Наслаждайтесь этим изданием прямо сейчас, а также миллионами других - с бесплатной пробной версией

Бесплатно в течение 30 дней, затем $9.99 в месяц. Можно отменить в любое время.

Современные Золушки

Современные Золушки

Читать отрывок

Современные Золушки

Длина:
724 страницы
7 часов
Издатель:
Издано:
Jan 31, 2021
ISBN:
9785041312824
Формат:
Книга

Описание

Что может быть лучше, чем уснуть провинциальной, никому не нужной девушкой, а проснуться успешной бизнесвумен из мегаполиса? Такие перемены скорее из области фантастики, но жизнь - настолько непредсказуемая штука, что от нее можно ожидать самых крутых виражей. Мы собрали 3 истории о девушках, чьи жизни в один момент круто изменили свой вектор: "Приговоренная к любви" Ларисы Джейкман, "Выжить. Выстоять. Влюбиться?" Рин Фольк, "Как птичка в клетке" Людмилы Сиволобовой. Серия "Романтические истории" - это сборники увлекательных книг, объединенных одной тематикой. Коллекция придется по душе всем, кто зачитывается любовными романами и ищет новые, нетривиальные сюжеты.

Издатель:
Издано:
Jan 31, 2021
ISBN:
9785041312824
Формат:
Книга


Предварительный просмотр книги

Современные Золушки - Сиволобова Людмила

Золушки

Рин Фольк

Выжить. Выстоять. Влюбиться?

1

Девяностые…

– Туман, чтоб его… А лак для волос, зараза, в дефиците! – проворчала Варвара, осторожно выбираясь из окна. Благо, квартира располагалась на первом этаже. Бабуля все еще подрабатывала дворником. Двушка в «хрущевке» – ее единственное достижение в жизни. Ах, да! Еще – Варина мать. Но та – неизвестно где уже много лет. И не нужна она тут. Лишний рот. Да и не помнит она мамашу свою совсем. Значит, и горевать не за кем.

Узкие джинсы, приобретенные на барахолке, жали неимоверно, мешая необходимым в сложившейся ситуации акробатическим трюкам, но девушка не торопилась хвататься за старые рамы – еще упадут в самый ответственный момент. А ей это – ни к чему. Важное дело ждет.

Соскочив с подоконника на мостовую, Варвара прикрыла окно и надела красные туфли на каблуках. Они тоже слегка жали, но других на «блошином» рынке не нашлось. Уж лучше так, чем спадали бы.

Топ задрался, и девушка потянула его вниз. Бюстгальтер не надевала. Ни к чему он ей сегодня. Поежившись от сырого ночного воздуха, застегнула потертую куртку из кожзама. Проверила, не растрепались ли волосы, стянутые на макушке резинкой, и зашагала по улице.

На углу улицы уже топталась Зойка.

– Сколько можно ждать?

Они двинулись вниз – к гостинице.

– Бабуля проводила воспитательную работу. Ее подружка нашла для меня место продавщицы в каком-то ларьке за городом.

– Ой, не могу! Все копейки на дорогу уйдут.

– Я тоже так сказала, но бабуля настаивает. Пришлось сказать, что подумаю.

– Верно. Меньше знает – крепче спит.

– Кстати, я когда вернусь? Мне нужно до пяти успеть. Бабуле в шесть – на работу.

– Ну, в этом деле не угадаешь. У меня дольше всего до четырех было. Едва на выпускной экзамен успела, так спать хотелось. Но у тебя – первый раз…

– Не знала, что есть такие странные, что хотят возиться с девственницами.

Зоя хихикнула.

– Ты представить себе не можешь, какие у мужиков встречаются замахоны. А ты точно не передумаешь? Я Лярику-бармену пообещала.

– Не передумаю.

Они остановились перед ночным клубом возле гостиницы. Варю начало трясти от волнения, но она приказала себе не дрейфить. Ей нужны деньги, и она их заработает. Хватит ходить в обносках. Бабулиной пенсии и зарплаты хватает только на еду. Школу Варя закончила без троек. Могла и медаль потянуть, но тут бабулиного влияния мало. В любом случае, надежды поступить в какой-нибудь приличный ВУЗ нет. А сдавать экзамены на специальность, по которой потом работу днем с огнем не найдешь – глупо. Да и кто их обеспечивать будет, пока Варвара станет грызть гранит науки?

Трудоустроиться оказалось очень сложно. Девушка пробовала. Но даже на должность секретаря претендовали дамочки с дипломами и едва ли не научной степенью. Для «челночного» бизнеса нужен хоть какой-то капитал. А продавщицей или дворником – только время тратить. Ни заработка, ни удовольствия.

Вот тогда бывшая одноклассница Зойка Лепкина и шепнула ей на ухо про клуб. Там за индивидуальные интимные услуги платили неплохие бабки. Но бизнесмены хотели только «чистых» девочек. Пришлось соврать в поликлинике, что ей нужна справка для института. Что касается девственности, то рано или поздно с ней все равно придется расстаться. Для кого беречь такую драгоценность? Жених на ее горизонте появится еще не скоро. Если вообще появится.

Варе не хотелось думать, кем она станет после первого раза. Особенно, если захочет повторить. А это, скорее всего, случится.

«Ну и пусть! И пусть!»

Зоя оглядела ее при свете от неоновой вывески. Достала из сумочки карандаш и гуще подвела глаза. Затем накрасила Варины губы толстым слоем красной помады.

– Резинки взяла?

Варвара охнула.

– Забыла! И как же теперь?

– Что бы ты без меня делала? – Лепкина сунула ей в карман джинсов несколько золотистых квадратиков. – Без них не давайся. Кликуху себе придумала?

– Нет еще.

– В общем, будешь «Кисточкой», – Зоя тронула ее длинные блестящие белокурые волосы. – Мне бы такие! Ну, ладно. Готова?

Разве к такому можно быть готовой? Но Варвара решительно кивнула:

– Идем.

2

Духота и приторный, удушающий запах смеси духов, одеколона, сигарет и пота разил наповал. В первый момент Варваре показалось, что она теряет сознание, но Зоя, она же «Розита», подтолкнула девушку, и та автоматически зашагала в заданном направлении – к бару.

