оскар. И ни чуточки не смущаясь, признается: – Она сделала меня богатым человеком. Роль мафии в становлении Лас-Вегаса – это больше, чем легенда, это факт. И это то, что принципиально отличает Лас-Вегас от других городов.

Федеральное бюро расследований США не просто поддержало проект, оно активно участвовало в его претворении в жизнь. Был сформирован Наблюдательный Совет, который возглавил Эллен Ноултон, в прошлом глава отделения ФБР в Лас-Вегасе. В него вошли также представители СМИ и местных туристических организаций. Консультантом музея был назначен бывший сотрудник Ноултон. ФБР предоставило не только хранившиеся в архивах вещдоки, но и реальных участников борьбы с мафией, мотивируя это тем, что экспозиция была бы неполной без рассказов тех, кто в свое время ловил отцов-основателей.

Специально для музея построили весьма солидное здание почти в самом центре города, общей площадью под экспозицию 1580 кв м. На фасаде здания крупными буквами значится: «It was real», «It was ugly».

Шокирующее черно-белое фото на входе запечатлело стопу покойника с биркой на пальце. На бирке надпись: «Убийство. Бенджамин Сигель. 810 Линден-драйв, Беверли-Хиллз». В 1947 году, в доме по этому адресу, в результате заказного убийства, был застрелен знаменитый гангстер Benjamin Siegel (Бенджамин Зигельбаум) – Сигель, по кличке Багси (что-то вроде Упертый или Псих), рожденный в семье эмигрантов из Подольской губернии Российской империи (ныне Украины).

В качестве «гвоздей программы» в экспозиции музея широко представлены «отцы-основатели» игорного рая – этот самый Сигель, его друг (он же его палач) Мейер Лански, и Фрэнк «Левша» Розенталь. Вернее – все, что с ними связано и что после них осталось.

Мало кто из американцев знает, что крупнейший нью-йоркский мафиози 30-х годов Мейер Лански – уроженец белорусского города Гродно, и его полное имя Марк Сухомлянский. Спасаясь от еврейских погромов на Родине, семья бежала в Америку в 1911 году на пароходе «Курскъ». Чиновник иммиграционной службы по небрежности вписал в бумаги ему, тогда еще 9-летнему пацану, лишь конец его фамилии «Лански». Так оно и пошло.

С Багси Сигелем их свели подростковые уличные банды. Вдвоем они образовали группировку Баг & Мейер, которая впоследствии превратилась в Murder Incorporated («Корпорацию убийств») – полукоммерческое подразделение профессиональных киллеров, которое возглавил Чарли Лучано. Все вопросы кровной мести, все разборки между кланами и группировками решались через эту тайную организацию, на счету которой за 20 лет накопилось до тысячи заказных убийств. Сигель был ее основным профессиональным киллером.

Лански называли королем без короны, казначеем, счетоводом, банкиром мафии. Разбогател он на алкогольных напитках в период «сухого закона». А когда в 1933-м закон отменили, занялся казино. Скопив огромный капитал, он держал все бразды правления в своих руках, но на коронованную власть не претендовал – таково было его кредо. Умный, хитрый и осторожный, он полностью подчинил себе все мафиозные структуры Америки, объединив их в Преступный Синдикат.

В анонсе к фильму Mobsters («Гангстеры»), вышедшему в 1991 году, говорится буквально следующее: «Их было четверо. Они были особенными и знали это. Они заставили считаться с собой целый континент, насаждая свои законы с помощью силы, ума и автомата Томми. Они стали легендой криминальной истории Америки! На экране оживают великие гангстеры, знаменитые криминальные авторитеты прошлого: обаятельный «Счастливчик» Чарли Лучано, хитроумный Майер Лански, жестокий Бенни «Багси» Сигель и король Гарлема сицилиец Фрэнк Костелло – преступники, похоронившие старые традиции мафии, открывшие новую страницу заокеанских бандитских хроник.»

