Наслаждайтесь этим изданием прямо сейчас, а также миллионами других - с бесплатной пробной версией

Только $9.99 в месяц после пробной версии. Можно отменить в любое время.

Убийственная страсть. Литературный детектив

Убийственная страсть. Литературный детектив

Читать отрывок

Убийственная страсть. Литературный детектив

Длина:
770 страниц
6 часов
Издатель:
Издано:
Feb 4, 2021
ISBN:
9785042285134
Формат:
Книга

Описание

Это четвертый Омский роман с элементами детектива, эротики, страстей всех видов, и явления Порфирия Петровича, без которого дело об убийстве явно не было бы раскрыто. И еще одна особенность, каждый герой в какой-то мере Раскольников, в большей или меньшей степени Родион. Здесь много Достоевского, может быть, даже слишком много. Книга содержит нецензурную брань.

Издатель:
Издано:
Feb 4, 2021
ISBN:
9785042285134
Формат:
Книга

Об авторе


Связано с Убийственная страсть. Литературный детектив

Читать другие книги автора: Сушко Любовь

Похожие Книги

Предварительный просмотр книги

Убийственная страсть. Литературный детектив - Сушко Любовь

романы

Пролог

МОЛОДОЙ ЛЮБОВНИК. Рассказ Фриды.

В этот вечер стали происходить интересные события. Сначала я отправилась в салон красоты, без причины, без видимой причины решила преобразиться, да еще на ночь глядя, хотя ничего не предвещало тайного свидания с молодым любовником, а зачем нам старые, нет молодого – никакого не надо. Только так и никак иначе, у старичков нет никаких шансов.

И пока моя рыжая копна обретала очертания короткой стрижки, а я погружалась в дрему, в огромном зеркале мелькнул высокий – под два метра, светловолосый красавец лет 25 не больше. Он взглянул на меня оттуда, из бездны зеркал, подмигнул и растворился. Вот именно исчез, след его простыл.

Странный знак, почему такой молодой, теперь никакая стрижка не убедит в том, что в 50 можно выглядеть на 35. Собственно, я никогда и не стремилась к этому, если честно, меня не смущал мой возраст. Более того, в 45 я получала от жизни значительно больше, чем в 25, подруги не дадут соврать, жаловаться не на что. Но почему он появился в том зеркале и отразился? Ведь Наташа не видела его, значит, он пришел за мной? Ну что же, если даже это последняя ночь, то надо устроить пир, а не биться в истерике, если ничего не изменить, то нечего и истерить, остается только расслабиться и получить удовольствие, от еды, от пития, от секса, от всего, что еще может нам подарить жизнь на прощание.

Громкие голоса на улице заставили моего Мастера выбежать туда, на проезжей части лежал мотоцикл и тот, кто, рыча, приводил всех прохожих в ужас или ярость, теперь был мертв. Я это знала, хотя видеть не могла – шестое чувство, знаете ли, чем старше становлюсь, тем меньше оно меня подводит. Вот и на этот раз.

– Парень разбился, – произнесла Наташа, возвращаясь.

– Совсем? – задала я какой-то глупый вопрос.

– Вряд ли у него были шансы спастись, летел на такой скорости, но вроде больше никто не пострадал.

Она снова взялась за дело, чтобы попытаться вернуть мне хотя бы пару лет молодости. Наташа была уверена в том, что все дамы, кому за тридцать, спят и видят во сне, когда же это чудо случится – молодость без старости, вечная молодость. Сегодня на этом все просто помешались. Я не стала ее в том разубеждать. Только зачем мне возвращать молодость? Там было так много проблем и огорчений, если с годами их стало значительно меньше, и появились молодые любовники на месте стариканов, которые распевают на разные лады, что им девчонки нравятся, и они старух любить не хотят. Интересно, какая старуха их и на пушечный выстрел к себе подпустит, если столько молодых вокруг. Да лучше быть одной, чем с таким стариком, ведь только иногда к ним мудрость наведывается, а в большинстве случаев маразм становится верным спутником. И если ты не прожила с ним всю жизнь, то теперь-то зачем начинать? Увольте, старички, лучше быть одной, как там мудрец говорил.