У стойки копошился крепко сбитый парень с приторной улыбочкой, словно приклеенной к лицу. Юрким взглядом он обозревал территорию и сразу заметил приближающуюся парочку. Несмотря на волнение, Варя отметила этот момент, но прямо бармен воззрился на них только тогда, когда девушки очутились перед ним на стульях. Обращаясь к Зое, небрежно кивнул в сторону новенькой.

– Она?

– Ага. Ну, как?

– Сойдет. Сама знаешь, тут обертка – бонус. С «конфеткой» – как договаривались?

Мандраж не давал усидеть на месте, но Варя сразу просекла, о чем речь. Невинность, в ней все дело.

– Обижаешь, – протянула Зоя и достала из крошечной сумочки у пояса сигарету.

Бармен щелкнул зажигалкой.

– Как звать?

– «Кисточкой».

– А чего молчит? Немая или высокомерная?

Собеседница затянулась. Пожала плечами, выпуская колечко дыма.

– Боится.

– Не удерет?

– Спроси сам. Я референтом не нанималась.

– Так как?

Мужчина уперся в Варю немигающим взглядом.

– Не убегу. Деньги нужны.

Бармен хмыкнул, поставил перед ней стакан и плеснул на дно прозрачную жидкость.

– Всем нужны. Пей.

Варвара подозрительно смотрела на предложенное, не решаясь взять.

– Там что?

– Водка. Пей, не бойся. Сразу легче станет.

– Он прав, – Зоя пихнула подругу в бок. – Процедура – так себе.

Варвара потянулась за стаканом, понюхала. Пахло спиртом. Выпила залпом и поперхнулась. Лепкина постучала ее по спине, а бармен ухмыльнулся.

– Детский сад. Но это к лучшему. Клиенту понравится.

Клиент.

От этого слова в желудке заныло. Или это всего лишь водка? Вдруг захотелось домой – в свою кровать. Какого лешего она сюда притащилась?

– Для меня что-то есть? – деловито поинтересовалась Зоя, стряхивая пепел в стеклянную пепельницу.

– Появится с минуты на минуту. Постоянный клиент.

Постоянный? Это ж сколько раз Зоя здесь ошивалась?

– Тогда и мне налей. Только немного. Он пьяных не любит. Чего ей делать? – подруга кивнула в ее сторону.

– Что прикажут. Пойдем.

Бармен направился к двери, а Зоя ткнула Варю в бок.

– Чего сидишь? Иди. Лярик ждать не любит. – Заметив, что подруга дрожит, миролюбиво заметила: – Не думай ни о чем. Просто дай сделать то, чего хотят. Пять минут позора, и тысяча в кармане.

– Тысяча чего?

– Зеленых, естественно. Шагай. Все будет хорошо.

Заставив себя думать о том, сколько всего она сможет накупить на такие деньги, Варвара отправилась за барменом. Попетляв узкими, темными коридорами, они остановились перед дверью, обитой металлом.

Бронированная?

Лярик постучал в замысловатом ритме и прислушался. Оглядевшись по сторонам, впихнул внутрь Варвару. Окончательно потерявшая ориентацию и присутствие духа, девушка краем уха услышала, как за спиной щелкнул замок.

В комнате царил полумрак. За столом сидело четверо мужчин. Перед ними лежали карты, бутылка со спиртным, стаканы и пепельница. Все, как один, уставились на Варвару, оценивая ее. Убегать и звать на помощь было поздно. Девушка сцепила за спиной пальцы, пытаясь унять дрожь.

– Зовут тебя как? – обратился к ней седеющий мужчина около сорока в белой рубашке и кожаной жилетке. Его можно было бы назвать красивым, если бы не неприятный, пробирающий до костей, взгляд и искривленные в циничной улыбке тонкие губы.

– Ва… «Кисточка», – пробормотала девушка и опустила глаза на носки собственных туфель. Видеть незнакомые рожи оказалось выше ее сил. А ведь еще ничего не произошло.

– Понятно, – мужчина в жилетке затушил сигарету и скомандовал: – Ступай за ширму и раздевайся.

Только теперь Варя заметила в углу обитую серым шелком штуковину. Что ее ждет на отгороженной территории – за своеобразной чертой?

3

Варвара проковыляла за ширму и села на небольшой диван, обитый красным кожзаменителем.

«Символичный цвет. Сказал раздеться. Что снимать? Неужели, все?»

Напуганная девушка бросила куртку на спинку дивана и уселась на краешек сидения. Из-за ширмы доносился тихий разговор, стук стекла о стол, шарканье ножек стульев по деревянному полу. Неожиданный гогот заставил девушку вздрогнуть, а через мгновение рядом появился мужчина в жилете.

– Я не люблю повторять дважды. Почему до сих пор одета?

От почти безразличного голоса зазнобило, но Варя попыталась успокоиться. В конце концов, она сама сюда пришла.

– Все снимать?

– Значит, таки девственница?

– Да, – прокаркала Варя.

– Восемнадцать есть?

– На прошлой неделе исполнилось.

Мужчина поднял ее с дивана за руку, задрал указательным пальцем топ. Девушка приказала себе не вырываться и стойко выдержала изучающий взгляд.

– Можешь говорить мне «Крот». А лучше – вообще молчи.

Варя кивнула. Мужчина повернул ее к себе спиной и принялся грубо тискать грудь. Девушка смотрела на манипуляции с омерзением, но терпела. Казалось, что все это происходит не с ней. И постепенно краснеющая грудь с алыми от беспрерывного дерганья сосками – не ее.

В какой-то момент Крот расстегнул Варины джинсы, царапнув кожу перстнем с красным камнем, и рывком стянул их вместе с трусиками. Толкнул девушку на диван и быстренько избавил от всего, даже от туфель. Повернуться не дал, прижав за шею к дивану. Медленно провел ладонью по спине, ягодицам, сделал несколько шлепков, не столько болезненных, сколько неожиданных, заставивших вздрагивать, широко развел ноги. Уткнувшись лицом в обивку, Варя не дышала, пока он мучительно долго, садняще и распирая, ворочал пальцами у нее между ног, и при этом глухо пыхтел. Затем Крот перевернул ее на спину и принялся расстегивать брюки.

