Наслаждайтесь этим изданием прямо сейчас, а также миллионами других - с бесплатной пробной версией

Только $9.99 в месяц после пробной версии. Можно отменить в любое время.

Вокруг Москвы

Вокруг Москвы

Читать отрывок

Вокруг Москвы

Длина:
549 страниц
5 часов
Издатель:
Издано:
Feb 2, 2021
ISBN:
9785042017377
Формат:
Книга

Описание

Эта книга - исторический путеводитель по самым интересным местам Московской области. По таким, где есть что посмотреть и есть что вспомнить. Неважно, какой транспорт вы выберете - поезд, автобус, такси или собственный автомобиль. Главное, что с вами гид, который сделает путешествие увлекательным и осмысленным.

Издатель:
Издано:
Feb 2, 2021
ISBN:
9785042017377
Формат:
Книга


Связано с Вокруг Москвы

Читать другие книги автора: Митрофанов Алексей

Предварительный просмотр книги

Вокруг Москвы - Митрофанов Алексей

шоссе

Северный

Северный – это не город, а поселок. Он совсем рядом с Московской кольцевой дорогой. До него идут автобусы от метро Петровско-Разумовская. На них так и написано: Поселок Северный. При том, что автобусы – городские, в них действуют московские проездные документы. Собственно, в административном отношении он относится к Москве и приписан к Северо-Восточному округу. Но нахождение поселка за пределами МКАД пока что мешает считать его органичной частью старинного города с почти тысячелетней историей.

Своим появлением на свет город обязан Северной водопроводной станции, которая была запущена в 1952 году. Вода к этой станции поступала из Волги, и считалась достаточно чистой. Ее, впрочем, все равно хлорировали, и для питья она считалась не совсем пригодной. Сегодня ситуаций с водой гораздо лучше.

Собственно, поселок и возник при этой станции – чтобы ее работникам не слишком долго было ездить на работу. Они сразу же стали москвичами – прописка в паспорте была московская. Поселок Северный вышел эксклавом – его со всех сторон окружал Краснополянский район Московской области. Северяне называли свой поселок кусок Москвы в Подмосковье. Впрочем, в 1991 году перешеек между основной территорией города и Северным был упразднен.

Строительство рабочего поселка Северный началось в 1948 году и в основном закончилось в 1956. Авторы проекта – Н. Селиванова, К. Кисловой и З. Государева – зодчие, не вошедшие в справочники туристических путеводителей. Скромные, так сказать, труженики. В чем не меньше почета.

А название Северный возникло 12 июня 1952 года.

Один из основателей поселка В. Г. Гейниц вспоминал: "После окончательного выбора места для строительства Северной водопроводной станции, нашлось место и для размещения рабочего поселка, обслуживающего его работу.

В отличие от ранее построенного поселка Восточный с его регулярной планировкой и трехэтажной застройкой, на Северном предусматривалось строительство одноэтажных одноквартирных домов с приусадебным участком. Однако такое расточительство земли не прошло, и окончательно был утвержден проект со 120 жилыми домами, а именно: 108 двухэтажных четырехквартирных домов, два двухэтажных общежития на 100 человек каждое (1-я Северная линия, дома 6 и 8), два одноэтажных двухквартирных и пять одноквартирных (так называемый в народе круг в начале 4-й линии и дома по обеим сторонам от библиотеки № 207), четыре двухэтажных особняка с пристроенными гаражами, а также 12-квартирный дом (ВОХР) для офицеров и рядового состава охраны водопроводной станции.

Повышение этажности домов позволило разместить поселок ближе к станции, а сэкономленную площадку зарезервировать на будущее. На этом резервном участке (в настоящее время территория новой школы и прилегающие земли) в период строительства Северной водопроводной станции разместили деревообрабатывающий комбинат Севводстроя (автобусная остановка называлась ДОК, а сейчас – 22 км) и бараки строителей. Впоследствии бараки снесли, а на освободившемся участке работникам станции и учреждений посёлка разрешали сажать картофель".

Строили этот поселок по немецкому проекту. Можно сказать, что среди красот подмосковной природы возникли коттеджи европейского типа – с водопроводом, канализацией, электричеством и центральным отоплением. А в 1955 году в поселок пришел газ, и северяне перестали совершать набеги в деревню Грибки – за керосином.

