Наслаждайтесь этим изданием прямо сейчас, а также миллионами других - с бесплатной пробной версией

Только $9.99 в месяц после пробной версии. Можно отменить в любое время.

Загадочные переводы участкового генерала Клопа

Загадочные переводы участкового генерала Клопа

Читать отрывок

Загадочные переводы участкового генерала Клопа

Длина:
366 страниц
3 часа
Издатель:
Издано:
Jan 19, 2022
ISBN:
9785042021251
Формат:
Книга

Описание

В Англии есть сыщик, Шерлок Холмс и доктор Ватсон; В Европе — Эркюль Пуаро и Гастингс; в США — Ниро Вульф и Арчи Гудвин. А у нас, россиян, это участковый генерал Оттила Олигоджиевич Клоп и его противный помощник, ефрейтор, Арутун Карапетович Инцифалапат. Вместе они ненавидят друг друга, но это им не мешает расследовать преступные дела, на первый взгляд, кажущиеся смешными и простыми, а в итоге всё получается наоборот. Они получаются кошмарны и сложны… #Все авторские права защищены… Книга содержит нецензурную брань.

Издатель:
Издано:
Jan 19, 2022
ISBN:
9785042021251
Формат:
Книга


Связано с Загадочные переводы участкового генерала Клопа

Читать другие книги автора: Зосимов Премудрословски СтаВл

Похожие Книги

Предварительный просмотр книги

Загадочные переводы участкового генерала Клопа - Зосимов Премудрословски СтаВл

Ridero

дъло №1

«нос»

*

P.S.: нечётное:»!,?,!?» – проявление радости;

чётное:»!!,??,!?» – проявление злости.

Здравствуйте!

Сразу перейдём к описанию главных участников событий, предложенных мной в этой рубрике дел.

Первый в списке числится генерал майор Оттила Алигаджиевич Клоп. Из всех окружающих, он отличался не стандартным ростом – девяносто девять и девять сантиметров. Вы спросите: «А как же его допустили в ряды блюстителей порядка, ведь, ниже полутора метров в армию не берут, а без армии не берут в блюстители…". Но он есть – особый случай: Его родители были, точнее мать и её дедушка, который служил ему вместо отца, простые граждане Российской Федерации с исконно еврейскими корнями. Просто его мать когда-то в прошлом тысячелетии, когда ещё мир не пользовался компьютерами повсеместно и был Великий Советский союз, добровольно вступила в ряды санитаров интернационалов, чья обязанность была убирать за больными после опорожнения солитёром. И происходило это в какой-то Африканской стране и заболевшими оказались древние племена пигмеев Центральной Африки, один из которых, а точнее сам вождь – Великий старец, ста двадцати тысяч лет их него календаря отроду, а так как его ровесники давно крякнули (сдохли), поэтому тех, кто помнил его рождение не было, и он смог утверждать, что его мать – Солнце, а отец – Луна и т.д., и т.п… В эту сказку, разумеется, не поверила будущая мамаша Оттилы, но и не обидела, а лишь улыбнулась и кивнула головой Великому старожилу всех Челов Земли. После она, приняв угощения вождя, а они были вкусно заманчиво-экзотические: жареные глаза бизона в чесночном соусе, копчёные яйца слона с сёмгой в шоколаде, борщ из свежей крови неожиданно пропавшего на кануне фельдшера Ивана Козимовича Пупкина и на третье – сок плодов Коки… В общем, проснулась мамаша беременная и далее её жизнь уже не представляло особого интереса.

А по законодательству племени пигмеев, средний рост бойца и блюстителя порядка составлял не менее восьмидесяти сантиметров и не более одного метра пять с половиной сантиметров, разумеется, его, поэтому взяли в их полицию и направили с обменом опыта в Россию. Так он и остался на службе: получил ПМЖ, как любой гасторбайтеры, а так как он являлся гражданином РФ по совместительству, то его никто не мог депортировать. Короче говоря, у нас в стране всё можно, особенно за деньги. Но военную подготовку ему пришлось пройти у отца в племени и на экзамене завалить слона. Так говорилось в документе, предъявленном по месту требования, который был выколот на пузе Оттилы и одобрен ЮНЕСКА. Конечно, к нему прилагался ещё один документ, правда, неофициально, похожий на сто баксов. И тем более в основном документе было указано, что он проходил по службе в звании генерала армии северо-южного подразделения племени под названием Нака-тика Уи Бука. Разумеется, такое звание ему присвоили из-за отца пожизненно, тем более что их племя числилось в войсках ООН.