Лежать было неудобно. Диван оказался слишком маленьким для такого рода дел. В скрюченной позе Варя со страхом и беспокойством наблюдала за тем, как наружу вываливается налитая плоть. Хотелось зажмуриться, но тут девушка кое-что вспомнила.

– У меня в джинсах презерватив. Сейчас достану.

– Лежать, – приказал Крот. – В первый раз ничего не случится. Ноги раздвинь.

Выполняя приказ, Варя залепетала:

– Лучше с презервативом. Спокойнее.

– Будет так, как я сказал. Это я должен беспокоиться. У меня – семья.

«Женатый? Как он может?!»

– Но…

Он сложил ее вдвое, забросив Варины ноги себе на плечи. А потом ее пронзила адская боль. Ошеломленная стремительностью независящих от нее действий, девушка задергалась, но Крот удержал ее на месте, снова сдавив ладонями грудь. Даже если бы захотела, Варя не могла закричать. Перехватило горло.

Крот не церемонился, доставляя себе удовольствие, и все сильнее вжимая девушку в диван. Затем неожиданно вышел из нее, но опомниться Варя не успела. Оказалась на четвереньках – коленями на диване и спиной к мужчине – так быстро, что даже голова закружилась. Мужчина снова ворвался в нее, вызвав очередной приступ нестерпимой боли. Долбил, не щадя, а когда обмяк, навалившись на девушку всей массой тела, она все еще не верила в завершение и ждала новых поползновений. Подниматься Крот не торопился, тяжело сопя Варе на ухо. Она едва не задохнулась под ним. В голове билась единственная мысль: «Думай о деньгах».

Спустя какое-то время мужчина оставил ее – ушел за перегородку, не произнеся ни слова.

«Неужели, все? А заработок?»

Варвара села на диван. Ноги тряслись. В промежности ныло. Девушка оглядела себя и заметила кровь, смешанную с белесой жидкостью. Сняв топ, принялась вытирать бедра, и вдруг услышала щелчок. Подняла голову в тот момент, когда из странной штуковины в руках Крота выползла карточка.

– Поляроид, – объяснил мужчина. – Фото для коллекции.

– Вы меня сфотографировали?!

Когда она в таком виде и в такой позе?! Извращенец.

– Деньги нужны?

– Так я потому и…

Крот бросил на диван пачку купюр. Затем сверху еще одну.

– За фотку. Свободна, «Кисточка».

Варя никогда не одевалась с такой скоростью. Испорченный топ засунула в карман куртки, которую застегнула под шею. Схватив деньги, опрометью бросилась к двери.

Мужчины за столом даже не посмотрели ей вслед, когда девушка закрывала за собой дверь.

Как ни странно, дорогу назад Варя нашла достаточно быстро. Лярик заметил ее и поманил за стойку.

– Дело сделано?

– Да, – даже это короткое слово далось с трудом. Зубы стучали.

– Где «бабки»? – Варвара показала бармену пачку. Он выхватил деньги и, не считая, забрал приблизительно половину и положил в свой карман. На возмущенное восклицание девушки ответил: – Моя доля. С тебя и этого хватит. Захочешь заработать, приходи. А теперь вали отсюда. Или желаешь продолжить? – Варя покачала головой. – Тогда, удачи. У меня работы по горло.

Девушка поняла, что пора убираться, иначе лишится и того, что имеет. Или пристанет кто-то еще.

4

Проснулась Варвара в десять утра. Вспомнила ужасные, гадкие, угнетающие подробности ночи и поплелась в ванную.

Явилась она домой перед рассветом. Поставила в нужное место урну для мусора, выбросила туда измазанный топ и, едва забравшись в окно, услышала пиликанье будильника. Опрометью бросилась к кровати, быстренько переоделась в старенькую ночнушку, улеглась в расстеленную постель и укрылась с головой.

Девушка еще услышала, как скрипнула дверь – бабушка по старой привычке проверяла, укрыта ли внучка, и провалилась в сон: тяжелый, длинный, с погоней, красным диваном и жутким преследователем в жилете.

А теперь стояла и смотрела, как в ванную медленно льется вода. Потеряв терпение, Варя подкрутила кран с горячей. Хотелось поскорее отмыться от той грязи, в которую вчера добровольно вляпалась. Жаль, что с души ее не смоешь.

Выдраив себя губкой едва ли не до дыр, Варя завернулась в дежурный вылинявший махровый халат и отправилась в кухню. Поставила чайник, сделал бутерброд с вареной колбасой и уселась за крохотный стол, чудом поместившийся на четырех квадратных метрах. Поморщилась. Между ног все еще саднило. Впервые в жизни девушка пожалела о том, что не вела календарь месячных, хотя бабушка ей напоминала.

«Какой же гад – этот Крот. Взял без презерватива, и даже спасибо не сказал. Наверное, считает, что облагодетельствовал. Только бы не забеременеть. Еще не хватало тратить деньги на аборт».

Пока кипятилась вода, Варвара прокручивала в голове все, что с ней приключилось. Не хотела, но помнила все – до мельчайших подробностей. Забудет ли когда-нибудь?

Одно девушка поняла точно – не по ней такая жизнь. Даже невиданная для Вари сумма, полученная подобным образом, не в радость. Да еще этот гад Лярик отобрал половину. Неужели, всех девчонок грабит? Наверное. Дополнительный доход за сводничество. Чтоб его!

Варвара представила себе, как каждый раз новый мужик делает то, что вчера вытворял с ее телом Крот, и передернулась от омерзения. Боль, противное чувство присутствия инородного тела внутри, жесткое обращение… Если Зое нравится – пусть себе. После вчерашнего не ей, Варваре, осуждать подругу. Но сама она туда больше не пойдет. Решено.

Как же тогда на жизнь заработать? Деньги рано или поздно закончатся.

Бабушка все чаще болеет. Ей давно пора бросить дворничать, но тогда совсем туго станет. А мать…

Варя редко вспоминала родительницу. В один яркий день позднего лета Анжела Журавкина бросила дочь, укатив прочь с очередным ухажером. С тех пор не появлялась.