Строителями, как поселка, так и станции, были и вольнонаемные, и заключенные – оно находилось в ведении Министерства внутренних дел, а рабсилу поставляло Главное управление лагерей железнодорожного строительства. Впрочем, в то время этим никого было не удивить. Один из строителей, А. А. Михеев вспоминал: Когда прибыло лагерное начальство, солдаты и вольнонаемные срочно стали огораживать зону: стали ставить столбы и натягивать колючую проволоку. Зона располагалась у д. Грибки, рядом со строительной площадкой. Как только она была готова, прислали рабочую силу (заключенных), сразу установили палатки и сборные деревянные бараки. Вскоре был построен мужской лагерный пункт. Лагерные пункты были возведены также у д.Заболотье (женский), у станции Лианозово, в районах строительства насосных станций Клязьма и Уча. В тесной увязке с лагерной администрацией Севводстрой приступил к основным строительным работам. Так как техники не было, землю копали лопатами и отвозили тачками в отвал.

Действительно, по тому времени – достаточно распространенный менеджмент.

Один из охранников, В. Соколов рассказывал: "Развод на работу – важное мероприятие, главная задача которого заключалась в обеспечении рабочей силой всех запланированных на день производственных объектов. Начальник конвоя следил за каждой выходящей из лагерных ворот пятеркой: нет ли больных, раздетых, с синяками или ссадинами на лице. При обнаружении таковых он имел право их не брать.

Расписавшись за количество принятых под свое начало заключенных, начальник конвоя обращался к ним как с заученной молитвой: Внимание! Переходите в распоряжение конвоя. В пути следования соблюдать все правила движения – не курить, не разговаривать, из строя не выходить. За невыполнение законных требований конвоя, а также за попытку к бегству как в пути следования, так и с места работы, конвой применяет оружие без предупреждения! Шагом марш!. Колонна трогалась с места и выходила на Дмитровку. Ее путь – от лагеря до погрузочно-разгрузочного комбината (ПРК), располагавшегося у железнодорожной ветки на окраине Долгопрудного. Впереди колонны – вахтер с чемоданчиком, хранящем картотеку на зеков, и конвоир с автоматом на груди. Сзади колонны – начальник конвоя и проводник со служебной собакой. Вооруженное пистолетами начальство и заключенные налегке шли по асфальту. А основной состав конвоя с винтовкой наизготовку – по обе стороны колонны, за кюветом, по грязи, прыгая с кочки на кочку, обходя столбы и кустарники.

Ну, вот и ПРК. Его территория (часть железнодорожной ветки), как и любая зона с постовыми вышками, вахтой и воротами, огорожена колючей проволокой. Колонна проходит внутрь и не расходится до тех пор, пока конвойные не займут на вышках свои посты. Начинался рабочий день. В 17 часов несколько ударов в подвешенный у ворот рельс возвещали об окончании работы. Уставшие люди подтягивались к воротам, строились в колонну, и конвой вел ее обратно, в расположение лагеря. Там, пересчитав по пятеркам, начальник конвоя в полной сохранности передавал зеков начальнику караула".

Конечно, отсюда бежали: "Случались побеги заключенных. Всего за период с 1949 по 1953 г.г. было около двадцати побегов и попыток к ним. Все бежавшие заключенные, за исключением двух-трех, были пойманы. В розыске, наряду с оперативниками, принимали участие и охранники. Особенно в первоначальной стадии поиска, когда нас привлекали к проверке следующих от Москвы до Дмитрова пригородных поездов.

Зеки использовали разные способы побега. Их самый излюбленный способ – по только что уложенным водоводам, диаметр которых достигал полутора метров. По этим трубам они старались уйти как можно дальше в надежде где-то за пределами охранной зоны выбраться на волю через колодец. Была попытка совершить побег способом прорыва. Так, в 1950 г. с территории гаража, располагавшегося близ Подстанции, один из заключенных угнал самосвал и, порвав проволочное заграждение, рванул в сторону Дмитровского шоссе. Уехать далеко ему не удалось. С помощью орудовцев беглец был задержан.