Юный Оттила приобрёл на службе в племени следующий опыт, точнее сказать, сдал экзамены по: стрельбе из лука, метание томагавка, уроки по верхолазною «ходьба по стволам», что позволяло ему лазать, как по ровным вертикалям, так и с пупырышками. Так же он мог закинуть обе ноги за свои или чужие уши и, удерживаясь на полу на обеих руках, мог сплясать чечётку, сделать тройное сальто вверх, в бок, вперёд, назад и при этом, не касаясь, пола. Научился укрощать кошек, собак и прочих кусачих и пожирающих, в том числе комаров, клопов, вшей и медведей Гризли. После Оттилу направили по собственному желанию и по причине болезней мамаши его, в МВД писарем – адъютантом Маршала, которого он никогда не видел в глаза, а только слышал его голос по рации и спец телефону. По истечению тридцати двух лет от роду, его, из-за сокращений административного аппарата, перевели участковым в деревню Соколов Ручей, Ленинградской области, по СПб – Любань железной дороги. Выделили ему барак, бывшее профтехучилище. Первая половина барака занимало помещение под жильё, а вторая была предназначена под Опорный пункт.

И вот сидит Оттила Алигаджиевич у себя в кабинете и пишет квартальный, и тут же сразу и годовой отчёты. Торопится, делает ошибки, путает слова в языках, а их он знал с дюжину, в том числе: французский, родной племенной, пять разных Советских языков, Латынь, Русский разговорный, Русский литература, Русский феня, Русский бомж, язык дознавателя и другие.

Пишет, пишет, а тут сынишка десяти лет приходит к нему в кабинет:

– -Отец? – скромно по-детски спросил сто тридцати сантиметровый десятилетний сын Изя.

– -Што, сынок? – не поднимая головы, ответил девяносто девяти сантиметровый отец Оттила.

– -Пап…? – Изя замялся. Отец всё ещё писал.

– -…ну, говори?! – переспросил отец.

– -Пап, я тут ящик смотрел, да?!.

– -И что?

– -Мне там слова некоторые не понятны…

Оттила по-отцовски посмотрел на сына, не опуская головы, подобрал ноги на особый стул с лестничными перекладинами на боковых ножках, встал, развернулся и сел на стол. Ласково посмотрел на сына сверху вниз уже сквозь очки, припустил их на кончик носа и спросил, смотря сыну в глаза и не задирая головы, от чего у него всегда болела башка и затекала шея. Он на всех при разговорах смотрел снизу-вверх. Это его так же ущемляло гражданскую позицию. А тем более перед сыном, который рос как обыкновенный пацан. А сейчас, сидя на столе, он мог даже и на хмурить свои чёрные брови.

– -И какие слова тебе не понятны, сынок?

– -Ну…: Президент, какая-то Власть, ФСБ…, что это? Мы по истории пока не проходили. Разве что так, мимолётно.

– -Или ты просто школу прокаратал, в этот период обучения. -улыбнулся отец, снял очки и зажал их слегка в кулак, которым после опёрся о крышку стола. Другой рукой похлопал по плечу сыну и потёр ему лысую огромную, не по-человечески меркам, башку. – -Ну, слушай, – вздохнул отец, – Президент в нашей семье – это я, какая-то Власть – это твоя мать. Ну, она, сам знаешь, что делает… Баловаться не разрешает, уроки проверяет.

– -Кормит, – добавил Изя.

– -Не кормит, а готовит пищу. – добавил отец.

– -А кто ж тогда кормит?

Отец всмотрелся в его узкоглазый дедушкин левый глаз, потом в широкоглазый правый, который достался сыну от прабабушки, мол, она была китайка, но только обрусевшая. Так утверждала его жена; ростом, весом и шириной талии, цифрой двести. Белобрысая и голубоглазая к тому же, в отличие от красноглазого отца.

– -Я вас всех кормлю! – гордо в полголоса ответил отец и выпучил грудь. Его лицо стало кайфа-мудрым.