Говорили, что Варя внешне очень на нее похожа. Возможно, что так – если судить по фотографии, хранящейся в бабушкиной комнате. Главное, чтобы не характером. Девушке не хотелось всю жизнь зависеть от чьей-то милости. Кто ее отец, бабушка не говорила, лишь иногда, очень редко, сокрушалась, что дочь отказала какому-то хорошему парню. Так ему Анжела нравилась, что он наперекор семье сделал той предложение. А ведь к тому времени легкомысленная девица давно обзавелась дочерью. Как же его звали?

Варвара выключила газ под засвистевшим чайником и бросилась в бабушкину комнату. Девушка не сомневалась, что у той припасены координаты давнего поклонника. Галина Остаповна бережно хранила все, что касалось ее непутевой дочери.

В ящике древнего комода стояли многочисленные шкатулки. Варя принялась заглядывать в каждую. А вдруг?

Старые поздравительные открытки, табели об успеваемости, вырезки из газет с рецептами – кулинарными и знахарскими… Все не то! Фотографии – нет времени их разглядывать. Письма!

Варя вытащила пачку, перевязанную ленточкой от конфетной коробки, распустила узел и принялась перебирать конверты и просто тетрадные листки. На одном из конвертов бабушкиной рукой значилось: «Важно».

Девушка вытащила из конверта карточку с коротким текстом: «Если Анжела передумает, найдите меня. Кир». Ниже значился адрес.

Еще точно не определив, как поступит, Варя схватила ручку, оторвала край от первой попавшейся газеты и записала данные. Аккуратно сложила найденное, перевязала лентой и положила на место, задвинула ящик и поправила кружевную салфетку.

Вернувшись в кухню, приготовила чай и начала думать, как лучше использовать полученную информацию.

5

Стоя перед особняком, недалеко от центра города, Варя взглядом искала табличку с номером. Видимо, «буржуй», обосновавшийся здесь, не потрудился нацепить ее на красный кирпич. Однако на соседних домах номера висели, поэтому девушка, чтобы не передумать, решительно нажала на кнопку звонка прямо на столбике калитки.

Вначале Варвара планировала дождаться бабушку и расспросить более подробно о загадочном Кире, но потом раздумала. Зачем волновать старушку? Пусть той всего лишь пятьдесят пять, выглядит бабушка гораздо старше. Ветер, дождь, снег и метла оставили на прежде хорошенькой женщине заметные следы. Да и здоровье хромало. Ничего, Варвара и сама управится.

На ней красовались все те же джинсы, куртка и туфли. Лишь топ надела другой, красный, да волосы распустила. Они спадали по плечам белым, гладким золотом. В таком виде Варя очень походила на мать – такую, какой та запомнилась десятилетней девочке.

По мощеной дорожке к калитке бежала женщина в униформе. Варвара присвистнула и языком приклеила мятную жевательную резинку к небу. Поправила сломанную и собственноручно склеенную дужку темных очков. Домработницу не каждый может себе позволить.

– Вы к кому? – вежливо поинтересовалась немолодая женщина.

– К Киру… Господину Таранову, – поправила себя Варя, стараясь говорить с достоинством.

Оглядев ее и слегка нахмурившись, женщина все таким же ровным тоном попросила:

– Обождите здесь. Я доложу. Кто его спрашивает?

Стоять на виду у всех этих богачей, смотревших на мир из окон джипов и почти замков? А что ей, собственно, остается?

– Докладывайте, если нужно. Скажите: пришла Журавкина.

Варя оперлась плечом о кованую ограду и рассматривала свеженакрашенные красным лаком ногти. Пешеходов не наблюдалось. Мимо проезжали только дорогие автомобили. Один из них притормозил совсем рядом. Тонированное стекло со стороны пассажира опустилось, и бритоголовый мужчина спокойно поинтересовался:

– Просто так стоишь или по делу?

«И этот туда же!»

– А тебе какое дело?

– Заплачу, сколько захочешь.

Неужели она так сильно похожа на путану?

– У тебя столько нет. Проваливай.

Мужчина гнусаво захихикал.

– Я ему почти завидую.

– Кому? – не удержалась от вопроса Варвара.

– Таранову, естественно. Или ты не к нему?

Все эти богачи, оказывается, друг друга знают. Никакой личной жизни.

– Не твое дело.

– Клевая ты. Если с ним не получится, постучись через три дома. Не обижу.

Варе надоел словоохотливый приставала. Она повернулась к нему спиной. Именно в этот момент калитка перед ней распахнулась. Уже знакомая женщина указала в сторону входной двери.

– Он вас ждет. Идемте, я провожу.

Огромная прихожая с хрустальными бра на стенах и ковром с длинным ворсом впечатляла с первого мгновения. Варя даже притормозила, чтобы рассмотреть обстановку внимательнее. Неизвестно, когда попадет сюда в следующий раз.

Но домработница уже открыла перед ней резную дверь. Девушка вошла внутрь и поняла, что очутилась в кабинете. Просторный, с рядами книг до потолка и огромным письменным столом, он внушал благоговение.

Варвара не сразу заметила мужчину, расположившегося у окна и наблюдавшего за ней. Девушка могла видеть лишь очертания мощной фигуры, тогда как хозяин всей этой роскоши получил возможность рассмотреть ее подробно – лицо, фигуру, каждую деталь одежды.

– Сними очки. Пожалуйста.

Именно последнее слово заставило Варвару поступить так, как он просил.

– Вы – Кир?

– А ты… Варя.

Мужчина не спрашивал. Он знал, кто перед ним. Неужели ее догадки верны? Что же, она получила прекрасную возможность их проверить.

– Так вот ты какой, папуля.

Кир не отреагировал. Во всяком случае, словесно. Вместо этого направился к ней. Подошел совсем близко и уперся взглядом в лицо. Взял в руку прядь ее волос, погладил большим пальцем и отпустил.