Эффективность, впрочем, была низкая. Михеев уточнял: "Работы шли медленно. Вскоре получили 100 лошадей, для них организовали конный парк. Появились гротарки, на которых возили грунт. Объемы земляных работ были огромные: под землей строился целый город. Только резервуаров чистой воды на 2-х блоках нужно было построить 8 штук, а каждый размером 70х70 м и глубиной 6 метров. А в общей сложности более 200 объектов, и почти все из них имели подземную часть…

Одновременно нужно было обеспечить заключенным фронт работ, а это порядка 10 тысяч человек. Каждый день был авральным: шла срочная приемка от проектировщиков разбивки основных осей объектов и коммуникаций в натуре. Детальную разбивку осей объектов производили топографы в районах. Основные работы продвигались медленно, не было техники, все делалось за счет количества людей, т.к. преобладала людская сила.

В это же время на поселке начали строить два 2-х этажных здания для размещения управления Севводстроя, котельную и15 коттеджей (сейчас это 1-я линия), причем на строительстве коттеджей около полугода использовали труд пленных немцев. В количестве 50-ти человек их ежедневно привозили на двух машинах из лагеря, расположенного в районе г. Долгопрудный. К весне 1949 года управление стройки из бараков переехало в два новых капитальных здания. Так как эксплуатационные сооружения СВС еще не были готовы, и специалистов по эксплуатации станция еще не набирала, коттеджи было разрешено временно заселить офицерами, работающими на строительстве. Вместе с другими 27 апреля 1949 года получил ордер на комнату и я. К домам уже было подведено центральное отопление. В связи с тем, что канализация и водопровод еще не были подключены, удобства находились на улице. Кухонные плиты в то время топились дровами. Спешка со строительством коттеджей объяснялась тем, что прибывавшие на строительство СВС инженерно-техническое работники снимали жильё у местного населения, а оплату производил Севводстрой.

Впрочем, со временем сюда пришла цивилизация: У нас появились экскаваторы, краны, бульдозеры, самосвалы и другая техника.

Так что этот замечательный поселок – еще и памятник ГУЛАГа.

А в 1964 году произошло событие, которое для многих обернулось счастьем, но, по сути, уничтожило неповторимый дух поселка – здесь построили первую хрущевскую пятиэтажку. Квартиры в ней – в отличии от живописных коттеджей – были отдельные, и северяне только радовались улучшению своих условий. Дом, естественно, прозвали Новым.

Впрочем, впоследствии здесь стали строить и семнадцатиэтажные дома.

Оказавшись в Северном, можно потратить несколько часов для ознакомления с местными достопримечательностями. Конечно, от ГУЛАГовских свидетельств не осталось ничего – подобные следы стирались временем довольно эффективно. На территории поселка сохранилась усадьба Виноградово. Деревня Виноградово (альтернативное название Дубровка) в XVII столетии принадлежало Гавриилу Пушкину, одному из далеких пращуров великого поэта. Правнук Гаврилы Федор Матвеевич выступал против петровских реформ, и был через это повешен. Александр Сергеевич не обошел вниманием сей факт истории своего рода. Писал:

Упрямства дух нам всем подгадил

В родню свою неукротим,

С Петром мой пращур не поладил

И был за то повешен им.

Главный усадебный дом был построен во второй половине XVIII века. В то время деревней владел печально известный А. Глебов, один из тех, кто выносил Е. Пугачеву смертный приговор, и которого Екатерина Великая называла плутом и мошенником. Авторство приписывается великому Баженову, но не исключено, что автором проекта был Казаков. К сожалению, дом был сожжен крестьянами во время революции 1905 года.

Еще раньше, в 1650 году была построена Владимирская церковь – поначалу деревянная, с годами выполненная в более прочных материалах. Дошедший до нашего времени храм относится к 1777 году постройки.

Любопытен деревянный дом купчихи Э. Банзы, построенный в 1911 году, а также дом ее зятя Р. Германа, выполненный годом позже в стиле модерн.