– -А бабушка кто? – спросил сын, ковыряясь в носу.

– -Не ковыряйся в носу, сын, сегодня не день шахтёра, – и ласково убрал руку с головы сына, – …бабушка у нас – КГБ. Старое родное КГБ.

– -А что такое КГБ? – перебил сынок.

Отец отпустил сыновью руку и, отведя свои глаза от сына, уставился, как баран на новые ворота, на портрет Дзержинского. – -КГБ – это то же, что и ФСБ. Только старое как бабушка. И справедливая, не то, что сейчас, всё продажное… В общем, бабушка – это ФСБ…

– -КГБ… – поправил сынок и, накатав в глубине ноздрей башик сухих соплей, вытащил, посмотрел на него и, прокусив его клыками, выплюнул, сморщив нос. – тьфу…, солёная.

– -НЕ жри козюли, что тебя мать не кормит?! – возмутился отец.

– -Нет, ты кормишь.

– -Я зарабатываю на корм. А мать варит и кормит из того, что я заработал. Понято?

– -Принято, понято, приём…

– -Молод`ец, твой отец, а ты…?

Сын встал в постойке «СМИРНО», как намуштровал его батяня.

– – Молодцы в конюшне стоят, а я М`олодец.!!…

– -…Засранец… хе-хе-хе… Сссалага. – Оттила шлёпнул подзатыльник сыну нежно, но Изя увернулся и нанёс контрудар прям в пятак (нос) отцу, как он учил.

– -Ух… – взбодрился Оттила, скрыв боль, рука только дёрнулась, и глаза прослезились, – Ну так, кормит вас мать или нет?

– -Кормит. Вкусно кормит… – сынок стал ковырять в левом ухе… -А мы с сестрёнкой тогда кто?

– -А вы с сестрёнкой?.. А вы -НАРОД! – улыбнулся отец и одел очки, спустился со стола на стул и приступил писать дальше, встав на коленки, чтоб выше было.

– -А чё, значит, тогда к нашей ВЛАСТИ, на той неделе… это… другой Президент приходил…, Американский, КГБ спит, а народ волнуется?

– -Какой ещё такой Президент? – вылупил глаза папаша из-под очков.

– -А тот, который с Властью в комнате закрывается, когда ты в туалете по три часа сидишь…

– -И что потом?

– – …потом, они смеются и ахают, как кошки в марте на улицах ночью, дальше даже визжат, как поросята, когда их кастрируют.

А выходят – как после бани – мокрые.

– -А я в это время где? – затрясся отец.

– -А ты ещё в туалете час сидишь…, а потом, как всегда орёшь:

«принесите бумагу!!!».

– -Вот, ссука!!. – вырвалось из оскалов зубов генерала Клопа.

– -А что такое «сука»?

– -Не смей так больше говорить. Хорошо?

– -Понято, принято, аминь. – опять засмирновался Изя.

– -Тебе боевое задание, узнать кто этот второй Президент. – -Уже узнал. Это твой подчинённый – Инцефалопат Арутун Карапетович.

– -Этот старик? Он же старше её на тридцать лет, а меня на сорок три. Хэ… вот дура, он же родственник?! – прикололся Клоп и начал писать дальше.

– -Ха-ха-ха-ха!!!! – немного погодя, неожиданно взорвался отец и чуть не ёпнулся со стула. Вот как он засмеялся, что даже словом цензурным не объяснить, только матом. Но удержался за плечо сына. – Ой, ха-ха, ладно, иди, мне работать надо, а этому другому президенту в карманы и башмаки закати яйца куриные, которые в холодильнике лежат.

– -Хи-хи, – молча усмехнулся Изя, – а может кактус?

– -Чё хочешь…

Сын обрадовался и убежал в первую половину барака.

Второй главный герой и первый помощник участкового – ефрейтор Инцефалопат Арутун Карапетович, бывший гасторбайтеры, устроился на работу в пенсионном среднем возрасте, единственно из-за жены Оттилы, Изольды Фифовны Клоп-Порывайло. Ростом он был в три раза выше своего шефа и в пять раз худее, чем шефа жена. Нос горбатый, как у орла и усища, как у Будённого или Бармалея. В общем, настоящий сын гор, который в начале Перестройки, спускаясь за солью, споткнулся и угадил в ущелье, прямо в открытый без крыши товарный вагон с углём грузового поезда Тбилиси – СПб. На станции Любань очнулся и спрыгнул. Работал то там, то здесь, пока не встретил на очередной пьянке жену участкового. Та его и порекомендовала, как двоюродного брата с Кавказа.