Когда я вышла из салона, парня уже увезли, не было видно и его железного коня. Могло показаться, что все это мне только что приснилось. Хорошо, если бы так. Две алые розы на месте, где он недавно лежал, говорили о обратном. Адонис был мертв – это его цветы.

Я шла, погруженная в размышления о том, что может быть с тем, кто упивается скоростью и пугает окружающих, пролетая на зеленый, даже не понимая, что он творит в этом мире. Вот в тот момент я и услышала голос старухи с клюкой:

– Какая красивая женщина, жаль, ведь еще молодая…

Очнулась, оглянулась по сторонам, – кроме меня здесь никого не было, да и смотрела она так пристально, что сомнения куда-то пропали. Это она обо мне? Ну конечно, все познается в сравнении, если ей лет 90, то я действительно еще молодая

Вот вроде бы комплимент звучит, а почему же такая тревога в душе, видимо вторая половина фразы вступает в явное противоречие с первой. А в словах наших и фразах столько тайных знаков, что даже говорящий порой не понимает того, о чем говорит, что проступает за его словами.

Но я стряхнула с себя не только остриженные волосы, но и эти странные слова, и двинулась вперед, ощутив небывалую лёгкость. Словно полет во сне, было это мое передвижение до дома. Как же приятно порой парить, не чувствуя почвы под ногами.

И вдруг, когда полет мой остановил светофор, на перекрестке в Лексусе тот же парень, которого я уже видела в зеркале, улыбнулся и подмигнул.

Он, наверное, должен был сожалеть, в отличие от старушки, о том, что я давно не так молода, как ему бы хотелось. Хотя вон сколько бабочек порхает вокруг его «Лексуса», почему он вообще должен о чем-то сожалеть? И не мне совсем он подмигивает, размечталась, старая карга. Это я уже о себе любимой, чтобы рот не разевала.

Мне же вспомнилось сразу знаменитое:

– Я должна с ним переспать?

– Об этом мечтали все женщины в мире, но этого не случится.

Вот именно Гений и помогал в последнее время спокойно пережить то, чего не случится, хотя бы потому, что об этом мечтают все женщины в мире.

За моей спиной стоял сосед – бывший военный летчик дядя Ваня, покорявший небеса, когда я еще в первый класс ходила, а теперь уже доживавший свой век, но почти не старевший, потому что всегда он был невероятно эротичен. Он щедро одаривал этой легкой эротикой всегда и теперь тоже, заставляя любую из нас почувствовать себя женщиной, красивой и желанной. Вот уж кого не повернулся бы никогда язык назвать старикашкой, он и в 100 лет останется настоящим МУЖЧИНОЙ, это точно.

– Что бы ты отдала за ночь с этим красавцем? – спрашивал мой крылатый Мефистофель.

Мне не хотелось признаваться любимцу богини Афродиты в том, что вряд ли что-то отдала бы, потому что он не поверил бы в это, но главное, мне самой хотелось соответствовать военному летчику, которые не бывают бывшими и не стареют до смертного часа.

– Все, что попросит, – нагло соврала я

Он поверил, и ответ ему понравился, судя по всему.

Вот так порой и подписываешь себе смертный приговор. А кем еще должен был предстать Мефистофель, как не седовласым военным летчиком?

№№№№№№№№№

Звонок раздался почти в полночь. Я распахнула дверь, потому что никогда ничего не боялась. Да и мой верный пит Макс никогда еще не опаздывал, спеша на помощь, если что, потому я и прослыла дамой с собачкой, с которой лучше не связываться, если жить не надоело. Да никто и не связывался, жить незваным гостям не надоедало пока. Потому, взглянув на собаку и попросив сигарету или соль, они куда-то исчезали, забыв о том, что кроме соли им еще было нужно, если было нужно, конечно.