Любители военной истории могут сфотографироваться на фоне бюста маршала Г. Жукова. Любителей некрополя, возможно, привлечет Старо-Марковское и Виноградовское кладбища, на которых, впрочем, не найти могил людей известных, однако же очарование русского деревенского кладбища ценно само по себе.

В основном же нет причин задерживаться в поселке Северном надолго. Тем более, дорога только началась.

Долгопрудный

Группа Дюна пела в лихие девяностые о своем родном городе:

Эй, с нами Долгопрудный,

Эй, за нами Долгопрудный,

Два забора, три двора,

До сих пор он центр мира, -

А вместе с ней пела и вся Россия. Песня была убедительной – в то время Долгопрудненская преступная группировка считалась одной из самых влиятельных в стране. Так маленький подмосковный городок приобрел неожиданную и от того еще более ошеломляющую известность.

Долгопрудный был основан сравнительно недавно – в 1931 году и до 1938 года носил название Дирижаблестрой. Собственно, статус города он получил в 1957 году, до этого статус Дирижаблестроя-Долгопрудного определялся как рабочий поселок. В состав его вошли поселок Хлебниково, село Павельцево и рабочий поселок Шереметьевский.

Градообразующим предприятием Долгопрудного послужило Долгопрудненское научно-производственное предприятие, в то время Дирижаблестрой, образованный в 1931 году при Главном управлении Главвоздухофлота. В комплекс предприятий вошли завод по производству водорода и эллинг для создания дирижаблей. В то время – с легкой руки отца русской космонавтики Константина Эдуардовича Циолковского за дирижаблями виделось будущее авиации – тихие, грузоподъемные, экономичные. Главным вдохновителем Дирижаблестроя был легендарный Умберто Нобиле, прибывший в Долгопрудный в 1932 году, и задержавшийся здесь вплоть до 1937 года.

Цивилизация, однако же, пошла иным путем, и в 1951 году на месте утратившего актуальность Дирижаблестроя был создан Долгопрудненский машиностроительный завод, до сих пор действующий, правда, под новым названием.

В 1985 году на Долгопрудном в очередной раз задержалось внимание общественности. В сборнике Края Москвы, края родные, посвященном подмосковным городам, возникла скромная заметка под названием Лидар исследует небо. Автор писал: Эту необычную установку мы увидели в Долгопрудном – в одной из лабораторий Центральной аэрологической обсерватории Государственного комитета СССР по гидрометеорологии и контролю природной среды. Внешне она напоминала внушительных размеров мортиру – с коротким стволом большого калибра. Только кремовая окраска и приборы, расположенные в конусе ствола, говорили об ином применении этой пушки. Она действительно стреляет. Но не снарядами. И залпы ее нельзя уловить на слух. Ствол оказался телескопом с полуметровым диаметром зеркала, а выстрелы" производятся из небольшого ящичка-блока, в котором установлен лазер.

Короткая вспышка в одну десятимиллионную долю секунды, и световой импульс со скоростью триста тысяч километров в секунду устремляется ввысь. За какие-то мгновения этот разведчик атмосферы успевает проделать такую работу, итоги которой в считанные минуты может подвести только электронная вычислительная машина".

С высот, достигнутых нами сегодня, не сразу и понятно, о чем речь. Лидар (гибрид радара и лазера, от того и название) собирал информацию о всевозможных явлениях в атмосфере земли, и эта информация использовалась в метеорологии, а также в прочих познавательных науках.

Из достопримечательностей в городе два древних храма. Первый – Спаса Нерукотворного, построенный в 1684 году, является усыпальницей князей Юсуповых. Здесь, в частности, покоится прах известного вельможи екатерининских времен Николая Борисовича Юсупова. Свою вотчину (она в то время называлась селом Спасское-Котово) он обогатил строительством кирпичного завода. В наши дни на территории города действует ОАО Хлебниковский кирпичный завод, но он, однако, не имеет отношения к юсуповскому производству. Это бывший кирпичный завод Гаша, основанный в конце XIX века.

Второй храм посвящен Георгию Победоносцу и был построен в 1774 году.