Закончив работать, Оттила Алигаджиевич Клоп как всегда взял фото портрет настольный с изображением действующего Президента, дыхнул на него, протёр рукавом, поцеловал снимок в темя лоб и поставил на прежнее место в правый угол стола, оперев о пенал с ручками, резинкой, карандашами, и пачкой нарезанных бесплатных рекламных газет для личной гигиены. Он терпеть не мог туалетную бумагу. Она тонкая и сквозь её постоянно прокалывается палец в самый ответственный момент и приходится потом стряхивать. А встряхнув в узком пространстве, существует вероятность удара пальцем о деревянный брусок внутреннего угла уличного туалета Советского образца и ощутив боль, инстинкт заставлял больной палец смачивать тёплой слюной, взамен ощущая вкус своего фекалия, который он по привычке носил в себе сутками, откладывая уборную на потом. Для вытирания пота со лба, подмышек, рук, ног и проссака, где у него исключительно сильно потело, он использовал банное вафельное полотенце. Вы спросите: а почему не тряпочку? Ответ прост: полотенце большое и хватает на долго.

Было уже поздно и семья уже давным-давно дрыхла. Оттила, войдя в жилую часть барака, тихо прошёл на кухню, взял из холодильника пятилитровую банку с самогоном. Конфискованного у местной барыги. Прижал её к пузу, так же взял блюдечко, в которой лежал кусок селёдки, надкусанный кем-то из домочадцев. А может быть и этим старым козлом Инцефалопатом, который всю жизнь не чистил свои зубы и кариес его челюсть просто обгрыз.

– -Вот почему у меня появился кариес, – осенило Клопа, – он поцеловал Изольду, Изольда Изю, а Изю постоянно в губы целую я за пятёрки и четвёрки, принесённые со школы раз или два раза в год. Это не педофилизм, раз или два… – Но у Инцефалопата зубы были чёрные в основном пеньки, и корни постоянно кровоточили, но Арутун боли вообще не ощущал. Этот дефект в ДНК ему вообще не вредил, а наоборот даже успешно помогал при расследовании.

Оттила сморщился и хотел было отставить тарелку на место, но покосившись на банку, решил не брезговать. Самогонь всё дезинфицирует. Так что он передумал и пошёл к столу. На кухне присутствовал небольшой телевизор, и он по пути включил. Так же по пути подошёл к газовой плите и открыл крышку кастрюли, пристав на цыпочки. Аромат, выхлопнувший из неё, просто опьянил Оттилу и ему сразу же захотелось и по жрать. Он взял в шкафу: тарелку, солешницу, перечницу, ножик, хлеб, майонез, сметану, кефир, айран, кумыс, кетчуп, лавровый лист, кружку, две ложки: большую и маленькую, и, с трудом ловя равновесие, подошёл к столу, встал и запарился: обе руки были через, чур перегружены и даже пришлось задействовать локти. Все набранное потихоньку раскачивалась. Оттила попытался носом сдвинуть тарелку на стол, но стол был выше, да и локти стали отекать. Оттила по пыжился и по клал всё на стул. Потом по суетился и, пододвинув стул так, чтобы видно было телевизор, стоя у стула, который в данный момент переквалифицировался в исполняющего обязанности стола, стоя налил в стопарь сто пятьдесят грамм самогонки и глубоко выдохнув, залудил всё за раз одним глотком и сопроводив громким звуковым бульканьем. Сморщился, как старый лимон, не задумываясь, схватил всей пятернёй кусок обгрызаной селёдки и отгрыз половину вместе с костями. Кости впились в его нёбо и язык. Он замер, но тут же вспомнил йогу своего отца и забыл боль, как забывают бабушки или дети ключи и прочую мелочь. Далее на очереди был суп. Суп состоял из следующих эндигриендов: горох, квашеная капуста, картошка, поджаренный лук с морковкой на томатной пасте, рожки из мягкой пшеницы, манка, размешанное куриное яйцо с попавшим куском скорлупки, ноготь, по размеру взрослый и заправлен одним куском кости от мяса с жилками в пол кастрюли. Мясо, по-видимому, съели до этого, по принципу: «в большой семье… не щёлкай». Всосав уже разбухший суп и походивший более на слепня, Оттила обгрыз и кость от жил, при этом внимательно поглощая информацию новостей. На телеэкране шёл очередной выпуск Дежурной части:

– -И вот самое интересное, – продолжил диктор – …одна учительница из Иркутска была поклонницей Николая Васильевича Гоголя и просто боготворила его творчество, особенно произведение «НОС». Всю жизнь копила деньги на поездку в Ленинград (ныне Санкт-Петербург), где был установлен памятник-вывеска с изображением на медном полотне длинный нос, похожий на Гоголевский. Но Перестройка перебила все планы; она вложила все сбережения в ОАО «МММ» и, как миллионы вкладчиков, осталась с дыркой от бублика. Погоревав и перенеся обширный инфаркт Миокарда, она снова начала откладывать деньги на поездку в Питер и даже в тайне, замаскировавшись, собирала пустые бутылки и банки по ночам в мусорных бочках и по тротуарам. И вот долгожданная мечта сбылась через десять лет. Она приехала в стольный город герой СПб. И, узнав в справочной, где находится искомый и долгожданный памятник, с вещами рванула на городском транспорте с тремя пересадками, почему с пересадками? Просто в справочной сидела Москвичка, а Москвичи, в отличие от Питерцев, любит посылать в другую сторону, как и в этот раз. Добравшись через пять часов до долгожданного места, она осмотрелась и, ничего не найдя вокруг похожего, решила спросить у неподалёку стоявших патрульных, которые зорко высматривали в проходящих в толпе гасторбайтеров, что бы содрать с них бабки:

– -Уважаемые, – окликнула она их, один из них откликнулся и повернулся к ней, – вы не подскажите, где находится памятник «НОСу» Гоголя?

– -А вот, – покрутил головой сотрудник, – где-то здесь. – и указал на голую стену и офанарел: от памятной доски остались лишь дырки на стене и не закрашенный трафарет, размером с украденную плиту с выпуклым человеческим носом. Бабуля тут же скончалась из-за расстройства от сердечного приступа. На этом наша передача подошла к концу. Всего доброго. До свиданья и не переключайтесь.

Оттила допил очередной стакан и пошёл спать. В темноте у кровати он разделся и полез преодолевать бок своей жены, которая храпела в захлёб. Она даже не по шелохнулась. Когда он перелез через жену и оказался между стеной и супругой, его оглушил храп и ветер из уст прелестной половины. Оттила глубоко вдохнул воздуха и приподнял верхнюю грудь, размером чуть больше его головы, просунул свою башку затылком к сонному сплетению жены. Ухом лёг на нижнюю и закрыл верхнее ухо верхней её грудью. Храп пропал, и он задремал как младенец, в тепле и комфорте.

Утром он проснулся, свернувшись калачиком на подушке. Жены не было. Он прошёл к умывальнику и, умывшись, нарядился в парадную форму. Подошёл к двери входа в Опорный пункт, взялся за ручку, и… Дверь открывалась от него в данной ситуации и резко дёрнулась, в момент его нажатия дверной ручки, затащив Оттилу в пространство Опорного пункта, как без весомого воздушного существа. Тот влетел и вдавился в гору Жену. Живот с грудями с амортизировал и отбросил участкового назад.

– -Ты Чё? Изольдушка!? – удивлённо спросил он на лету и после почувствовал боль на затылке, ударившись о пол.

– -Ноги вытирай, я там помыла. – рявкнула она и продолжила мыть пол, согнувшись в пояснице, задом к нему. Участковый обошёл её зад, вытер ноги, обул тапочки с кроличьими ушками и вошёл в кабинет. Первое, что он сделал, залез на стул, потом на стол подошёл пешком к телефону и подтянул его к своему краю. Снял трубку, сел на край стола и приложил её к уху. Набрал телефон своего начальника и, мотая ногами, стал ждать, считая гудки.

– -Уллы! – послышалось на той стороне провода после пятидесятого гудка.

