Наслаждайтесь этим изданием прямо сейчас, а также миллионами других - с бесплатной пробной версией

Только $9.99 в месяц после пробной версии. Можно отменить в любое время.

Война против Русского мира – 2. Восточный фронт

Война против Русского мира – 2. Восточный фронт

Читать отрывок

Война против Русского мира – 2. Восточный фронт

Длина:
652 страницы
5 часов
Издатель:
Издано:
Nov 20, 2021
ISBN:
9785041505653
Формат:
Книга

Описание

Вторую книгу серии «Война против Русского мира» мы начнём с изучения положение дел на Украине. Мы оценим украинскую внутреннюю политику, состояние экономики, армии, ВВС, ВМС, военно-промышленного комплекса и спецслужб. Вторая часть книги будет посвящена положению дел на Восточном фронте, Минскому переговорному процессу, военно-политической обстановке в мире и вокруг России в период 2015—2018 годов.

Издатель:
Издано:
Nov 20, 2021
ISBN:
9785041505653
Формат:
Книга

Об авторе


Связано с Война против Русского мира – 2. Восточный фронт

Похожие Книги

Предварительный просмотр книги

Война против Русского мира – 2. Восточный фронт - Русов Сергей

Война против Русского мира – 2

Восточный фронт

Сергей Русов

Украина – ржавый нож у горла России

© Сергей Русов, 2021

ISBN 978-5-4496-0977-9 (т. 2)

ISBN 978-5-4496-0978-6

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Вторую книгу серии «Война против Русского мира» мы начнём с изучения положение дел на Украине, которая в третий раз за недолгий период своего паразитирования на русских землях была доведена Западом до стадии бешеной собаки и спущена с цепи на Русский мир¹.

Мы оценим украинскую внутреннюю политику, состояние экономики, армии, ВВС, ВМС, военно-промышленного комплекса и спецслужб. Вторая часть книги будет посвящена положению дел на Восточном фронте, Минскому переговорному процессу, военно-политической обстановке в мире и вокруг России в период 2015—2018 годов. Итак, начнём…

Внутренняя политика и Экономика

На Майдане оболваненным украинцам обещали невиданное процветание, европейские зарплаты, пенсии, безвизовый режим и нарастающий поток западных инвестиций: «Вы страну не узнаете, это будет Швейцария, это будет Франция».

Стоит отметить, что «Европейский выбор» наряду с оголтелой русофобией является краеугольным камнем идеологии украинства. Европа неизменно преподносится неким земным раем, где абсолютно всё замечательно, правильно и должно быть образцом для подражания. Ради того, чтобы пробиться в этот «рай», пусть даже на роли холуёв и слуг, бандеровцы были готовы принести в жертву и саму Украину, и её экономику, и проживающих в ней «неправильных украинцев». Майдан 2014 года блестяще это продемонстрировал.

Вскоре после государственного переворота майданный премьер-министр Арсений Яценюк отправляется в Брюссель, где 21 марта 2014 года подписывает политический блок Соглашения об ассоциации Украины с ЕС. Спустя три месяца без всяких возражений принимается вторая часть документа – экономическая.

Включение Украины в зону свободной торговли ЕС, объявленное захватившими власть майданными жуликами величайшим достижением, не только вызвало резкое падение экспорта, но и дало старт полномасштабной смене социально-экономического уклада страны. Всего за несколько лет Украина лишилась возможности производства и экспорта высокотехнологичной продукции, скатившись на уровень сырьевых стран третьего мира и импортера-помойки западных товаров. Впрочем, американский посол Джефри Пайетт заранее честно предупреждал – Вашингтон видит в Украине лишь «аграрную сверхдержаву».

Кабальную ассоциации с ЕС дополнила потеря Крыма, гражданская война, уничтожение индустриально-промышленного комплекса Юго-Востока, разрыв экономических связей с Россией и коррупция, масштабы которой приняли такие размеры, что проклинаемые на каждом углу времена Януковича многим показались «золотым веком».

Все эти факторы привели к резкому падению ВВП. Если в предвоенном 2013 году он оценивался в 183 млрд. долларов, то по итогам 2015 года упал до 90 млрд. Сжимающаяся как шагреневая кожа экономика уже не могла должным образом обеспечить даже те 42 млн. человек, что ещё официально числились в стране.

Вопреки обещаниям лидеров Майдана, вместо европейских зарплат и пенсий, украинцы получили европейские цены на товары и тарифы ЖКХ. Наиболее ощутимым ударом по кошельку простых граждан стала девальвация гривны. К весне 2015 года национальная валюта обесценилась в три раза – с 8 до 25—27 гривен за доллар. Цены на продукты питания, медицинские и транспортные услуги, коммунальные платежи выросли почти на 25—30%. Вдвое подорожали автомобили и бензин.

Затем рост цен продолжился. По официальным украинским данным в период 2011—2020 годов стоимость товаров и услуг увеличилась в три раза. «Коммуналка» выросла на 440%, транспорт – на 212%, продукты питания – на 139%, медицина – на 146%.