Никто не поверит, но на пороге с пятью алыми розами стоят тот самый красавиц Макс (имя он назвал чуть позднее). Мой пес с таким же именем выглядывал из-за моей ноги, но агрессию по отношению к пришельцу не проявлял.

Цветы, шампанское, персики и огромные яблоки, вот что он протянул мне с неотразимой улыбкой, шагнув в комнату.

– Прости, милая, я без приглашения.

Меня несколько смутило то, как он называл меня, так в детстве называл только дядя Ваня, тот самый военный летчик, живущий напротив, но он смотрел хоккей, и вряд ли его оторвать от нашего любимого с ним зрелища.

Пес посмотрел на меня и отошел в сторону, впрочем, он готов был вернуться в любую минуту, чтобы исполнить свой долг и наказать обидчика.

– Что я делаю?

– Жаль, ведь еще молодая, – послышался голос незнакомой старухи.

– Я душу дьяволу продам за ночь с тобой.

Мотоциклист на дороге около остановки – все это было в одном каком-то круговороте, словно в странном сне. Какой дикий сюр, откуда все это, этого не может быть даже во сне, но было тут, в полночь, в реальности.

Хорошо, что я успела подстричься, так в гроб даже не страшно ложиться.

Когда фужер был наполнен и протянут мне, вспомнилось, как любимые герои пили отравленное вино, но она с любимым, а я? А если это Фауст и Мефистофель прячется за его спиной?

Пес почему – то метнулся ко мне, задел фужер, и он разбился, хотя упал на ковер, и не должен был разлететься на осколки. Шампанское расползалось темным пятном…. Тоже похоже на кровь…

И в тот момент я очнулась, потому что была явно пьяна не от вина, а от того, что светловолосый и голубоглазый был рядом, такое случается порой.

Он потянулся за другим фужером, но мы вместе с псом уже не поддавались на провокации.

Парень поставил бутылку с шампанским на ковер, рядом с осколками фужера, взял одну розы – теперь чудесных цветов оказалось пять, а тогда значит было шесть, странно, что я этого не заметила. Он мгновенно растворился в воздухе. Именно растворился, а не шагнул в дверь или в окно, зол ли он был или весел, я этого так и не поняла и не разглядела. Свидание не состоялось, хотя все стремительно к этому шло, ночь не оказалась последней. Только радоваться или огорчаться, я еще не поняла.

Пять алых роз стоят в вазе до сих пор. Можете мне не верить, но они не вянут, больше не осталось никаких напоминаний о том, кто мог, но не стал моим молодым любовником..

Я так и не поняла до сих пор, что меня остановило тогда, что могло остановить? Может быть, фраза старухи с клюкой:

– Какая красивая женщина, жаль, ведь еще молодая…

Да, и самое главное, в то самое время, когда я отвергла своего прекрасного Незнакомца, умер, дядя Ваня – военный летчик и любимец Афродиты. Но вот интересно, за мной или за ним он приходил в ту ночь?

На этот вопрос так и не нашлось пока ответа.

Часть 1 Кто виноват?

Глава 1 Молодо зелено

С чего же начать историю о современном Раскольникове, который жил в том самом городе, и часто прогуливался по той самой набережной, где по утверждению Достоевского его одиозный герой бывал порой, когда удавалось выходить из крепости. Где, как известно, оба они оставались в тюрьме, вернее отбывали каторгу, срок свой отбывали за вполне реальные преступления. И если у автора скорее над духом человека, то у героя его преступление было совершено самое плотское – зверское убийство, о котором осведомлен каждый школьник. Так как по чьей-то злой воле именно этот роман включен был в школьную программу, что само по себе дичь какая-то, но так есть еще и до наших дней.

А чем дальше, тем больше. Тут такая шумиха поднялась в наше смутное, а порой и жуткое время вокруг убийцы старушек, что даже хотели именем Раскольникова улицу или переулок назвать. Только как-то все само собой заглохло вдруг, одумались ли юмористы самоварные, или остановил их кто, история умалчивает, но пока не назвали.. А вот живого Раскольникова, не любившего старушек, и готового с ними разделаться при помощи топора и топорное теории о сверхчеловеке, всегда вольно или невольно искали эти люди странные. И находили, если где-то и должна была душа его появиться, то тут, на диком бреге Иртыша, ведь не успокоилась она до самых наших дней. Признавался сам писатель, что не смог он даже себя убедить в том, что герой его способен перевоспитаться. Пытался роман написать, да сжег его в гневе и отчаянии. Не поверил он, что такое возможно.