Отдельного упоминания стоит поселок Хлебниково, известный с 1498 года. Хлебниково вошло в литературу. Ильф и Петров, давая в Двенадцати стульях экспресс-характеристики московских вокзалов, писали: Самое незначительное число людей прибывает в Москву через Савеловский. Это – башмачники из Талдома, жители города Дмитрова, рабочие Яхромской мануфактуры или унылый дачник, живущий зимой и летом на станции Хлебниково.

С дачником было не понятно. Почему унылый? Почему вообще дачник, если живет в Хлебникове и зимой, и летом?

Судя по отзывам путеводителей, некая инфраструктура тут присутствовала: магазины, аптека, при станции – весьма приличная парикмахерская, а роскошному с разнообразными яствами буфету предоставлен даже отдельный уютный зал. Но главным, разумеется, были сугубо дачные красоты: Открыты поляны и смешанный лес вблизи – все это дает удивительно разнообразные и красивые виды. А спортивная площадка в центре дачного поселка, как не трудно догадаться, всегда переполненная, физкультурниками.

До революции же дачников здесь завлекали объявлениями такого рода: На реке Клязьме. Для одиноких сдается 1 комн. за 40 руб. или дача 8 на 12 арш. пополам, из 4-х комн., пятая кухня за 70 руб., по савеловской ж.д. ст. Хлебниково, 20 верст, от станции 15 мин., река рядом, лес в конце села.

Словом, поводов для уныния этого хрестоматийного дачника, не было. А впрочем, что с них, с гениев возьмешь.

Лобня

Лобня была образована в 1902 году как пристанционный поселок. Впоследствии получила статус рабочего поселка, а затем и города. Это произошло в 1961 году. А спустя 15 лет к Лобне был присоединен дачный поселок Луговая, ничем, впрочем, особенным не примечательный.

Журналист Руслан Киреев вспоминал о Лобне того времени: "Выйдя из электрички, подымаешься на мост по деревянным, окантованным металлическим угольником скрипящим ступенькам, медленно возносясь над черными гирляндами нефтяных цистерн, над платформами с песком и досками, оранжевыми тракторами и поставленными на попа контейнерами, а также, случалось, над вагонами с живым – вернее, полуживым – грузом, что обреченно хрюкал, ворочался, пищал и взвизгивал, медленно вымирая от голода и жажды. Сутками простаивали на запасных путях эти чудовищные загоны, затопляя густой, вязкой вонью не только станцию, но и многочисленные пристанционные построечки: крохотный зал ожидания с круглой железной печью в углу и билетной кассой, забранной веером стальных прутьев, магазинчик, еще один магазинчик, но это слева, если встать лицом к Москве, а справа тянулся наш многоподъездный пятиэтажный блочный дом.

Все три наших окна, включая кухонное, выходили на станцию, а это означало, что жили мы в круглосуточном громе, который усугублял рев самолетов: неподалеку был аэропорт, да не какой-нибудь, а Шереметьево. Спасаясь от шума и вони, я уходил в глубь городка, к небольшому водоемчику, на берегу которого и располагалась моя забегаловка. Здесь я не просто тянул дешевое разливное винцо, но… – работал".

Раньше, однако, все было не так. Путеводители начала прошлого столетия сообщали, что Лобня может считаться одним из лучших дачных мест как по климату, так и в отношении красивой природы.

Славился здешний кирпичный завод (ныне Лобненский завод строительного фарфора). Сама Надежда Крупская писала в 1928 году своей соратнице (и, в скобках заметим, постоянной партнерши по анекдотам) Инессе Арманд: Вот вчера была на открытии кирпичного завода (около Лобни в Московском уезде). Завод по последнему слову науки. Но до того резок контраст культуры и дикости, что мать ты моя! И когда мы свою первобытность изживем, Аллах ведает. Каждую минуту вспоминаешь, что Ильич писал в последних своих статьях о необходимости самой черной культурной работы.

Сейчас здесь несколько десятков предприятий, среди которых явно преобладает строительный профиль. Да и насчет культуры город подтянулся. В Лобне целых два театра (Камерная сцена и Куклы и люди) и два музея, один из которых – Музей танка Т-34 – весьма самобытен. Он был открыт сравнительно недавно, в 2001 году и представляет из себя собрание самых неожиданных материалов, посвященных этой легендарной машине – от личных вещей его создателей до коллекции макетов Т-34. Сами танки, разумеется, там тоже есть. Дата же открытия музея – 6 декабря 2001 года – была приурочена к 60-летию начала контрнаступления советских войск в Битве под Москвой.