Для отмывания денег Лански купил оффшорный банк в Швейцарии, контролировал все казино и прочие злачные заведения во Флориде, Новом Орлеане и на Кубе. Игорный бизнес Нью-Йорка принадлежал другому знаменитому гангстеру – Арнольду Ротштейну по кличке «мистер Бродвей». Мафиози восточного побережья не сразу оценили возможности Запада в плане насаждения игорного бизнеса. Первым среди них сориентировался Сигель.

Выполняя заказные убийства, Сигель нажил себе врагов в Нью-Йорке и в конце 30-х вынужден был ретироваться в Лос-Анджелес. Импозантная внешность, всегда одетый с иголочки, обаятельный и обходительный с женщинами плюс широта натуры, подкрепленная толстым кошельком, он легко и без усилий внедрился в элитное общество звезд Голливуда, которые не могли и предположить, что имеют дело с безжалостным киллером, обладающим молниеносной реакцией и взрывным нравом.

Да он и сам уже пресытился убийствами. У него было все: деньги, дома, машины, женщины. Ему захотелось обыкновенного человеческого счастья. На голливудских тусовках Бенни встретил свою последнюю любовь – молоденькую актрису Вирджинию Хилл со сценическим псевдонимом или кличкой «Фламинго».

Уже из Лос-Анджелеса Багси обратил свои взоры на Неваду – единственное место в США, где незадолго до этого был узаконен игорный бизнес. Его выбор пал на ничем еще не примечательное поселение посреди пустыни Мохаве с мало что говорящим названием Лас-Вегас. Нужно было обладать завидным воображением и храбростью, чтобы не только рискнуть на такое, но и под реализацию своей идеи взять в долг у «Большого совета» Синдиката (то бишь из бандитского общака) миллион долларов. В его затею поверил только один человек – Мейер Лански. Но этого было более чем достаточно.

Сигель выбрал пустынное место, в стороне от поселений, и взялся за строительство первого отеля-казино, назвав его именем своей возлюбленной: «Фламинго». Однако довести задуманное до конца не сумел, казино так и осталось незавершенным, а одолженные деньги он начал подворовывать, за что и поплатился жизнью. В 1946 году его застрелили на собственной вилле, в Лос-Анджелесе, – через окно. Грандиозные похороны Бенджамина Сигеля с морем цветов и лимузинов наделали тогда много шума.

Сам Лански прожил 81 год и покинул этот мир естественным путем, пережив и друзей своих, и врагов, не только не схлопотав бандитской пули, но и не попав ни разу на скамью подсудимых.

А Лас-Вегас, запущенный криминальными структурами Америки, разбухал на глазах, набирая обороты. Вслед за Flamingo отели-казино начали вспыхивать один за другим, как огни иллюминации, – Desert Inn, Sands, Dunes, Stardust, Riviera, Hacienda, Sahara, Fremont, Tropicana, Aladdin, Circus Circus… О теневой жизни полубандитского Лас-Вегаса хорошо известно по фильмам и литературе.

Однако вскоре мафия как бы сама себя начала изживать, а следовательно, и сдавать свои позиции в Лас-Вегасе. В 1967 году эксцентричный миллионер Говард Хугес купил казино Sands («Пески»), после чего оно обрело законный статус. Эту сделку принято считать поворотным моментом от Лас-Вегаса криминального к Лас-Вегасу легальному. На смену мафиозным структурам пришли вполне лояльные перед законом магнаты типа Кирка Керкоряна и богатые компании, сливавшиеся в гигантские корпорации.

В 1971 году «Фламинго» было куплено корпорацией Hilton, имевшей контракт с адвокатом мафии Cиднеем Коршаком. (Это обстоятельство повлекло за собой запрет Хилтону открывать казино в Атлантик-сити.) «Фламинго» живо по сей день, радуя глаз своим великолепным хризантемоподобным цветком из огней в самом центре Стрипа – своеобразным символом Города Греха.

