Наслаждайтесь этим изданием прямо сейчас, а также миллионами других - с бесплатной пробной версией

Только $9.99 в месяц после пробной версии. Можно отменить в любое время.

Прекращение уголовного преследования в отношении несовершеннолетних с применением к ним принудительных мер воспитательного характера

Прекращение уголовного преследования в отношении несовершеннолетних с применением к ним принудительных мер воспитательного характера

Читать отрывок

Прекращение уголовного преследования в отношении несовершеннолетних с применением к ним принудительных мер воспитательного характера

Длина:
256 страниц
2 часа
Издатель:
Издано:
Feb 3, 2021
ISBN:
9785457977419
Формат:
Книга

Описание

В монографии рассмотрены правовые и теоретические вопросы прекращения уголовного преследования в отношении несовершеннолетнего с применением принудительной меры воспитательного воздействия. При этом исследованы сущность и правовая регламентация производства по уголовному делу, подлежащему прекращению по указанному основанию, особенности организации производства предварительного расследования с применением к несовершеннолетнему принудительной меры воспитательного воздействия.

Данная научная работа предназначена для студентов, аспирантов, преподавателей высших учебных заведений юридического профиля, а также для практических работников, реализующих свои полномочия в сфере уголовного судопроизводства.

Издатель:
Издано:
Feb 3, 2021
ISBN:
9785457977419
Формат:
Книга


Связано с Прекращение уголовного преследования в отношении несовершеннолетних с применением к ним принудительных мер воспитательного характера

Похожие Книги

Похожие статьи

Предварительный просмотр книги

Прекращение уголовного преследования в отношении несовершеннолетних с применением к ним принудительных мер воспитательного характера - Глушков Александр Иванович

2015

Предисловие

Преступность несовершеннолетних и вопросы организации их привлечения к уголовной ответственности на протяжении длительного периода времени являются серьезными проблемами для многих стран, включая Российскую Федерацию. Международное сообщество в этой связи занимает однозначную позицию: важно не только осуществлять активную борьбу с преступностью и предупреждать антиобщественные действия со стороны подростков, но и обеспечивать защиту прав и законных интересов несовершеннолетних, привлекаемых к уголовной ответственности.

Не случайно в этой связи Генеральной Ассамблеей ООН были приняты «Минимальные стандартные правила Организации Объединенных Наций, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила)», которые должны учитываться в законодательстве каждой страны и применяться при расследовании и судебном разбирательстве дел указанной категории.

Современный этап развития российского общества сопровождается нарастанием социальных и экономических проблем, ослаблением института семьи, увеличением количества разводов и неполных семей, насилием в семьях и многих других факторов, оказывающих немалое воздействие на воспитание детей. В результате растет число безнадзорных и беспризорных детей, в детской и подростковой среде широко распространено употребление наркотиков (за последние десять лет численность наркоманов среди молодежи возросла в 17 раз), различных психотропных препаратов и алкоголя. Вследствие всех этих факторов возросло количество правонарушений среди несовершеннолетних[1].

Ежегодно в России выявляется более 130 тыс. общественно опасных деяний, совершенных непосредственно подростками или при их участии; по стране на их долю приходится каждое девятое преступление. В среднем каждый третий правонарушитель-подросток не учится и не работает. Настораживает то обстоятельство, что на фоне сокращения численности несовершеннолетних, вызванного низким уровнем рождаемости в период 80-90-х гг. прошлого века, удельный вес подростков в общем числе выявленных лиц, совершивших преступления, стабилен на протяжении длительного периода времени. Он составляет 10–12% (2003 г. – 11,8%; 2004 г. – 12.4%; 2005 г. – 11,6%; 2006 г. 10,9%; 2007 г. – 10,0%)[2].

Принимая меры по активизации борьбы с преступностью, в то же время любое государство и общество должны реагировать на преступления подростков так, чтобы возвращать их к нормальной жизни после отбытия наказания полноценными личностями. В этой связи согласно ст. 5.1 Пекинских правил российская система правосудия в отношении несовершеннолетних призвана в первую очередь обеспечить благополучие подростка и такой порядок производства по делу, при котором любые меры воздействия на несовершеннолетних правонарушителей были всегда соизмеримы как с особенностями личности подростка. так и с обстоятельствами правонарушения.

Одним из инструментов реализации данных международных правил в нашей стране как раз и выступает институт прекращение уголовного преследования в отношении несовершеннолетнего с применением к нему принудительной меры воспитательного воздействия.

Обобщение практики производства по уголовным делам в отношении подростков показало, что в ходе применения норм уголовного (ст. ст. 90, 91 Уголовного кодекса Российской Федерации[3]) и уголовно-процессуального (ст. 427 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации[4]) права на практике возникает ряд вопросов, которые не получили четкой регламентации в законодательстве и неодинаково воспринимаются и разрешаются органами предварительного расследования и прокурорами. Наряду с этим, потребность в определении путей повышения эффективности работы следователей и дознавателей по делам о преступлениях, совершенных несовершеннолетними или с их участием, обусловлена рядом обстоятельств.