А в лобненском кинотеатре Чайка выступали знаменитости – Иосиф Кобзон, Людмила Зыкина, Валентина Толкунова, Клара Новикова, Нонна Мордюкова, Дмитрий Харатьян.

Самой же ценной достопримечательностью города, безусловно, является гиперболоидная водонапорная башня, построенная легендарным инженером Владимиром Шуховым.

Деденево

Поселок городского типа Деденево образован в 1970 году. Однако же история этого места не в пример более древняя. Первое упоминание поселка Деденево относится к 1504 году. А еще раньше, в 1295 году здесь, по преданию убили ордынского царевича Деденя (он же Дюдень, Тудан и Тудакан). Отсюда и название.

В XVIII столетии владельцами здешних угодий были легендарные Головины, бывшие Ховрины. Множество представителей этого рода играло огромную роль при дворе. Здесь же многие из них и проживали, барская усадьба была украшением Деденева.

Один из тех Головиных, Гавриил Павлович в середине XIX века ходатайствует об устройстве здесь женской монашеской общины. Так появляется Спасо-Влахернский монастырь (названный по древней Спасской церкви, находившейся в селе, а также чудотворной иконы Влахернской Божией Матери).

В 1901 году в поселке появилась железнодорожная станция Влахернская (с 1936 года – Турист). Правда ее со временем ощутимо понизили в статусе – сейчас это не станция, а всего лишь платформа. А монастырь закрыли еще в 1922 году. Правда, поначалу сестры попытались сохранить хотя бы некоторые черты монастырской жизни и зарегистрировали трудовую сельскохозяйственную артель Влахернская. Но спустя два года власти закрыли артель, якобы экономически себя не оправдывающую. Фортуна явно отвернулась от поселка.

Зато здесь находится гидроузел № 4 Канала имени Москвы, а во время строительства этого гидротехнического сооружения в Деденеве находился один из руководящих штабов. Память о прокладке канала постепенно стирается, однако те события достойны более надежной памяти. Строили канал силами заключенных, однако стараниями начальника Дмитлага Семена Фирина, условия существования на строительстве канала были относительно приемлемыми для существования творческой интеллигенции. В то время, как обычные рабочие с лопатам в руках трудились от зари и до зари, артисты репетировали в помещении агитбригады, люди пишущие и рисующие выпускали журнал На штурм трассы, а музыканты поднимали дух каналармейцев доступными им средствами. Попавшие в милость к Фирину всячески старались задержаться именно на этой стройке. Вот, например, одно из писем, весьма красноречивое: "Тов. Фирин!

Я еще не разобрался, какое со мной приключилось несчастье, и почему меня перебрасывают в другой лагерь. Здесь было все родное, привычное.

Я здесь поработал почти полтора года и изо всей силы. Я очень хочу, чтобы эта работа не пропала. Я, как Вам писал уже, скоро напишу заявление о помиловании. Прошу Вас как заместителя начальника ГУЛАГА мое ходатайство о помиловании поддержать.

Еще прошу Вас вот что: для жены моей эта переброска – большой удар. Я верю в Вашу доброту и отзывчивость. Позвоните моей жене по Г-3-89-13 в Москву сказать пару человеческих слов обо мне. Этого хватит, чтобы ее поддержать. Я ее до сих пор не просил, теперь уже прошу, чтобы она написала заявление в ЦИК о помиловании меня. Свидания перед отъездом не имел. У меня двое детей-двойняшек – сын и дочь по 10 лет. Они не знают, им не положено знать о моем аресте. Я твердо рассчитываю весной освободиться – если вы хоть немного поддержите меня. Потом думаю приехать сюда к Вам работать с новой силой. Я у Вас до сих пор ничего личного не просил, поэтому прошу не отказать позвонить жене. Ее фамилия Азанова. Она работает секретарем одного из парткомов Метростроя, член ВКП(б) с 1919 года… Я твердо верю, что Вы это сделаете.