А вокруг него вырастали гиганты Caesars Palace, Bellagio, MGM, Mandalay Bay, Wynn… Постепенно добрую половину Лас-Вегаса прибрала к рукам Harrah’s – самая крупная корпорация игорного бизнеса в мире, растворяющая в себе другие компании и строящая казино-отели по всей Америке под разными брендами. Годовой доход Harrah’s составляет порядка $10,8 миллиарда. Так Город Греха перевоплощался в «Игорный рай на Земле». Сегодня он приносит такой доход Неваде, что власти сочли возможным отменить подоходный налог штата на бизнесы и банковское дело. Ну как же тут не испытывать благодарность к отцам-основателям, создавшим базу для нынешнего процветания, как не увековечить их имена и память!

6

Хотите взорвать атомную бомбу?

А теперь о втором, не менее спорном, я бы даже сказала – шокирующем музее. Но – вполне обоснованном. Это Atomic Testing Museum – Музей Атомных Испытаний (еще конкретнее – Музей испытаний атомной и водородной бомбы). Причем не просто музей, а «захватывающий аттракцион», как заверяют рекламные проспекты.

Но завлекалки эти для тех, кто жаждет только острых ощущений и развлечений. По сути же своей Музей был задуман, как серьезное учреждение, ставящее во главу угла историю развития атомных и водородных бомб в США и их испытаний. Открывшийся в 2005 году, он явился результатом десятилетних трудов специального фонда: Nevada Test Site Historical Foundation. Музей находится в двух шагах от Стрипа, на бульваре Фламинго, в здании Невадского Института Атомных Испытаний (NATHI), рядом с Архивом еще недавно засекреченных документов того же направления (свыше 310 тысяч) и публичным читальным залом, где можно с этими документами ознакомиться.

Но почему именно в Лас-Вегасе?! Потому, наверное, что самый знаменитый объект штата Невада вовсе не Лас-Вегас, а Nevada Test Site (NTS) – Ядерный испытательный полигон, площадью 3,5 тыс. кв км. С 1992 года он пребывает на вполне заслуженном отдыхе, вернее в летаргическом сне, который при необходимости можно прервать в любое время. Так, полигон «проспал» всего 14 лет, когда вдруг объявили, что 2 июня 2006 года на нем будет взорвано 700 тонн химической взрывчатки. И тут же, по заведенной в Штатах традиции, попытались превратить это далеко не безобидное мероприятие в шоу. Джеймс Тегнелиа, глава американского агентства Снижения угрозы безопасности, с пафосом заявил: «Впервые в Неваде, с тех пор как мы прекратили наземные ядерные испытания, вы увидите атомный гриб прямо из Лас-Вегаса».

Поскольку с прекращением испытаний NTS утратил свою секретность, а радиоактивный фон вокруг него существенно поубавился, почти не представляя уже опасности, на полигон ныне возят автобусом туристов.

NTS расположен посреди Nellis Air Force Range – полигона и испытательной базы ВВС США. С северо-востока к нему примыкает Зона 51. Первая атомная бомба в США была испытана, как известно, 14 июля 1945 г, не в Неваде, а в Нью Мексико, на основном полигоне страны – «Белые Пески» (White Sands). А потом, когда стало ясно, что испытания нового оружия массового уничтожения приобретут регулярный характер, начали искать безопасное для людей и окружающей среды место. И остановили выбор на пустынях Невады.

«Правительство США и жители остальных 49 штатов всегда считали Неваду местом, где можно делать неприятные эксперименты, – пишет Джерард Ди Грут в своей последней книге «Бомба». – В Соединенных Штатах мало других таких мест, где взрыв ядерной бомбы мощностью 50 килотонн не оказал бы заметного влияния на ландшафт.»

Первый гостинец, мощностью в одну килотонну, доставил с полигона White Sands и сбросил на Nevada Test Site бомбардировщик Б-50D. Атомный взрыв, названный Able, в рамках операции Ranger, прогремел над пустыней 27 января 1951 года. И пошло, поехало. Взрыв за взрывом.