Но сегодня время совсем иное, играя, и повышая свои уровни, убивать спокойно можно и в сети, чтобы в реальности ничего такого не случилось больше. Для этого всякие игры подобные существуют, помахал топором на голубом экране, укокошил старушек вязанку, а те живые остаются целы и невредимы и сгодятся для более важных дел. Кто-то сомневается в том, что и живые старушки еще на что-то очень нужны, а вот от мертвых одна только морока. Может для этого роман в школьную программу и вставили, убедить нас всех хотели, что не стоит старушек трогать, даже если денег совсем нет, а жить и жить красиво хочется. Но не будет красивой жизни от таких дел кровавых. Мы с вами знаем, что на каждого Раскольникова свой Порфирий найдется, и окончательно добьет его и без того подвижную психику. Так раскрутит, заморочит, что побежит сдаваться Раскольников и явку с повинной писать станет. Но в глазах его бесстыжих останутся кровавые старушки, и изводить его будут дальше безбожно.

Кстати, если вы забыли знаменитый роман, или, читая, внимания не обратили, то той самой старухе было 37 годков, а ее сестра и вовсе еще беременна была. Так что старушки старушкам рознь, несомненно, а коли меняются старушки, и еще вполне молодушками остаются, то и Раскольниковы должны измениться тоже.

Вот какое стихотворение об этом герое написала наша поэтесса, которая тоже окажется в центре событий грустных и не очень. Из чего можно судить, что прижился он все-таки, на берегу Иртыша. А о чем могла писать поэтесса, конечно, о любви, и не простой любви, а виртуальной, что соответствовало нашему времени вполне. Зря говорил мой любимый герой, что в мире нет ничего нового, и все повторяется, все – таки меняется многое там, иным становится. А стихотворение, значит, было такое

Осторожно любовь виртуальная

Подкрадется, и вот в паутине

Отдаюсь я земная, нормальная

То ли призраку, то ли мужчине.

Как понять мне за далью туманною,

За стеклом монитора и облаком

Тех иллюзий, кому я желанною

Стала вдруг, а открытие обухом

Больно бьет, и Раскольников яростно

Все пытает меня и пытается

Все теории зло и безжалостно

Испытать – ничего не останется.

Только это опять напряжение,

Не унять уже страсти и нежности,

Только это опять раздражение-

Он ушел, и в его неизбежности,

То ли снова старуха процентщица,

То ли Соня его дожидается.

Света нет, и сегодня не верится,

Что любовь моя вновь возвращается.

Кто свои проверяет теории,

И кто опыты ставит зловещие,

Там в сети бессловесной поспорили

О любовнике страстные женщины.

Снова ревность – она заразительна,

Снова нежность, она не кончается,

Но теория так отвратительна,

Если все в полутьме обрывается.

Что сказал он Чубайсу, и в ярости

К Соне или старухе процентщице

Он уходит, любовник безжалостный.

От Порфирия снова отвертится.

И исчезнет, и больше в реальности,

Не появится, даже не верится,

Только снова любовь виртуальная,

Как пластинка безжалостно вертится.

Снова кажется – вот он отчаянный,

Казанова, едва ль успокоится,

Только вдруг проболтался нечаянно,

Что приснилась намедни покойница.

Так смеялась старуха беспечная,

Так звала его к пропасти яростно,

И уходит, на вечер, навечно ли,

И меня он бросает безжалостно.

Виртуала стихия горячая,

И холодная пропасть прозрения,

Отдаюсь я опять, настоящая

Даже верю ему на мгновение.

И спасая старуху процентщицу

От погибели пасмурным вечером,

Все строчу ему – это оценится,

Виртуалом мы все здесь отмечены.