Чтобы сбросить бремя социальных расходов и предотвратить возможные голодные бунты, бандеровский режим старался как можно быстрее выдавить «лишних» украинцев на заработки в Польшу, а оставшихся – физически ликвидировать тарифным и социальным геноцидом. Это полностью укладывалось в планы Запада, стремящегося максимально быстро очистить плодородные юго-западные русские земли от проживающего там славянского населения.

В рамках этой политики украинские власти заморозили рост зарплат и пенсий, сократили ряд социальных программ. Если вначале декларировалась лишь частичная отмена социальных льгот и выплат, то весной 2016 года правительство открыто объявило о планах поэтапно ликвидировать всю (!) систему социальной защиты. Резко усилилась централизация власти и налоговый гнёт со стороны Киева, в результате чего с 2015 по 2019 год региональные бюджеты недополучили 42 млрд. гривен.

Первыми от подобных «европейских» нововведений пострадали старики-пенсионеры и малоимущие, которым нечем стало оплатить еду, уголь и газ. Большинство из них существовало на нищенские пенсии и пособия (в среднем 50 долларов в месяц). Кому-то помогали дети, родственники и соседи. Но были и те, кому некому было помочь. Они тихо вымирали от голода, холода, недостатка лекарств и медицинского обслуживания. Тем более, что за годы прошедшие после «Революции достоинства» количество медицинских учреждений в стране было резко сокращено, а аптеки заполнились огромным количеством контрафактных лекарств сомнительного качества.

В апреле 2015 года на заседании Национального совета реформ президент Порошенко цинично заявил: «Бесплатная медицина – один из крупнейших мифов современности, которым украинские политики из года в год дурят людей. Правда заключается в том, что за медицинские услуги кто-то должен платить, и государство само с этим не справится».

В 2016 году новым министром здравоохранения Украины была назначена гражданка США Ульяна Супрун, которая из-за своих разрушительных реформ и уничтожения системы здравоохранения быстро получила от украинцев говорящую кличку «доктор Смерть».

После Майдана значительно ухудшилась ситуация с работой – деиндустриализация страны, падение ВВП и разрыв экономических связей с Россией выбросили на улицы сотни тысяч людей. При этом на фоне массовой безработицы, росло число «мёртвых» вакансий. То есть вакансий на специалистов, которые выставляются компаниями, и на которые нет заявок в течение многих месяцев. Да и откуда им взяться, если квалифицированные технические специалисты и IT-компании массово выехали в Россию и Европу?

Стоит отметить, что «отток мозгов» начался сразу после обретения Украиной «независимости» в 1991 году. Евромайдан лишь ускорил этот процесс. Если в 1990 году в стране было больше 300 тысяч научных работников, то к 2013 году – всего 78 тысяч. Студенты, специалисты и учёные оказались не нужны для «аграрной сверхдержавы» с её хуторским кругозором и менталитетом.

После государственного переворота ситуация и вовсе стала катастрофической. Например в период 2013—2015 годов численность сотрудников Национальной академии аграрных наук сократилась на 52%. В 2015 году Национальная академия наук уволила почти 3 тысячи человек, из них 95 докторов и 511 кандидатов наук. В 2016 году – ещё более 6 тысяч сотрудников. Тогда же 85 тысяч украинских студентов выехали на учёбу в Европу, а количество разрешений на работу для украинских граждан в Польше и Италии перевалило за миллион. В поисках лучшей доли люди уезжали в другие страны Европы, Израиль, США, Канаду и даже Австралию.

Летом 2017 года, после трёх лет проволочек, унижений и обещаний, европейцы наконец-то предоставили Украине вожделенный туристический безвизовый режим. Вековая мечта украинцев о карьере сантехника в Польше или посудомойки в Италии стала явью. «Это событие знаменует окончательный разрыв нашего государства с Российской империей, а украинского демократического мира – с авторитарным «Русским миром», – распалялся по этому поводу президент Порошенко.

Действительность оказалась куда проще и прозаичней. Доведя Украину до уровня беднейших государств Африки, когда ей стало нечего предложить миру кроме земли и дешёвой рабочей силы, европейцы поступили крайне прагматично. В соревновании на европейском рынке труда между арабами, украинцами, неграми и индийцами преференции получала та рабочая сила, которая была более квалифицирована и приносила наибольшую прибыль. И обнищавшие украинцы оказались здесь очень кстати.

Больше всего бандеровцев раздражало, что несколько миллионов украинских граждан, спасаясь от безысходности, безработицы, террора, голода и нищеты, предпочли рабскому существованию в «просвещённой» Европе выезд на постоянное место жительства в Россию. Многие оформили российское гражданство, благо в последние годы Россия значительно упростила для них данную процедуру. Кстати, ни в России, ни в Белоруссии не скрывали, что специально создают достойные условия труда и социальной защиты для украинских мигрантов, в которых нуждаются их образование, медицина, высокотехнологичные отрасли экономики (атом, авиация, космос, ВПК и машиностроение).