Он оказался на голову выше Варвары и гораздо моложе, чем она предполагала. Светлые волосы стриг очень коротко, почти ежиком. Лицо со шрамом над левой бровью и с кривоватым носом нельзя было назвать классически красивым, скорее – мужественным. Широкие плечи, большие руки – ничего из этого не выглядело интеллигентным или утонченным, но именно такие мужчины нравились ее матери. Почему же она ему отказала?

6

Завороженная взглядом, Варя не сразу заметила, как Таранов, едва касаясь пальцами, приподнял ее подбородок, погладил его.

В какой-то миг пришла пугающая мысль, что если бы вчера, в клубе, на месте Крота оказался этот мужчина, ее собственные ощущения и воспоминания могли стать совсем другими. Но еще сильнее девушку ужаснуло само предположение, что Кир мог в перерыве между картами и водкой овладеть невинной девицей. Варвара отказывалась верить в такое.

О чем она только думает? Если они близкие родственники… Но как же он на нее влияет!

– Я не отец тебе, – тихо заметил Таранов. – Но мог бы им стать.

Варя не могла понять, что испытала в этот момент – разочарование или облегчение. А Кир уже направился к столу, уселся в кресло и взмахом руки предложил ей сесть напротив. Девушка не стала отказываться. Вот только, если он – не ее папочка, что ей теперь говорить, какие аргументы приводить, чтобы выторговать для себя и бабушки хоть что-то?

Чтобы потянуть время, спросила:

– Могли? Почему не стали?

– Ты уже появилась к тому времени, как мы стали общаться с твоей матерью. Мой старший брат учился с Анжелой в одной школе. Ты похожа на нее. Как я понимаю, она не вернулась?

– Нет.

– Живешь с бабушкой?

– Да. – Что же делать? Сейчас Таранову надоест слушать односложные ответы, и он предложит ей уйти. В неясном порыве, ни на что особо не надеясь, она поинтересовалась: – Мама встречалась с вашим братом?

Что-то промелькнуло в карих глазах, но голос прозвучал спокойно:

– Значит, бабушка не проговорилась?

– О чем?

– Что же, – Кир откинулся на спинку кресла. – Ты можешь узнать это у нее.

– Значит, и вы без зазрения совести можете меня просветить. Не хочу волновать бабушку. Она болеет.

«Не помешает слегка надавить на жалость. Тем более, что это – правда».

– Нужна помощь?

– Нужна, но сначала расскажите о маме и вашем брате. Он – мой отец?

– Не могу утверждать. Да и не стал бы, особенно теперь, когда у него жена и дети. Анжела же никогда не предъявляла претензий к… нашей семье.

– Я хочу встретиться с ним.

– Нет. Да и сложно это. Он давно живет за границей.

Варя поднялась и нависла над столом, придвинувшись к Таранову.

– Вам легко говорить. Живете – не бедствуете в своем особняке. Носите дорогие шмотки и объедаетесь икрой и фуа-грой. А нам с бабушкой прикажете побираться? – Девушка обошла вокруг стола и уперлась ладонями о подлокотники кресла, посмотрела Киру в глаза, оскалилась и опустилась на колени: – Вас приласкать? – Варя положила ладонь на застежку мужских штанов и удивилась собственной смелости. Такого она никогда не вытворяла, только по видео смотрела вместе с Зоей. – Заодно потренируюсь. На панель гоните, господин Таранов.

Все это время Кир не двигался, и казался почти расслабленным. Мужчину выдавал растущий холм под ее ладонью. Варя заставила себя не убирать руку. Ей вдруг стало безразлично, что он подумает о ней, лишь бы обнадежил. Да, сегодня она пообещала себе больше не делать этого. Но если не останется другого выхода, готова стать любовницей этого человека. Даже если он – ее дядя. Ведь это не доказано. Скорее всего, она сошла с ума, но и в ночной клуб больше не пойдет. А с одним, постоянным, может попробовать, перетерпеть чертову боль.

– Чего ты хочешь?

От спокойного голоса Таранова хотелось орать и ругаться. Варя ответила честно:

– Денег. Могу стать вашей содержанкой.

Вот она и сказала. Теперь он ее презирает.

– Через две недели я женюсь.

Девушка горько усмехнулась и вспомнила Крота. Тот тоже сознался, что женат.

– С каких пор это стало препятствием?

– Ты – циничная.

– Жизнь такая. Так что?

– Давай так. Хочешь учиться за границей? Любой колледж на твой выбор.

Варя не верила собственным ушам. Что она может знать о заграничных колледжах?

– На ваш выбор. И содержание.

– Согласен. А теперь убери руку. Это небезопасно – хватать мужчину за уязвимые части тела.

Варя поднялась, засунула руки в карманы и приняла самый беспечный вид, на который оказалась способной.

– Мне нужны гарантии.

– Лучшая гарантия – мое слово. Я не случайно написал письмо, которое ты, как я понял, нашла. Или тебя прислала Галина Остаповна?

Таранов помнит, как зовут ее бабушку? Неужели до сих пор небезразличен к маме?

Варя почему-то разозлилась.

– Она здесь не при чем. Так как мы все это провернем?

Кир неожиданно улыбнулся, и Варя опешила. Едва заметное движение губ превратило строгого мужчину в обаятельного юношу.

– До моей свадьбы успеем.

7

Бабушка встретила Варвару едва ли не с ремнем.

– Где тебя носило? Еще немного, и я бы по больницам принялась звонить.

Как же ей сказать, объяснить? Поверит ли бабушка, что, ни с того ни с сего, толстосум решил заплатить за учебу ее внучки за границей? Варя бы не поверила.

Да, она его шантажировала, но другой на его месте мог выбросить наглую пройдоху за дверь, как приблудного щенка, и даже не оглянуться, чтобы проверить, удачно ли приземлилась. Но Кир, он оказался не из таких. Порядочный. Во всяком случае, на первый взгляд.

Возможно, все еще грезит ее матерью – поэтому и помогает?

Девушка приказала себе не расстраиваться по мелочам, думать о выгодах, а еще раньше времени не беспокоить бабушку. Придет время уезжать, тогда и сообщит все, что посчитает нужным.

– Работу искала.

– Где?

– Мне пару адресов дали агентств всяких.

– И что?

Варвара покачала головой.

– Только ноги разболелись.