Другая эпоха, другие люди, другие проблемы. Говорят, древние придумали игры, когда устали воевать. И здесь можно было выпустить свой пар, чтобы не крошить людей в реальности. Сеть – это большая площадка для игры со всем миром, и сегодняшнему Раскольникову повезло значительно больше. Он и денег мог бы при желании заработать, и старушку убить на мониторе, а за это в тюрьму не сажают и на каторгу не ссылают. Хорошая жизнь у нас пошла, или это только кажется, потому что и в наше время свинья грязи найдет, было бы только желание.

№№№№№

Итак, мы с вами не случайно оказались в славном граде на брегу Иртыша, уж если куда будет душа Раскольникова стремиться, чтобы воплотиться хоть в старую толстую купчиху, так именно сюда. Но на самом деле на этот раз это было молодой высокий парень, чуть старше нашего знакомого, ему было около тридцати и к старушкам у него было немного другое отношение, если история и повторяется, то всегда есть свои особые нюансы. Вот из них новая судьба и новый роман и будет состоять. Но ведь есть еще одно незыблемое правило, если не убиваешь ты, то убивают тебя, и не обязательно топором, варианты могут быть разные, только суть одна. А побеждает тот, кто сделает это первым, все революции и войны, и не только виртуальные именно этому учили наших Раскольниковых и всех остальных молодых людей.

Но обо всем по порядку господа-товарищи.

Глава 2 Новый герой?

А героя нашего звали Андреем Кисловым, Андрюшенькой, Андрейкой. Ни Родион, конечно, но тоже ничего. Так князей в старину называли, не самых плохих, кстати, вот хотя бы Андрей Боголюбский – хороший был князь, правда, погиб насильственной смертью. Наверное, пример не слишком удачный, но все-таки.

И был Андрей наш в глазах многих знакомых парнем немного странным. Этакий богатырь двухметроворостый с круглым, немного наивным лицом, не красавец, конечно, но вполне миловидный парень с вечно печальными глазами. Типаж такой чаще в дорогой столице встречается, в Сибири он редок, но все – таки бывает порой, как мы уже у спели убедиться.

Многим знакомым он казался странноватым, но вразумительно объяснить, почему они так думают, люди не могли. И ломали себе голову, а все равно ничего не получалось. А все потому, что близко они с ним знакомы не были, а издалека разглядеть ничего такого не могли.

Окончил он странный для мужика педагогический институт и проработал в школе даже какое-то время, удержался как-то там. Хотя мы-то все знаем, что для парней это еще сложнее, чем для девушек, потому что чаще всего они беззащитны перед молодой порослью, которая на выдумки хитра и бывает очень жестока. И такие испытания устраивают, что бедняги педагоги не знают куда бежать и кому что сказать, и рост, и вес тут большой роли не играет совсем. А когда все кучей навалились, то и вовсе беда, да и может ли педагог их хоть пальцем тронуть – они это прекрасно знают, негодники.

Говорят, что педагоги любят детей особой любовью, но надо сразу признать, что Андрей их не любил совсем. Может быть, это и спасло его от многих искушений, которые на блюдечке с голубой каемочкой подносит эта профессия. Не любил, не очень понимал, и ждал того момента, когда можно будет с ними распрощаться без всякой печали и найти себе что-то более приятное и денежное, где детей и в помине не будет.

Но ладно дети, ведь и с молодыми девицами никто и никогда его не видел, что еще более странно, их словно бы и не существовало для него со всеми их обольстительными прелестями, уловками и ужимками. Но ради объективности могу заметить, что и с парнями его тоже не видели, так что подозрений об извращениях не возникало. Просто все это казалось странным, ведь ботаником он никогда не был, вполне приличный современный парень, который должен был нравиться девицам, привлекать их внимание.

Когда обычно говорят, что девушки его не интересуют, то сразу возникает версия о том, что интересуют парни, но только не на этот раз.