Единственное, что удерживало киевскую хунту от немедленного введения заградительного визового режима с Россией – боязнь резких социальных потрясений. Напряжение внутри украинского общества после Майдана и так было очень велико, а одномоментный приезд выдворенных с российской территории миллионов обозлённых граждан, вполне мог довести ситуацию до социального взрыва с которым армия и полиция могли просто не справиться.

К тому же постреволюционная анархия, падение уровня жизни и война в Донбассе и так уже спровоцировали в стране небывалый рост преступности. За 2014 год на Украине было зарегистрировано более миллиона уголовных правонарушений. Почти в два раза увеличилось количество особо тяжких преступлений. Особый размах в связи с массовой нищетой приобрели кражи и разбои.

Новая украинская полиция, с такой помпой созданная президентом Порошенко, главой МВД Аваковым и присланными в страну грузинскими «варягами», не смогла справиться с этими явлениями. Внешне она приобрела вполне западный вид – дорогие патрульные иномарки, новая красивая форма, бравурные американские построения. Однако это не могло изменить внутреннюю сущность украинских полицаев. Вместо обуздания преступности, они быстро прославившись вопиющей некомпетентностью и фашиствующим беспределом по отношению к рядовым гражданам. В то же время бравые служители закона почти всегда пасовали, когда приходилось иметь дело с высокопоставленными чиновниками, отрядами нацистов или бесчинствующими бандами ветеранов АТО.

1 апреля 2016 года МВД Украины обнародовало крайне интересное видео с Западной Украины, на котором толпа так называемых «диких копателей» открыто нападает на полицейских. Причиной противостояния стало появление правоохранителей в зоне незаконной добычи янтаря, которая наряду с контрабандой сигарет была одним из последних финансовых источников дохода местных жителей. На представленных кадрах видно, что обозлённые нищетой люди не только потеряли всякий страх перед полицией, но и остатки уважения к украинской власти.

Наиболее вопиющий инцидент с участием украинской полиции произошёл в декабре 2016 года в поселке Княжичи под Киевом, когда представители разных ведомств МВД в буквальном смысле перестреляли друг друга. Официальная версия – неразбериха при проведении спецоперации и «дружественный огонь». Итог – 5 трупов и 8 раненых.

Новая полиция не смогла справиться даже с вполне посильной для неё задачей – уменьшение аварийности на дорогах, резко возросшей после «Революции гидности». Разрушенное дорожное полотно, изношенные маршрутки, уверенность майданного сброда в своей полной безнаказанности плюс местный менталитет после 2014 года превратили украинское автомобильное движение в смертельно опасный аттракцион. В результате на дорогах ежегодно погибало больше людей, чем в боях на Восточном фронте.

Низкая рождаемость в сочетании с высокой смертностью, отсутствие работы, массовая миграция, падение ВВП, возросший уровень преступности и тарифов ЖКХ стали национальной трагедией. Если в 1993 году население Украины насчитывало 52 млн. человек, то к 2020 году (согласно данным по производству и потреблению хлеба) сократилось до 23—25 млн.

Однако никто о социальном и тарифном геноциде простых граждан в украинских СМИ не писал и в многочисленных телешоу не рассказывал. Всё украинское информационное пространство и дорвавшиеся до власти майданные жулики были озабочены только одним – «агрессией» России. Им было глубоко плевать на простой народ, на оздоровление экономики, на развитие страны. Бандеровцы и националисты жили только одним – ненавистью к «неправильным» украинцам, к жителям Крыма и Донбасса, повсеместным внедрением украинской мовы и войной с Россией.

В 2014 году директором Института национальной памяти Украины становится матёрый бандеровец Владимир Вятрович. Под его руководством американские грантоеды полностью переписали историю Украины в рамках начального, среднего и высшего образования. Окончательно восторжествовал украинский исторический миф, основанный на лжи, цензуре исторических фактов, откровенных фальсификациях, реабилитации нацизма, русофобии и ненависти к Российской империи, СССР и УССР.

В апреле 2015 года решением Верховной Рады деятельность преступной организации ОУН-УПА² была официально признана борьбой за независимость Украины. В свою очередь коммунистическая идеология была приравнена к нацистской и квалифицирована как «тоталитарная». В украинском законодательстве появилась норма об уголовной ответственности за использование самого термина «коммунизм».

Украинские власти законодательно запретили символы Победы – красное знамя и георгиевскую ленточку. А вот воспользоваться в своих грязных целях русским термином «Отечественная война» не побрезговали. Выступая 24 августа 2014 года на военном параде по случаю Дня независимости, Порошенко цинично заявил, что военный конфликт в Донбассе «войдет в историю как Отечественная война». Он и его кураторы знали, что у большинства оболваненного пропагандой населения страны это понятие до сих пор прочно ассоциируется с войнами 1812-го и 1941—1945 годов, в которых Русский мир добился впечатляющих побед. И если новая война «Отечественная», то больше украинцев добровольно отправятся на фронт и победа обязательно будет «за нами».

В итоге получилось так, как и задумывалось. 80—90% личного состава украинских войск в Донбассе составляют оболваненные сказками об «Отечественной войне» и «российской агрессии» этнические русские Юго-Востока Украины. К безумной радости рагулей Западной Украины (жители которой на 90% уклоняются от мобилизации), «москалей» убивают сами же «москали».