У меня масса вещей литературных осталась на полпути. Если добавить, что и на воле осталась масса больших, доведенных до половины, литературных работ. Тов. Логинову и сегодня сдал 6 (шесть) вещей. Часть вы видели. Рад был бы, если бы Вы их здесь печатали…

Тов. Фирин! Больше года под Вашим руководством работал. Вы знаете мои и хорошие, и плохие стороны. Я чувствую в этот момент особо покинутым и решил Вам написать, и прошу меня не забыть. Нет у меня другой жизненной опоры, кроме Вас. А жить сильно хочется".

Не удивительно, что Фирина арестовали еще до торжественного открытия канала имени Москвы. По абсурдному обвинению – будучи в 1926 году в Варшаве, он, якобы, сдал полякам советскую резидентуру. Фирина приговорили к смертной казни – и не только Фирина. Расстреляны были десятки счастливчиков – заключенных, пользовавшихся его особым расположением.

В 2007 году, к семидесятилетию со дня открытия канала, в поселке Деденево был открыт Музей истории и современности Канала имени Москвы". Тогда же заложили и часовню в честь Святых новомучеников и исповедников Российских – мероприятия, по понятным причинам крепко связанные одно с другим. Освятили часовню в 2010 году. Действует в наши дни и монастырь.

А в 1983 году недалеко от станции Турист произошла трагедия – не справившись с управлением автомобиля, погиб знаменитый горнолыжник Александр Жиров. Он прожил всего лишь 24 года. На кладбище соседней деревни Шуколово имеется его могила.

Яхрома

– Я хрома! – всплеснула руками матушка Екатерина Великая, неловко подвернув свою монаршую щиколотку. Якобы отсюда и пошло название города. Впрочем, это не больше, чем легенда. Город назван в честь реки, которая, естественно, приобрела свое название задолго до екатерининской эпохи. В переводе с мерянского яхрома значит озерная река.

Информация о первых поселениях на этом месте относится к XVI веку. Поселок же возник в середине XIX столетия, а его градообразующим предприятием стала суконная фабрика – Покровская мануфактура купца Пономарева, основанная в 1841 году. Вскоре фабрика перешла к И. А. Лямину, который повел свое дело на широкую ногу – в поселке появились школа, храм и прочая инфраструктура.

Жизнь здесь была спокойная, провинциальная. В прессу город попадал довольно редко, да и то благодаря каким-то странным происшествиям. В частности, в 1909 году Московская жизнь сообщала: Пастух Алексеев и официант Нестеров шли вместе со ст.Талдом, савеловской ж. дор., пешком в Москву. У Алексеева было 30 руб. и кое-какие вещи, у Нестерова же не было ничего. По дороге, в лесу, близ ст. Яхрома, Нестеров, угрожая револьвером и железной перчаткой, ограбил Алексеева. Позднее, подъезжая к Москве по железной дороге, Алексеев увидал в этом же поезде грабителя – и последний был задержан.

Но и такое случалось нечасто.

Статус же города Яхрома приобрела в 1940 году – уже после того, как рядом с городом проложили канал имени Москвы. Путеводитель по Московской области 1956 года сообщал: Город Яхрома расположен в живописной местности на высоком холме близ канала имени Москвы. Въезд в город как бы открывают ворота шлюза канала. Шлюз этот по своему оформлению является одним из наиболее интересных на канале. Гранитные башни, обращенные к Дмитрову, увенчаны медными моделями кораблей – каравелл Колумба. Башни верхней стороны шлюза облицованы белым камнем и серым гранитом. Наверху – легкая колоннада с гербом СССР.

С момента запуска канала прошло два насыщенных десятилетия, однако же он все равно воспринимался как своего рода чудо света.