Одно могли бы сказать тем, кто учинил бы допросы, что порой вечером он все-таки куда-то уезжал на своей японской машине с пакетом и букетом, скорее всего не в публичный дом, потому что туда с цветами не ездят. Да и репутацию себе грядущий ректор ОмГУ вряд ли собирался портить настолько. Ведь при выборах что-что, а это точно всплывет сразу и вот тогда ему уже не отвертеться, и не быть избранным. Так что дома свиданий отпадали сами собой. О своей карьере Андрэ заботился в те времена очень педантично и не допустил бы ничего такого, что могло потом ударить больно ниже пояса. т И особо наблюдательные обиженные девицы в доме, где проживал наш Андрей, заметили, что когда уезжает он вечером, то возвращается утром, что наводило их на всякие интересные размышления.

Одна из юных соседок, уверенная в том, что перед ее возрастом ни один старичок не устоит, а тридцать лет для них – это уже старик, преследовала его довольно долго. Потом следила за ним, пораженная тем, что сдаваться Андрей не собирался. Она почувствовала, что влюблена по уши и решилась поговорить с ним о том пылком чувстве, которое не давало ей покоя днем, а о ночи и говорить нечего. Хорошо бы, конечно было сказать, мол, я беременна, что нам теперь делать, и как порядочный человек, ты должен жениться. Но этого сказать она никак не могла. Вот так просто, как Татьяна Ларина и призналась, что жить без него не может, и судьбу свою ему вверяет, а он волен распоряжаться с ней, как вздумается. Девица оказалась не только настырная, но еще и романтичная, чего на первый взгляд и не скажешь, так что видимость точно бывает обманчивой.

И этот Онегин самоварный ответил примерно то же самое:

– Меня это не волнует и не интересует, и для своих утех должна ты отыскать совсем другого идиота. Я бы мог воспользоваться твоей слабостью, но делать этого не стану, потому что мне это не нужно вовсе.

София оторопела, рот открыла и ничего сказать не могла. Это только подтверждало тот факт, что не стоит девице носиться со своей любовью, как с писаной торбой

– Сумасшедший, – говорила потом София подруге, – он точно сумасшедший, сказал, что не только я, но и никакая молокососка ему даром не нужна, и никогда не понадобится. Ты встречала таких идиотов, когда это молодость не была самым лучшим и дорогим товаром в этом мире? Он просто сумасшедший.

– Или альфонс, – отвечала ее подруга, – у нас половина таких молодчиков любят старух, конечно не бескорыстно вовсе. Они так и пишут в анкетах, мол, работать – это не мое, а вот исполнять все ваши прихоти и получать содержание – это вполне, ищу спонсора… Ни разу не видела? Ты как будто с луны свалилась. Что мы им дать можем, а там совсем другое дело.

София молчала, ей не хотелось в это верить. Не могла же она в альфонса влюбиться, такая разумная и проницательная, и вдруг.

– Ну, надо тебе лечиться от такой болезни, – говорила подруга, – а клин вышибают клином, так что ищи и найдешь. Вон сколько ходит и раздевают нас глазами. Они на все согласятся, на этом точно свет клином не сошелся, да и нет в нем ничего такого, если честно. То ли успокоить она хотела подруга, то и правда так думала, кто знает.

Она любила говорить штампами, но в ее устах это не выглядело пошлым, наоборот, получалось как-то даже забавно вполне.

После этого разговора за чаем на кухне, Андрей был послан далеко и надолго, и София, которую никто в глушь, в Саратов не сослал, отправилась на ловлю более подходящего и сговорчивого жениха, для которого молодость ее очень дорогой, первосортный товар. И девице нашей еще предстояло убедиться в том, что на самом деле далеко не для каждого это так привлекательно, как ей внушили модные журналы и дебильные шоу. Но все-таки спрос есть, тут возражать особо нечему.

– Это все плохо для него закончится, – вынесла приговор София.

И забегая вперед надо было признать, что она оказалась права. Жизнь вообще интересная и удивительная штука порой.

Глава 3 Тайное свидание

Дыму и туману всякого мы с вами напустили в историю нашего героя, но надо взглянуть на него немного ближе, и посмотреть, что же там такое с ним было и чего не было.