Объёмы контента в СМИ на украинском языке довели до 75%. В 2017 году президент Порошенко подписал скандальный закон о полном запрете преподавания в школах на русском, венгерском и румынском языках, который вступил в силу с 2020 года. В результате с 2014 по 2020 год количество школ с русским языком обучения сократилось в 5 раз, а с 2020 года на Украине и вовсе не осталось ни одной русской школы. Преподавание велось только на украинском и крымско-татарском языках. В 2019 был принят закон о тотальной украинизации, по которому украинский язык стал обязательным для употребления во всех сферах государственной и общественной жизни, в том числе в сфере обслуживания.

Одновременно под прикрытием «декоммунизации» в стране началось разрушение ненавистной украинцам русской городской культуры – сносились памятники «неправильных» исторических личностей (а затем выгодно продавались «патриотами» на цветмет), отменялись либо переносились на новую дату прежние советские праздники, массово переименовывались города, улицы и посёлки. Всего в рамках декоммунизации в 2014—2018 годах на Украине переименовали почти тысячу населенных пунктов и 52 тысячи топонимов. Кроме того было демонтировано почти 2500 памятников.

Наиболее ударными темпами русская городская культура ликвидировалась в городе-герое Киеве, который после «Революции гидности», по сути, попал под новую оккупацию в стиле 1941 года. Ларьки и торговые точки украинской столицы оказались забиты «сувенирной» продукцией в виде рулонов туалетной бумаги с портретами российского президента Путина, липучками на холодильник с лозунгами «Смерть москалям!», изображениями Шухевича и Бандеры, мёртвых карателей АТО, фашистской свастики.

Из-за идиотской «деятельности» нового градоначальника Виталия Кличко в огромный мегаполис вернулись подзабытые уже девяностые. Нищета соседствует с вызывающей роскошью. В квартирах холодно: российский газ покупать перестали, а в Европе он слишком дорогой. Дороги не чистили, мусор толком не убирали. Выходить на улицы стало опасно – по уровню преступности Киев прочно занял первое место в рейтинге самых опасных городов Европы.

Тягостное впечатление на киевлян производило понаехавшее с Западной Украины националистическое отребье, 1 января каждого года устраивающее в столице нацистские факельные шествия в честь дня рождения своего кумира Степана Бандеры. Банды свидомых патриотов регулярно терроризировали работников бытовой сферы за отказ обслуживать их на украинском языке. Просто так за русский язык не избивали, но стоило произнести неосторожное слово или обозначить свои взгляды, больничная койка была гарантирована. А несколько показательных убийств особо недовольных происходящим (вроде Олеся Бузины) прочно вселили в людей страх. Они окончательно осознали, что живут в условиях бандеровской оккупации, и старались больше помалкивать.

Всю эту грязную волну страха, ненависти и русофобии, украинские СМИ подсовывали своим гражданам в качестве новых жизненных ориентиров. Основные постулаты были просты и примитивны. Россияне – агрессивные «ватники», которые оккупировали Крым, а теперь едут в Донбасс убивать украинцев. Люди в Донбассе – недочеловеки, так как являются угро-финнами, которые были завезены при Советской власти вместо вымерших во время Голодомора украинцев. Украина ведёт гибридную войну с имперской Россией (отсюда и временные трудности в экономике), а Русский мир несёт только варварство и нищету.

Многие в России до сих пор удивляются тому, что украинцы верят этим бредням, покорно терпят социальный геноцид, «проглатывают» безумные инициативы Порошенко, хотя его вранье достигает просто фантастических масштабов. Удивляться на самом деле нечему.

Во-первых, почва для восприятия этой лжи и ненависти усиленно готовилась промывкой мозгов местным русским все 100 лет существования геополитического проекта «Украина». И достаточно было бросить в кучу украинского дерьма бандеровские дрожжи, как всё тут же начинало бурлить.

Во-вторых, сами украинцы категорически не желали смотреть правде в глаза. А правда была такова – после «Революции гидности» кукловоды Майдана цинично «кинули» доверчивых хохлов вместе со всеми их требованиями и глупыми надеждами на европейскую жизнь.

Украинцам позволялось критиковать власть и лично Порошенко, до хрипоты возмущаться тарифным геноцидом, развалом промышленности или медицины. Но все попытки усомниться в правильности «европейского» курса страны или «войны с Россией» подавлялись быстро и жёстко. Как только где-то происходили политические волнения, туда немедленно направлялись банды правосеков, «азовцев» и нацистов. Они устраивали погромы, жёстко разгоняли протестующих, не брезговали избиением женщин, престарелых ветеранов и пенсионеров. И всё это при полном невмешательстве полиции и негласном одобрении властей.

И перетрусившие «потомки гордых казаков» предпочли покорно принять сказки о русской агрессии, ограничения свобод, политические репрессии, цензуру, некомпетентность и коррумпированность чиновников, экономическую депрессию и правовой беспредел. Фактически всё то, против чего они и стояли на Майдане. Ненавидеть «сепаров» Донбасса, напавшую на Украину «проклятую Рашку» и коварного Путина оказалось безопаснее и даже выгоднее, чем признавать собственную трусость, доверчивость и глупость.