Соревнуясь с Советским Союзом в гонке вооружений, американцы нагнетали в собственных гражданах панику перед «красной угрозой». Одних только бомбоубежищ – общественных и частных – было понастроено по всем штатам бесчисленное множество. Бункеры устраивали прямо под своими домами.

Помните замечательную комедию «Взрыв из прошлого», с Бренданом Фрэйзером в главной роли: семья, решившая, что Советы напали-таки на США и в Америке наступила «ядерная зима», провела в выстроенном отцом бункере целых 35 лет. А в 2006 году в опорах нью-йоркского Бруклинского моста ремонтные рабочие случайно обнаружили бункер, построенный в 50-х годах, с запасами одежды и продовольствия, с канистрами давно испарившейся воды.

СССР так и не сбросил на Штаты ни одной бомбы. Зато они это сделали сами, взорвав на собственной территории, а точнее – в несчастной Неваде, в порядке испытаний 100 атмосферных и 828 подземных атомных и водородных бомб. 928 (!) самых страшных в истории человечества бомб за период с 1951 по 1992 год.

От этих взрывов плато Юкка (восточная часть полигона) приобрело вид лунного пейзажа. Его поверхность испещрена огромными воронками, некоторые из которых по размерам не уступают кратерам от комет. Самый большой из них кратер Седан (глубиной 100 и диаметром 400 метров), оставшийся от взрыва ядерной бомбы Sedan в 1962 году.

В период «холодной войны» NTS стал первым испытательным полигоном на континенте, перед которым была поставлена задача создать «самое современное, самое мощное и лучшее оружие в мире». Для ее выполнения были привлечены тысячи военных и ученых, посвятивших, как это интерпретировалось в прессе, «свои жизни общей цели». Министерство Обороны США (операция Jangle) объединило усилия с научными лабораториями ядерного оружия Лос-Аламоса (операция Buster). Сценарий тех лет мало чем отличался от советского. Около 8 тысяч военнослужащих, дислоцированных в нескольких милях от эпицентра взрываемой атомной бомбы, участвовало в полевых учениях Buster-Jangle. 6,5 тысяч из них в 1951 году прогнали непосредственно под атомным грибом – сквозь ground zero.

То были первые учения подобного типа, когда-либо осуществлявшиеся в США. К 1980 году NTS уже имел такой штат, что стал одним из крупнейших работодателей в Неваде. Для проживания сотрудников полигона был построен целый городок, названный Меркурий.

О судьбе, постигшей 6,5 тысяч военных, наверняка молодых ребят, история умалчивает. Что же касается гражданского населения, наиболее близко проживающего от испытательных полигонов Невады, то в результате общего радиационного заражения (до 7,4 млн человеко-рентген) было зарегистрировано 2300 случаев рака щитовидной железы, 120 из которых имели смертельный исход. В 1990 году конгресс США принял закон о выплате денежных компенсаций людям, заболевшим некоторыми формами рака. На сегодняшний день, в штате за компенсациями обратились 12 тысяч человек.

Есть такая версия, но я, честно говоря, не очень в нее верю, поскольку не смогла найти ей подтверждения, что ВВС заранее объявляли о готовящихся испытаниях, как например перед запуском шаттла, и люди приезжали с разных мест, стараясь занять позицию поближе к полигону, чтобы полюбоваться атомным грибом, враставшим пред их восхищенными взорами в самое небо. Иными словами, в 50-х годах в Неваде возник своеобразный «ядерный туризм». Рукотворное небесное шоу на протяжении более четырех десятилетий служило Лас Вегасу дополнительной приманкой для игроков и туристов, плохо еще понимавших, какую опасность оно в себе таит.