В частности, законодатель предъявляет повышенные требования к качеству предварительного расследования по делам названной категории, соблюдению специальных правил производства процессуальных действий, обеспечению прав и законных интересов подростков, применению к ним воспитательных и профилактических мер воздействия. В то же время действующий уголовно-процессуальный закон не содержит нормы, предписывающей обязательное производство предварительного следствия по уголовным делам о преступлениях несовершеннолетних, а также осуществление такого расследования лишь следователями, специализирующимися по делам в отношении подростков.

Между тем разрешение указанных вопросов, а также реализация назначения у головного судопроизводства в условиях обеспечения правовой защищенности подростков и с учетом их психических и возрастных особенностей обусловливают потребность осуществления производства расследования сотрудниками, обладающими большей процессуальной самостоятельностью и являющимися квалифицированными специалистами-правоведами.

Диспозиция ст. 427 УПК содержит в себе противоречие относительно процессуального статуса несовершеннолетнего, в отношении которого возможно прекращение уголовного преследования с применением принудительной меры воспитательного воздействия. Законодатель также допустил коллизию норм, регламентирующих вопросы реализации данного института в уголовном (ст. 90 УК РФ) и уголовно-процессуальном праве (ст. 427 УПК).

В деятельности практических сотрудников отсутствует единообразие при составлении постановления о прекращении уголовного преследования и возбуждении перед судом ходатайства о применении к несовершеннолетнему принудительной меры воспитательного воздействия.

Кроме того, законодателем не учтены интересы заинтересованных участников уголовного судопроизводства (потерпевшего, гражданского истца и ответчика) в тех случаях, когда орган расследования прекращает производство по уголовному делу по указанному основанию.

Изложенные обстоятельства обусловили выбор темы и содержания настоящего монографического исследования. Кроме того, его актуальность предопределена необходимостью поиска оптимальных путей и разработки вариантов формирования и совершенствования норм уголовно-процессуального закона, адекватно отражающих права и законные интересы несовершеннолетних подозреваемых и обвиняемых в уголовном судопроизводстве при прекращении производства по уголовному делу.

Глава I. Сущность и правовая регламентация производства по уголовному делу, подлежащему прекращению с применением к несовершеннолетнему принудительной меры воспитательного воздействия

§ 1. Сущность и развитие уголовно-процессуального института прекращения уголовного преследования в отношении несовершеннолетнего с применением принудительной меры воспитательного воздействия

10 декабря 1985 г. Генеральная Ассамблея ООН, руководствуясь Всеобщей декларацией прав человека, Международным пактом о гражданских и политических правах, Международным пактом об экономических, социальных и культурных правах, а также другими международными документами по правам человека, утвердила Минимальные стандартные правила ООН, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних, которые получили название «Пекинские правила» (по месту проведения итогового совещания).

В данном международно-правовом документе прописано, что правосудие по делам несовершеннолетних является составной частью процесса национального развития каждой страны в рамках всестороннего обеспечения социальной справедливости для всех несовершеннолетних, одновременно содействуя, таким образом, защите молодежи и поддержанию мирного порядка в обществе[5].

Минимальные стандартные правила были специально сформулированы таким образом, чтобы они могли применяться в рамках различных правовых систем, и в то же время гарантировать отдельные минимальные стандарты в общении с несовершеннолетними правонарушителями при любом существующем определении несовершеннолетнего и при любой системе обращения с несовершеннолетними правонарушителями.

Международное сообщество единодушно констатировало, что Пекинские правила во всех случаях должны применяться беспристрастно и без каких-либо различий. Кроме того, в Пекинских правилах обращено внимание, что нижний предел возраста уголовной ответственности не должен устанавливаться на слишком низком возрастном уровне, здесь необходимо учитывать аспекты эмоциональной, духовной и интеллектуальной зрелости подростков[6].

Наряду с этим в Пекинских правилах нашли свое отражение две важнейшие цели отправления правосудия в отношении несовершеннолетних. Первой из них является содействие благополучию несовершеннолетнего. Это главная цель тех правовых систем, в которых делами несовершеннолетних правонарушителей занимаются суды по семейным делам или административные власти. Но в то же время благополучию несовершеннолетнего должно уделяться особое внимание и в тех правовых системах, которые придерживаются модели уголовного преследования, что поможет избежать только карательных санкций.

Второй целью является соблюдение «принципа соразмерности». Данный принцип по своей сути является средством ограничения использования карательных санкций, выражающихся в основном в использовании принципа воздаяния по заслугам в соответствии с тяжестью правонарушения. Реакция на действия молодых правонарушителей должна основываться на учете не только тяжести правонарушения, но и особенностей личности.

Индивидуальные особенности правонарушителя (напр., социальный статус, положение в семье; ущерб, нанесенный правонарушителем, и прочие факторы, связанные с личностью правонарушителя) должны оказывать влияние на соразмерность ответных действий (напр., принятие во внимание желания правонарушителя компенсировать ущерб, нанесенный жертве, или его желание вести полноценную и полезную жизнь)[7].