В-третьих, мировая летопись не знает примеров свержения фашистских режимов народными революциями. Любой фашистский или олигархический режим изначально опирается на развитый аппарат подавления и для его свержения необходим либо острый внутриэлитный конфликт или поддержка извне.

В итоге огромное число граждан Украины, сохранивших своё русское «Я» и желающих вернуться в Русский мир, оказалась предоставлена сама себе, была задавлена и запугана.

Россия же со своей стороны не только ничем не помогла русским Украины в их противостоянии нацизму, но и не стала препятствовать реализации бандеровским режимом следующего этапа русской цивилизационной трагедии – окончательный разрыв родственных, духовных и культурных связей некогда единого народа.

В период крымских событий в Кремле называли вещи своими именами: государственный переворот, проамериканский марионеточный режим, геноцид русских, реабилитация фашизма. Русское общество ожидало от власти решительных шагов, которые могли нанести майданным мятежникам смертельный удар – уход с украинского рынка российских банков, прекращение поставок газа, угля, ядерного топлива, введение визового режима.

В своё время группа экономистов из команды Сергея Глазьева подробно просчитала предел прочности украинской экономики. Оказалось, что даже со всеми кредитами МВФ, переводами гастарбайтеров, доходов за транзит российского газа в Европу или рекордного урожая зерновых, экономика Украины без связки с Россией нежизнеспособна. То есть никакая Европа или США не смогли бы спасти Украину от экономического краха и развала в случае решительных действий России.

Но после визита в Москву в мае 2014 года посланца теневых хозяев мира Дидье Буркхальтера, позицию Путина словно подменили. Россия не только резко снизила свою антифашистскую риторику, но и стала напрямую финансировать бандеровский режим, по сути, сняв с Запада основное бремя его экономической поддержки!

В напрасной надежде «отмотать назад» конфликт с Западом и добиться снятия санкций, либеральная Россия минимум трижды спасала бандеровскую Украину от дефолта: отказом от своей обязанности потребовать досрочной выплаты долга при превышении внешним долгом Украины 60% ВВП, поставками газа со скидкой и поставками угля. Только в первом полугодии 2014 года Россия поставила Украине энергоресурсов (газ, нефть, уголь) на сумму почти 7 млрд. долларов и бесплатно вернула трофейную технику из Крыма примерно ещё на миллиард.

Особенно значимой российская экономическая помощь оказалась в банковской сфере. Стоит отметить, что до нацистского переворота российские банки очень хорошо зарабатывали на Украине. И не захотели уходить оттуда даже после победы Майдана. Нацизм и русофобия киевской хунты не смутила ни «ВТБ», ни «Сбербанк». Их «дочки» активно включились в выпуск облигаций военного займа, занялись заморозкой и списанием процентов по кредитам украинских карателей, пока те находились в зоне АТО. Российские банки первыми выполнили решение президента Порошенко об экономической блокаде Донбасса и наотрез отказались работать в «оккупированном» Крыму. При этом их украинские «дочки» несли колоссальные убытки. Их грабили как свидомые клиенты и предприятия, так и собственный менеджмент. Возвращать кредиты «клятым москалям», после потери Крыма и Донбасса, в среде украинцев считается не только глупым, но и не патриотичным.

Политику финансирования украинских нацистов полностью поддержал Владимир Путин, призвав российские банки не останавливать свою работу на Украине, чтобы не нанести удар по экономике этой страны: «Наши банки уже проинвестировали в Украину около 25 миллиардов долларов. Минфин России выдал кредит в прошлом году – еще три миллиарда. „Газпром" прокредитовал экономику Украины еще на 5,5 – даже со скидкой, которую никто не обещал, на 4,5 миллиарда долларов. Посчитайте, сколько это всё вместе будет. Это 32,5—33,5 миллиарда долларов только за последнее время».

Понятно, что получить обратно эти десятки миллиардов долларов Россия уже никогда не сможет. И именно они, а не западные кредиты, позволили Украине успешно пережить самый тяжёлый период 2014—2015 гг., остановить падение гривны и стабилизировать экономику.

Эта полнейшая дикость объясняется просто – у капиталистической России не оказалось иного выхода, кроме как платить Западу очередную многомиллиардную дань и экономически поддерживать бандеровский режим. В Кремле понимали, что стоит выйти за красные флажки и проявить самостоятельность в украинском вопросе – Запад включит прессинг санкций на полную катушку. Ситуацию довершат слаженные действия либеральной «пятой колонны» (которым будет дана команда «фас» на мгновенное уничтожение российской экономики), миллионы украинских беженцев, социальные волнения в обнищавших российских регионах. А на носу очередные думские и президентские выборы 2016—2018 гг.

Тем временем Украина методично и последовательно приступила к разрыву любых связей с Россией. Весной 2014 года бандеровцы запрещают въезд на Украину российским гражданам призывного возраста. После волны возмущения украинские власти сдали назад, но ввели обязательное пересечение границы по загранпаспортам.