– Еще бы, на таких-то каблучищах. А еще джинсы эти да майка… Ведь никакого воображения не нужно, чтобы представить, что под ними. Кто тебя в таком виде возьмет?

– Ничего ты не понимаешь, ба. Сейчас именно такие девушки и пользуются спросом. Каждый начальник мечтает обзавестись длинноногой секретаршей.

– Это что ты говоришь? Я такому не учила. Срам.

«Если бы ты только знала!»

– Жизнь.

– Много ты понимаешь. Значит так, пойдешь в ларек работать. За городом – воздух чище.

«И алкаши на обочинах, как галки на проводах, кучкуются».

Как бы плохо ей вчера ни было, это – лучше, чем стать женщиной забесплатно на конечной автобусной остановке поздним вечером. И это – в лучшем случае.

Варю затошнило – то ли от голода, то ли от воспоминаний о Кроте, то ли от того, что представила себе минуту назад.

– Не пойду. Мне тут пообещали похлопотать. Нужно две недели подождать.

– Кто?

– Хороший человек.

– Секреты у нее. А должность хоть нормальная?

– Угу. А еда у нас есть?

Варвара решила сменить тему. Да и бабушка, кажется, слегка успокоилась.

– Руки мой, непоседа.

Она еще что-то бормотала, пока шла в кухню, но внучка ее не слушала. Варя зашла в ванную и включила воду. Вымыла руки, умылась и посмотрела в тусклое зеркало над умывальником.

Что же в ее матери есть такое, от чего мужчины ее не только забыть не могут, но и дочери ее помогают? Где только носит такую красавицу?

* * *

Два дня спустя, выходя из очередного магазина, где искала одежду, подходящую для учебы в приличном заведении, Варвара встретила Зою. Столкнулась с ней лицом к лицу, поэтому избежать разговора не смогла. Да и Лепкина ни в чем перед ней не провинилась. Можно сказать, даже помогла в трудную минуту.

Подруга тотчас ухватила ее за руку:

– Ты куда пропала? Звоню тебе, звоню, а трубку никто не поднимает. Ой, нет! Бабуля твоя пару раз взяла, но я даже не признавалась, кто беспокоит. Она меня не переваривает. Так что?

– Работу ищу.

– Здесь? – Зоя скептически оглядела галерею дорогих бутиков. – И как успехи?

– Пока никак.

Лепкина огляделась и за рукав оттащила ее в сторону. Тихо спросила:

– Не понравилось?

– Что?

– Ну, тогда, в клубе?

– Нет.

Варя не хотела вдаваться в подробности. С этим покончено.

– Я чего тебя искала: Лярик меня попросил.

– А этому я зачем?

– Крот тобой сильно заинтересовался. Учинил Лярику допрос. Спрашивал, были ли у тебя после него клиенты?

Неожиданно! И что ей теперь делать? Уж кого, а Крота она не только обслуживать – видеть не хотела.

– Допрос? С какого перепугу? Этот Крот – большая шишка?

Зоя посмотрела по сторонам и заговорила еще тише:

– Ты что?! Он же – владелец клуба. Только это – секрет. Крот предпочитает такое не афишировать. Лярик проговорился, что у хозяина есть серьезный и приличный бизнес. А клуб – так, мелочь. Жаль, что я не знала, к кому тебя поведут. Подготовила бы. Хотя, если он тебя ищет, ты и сама неплохо справилась.

Бежать! Но куда? Еще бы недельку-другую продержаться, пока паспорт и визу сделают. В любом случае, с Кротом она видеться не собирается.

– Этот твой Крот – настоящий извращенец.

– Тише!

– Он даже презерватив не захотел надевать, когда…

– Ох! – Зоя прикрыла рот рукой. – Так что же ты не сказала?

– Кому?

– Мне. Я бы тебе специальную таблетку дала. Теперь поздно. Больше суток прошло.

Стало страшно, но Варя приказала себе думать о поездке.

– Он уверял, что первый раз…

– Никогда не слушай мужчин. Будем надеяться, что обойдется. Но что мне Лярику сказать?

– В клуб я не собираюсь. Придумай что-нибудь. Скажи, что я нашла себе покровителя и уехала в другой город.

– А если он тебя увидит?

– Значит, придется маскироваться. Только не признавайся, где я живу. В общем, ври. Не мне тебя учить. Не думаю, что он станет меня искать. Я – не какая-то важная персона. Найдет себе другую.

– Попробую. Но если что – не обижайся на меня. Ладно? Мне там работать.

8

Варя ни на миг не забывала о Кроте, и на самом деле старалась маскироваться, облачаясь в бесформенные платья или длинные юбки. А еще носила широкополую шляпу или кепку, пряча под ними волосы. Ей нравился их цвет, поэтому Варвара не перекрасилась. Была для этого еще одна причина: расчесывая их, девушка каждый раз вспоминала, с каким удовольствием Кир касался светлых прядей.

К счастью, девушку никто не побеспокоил. Хотя нервов на подготовку ушло немало. Ведь все тайком. Варя даже есть перестала. Ее начали раздражать ранее любимые запахи. Возможно, именно от недоедания девушка постоянно чувствовала себя усталой.

За два дня до отъезда, когда Варя перебирала всевозможные варианты объяснений с бабушкой, у нее заныл низ живота. А потом между ног стало мокро.

«Месячные!»

От радости девушка принялась пританцовывать и кружиться по комнате, и неожиданно потеряла сознание. Пришла в себя в больнице. Как она там оказалась – не помнила. И что самое странное, рядом с койкой она обнаружила не бабушку, а Таранова. Он читал газету, но стоило Варе пошевелиться, Кир тотчас сложил ее и бросил на тумбочку.

– Ты как?

Девушка прислушалась к себе. Ничего не болело. Что она здесь делает?

– Кажется, неплохо. А вы почему здесь? Завтра свадьба.

– Так и есть. Галина Остаповна вышла на минутку. Сейчас вернется.

Как спокойно он об этом говорит, словно и не рад. Привык держать себя в руках, или женится по расчету? Хотя, что она знает о женихах? Может, они все так себя ведут. Интересно, как выглядит его невеста? Наверное, красавица, и с образованием, в отличие от нее, Вари. Так ей же послезавтра в дорогу!