В соответствии с положениями Пекинских правил в ходе производства по уголовному делу в отношении несовершеннолетних должна обеспечиваться конфиденциальность. Молодежь особенно болезненно реагирует на нанесение ущерба репутации. Результаты криминологических исследований по вопросу о нанесение ущерба репутации свидетельствуют об отрицательных последствиях, связанных с постоянным применением по отношению к молодым лицам таких определений, как «правонарушитель» или «преступник».

Согласно этому же международно-правовому акту основными процессуальными гарантиями являются: презумпция невиновности, право быть поставленным в известность о предъявленном обвинении; право на отказ давать показания, на адвоката, на присутствие родителей или опекуна, на очную ставку со свидетелями и их перекрестный допрос, на апелляцию в вышестоящую судебную инстанцию. Эти гарантии должны быть обеспечены на всех этапах судебного разбирательства[8].

Наряду с этим Пекинские правила содержат указания, что лица, ведущие производство в отношении несовершеннолетних, должны обладать соответствующей квалификацией. В этой связи желательно создание специализированных судов по делам несовершеннолетних. Судебное разбирательство должно отвечать интересам подростков и вестись быстро, без ненужных задержек. Несовершеннолетний должен иметь право свободно излагать свои показания, участвуя в судебном разбирательстве.

Названные Правила регламентировали возможность прекращения уголовного дела в отношении несовершеннолетнего на досудебных стадиях (это допускалось при наличии добровольного согласия несовершеннолетнего и его законного представителя: родителей, опекуна). При рассмотрении вопроса о прекращении уголовного дела не допускалось никакого давления на несовершеннолетнего. К ним запрещалось применение смертной казни и телесных наказаний; ограничение личной свободы должно быть сведено до минимума. В развитие последнего положения в Пекинских правилах подчеркивается, что помещение несовершеннолетнего в какое-либо исправительное учреждение всегда должно быть крайней мерой, применяемой в течение минимально необходимого срока[9].

Международные рекомендации по осуществлению уголовного судопроизводства в отношении несовершеннолетних в значительной степени были учтены в действующем российском законодательстве.

Так, в частности, одной из особенностей отечественного производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних является наличие дополнительного основания прекращения уголовного преследования с применением принудительной меры воспитательного воздействия. Данный институт уголовно-процессуального права существует в рамках институтов прекращения уголовных дел и производства по делам в отношении несовершеннолетних. Для глубокого исследования сущности и содержания прекращения уголовного преследования с применением принудительной меры воспитательного воздействия, на наш взгляд, целесообразно рассмотреть общие положения, характерные для всех видов прекращения уголовных дел в стадии предварительного расследования, и само понятие прекращение у головного дела.

В уголовном процессе прекращение у головного дела может выступать в нескольких категориях: в значении процессуального действия (акта), т. е. как одна из форм окончания предварительного расследования; как разновидность уголовно-процессуальной деятельности участников у головного судопроизводства; как юридический факт, определяющий завершение уголовно-процессуальных правоотношений; как элемент одной из стадии уголовного судопроизводства: как уголовно-процессуальная гарантия защиты от необоснованного привлечения к уголовной ответственности.

Ученые-процессуалисты при исследовании и характеристике рассматриваемого института, а также формулировании понятия прекращения уголовного дела нередко обращали внимание лишь на одну или на ограниченную группу признаков.

Так. раскрывая сущность прекращения уголовного дела. Дубинский А. Я. выделял его значение как формы окончания предварительного расследования. По его мнению, это заключительный этап расследования, включающий в себя комплекс процессуальных действий, и в ходе которого уполномоченный государством орган подводит итог проведенной по делу работе, анализирует и оценивает собранные по делу доказательства. При этом систематизируются материалы уголовного дела, с законченным производством ознакомляются участники процесса (заинтересованные в исходе дела) и разрешаются по существу поступившие от них ходатайства, в постановлении формулируется вывод о невозможности дальнейшего производства в связи с наличием предусмотренных законом обстоятельств, а также разрешаются все вопросы, вытекающие из принятого решения, по существу дела[10].

Аналогичного мнения придерживаются и некоторые иные ученые[11].

В то же время П. М. Давыдов и Д. Я. Мирский определили прекращение уголовного дела как уголовно-процессуальное действие органов дознания, следователя, прокурора и суда, осуществляемое в порядке, предусмотренном законом, которым «завершается деятельность по собиранию доказательств и установлению фактов»[12].

Схожую позицию заняли авторы, отмечающие, что прекращение уголовного дела и уголовного преследования есть деятельность, состоящая из совокупности упорядоченных действий и решений[13].

В. А. Михайлов, рассматривая процессуальный порядок прекращения уголовного дела в стадии предварительного расследования, указал, что «прекращением уголовного дела разрешается по

Вы достигли конца предварительного просмотра. Зарегистрируйтесь, чтобы узнать больше!
Страница 1 из 1

Обзоры

Что люди думают о Прекращение уголовного преследования в отношении несовершеннолетних с применением к ним принудительных мер воспитательного характера

0
0 оценки / 0 Обзоры
Ваше мнение?
Рейтинг: 0 из 5 звезд

Отзывы читателей