Сегодня же в Яхроме действуют два старых храма – Троицкий (1895 год постройки, колокольня выполнена в 1908 году) и Вознесенский 1792 год). На Перемиловской высоте стоит памятник Советскому воину – в 1941 году здесь шли жестокие бои. Рядом с площадью Генерала Кузнецова имеется незначительный фрагмент городской исторической застройки. У любителей же сталинской архитектуры огромный интерес вызовет знаменитый шлюз № 3 канала имени Москвы, украшенный колумбовскими каравеллами. Писатель Владимир Орлов определил их в начало эссе под названием Далеко ли поплыли каравеллы: Под каравеллами Колумба я вырос. Есть такой город Яхрома. Матушка моя родом из Яхромы, и в детстве я каждое лето проводил в яхромском Красном поселке у тетки. Степенное Подмосковье, рядом княжеский когда-то Дмитров, березы, ели, орешник, бузина на склонах высот Клино-Дмитровской гряды, хлопчатобумажная мануфактура. И вот посредине текстильного городка вознеслись две бронзовые каравеллы. (Теперь-то выяснилось, что не бронзовые. Сталь, дерево, но крашены под бронзу.) В тридцатые годы здесь рыли канал. От Москвы и до Волги. Кто рыл и как рыли, сейчас хорошо известно. Надсматривал над рытьем недальновидный нарком Ягода. Открывали канал уже без него, в 1937-м году. При открытии канала белым теплоходом проплывал по каналу Сталин. По здешней легенде, он останавливался в яхромском шлюзе № 3, согласился посетить насосную станцию и произнес там краткие, но неизбежно мудрые слова. Якобы и про каравеллы. А каравеллы эти, размером, говорили, с настоящие, а то и поболее их, и 37-м году были поставлены на башнях шлюза № 3. Всюду вдоль канала возникали украшения, достойные декора эпохи – где монумент отцу народов, где девушка-небоскреб с чайкой в руках. А Яхрому на зависть соседей одарили каравеллами Колумба. Все сухопутные прежде места от Москвы и до Волги, получившие на канале хотя бы пристани, были объявлены отныне портами пяти морей, а моря, как известно, – племянники океанов. Во всей России лишь в Яхроме океанические ветры дули в паруса каравелл.

Других достопримечательностей в Яхроме нет. Впрочем, с недавних пор Яхрома и ее окрестности являют собой популярный горнолыжный курорт, но спортивная инфраструктура выходи за рамки сего исторического путеводителя.

Дмитров

Дмитров – самый крупный город на этом направлении (что, собственно, можно заключить из названия главы). И не удивительно, что мы уделим ему гораздо больше места, чем прочим населенным пунктам.

Этот город основал князь Юрий Долгорукий – спустя семь лет после того, как он же основал Москву. В 1363 году Дмитров вошел в состав Московского княжества, а в 1389 сделался удельным центром. В 1781 году Дмитров получает статус уездного города, каковой, по сути, сохраняет по сей день. А под занавес девятнадцатого столетия в Дмитрове было открыто железнодорожное сообщение с Москвой.

Вот краткая история этого города. Теперь немного поподробнее.

Главная площадь города – Торговая. Она до сих пор используется по своему старому назначению – здесь, например, находится главный дмитровский универмаг. Торговая история Дмитрова довольно древняя – еще в 1714 году Петр Первый выпустил указ о высылке в Санкт-Петербург из Дмитрова первостатейных купцов… на вечное житье. Естественно, для молодой столицы Петр по всей России выбирал самое лучшее.

Вскоре после этого по царскому распоряжению из Дмитрова в Санкт-Петербург были завезены саженцы яблонь, груш и слив. Приблизительно тогда же появился еще один указ – о закупке у дмитровчан прошлогоднего чесноку, доброго и не тухлого, настоящего ценою без передачи на употребление больным матросам и солдатам.

А в 1716 году Петр позаботился и о Москве – велел перевести в первопрестольный град из Дмитрова кожников, которые сами у себя кожи делали, а буде из того числа взять некого, выслать из природных посадских людей за поруками.

Правда, к началу прошлого столетия слава дмитровских торговцев и предпринимателей пришла в упадок. Писатель С. Подъячев сокрушался – дескать, жители города "занимались мелкой копеечной торговлишкой на базаре, мастерством сапожным и портняжным

Вы достигли конца предварительного просмотра. Зарегистрируйтесь, чтобы узнать больше!
Страница 1 из 1

Обзоры

Что люди думают о Вокруг Москвы

0
0 оценки / 0 Обзоры
Ваше мнение?
Рейтинг: 0 из 5 звезд

Отзывы читателей