А ничего особенного и не было. Его и на самом деле не интересовали молодые девицы, может потому, что возраст был не критический. А за ними всякие старички на последнем издыхании бегают в надежде, что можно еще что-то поймать, молодость давно ушедшую, любовь пылкую, история поэта Тютчева их ни чему не научила. Ведь они уверены, что это поэту не повезло, а у них-то все будет по-другому. А когда по-другому не получается, тогда уже поздно бывает, инсульт, инфаркт и пропавшая девица, хорошо если она пропала без всех его сбережений, а то ведь и похоронить не за что будет. Только и останется, как не слишком известному артисту отправиться в монастырь, да там доживать свой век, всеми забытому и заброшенному. А что еще должно быть с теми, кто за молодостью погнался, про все остальное забыв? Там еще будет время обо всем подумать, правда, вряд ли уже исправить что-то удастся.

Но в тридцать лет еще могут интересовать те, кто постарше. Так на учительском совещании Андрей и познакомился с Людмилой Соколовой, и показалось ему, что эта дама в модных рваных джинсах и есть его судьба. Ну бывает такое, что-то переклинило, и он не давал ей больше прохода, проявив чудеса расторопности и изобретательности.

Мила в тот момент была дамой одинокой, ну или точнее, ничего серьезного ни с кем из знакомых не намечалось. Так, как обычно бывает у сорокапятилетних, случайные встречи, ночи страсти и затишье на долгие недели, а тут вдруг парень шлет СМСки, все время на связи, интересуется, длятся и множатся часы бесед по телефону вечером обо всем на свете, и нельзя сказать, что он не приятный собеседник, очень даже приятный. Он увлекал, она увлеклась. Это была его настоящая победа, и крылья выросли за спиной в один миг.

Уже на осенних каникулах, выдержав достаточно долгую паузу, она согласилась на романтическое свидание при свечах. Мысленно попрекая себя за то, что вступает в эту странную реку, за то, что ей жить спокойно надело, но Андрей был из тех, от кого отвязаться очень трудно, легче согласиться, чем отказываться, но в итоге прийти к тому же самому, и только время даром потерять.

Мила начала верить, что все может получиться, потому что парень он хороший, и на альфонса явно не похож, да и стал бы альфонс возиться с учительницей. О своем писательстве она не распространялась. Ей проще было рассказывать о том, что работает она на одну ставку и ничего ей не надо такого особенного, радуется тому, что есть. Даже квартира бабушкина была вполне скромная. А зачем показывать большее, тогда сразу подозрения возникают о том, что он не из-за пылкой любви с тобой. Нет, квартира бабушки в хрущевке и учительская зарплата, этого вполне достаточно. Это и есть поверка на вшивость всех женихов. И еще то, что завещание на сестру есть, и ей все достанется, если она случайно Крота выпьет, как тот самый циничный продюсер, решивший обвести вокруг пальца всю страну, но севший в калошу со своими дикими розыгрышами.

Вот с таким багажом, она как знаменитый депутат, у которого и вовсе ничего нет во владениях, гол как сокол, она и подошла к моменту, когда они с Андреем познакомились.

И в один из субботних вечеров, он именно так, как и видела его София прежде, прихватил с собой букет пионов и пакет внушительных размеров, и покинул свою квартиру, предвкушая страстную ночь во всем ее разнообразии и прелести.

Что случилось той ночью, ни одна живая душа не узнала, ну может быть Домовой Милы был в курсе, но он никому и ничего не говорил, как и сама Мила. Просто еще не пробила полночь, когда стукнула резко ее железная дверь, и он поспешно уселся в машину, даже не оглянувшись на ее окна. Так резко дернул своего железного коня, что чуть в столб не врезался, который почему-то вырос у него на пути. Но если бы такая беда и случилась, то и это бы не сильно расстроило Андрея в тот момент, потому что были ЧП и пострашнее вмятины на старой машине. Это только железка, и брат починит ее в своей автомастерской без проблем.