Лас-Вегас находится всего в 65 милях от NTS. Местные жители, а также гости отелей и казино время от времени ощущали дрожание пола под ногами. С верхних этажей отелей ядерный гриб, возникавший посреди пустыни, был прекрасно виден. Что же касается казино, то в них, как известно, не предусмотрены ни часы, ни окна, дабы игроки могли целиком отдаваться игре, не отвлекаясь на такие мелочи, как время. И когда хрустальные люстры над их головами начинали дрожать и раскачиваться, все бросались на пол, пряча головы под карточные столы, принимая это за землетрясение.

С 1992 года, в результате достигнутого между двумя сверхдержавами соглашения о прекращении испытаний атомного и ядерного оружия, истерзанная земля Невады наконец успокоилась. И теперь соприкоснуться с историей всех, осуществленных ВВС испытаний можно в Atomic Testing Museum.

Музеем собраны и демонстрируются на дисплеях фотографии, сделанные во время испытаний, а также кино- и видеодокументы. Несмотря на разрушительную силу ядерного взрыва, – завлекают посетителей рекламные издания, – многие будут буквально зачарованы расцветающим на их глазах грибоподобным облаком. В числе десятков «великолепных фотографий» одно из ранних ядерных испытаний 1954 года – на Атоле Бикини. За секунду до взрыва, восторженно продолжает не назвавший себя агитатор, остров был на месте, уже в следующее мгновение он словно испарился.

Весь внутренний декор музея максимально приближен к реальности. Нет здесь только одного – радиации. В защитной клетке за свинцовым стеклом с сенсорными, интерактивными устройствами желающему предлагают поработать манипуляторами, использовавшимися для обработки радиоактивных отходов. В «Контрольном пункте» с большим видеоэкраном можно сыграть в исполнителей-диспетчеров, отдающих команду к началу испытаний, научных советников, советников по безопасности. И даже нажать кнопку заветного взрывного устройства.

Билетная касса воспроизводит по форме будки охранников, располагавшиеся по периметру ядерного полигона. Вход в Галерею Испытаний создает иллюзию спуска по настоящему туннелю в настоящее подземное укрытие. На пути попадаются люди-муляжи, телевизоры тех лет и галерея дисплеев с фотоматериалами из числа 928 испытаний, проведенных на полигоне. Небольшой кинотеатр «Ground Zero» похож на круглый бетонный бункер, в котором прятались ученые и военные, следившие за ходом испытаний очередной бомбы. Отсчет времени в кинозале-бункере, оставшегося до начала следующего сеанса, ведется, как если бы сеанс был ожидаемым взрывом: мигают светящиеся красные цифры на часах-дисплее. Ну и т. д.

В чисто американском стиле, мрачная страница истории человечества превращена в захватывающее дух шоу – с помощью спецэффектов, в точности воссоздающих ощущения, которые испытывали специалисты в бункере. Зрители занимают места на деревянных скамейках и смотрят в «окно»-экран. Когда они, затаив дыхание, наблюдают завораживающее зрелище формирования пресловутого атомного гриба, их ослепляет вдруг сильная вспышка, за ней следует оглушительный грохот, в бункер-зал врывается волна горячего воздуха, а скамейки рвутся со своих мест, будто их вот-вот оторвет от пола и опрокинет.

На экране демонстрируются и кинодокументы, запечатлевшие сопровождающие взрыв явления. Например такое: в километре от дома была взорвана ядерная бомба мощностью 16 килотонн. От быстро распространяющегося жара загорается стена, затем ударная волна срывает дом с места. В следующие секунды дом рассыпается и исчезает.

Наряду с историческими и научными экспонатами в музее представлены бытовые предметы периода, получившего название «Атомная бомба и поп-культура»: кольца, серьги, солонки в форме атомного взрыва, самый популярный в те годы «атомный коктейль». В штате музея работают опытные сотрудники, некоторые из которых в свое время служили на испытательном полигоне, а следовательно могут ответить на любые вопросы посетителей. То есть последние имеют возможность получить интересующую их информацию, так сказать, из первых уст.

Вот такое неординарное развлечение предлагает своим гостям неутомимый на выдумки Лас-Вегас – Город порока и удовольствий.