– -Товарищ Маршал? Это звонит господин участковый генерал Клоп.

– -Ааааа… это ты? – недовольно обрадовался товарищ Маршал, -как дела на новом месте? Долго ты не звонил, забывать стал, кто тебя е… э..хм, кормит.

– -Нет, что Вы, Ексимендий Дженыс аглы Снегирёв. Просто не было повода попусту беспокоить Вашу пожилую башку.

– -Башку, говоришь, карлик?

– -Эээ…, нет, простите, башку.

– -Ладно, разберёмся после, об этики подчинённых и хозяев. Ну, что у тебя, лилипут, что-то важное?

– -Да!!!

– -Чё орёшь, пигмей не русский?

– -Простите, дааа.

– -Ладно, о пределах звуковой допустимой нормы разговора по телефону, принятого в первом чтении законодательного собрания Москвы и России, мы так же поговорим позже… И так, что у тебя, Клоп вонючий? И давай быстро, я опаздываю на совещание.

– -Вы смотрели вчера ночью очередной выпуск Дежурной части?

– -Нет, у меня ДиВиДишка. А что?

– -В Питере украли памятник Носу.

– -И что?

– -Я бы хотел заняться расследованием этого дела, если Вы позволите, о достопочтенный господин Маршал.

– -Какого ещё носа, мне никто не докладал, говори понятней. У какого памятника отрезали нос?

– -Ну, у Гоголя…

– -У гоголя отрезали нос?

– -Нет, у Гоголя есть рассказ про НОС.

– -И что?

– -В честь этого рассказа в Питере установили памятную доску и его спёрли. И я знаю, примерно, кто это сделал.

– -Бомжи что ли? Больше некому. Он ведь медный. И что ты от меня хочешь?

– -Заняться этим делом, патрон.

– -Так займись, в чём же дело? Но только в свободное время.

– -Но мне нужны будут расходы, командировочные, питание, проживание в гостинице, проезд на такси.

– -М-да. С этого и надо было начинать. Вот только доехать до Питера ты можешь и на электричке зайцем, Дело бомжовское, поэтому гостиница не к чему. Переиначивать можешь и на вокзале или, на худой конец, у бомжей в подвале. С ними же и пожрёшь. А по городу и пешком можно прогуляться, заодно и посмотреть на достопримечательности Питера. Денег в бюджете нет до тех пор, пока я дачу не дострою. Ну, ты меня понимаешь?

– -А с кассы моего Опорного пункта? Я наковырял тут малость на штрафах у колхозников.

– -И много?

– -Да так, хватит на первое время.

– -Ладно. Бери со счёта. Раскроишь дело – погашу затраты по товарным чекам, а нет?! Не мне решать, ведь деньги казённые. – -Хорошо, Ексимендий Дженыс аглы Снегирёв. Конечно, у меня времени в обрез, но я придумаю что-нибудь. – Оттила положил трубку и лёг довольный на стол, вытянув руки.

– -Вот оно, новое дело! Теперь обо мне узнают на Петровке 38. Скрипнула дверь, и появились необъятные габариты Изольды Фифовны, его основной половины.

– -Жрать будешь? – поскудно спросила она, – и не валяйся обутый на столе, я его тоже протирала.

– -Я буду завтракать здесь!

– -Что значит, ЗДЕСЬ? Я что тебе официантка, что ли? Иди на кухню и жри как все. Я таскать не буду.

– -Я бы с удовольствием, но мне должен позвонить Маршал. – -Маршал? Так бы и сказал. Тогда жди. Сын принесёт сейчас, что осталось. И слезь со стола, Шерлок Хёёёёёльмс… Ха-ха-ха… – засмеялась она и ушла во вторую половину барака.

Входная уличная дверь скрипнула, и в проёме появился ефрейтор Инцефалопат.

– -Можно, патрон?

– -Входи и садись… У нас дело… Завтра едем в Питер. – Оттила привстал, развернулся и сел на стул.

Вы достигли конца предварительного просмотра. Зарегистрируйтесь, чтобы узнать больше!
Страница 1 из 1

Обзоры

Что люди думают о Загадочные переводы участкового генерала Клопа

0
0 оценки / 0 Обзоры
Ваше мнение?
Рейтинг: 0 из 5 звезд

Отзывы читателей