– Мне домой нужно. Я еще не все собрала.

Какая бы причина ни привела ее в больницу, Варвара не намеревалась обсуждать ее с Киром. Вот придет бабушка…

– Поездка откладывается на две недели. Я уже обо всем позаботился.

Как он суров! Кажется, она ничем его не обидела.

– Спасибо. А как вы узнали, что я… здесь?

– Галина Остаповна позвонила. Вызвала неотложку, а потом набрала мой номер. А ведь ты не рассказала ей про Шотландию.

Неужели из-за этого он злится?

– Не хотела, чтобы она волновалась.

– А когда ты путаешься, с кем попало, она не волнуется? – «Он узнал про Крота? Откуда?». Язык не поворачивался спросить. Страшно представить, что теперь о ней думает Таранов. – Кто отец твоего ребенка?

– Что?!

Пораженная, Варя привстала на постели. Кир тотчас уложил ее обратно.

– Ты беременная была. Не знала?

Была? Неужели забеременела от Крота? Никто не должен об этом узнать. Иначе он ее из-под земли достанет.

– Нет.

– А кто его тебе сделал, знаешь?

Вот, что он о ней думает – неразборчивая и глупая. Что же, пусть.

Варя отвернулась к окну, чтобы не видеть осуждающий взгляд.

– Нет.

– В восемнадцать пора иметь представление о презервативах.

Ее добивал этот спокойный, почти равнодушный голос. Лучше б уж Кир кричал.

И тут разозлилась Варвара.

– А кто мог мне рассказать? Бабушка, которая, кроме мужа, умершего после рождения дочери, других мужчин не знала? Или мать, которую я не видела с десяти лет?

Таранов поднялся.

– Пожалуй, я пойду. Глупо раздражать своим присутствием.

Зачем она обидела этого человека? Он пришел, хотя мог проигнорировать. Поездку перенес.

– Я…

Пока Варя собиралась с духом, чтобы извиниться, Кир открыл дверь, чтобы уйти. Возможно, она долго его не увидит – свадебное путешествие, и все такое. Но Таранов вдруг обернулся и улыбнулся. У Вари, как и в первый раз, перехватило дыхание от чуда, которое происходило с его лицом в такой момент.

– Приятной поездки, Варвара Журавкина. Учись хорошо, но и путешествовать не забывай.

Кир ушел, и унес с собой ее сердце. Варя поняла это, когда за мужчиной захлопнулась дверь.

Но это – к лучшему. Она не планирует выходить замуж, во всяком случае, по любви. Да и Кир теперь занят.

9

Семь лет спустя…

Варя вышла из аэропорта в родном городе. Зажмурилась. Надела дорогие очки с темными линзами, корректирующими зрение. Вспомнила, как выбросила когда-то в урну для мусора совсем рядом с тем местом, где стоит сейчас, другие – пластиковые, со сломанной дужкой.

В тот день Варвара покидала дом и бабушку, и точно не знала, когда вернется назад, если вообще вернется. А еще Кира, но он – не в счет. Почти. Даже попрощаться не пришел. Передал документы и билет через доверенное лицо.

Все верно. Кто она для него? Одной проблемой меньше.

К тому времени состоялась пышная свадьба в одном из лучших ресторанов города. Бабушка принесла газету, где опубликовали фотографию улыбавшихся молодоженов. Варя отказалась на них смотреть, но спустя два дня таки отыскала листок с нечетким снимком. Долго смотрела на брюнетку маленького роста в белоснежном платье. Отыскала в тексте ее имя: Алана Ветрова, двадцати двух лет, любимая дочь известного бизнесмена.

Богатые женятся на богатых. Но как Варя завидовала тогда этой Алане!

А сейчас…

Теперь она повзрослела, и больше не страдала по недоступному. Да и скучать Варе не пришлось. Учеба отнимала почти все ее время. В Эдинбурге девушке сначала пришлось пройти базовый курс: подтянуть английский язык и еще ряд предметов, чтобы получить возможность обучаться профессии, которую для нее выбрал Таранов – шитье, текстиль и моделирование одежды.

Варя настолько увлеклась этим делом, что одна из преподавательниц, видя ее старания и успехи, предложила девушке подработку в официальном представительстве известного в стране бренда нижнего белья, начавшего историю своего успеха всего несколько лет назад. Именно здесь Варя поняла, как должно выглядеть по-настоящему изысканное и сексуальное женское белье.

И вот, спустя семь лет, она приехала работать в офис компании в родном городе. Здесь все только начинается, и Варю ожидает много работы. Что, конечно же, к лучшему. Она планировала загрузить себя по самую маковку, чтобы окончательно похоронить прошлое.

Конечно, Варвара могла получить назначение в другое место, но ее тянуло сюда. Да и бабушка нуждалась в заботе и внимании. Когда девушка начала неплохо зарабатывать, старалась пересылать той деньги, но сама не приезжала, ни разу. Дорого, да и времени на личную жизнь почти не оставалось. К тому же работодатели не отличаются лояльностью к служащим, которые просятся в отпуск, не заработав авторитет.

За границей Варя почти не вспоминала эпизод с Кротовым и выкидыш, но теперь, стоя перед рядом автомобилей с «шашечками», вдруг подумала, не поступила ли опрометчиво, вернувшись? А потом сама же над собой посмеялась. Мысленно, конечно. Важные «шишки», вроде Крота, не помнят о белобрысых девчонках, с которыми имели одноразовый секс. Варя не сомневалась, что любитель девственниц поимел не один десяток таких, как она. Девушка навсегда запомнила его прощальные слова: «Для коллекции».

Дьявол с ним!

Она изменилась – внешне и внутренне. Новый элегантный облик, которому девушка уделила немало внимания, нравился всем знакомым, да и самой Варе – тоже. Только волосы так и не сумела заставить себя остричь. До сих пор помнила, как они нравились Таранову.

Девушка не знала о нем ничего, и бабушку не спросила ни разу. Она хочет для него счастья, поэтому и встреч искать не станет. Кир очень помог ей, но теперь, когда Варя встала на ноги, беспокоить его – нет смысла. Пора начинать новую жизнь на старом месте.