Летом 2014 года Киев разорвал с Москвой военно-техническое сотрудничество, запретив экспорт в Россию товаров военного и двойного назначения. Затем последовал разрыв соглашений об организации военных межгосударственных перевозок и расчетов за них, о сотрудничестве военных разведок, о взаимной охране секретной информации.

По всем украинским телеканалам, радио, СМИ запретили фильмы с участием актёров, концерты музыкантов и интервью деятелей российской культуры одобривших воссоединение Крыма с исторической Родиной. Врагами украинцев стали считаться Ирина Апексимова, Ирина Алфёрова, Леонид Броневой, Борис Гребенщиков, Марк Захаров, Лолита Милявская, Иван Охлобыстин, Алексей Панин, Сергей Селин, Иван Ургант, Леонид Ярмольник, Александр Баширов, Гарик Харламов, Юрий Лоза, Владимир Меньшов, Игорь Скляр, Виктор Сухоруков, Эвелина Бледанс, Жерар Депардье, Стивен Сигал, Горан Брегович, Александр Иванов, Евгений Гришковец, Гарик Сукачев, Александр Скляр, Юлия Чичерина, Валерий Сюткин, Диана Арбенина, Григорий Лепс, Александр Маршал, Лариса Долина и многие другие.

Попутно с культурными связями, шёл разрыв связей экономических. К этому самоубийственному шагу бандеровский режим толкала не только пропагандируемая им русофобия и тезис «войны с Россией», но и нажим со стороны финансово-политических кругов США и Европы. Тем самым они одним выстрелом били сразу двух зайцев – ликвидировали конкурентные для себя отрасли украинской экономики, и наносили тяжёлый удар по России, являющейся основным потребителем украинской продукции. 10 сентября 2014 года президент Порошенко подписал первый закон об экономических санкциях в отношении России – и пошло-поехало.

Прекратив сотрудничество с Россией и потеряв её рынок ведущие украинские высокотехнологичные предприятия (авиастроительная компания «Антонов», ракетно-космический завод «Южмаш», предприятие «Мотор Сич», автомобильный завод «КрАЗ» и газотурбинный завод «Зоря-Машпроект») лишили себя основной прибыли и в последующие годы тихо скончались.

С ликвидацией этих промышленных гигантов русский электорат Украины был лишён своей социально-экономической базы. Один из советников бывшего премьер-министра Яценюка откровенно заявил: «Построенные в советское время промышленные предприятия и „флагманы индустрии" – это российская удавка на шее у Украины. Их нужно ликвидировать и распродать, чтобы выйти из-под влияния Москвы… Огромная и низкооплачиваемая рабочая сила на этих умирающих предприятиях сдерживает Украину в её европейском движении».

Взамен ликвидированных промышленных гигантов, бандеровский режим плодил десятки мелких предприятий в Галичине. Их создавали иностранные фирмы, которым стало выгодно использовать дешёвые украинские трудовые ресурсы. Условия труда на данных предприятиях напоминали «потогонки» беднейших стран Юго-Восточной Азии, а средняя зарплата составляла 200 долларов. Тем самым, пестовалась экономическая база для выживания западенцев при одновременной этнической чистке русских Юго-Востока – безработицей и социальной безысходностью. Хотя формально и те и другие продолжали официально числиться «украинцами».

Осенью 2015 года Киев ввел запрет на полеты в воздушном пространстве Украины для всех российских авиакомпаний, включая транзитные перелеты. Россия ответила тем же, что привело к падению объёмов украинской отрасли авиаперевозок на 70—75%.

На российско-украинской границе стали демонстративно возводить декоративную стену, а на границе с Крымом старались максимально затруднить проезд на полуостров украинских туристов. Затем началась продовольственная и энергетическая блокада Крыма.

1 января 2016 года вступил в силу режим зоны свободной торговли Украины и ЕС, после чего Россия была вынуждена закрыть свой рынок от бесконтрольного потока европейских и украинских товаров, обложив их солидными пошлинами и ввела против Украины продовольственное эмбарго. Это стало ещё одним тяжёлым ударом для украинской экономики. Спровоцировавший эту ситуацию президент Порошенко на открытии осенней сессии Рады в сентябре 2016 года горько сетовал: «Агрессивное закрытие Россией своего рынка стало для нас экономическим шоком, оно обошлось нам минимум в 15 млрд. долларов. Мы потеряли десятки, если не сотни тысяч рабочих мест. И эта экономическая агрессия стала одной из главных причин стремительного падения уровня жизни».

В том же 2016 году Украина прекратила действие договора с Россией о сотрудничестве в сфере технической защиты информации. Затем было решено наложить лапу на украинские активы российских предприятий и олигархов. Часть была «национализирована», против других введены санкции. СБУ приостановила внешнеэкономическую деятельность на украинской территории 243 российских компаний, которые отказались присоединяться к блокаде республик Донбасса.