7

Самая большая тайна Америки

Живя в Советском Союзе, я, наверное, как и каждый из нас, с тревогой слушала и читала информацию о военных базах США, которыми они буквально заполонили весь мир. Военная база ассоциировалась с угрозой, опасностью, с войной, причем войной атомной, ядерной, водородной… То обстоятельство, что с базы ВВС можно не только посылать смерть, но и запускать спутники и шаттлы, и даже отправлять в терпящую бедствие страну гуманитарную помощь, как-то отходило на второй план.

Поселившись в Лос-Анджелесе, мы с семьей оказались в самой гуще этих военных баз – морских, воздушных, наземных. В первые годы, чтобы съездить в Сан-Диего, нужно было миновать несколько вооруженных постов, на которых проверяли номер машины и документы, подозрительно вглядываясь в наши лица, интересовались, откуда мы и куда держим путь. (О базах Сан-Диего я подробно рассказала в 14-ой главе.)

С окончанием «холодного противостояния» с СССР, и особенно после его развала, американцы вроде бы немного успокоились и начали даже некоторые базы на своей территории упразднять. Графство Сан-Диего, например, теперь живет вполне мирной жизнью, а единственный пост на 15 фривее останавливает машины, и то не всегда, лишь для того, чтобы выловить потенциального перебежчика из соседней Мексики. Крупнейшая морская база Сан-Диего пускает на свою территорию туристов, устраивает фестивали – чудеса, да и только.

Некоторые законсервированные базы военные ведомства превратили в кладбища устаревшей военной техники. Наглядный пример – авиабаза ВВС США Девис-Монтен, в Аризоне – крупнейший в мире парк авиатехники, где хранится более 4400 отлетавших свое самолетов. Здесь собирается со всей страны авиаджанк – до 400 единиц ежегодно и столько же выбывает (уничтожается или продаётся дружественным странам). А еще есть авиапарки, уничтожаемые по специальным межгосударственным соглашениям. И тем не менее полигонов и баз по всей Америке хоть пруд пруди.

Как-то раз мы отправились с мужем в Лас-Вегас и, желая избежать заторов, а заодно и познакомиться с окрестностями, поехали не по 15, а по 14 фривею – через Палмсдейл и Ланкастер, а оттуда свернули на старую дорогу – 58 хайвей. Проехав несколько десятков миль, мы вдруг обратили внимание, что на дороге никого, кроме нас, нет – тонкой лентой вьющееся шоссе, голые горы, безжизненная пустыня Мохаве и мы, защищенные лишь скорлупкой машины от испепеляющего зноя в 110 градусов по Фаренгейту, от которого, случись что с машиной, можно зажариться не хуже яичницы.

И тут мы увидели скромный дорожный указатель: «Эдвардс», не сразу сообразив, что мчимся вдоль полигона, что нас занесло именно к той самой авиабазе «Эдвардс», бывшей Мьюрок, на которой обычно приземляются американские «шаттлы». В придачу к дорожному знаку появилась еще и пара щитов с предупреждениями.

Любопытства ради мы припарковались у обочины и, выйдя из машины, подошли к щиту. Надпись на нем гласила: «Военный объект, вход на территорию только по письменному разрешению начальника объекта. Нарушения караются законом – до 6 месяцев тюрьмы или штрафом до $5 тысяч, или и то и другое вместе».

На базу-то мы естественно и не собирались. Нам вполне хватило эмоций и воображения, что мы-де совсем рядом с загадочным, грозным и суперсекретным военным объектом США, хотя в небе над нами было как-то особенно пустынно

Вы достигли конца предварительного просмотра. Зарегистрируйтесь, чтобы узнать больше!
Страница 1 из 1

Обзоры

Что люди думают о Америка глазами эмигранта. Том 2

0
0 оценки / 0 Обзоры
Ваше мнение?
Рейтинг: 0 из 5 звезд

Отзывы читателей