«Не трусь, Варвара!»

Она шагнула к первому попавшемуся такси.

10

Варвара медленно двигалась по салону, стараясь поглядеть на все, словно со стороны. До сих пор не верилось, что они успели к назначенному сроку. Ей лично пришлось подгонять ремонтную бригаду, а затем дизайнеров интерьеров, чтобы открытие состоялось в заранее разрекламированный день. До торжественной церемонии разрезания красной ленточки остался час.

Ровно в десять стеклянная дверь распахнется, и женщины, в окружении репортеров, заполнят зал. А затем представитель из главного офиса в Лондоне вместе с одним из спонсоров торжественно провозгласит салон открытым.

Уснуть этой ночью Варе так и не удалось, поэтому она напилась крепкого кофе и приехала сюда, задолго до начала. Лично заглянула в каждый угол, проверила надежность крепления манекенов на витрине, которая могла считаться отдельным артобъектом, и внутри помещения, осмотрела каждую вешалку с нежнейшим, изысканнейшим кружевом, фантазией дизайнеров и мастерством швей превращенном в чудеснейшие образцы женского белья всевозможных цветов: от черного до белоснежного и провокационного красного. Любой из представленных шедевров тоже можно смело назвать своеобразной провокацией. Варя не сомневалась, что женщина с любой фигурой найдет здесь для себя подходящую и, главное, желанную вещь, и будет выглядеть в ней прекрасной и соблазнительной.

«Кажется, все готово».

Напоследок Варвара еще раз проинструктировала юных, симпатичных продавщиц в красивых, но неброских платьях, а не костюмах, как обычно принято, и поднялась на второй этаж – в небольшой офис. Точнее, маленькую комнату, которую сделала своим кабинетом. Более просторное помещение рядом отвела под студию, где можно было провести небольшую конференцию или совещание.

Даже на нескольких квадратных метрах Варвара умудрилась сделать крохотную зону отдыха с удобным раскладным креслом, торшером и небольшим шкафом-купе, который и отделял «оазис» от официальной части со столом, компьютером и парочкой удобных стульев для посетителей.

Устроившись в кресле, девушка откинула голову и закрыла глаза. Вспомнила все, что произошло за последний месяц: свой приезд, постаревшую бабушку, причитающую: «Как хорошо. Вернулась. А если бы осталась там, то так даже лучше. Но что вернулась, просто замечательно», собственные непонятные чувства. А еще изнуряющий физически, но радующий тем, что получалось, каждодневный труд.

Очень хотелось узнать хоть что-то о Таранове. Однако бабушка обмолвилась о нем лишь однажды. Девушка едва не пропустила информацию, поскольку речь шла о паре молодоженов, снявших соседнюю квартиру. Ее не интересовали соседи и их ссоры, но когда прозвучала знакомая фамилия, Варвара не удержалась, переспросила:

– Что? Прости, не расслышала.

– Говорю, что такой хороший мужчина, как Таранов, и тот женился не слишком удачно.

– А что случилось?

– Рита Карловна как-то проговорилась, что жена его оставила. Но потом вернулась.

– Они… разошлись?

– Говорю же – вернулась его Алана. Жаль, не дал им Господь деток. Те бы их быстрее помирили. Но они еще молодые, успеют. Хотя, Рита Карловна говорит, что ругаются они часто. Точнее, Алана кричит, а Таранов молчит.

– Кто такая – Рита Карловна?

Бабушка всплеснула руками.

– Извини старуху. Забыла совсем, что тебя здесь не было. Рита Карловна мне продукты привозила и лекарства. Домработница она у Таранова. Хорошая женщина. Мы с ней очень сдружились. Она мне и теперь звонит. Привыкла за семь лет.

Вот так Варя и узнала, что в ее отсутствие Кир заботился о матери Анжелы. Именно с его интересом к матери связывала девушка подобную благотворительность. А ее непутевая родительница так и не появилась.

В этом разговоре Варю по-настоящему обеспокоило только одно – собственная реакция на известие о проблемах в семье Таранова. Она никогда о нем не забывала. Да и как можно, если он ее содержал, оплачивал обучение? Вот только деньги с открытого на Варю счета девушка перестала снимать тотчас после того, как начала зарабатывать. Но средства продолжали поступать. В будущем Варвара надеялась использовать их, чтобы начать собственное дело. Но это в далекой перспективе, а сейчас…

Детская влюбленность оказалась совсем не детской, но Варя продолжала ей сопротивляться. Правила хорошего тона требовали поблагодарить Таранова за помощь ей и бабушке, но девушка так и не решилась на этот шаг. Она опасалась этой встречи.

– Варвара Максимовна, приехала Джулия!

Голос менеджера Леночки зазвенел от волнения, когда она сообщила о прибытии представительницы главного офиса компании. Варя, которая была старше всего на три года, но значительно опытнее, успокоила ее улыбкой.

– Иду. Не волнуйся так, и не забывай: у нас – только лучшее. В том числе и служащие. Все пройдет на высшем уровне.

Последнюю фразу Варя повторяла мысленно весь путь до двери салона. Она широко улыбнулась в тот момент, когда замелькали вспышки и раздались щелчки фотоаппаратов.

С каждой минутой удерживать улыбку становилось все труднее, потому что представительницей спонсоров оказалась Алана Ветрова.

11

Красивая миниатюрная брюнетка с короткой стрижкой и в платье из последней коллекции Сальваторе Феррагамо едва пожала холодными пальцами протянутую руку Вари. Грустные зеленые глаза, особенно после бабушкиного рассказа, невольно вызвали жалость, которая быстро сменилась неприязнью, стоило Алане открыть рот.

Ей ничего не нравилось: ни интерьер, ни обслуживающий персонал, ни

Вы достигли конца предварительного просмотра. Зарегистрируйтесь, чтобы узнать больше!
Страница 1 из 1

Обзоры

Что люди думают о Современные Золушки

0
0 оценки / 0 Обзоры
Ваше мнение?
Рейтинг: 0 из 5 звезд

Отзывы читателей