В последующие годы Киев постоянно расширял санкционные списки. На 2018 год в них числилось 1762 физических и 786 юридических лиц России. В том числе «Рособоронэкспорт», «Ростех», «Ижмаш», «Башнефть», «КамАЗ», «Русал», «Авиационный комплекс имени С.В.Ильюшина», «Объединенная авиастроительная корпорация» и многие другие.

В 2017 году было прекращено действие российско-украинского соглашения о порядке взаимодействия при осуществлении экспорта продукции военного назначения в третьи страны и договор о поставках вооружения и военной техники.

23 марта 2017 года Национальный банк Украины ввёл санкции против «дочек» российских госбанков. Была запрещена деятельность российских платежных систем «Золотая Корона», «Юнистрим», «Колибри» и других, через которые украинские мигранты переводили домой заработанные в России деньги.

В том же году под запрет попали российские социальные сети «ВКонтакте» и «Одноклассники», а также поисковые и почтовые сервисы «Яндекс» и Mail.ru. В результате на Украине существенно возросло количество пользователей Facebook, Instagram и YouTube.

В 2018 году Украина денонсировала программу экономического сотрудничества с Россией, которая предусматривала взаимодействие обеих стран до 2020 года в таких отраслях как энергетика, торговля, сельское хозяйство, судостроение, транспорт и туризм. Осенью того же года Киев в одностороннем порядке расторг основополагающий Договор о дружбе и сотрудничестве 1997 года.

Параллельно шёл демонтаж отношений Украины со странами СНГ. В 2014 году Киев прекратил выплаты взносов в Содружество и участие в совместных проектах. В начале 2018 года украинские власти провозгласили путь на «частичное расторжение» огромного количества заключённых в рамках СНГ договоров и соглашений. Данное «ноу-хау» украинской дипломатии (денонсация не всего договора, а лишь отдельных его пунктов, что является нонсенсом в международной практике), позволяло Киеву не исполнять своих обязательств, зато в полной мере пользоваться предоставляемыми привилегиями. Однако от этой идеи пришлось отказаться ввиду невозможности её практической реализации.

В результате Украина сохранила своё участие в более чем 200 договорах и свыше 500 решений Содружества, что позволило сохранить беспошлинный доступ украинских товаров на рынки СНГ. Однако из-за антироссийских действий Киева украинский экспорт в страны Содружества всё равно сократился на 73%.

При этом все годы своего президентства Порошенко, продолжая ежедневно лгать о «войне с агрессором» и вводя всё новые запретительные меры, так и не разорвал с Россией дипломатических отношений.

На Украине продолжали работать российские сети заведений общественного питания («Шоколадница», «Кофе Хаус», «Якитория»), розничные сети по продаже одежды и обуви («Спортмастер»), бытовой техники («Эльдорадо»), торговые центры («Ocean Plaza»). Сохранили свои активы и крупные производственные компании. Объём экспорта российских товаров, после чудовищного падения первых лет украинской «Революции гидности», с 2016 года вновь стал демонстрировать уверенный рост.

В свою очередь в России (в том числе и в Крыму) остались неприкосновенными практически все активы украинских олигархов, чиновников, депутатов и бизнесменов. «Пощипали» лишь «потерявшего края» Игоря Коломойского, да наложили арест для взыскания долгов на принадлежащую Порошенко кондитерскую фабрику «Рошен» в Липецке.

Общий итог спровоцированного шароварными патриотами экономического конфликта с Россией оказался печален. Если в 2012 году товарооборот между Россией и Украиной был на уровне 55 млрд. долларов, то к 2020 году снизился всего до 5. Москва потеряла место главного торгового партнёра Киева, уступив его Китаю и закрыла на Украине своё торговое представительство.

Стремясь закрепить геополитический успех отрыва Украины от Русского мира, страны Запада периодически подпитывали бандеровский режим кредитами. Так, Еврокомиссия выделила Киеву 1,2 млрд. евро. Под государственные гарантии США Украина ежегодно размещала 5-летние еврооблигации объемом ещё в один млрд. долларов. Но главную роль в финансировании нацистского режима со стороны Запада играл Международный Валютный Фонд (МВФ).

На Украине в это время висел официальный долг в 3 млрд. долларов, который Россия осенью 2013 года предоставила президенту Януковичу. В Киеве очень боялись, что Москва инициирует процедуру признания Украины банкротом, что означало автоматическое прекращение выделения кредитов со стороны МВФ. Чтобы этого не произошло, украинцы срочно приняли закон о моратории на выплату внешних долгов, банально «кинув» Москву на эти самые 3 млрд. После этого, МВФ срочно принял четырехлетнюю программу финансовой помощи Киеву в размере 17,5 млрд. долларов.

Первый транш в 5 млрд. был перечислен в марте 2015 года, когда были заключены вторые Минские соглашения и стабилизировалась ситуация на Восточном фронте. Полученная подачка оказалась больше той, что дал Путин Януковичу, поэтому её тут же поспешили выдать за выдающееся достижение и правильность выбранного Украиной европейского пути.

Но затем размеры траншей резко сократились – банкиры МВФ поостыли от впечатления «Революции гидности» и каждое новое выделение денег обуславливали всё более жёсткими условиями. Чиновники МВФ стали диктовать Украине всё – какие законы принимать, а какие отменять, какие «антикоррупционные органы» создавать и кого конкретно туда назначать, какие и на что устанавливать тарифы и для кого создавать режим максимального благоприятствования в бизнесе.

В августе 2015 года был выделен второй транш в размере 1,7 млрд. Увидев, что Киев не выполняет взятые на себя обязательства, была взята длительная пауза. Лишь в сентябре 2016 и апреле 2017 года Украина получила от МВФ ещё по одному млрд. долларов. Причём деньги были выделены в нарушение собственных правил, которыми Фонд руководствуется десятилетиями (он не мог финансировать страны на территории которых идёт гражданская война или объявлен дефолт).

В 2018 году Украине обещали 4 млрд. долларов, а дали только 1,5 – дескать, медленно «реформируетесь». В общей сложности, с учётом ранее взятых кредитов, Украина задолжала Международному Валютному Фонду более 12 млрд. долларов.

Летом 2020 года Киеву удалось выклянчить новый кредит – 5 млрд. долларов, два из которых выдали сразу. Плюс 600 млн. евро подкинули европейцы. В обмен на очередную подачку Украина отменила мораторий на продажу земли и продолжила уничтожение собственного населения повышением тарифов ЖКХ, увеличением пенсионного возраста, ликвидацией социальных программ, здравоохранения и образования. Также был оформлен полный и окончательный контроль МВФ над украинской банковской и финансовой системой, а европейцы через свои наблюдательные советы получили контроль над целыми отраслями экономики.

На фоне этих событий в России усиленно пропагандируется идиотская мысль, что Украина – это провальный проект Запада, своего рода чемодан без ручки, который и нести тяжело, и бросить жалко. Эти утверждения не соответствуют истине. Транснациональные корпорации и западные финансовые структуры получили вполне ощутимые выгоды от втягивания Киева в свою сферу влияния.

Мало кто обращает внимание на тот факт, что нищая Украина путем распродажи всего и вся, а также безумных поборов с собственного населения полностью расплачивается перед Западом за взятые ранее кредиты и процентам по ним.

Помимо этогосле 2014 года западные компании получили доступ к уникальным украинским чернозёмам. Украина стала втридорога закупать «европейский» газ, американский, южноафриканский и австралийский уголь, американское ядерное топливо и тепловозы, польские трамваи. Плюс приносящая баснословные прибыли торговля человеческими органами, беспрерывный поток украинских остарбайтеров, дешёвых проституток и высококвалифицированных специалистов в Европу и США. Выгоды для Запада весьма очевидные.

По словам личного адвоката американского президента Дональда Трампа Рудольфо Джулиани в период 2014—2020 годов из Украины в общей сложности удалось выкачать 100 млрд. долларов. Из них 70% пошли кураторам Киева из Демократической партии США, а 30% оставалась украинским марионеткам.

Стремясь быстрее набить собственные карманы, украинские «патриоты» объявили масштабную приватизацию страны. При этом с заокеанскими кураторами был заключен негласный договор. Самостийники могли продавать всё, кроме активов, имеющих стратегическое значение для различного рода антироссийских проектов. Они отдавались под контроль американцев. Единственным камнем преткновения в этой идиллии стал газовый сектор, который украинские олигархи всегда рассматривали, как один из основных источников личной наживы.

После того, как соглашение было достигнуто, премьер-министр Арсений Яценюк прямо призвал западных инвесторов «купить Украину», для чего 22 августа 2014 года кабинет министров внёс в Раду законопроект №4541а. Данный документ предусматривал приватизацию тысяч (!) государственных предприятий.

Однако распродажа и без того разворованной за последние 25 лет страны, потерпела абсолютный крах. Украинские активы оказались никому не нужны, даже несмотря на то, что из-за экономической разрухи их стоимость упала чуть ли не в 10 раз. К 2016 году объем прямых иностранных инвестиций в экономику Украины по сравнению с предвоенным 2013 годом снизился на 60% – с 67,3 до 27,5 млрд. долларов. В 2017 году украинскому правительству удалось получить от приватизации всего 3 млрд. гривен вместо планируемых 17.

В январе 2018 года под шумок, созданный «баталиями» вокруг закона о реинтеграции Донбасса, Верховная Рада приняла закон №7066 о приватизации госимущества. Согласно ему продавать собрались буквально всё, даже объекты СБУ, Минобороны, МВД, уголовно-исполнительной и фискальной служб. Однако западный инвестор не клюнул на эту удочку и вкладывался лишь в проекты, связанные с аграрным сектором и сырьевым производством.

Нахапав западных кредитов и не сумев продать себя Западу путём

Вы достигли конца предварительного просмотра. Зарегистрируйтесь, чтобы узнать больше!
Страница 1 из 1

Обзоры

Что люди думают о Война против Русского мира – 2. Восточный фронт

0
0 оценки / 0 Обзоры
Ваше мнение?
Рейтинг: 0 из 5 звезд

Отзывы читателей