В тот же вечер, решив не откладывать свои страдания и метания в долгий ящик, Мила набрала номер старого знакомого, который приехал минут через 30, потому что оказался один дома, и они уже предавались страстным утехам, которые радовали обоих. Клин всегда вышибается клином. А о том, что произошло с Андреем, надо было поскорее забыть. Она знала, что самые страшные ужасы, как в романе «Коллекционер» очень похожи на реальные и вполне в жизни могут случиться. И хорошо. если такая беда обходит нас стороной.

Главное, Мила убедилась в том, что с ней все было в порядке, ничего такого страшного не случилось, как она думала час назад.

– Вот бывает же такое, – размышляла она, засыпая вполне всем довольная, а то ведь это кошмар какой-то.

И когда ни одного звонка, ни одного сообщения от Андрея не появилось, она только облегченно вздохнула.

Раздражение и досада по отношению к нему сменились сожалением

– А на самом деле мне его жаль, больше, чем, если бы он был голубым или импотентом, – говорила она задумчиво, разговаривая сама с собой.

Не было рядом ее единственной подруги Светланы, которой можно было все рассказать и спросить, бывает ли такое на самом деле, или она все это придумала по ходу свидания, чтобы избавиться от парня, не ставшего еще любовником, но с которым никогда не захочется чем-то таким заниматься. Нет, как отрезало, все, что угодно, только не это.

Эротика вообще странная штука, она порой готова нас ударить, как убийца из-за угла, и в самый неожиданный момент, когда приготовился испытывать окрыленность и наслаждения, тебя бьют так, что можно вырубиться в два счета.

Глава 4 Встреча одноклассников

Так уж совпало, что в те дни у Милы была встреча одноклассников в Старом кафе. Они там собирались не регулярно, а так, от случая к случаю. Совершенно чужие люди, когда-то хорошо знакомые просто потому, что сидели за одной или соседними партами, но не дружили почти никто и ни с кем, да и когда это было, даже старые обиды и те забылись. С трудом помнилось, какими они были в школьные годы, теперь же и вовсе друг друга не узнавали, забывали фамилии и лица, порой искренне удивлялись, а учились ли в месте на самом деле, или кто-то просто прибился за компанию.

Зачем собирались? Так просто был повод посидеть и поговорить о том, кто и чего добился в жизни. Понятие успех еще не было главным и определяющим в их беседах. Они были равны или почти равны в самом начале – учителя, медики, инженеры, торговцы и бухгалтеры, только потом некоторые из них стали новыми русскими, как они себя называли -бандитами, и вся эта группка почти сидела, или была осуждена условлено, и большая ее часть уже на кладбище покой свой обрели. Жизнь была хотя и яркая, но очень короткая. Но зэками они вовсе не казались, потому что давно освободились и больше не попадались.

Одну перемену заметила Мила – если прежде они просили что-то о них написать, помня, что она писала все эти годы, то теперь наоборот старались, чтобы никаким образом не засветиться, хотя она и не собиралась ничего писать, современность никогда не была ее стихией, вовсе нет. И не хотела признаваться, что не тянули они на героев ее романов, даже повестей и рассказов. Ну такое говорить чаще всего не приятно, ведь одноклассники вроде. Но насиловать себя, изображая их судьбы и характеры – увольте. Служенье муз не терпит насилия, как и суеты тоже. Потому, когда ее спрашивали о книгах, она тоже отмалчивалась, махнув рукой, мол, с голоду не померла, но ничего такого крутого нет, как нет.

Но вот встрече со Светланой Воробьевой всегда, а на этот раз особенно она была очень рада, из-за недавних событий очень хотела с ней увидеться и поговорить, да и просто испытывала к ней тепло. Тем более Светлана недавно выходила замуж за какого-то молодого парня, последняя решила отметку в паспорте сделать, чтобы потом гордо сказать о том, что она там была, и ничего там нет хорошего. Но по слухам, они уже и разбежаться успели, такой вот поспешный брак оказался.

А вот расспросить, почему так быстро распался ее брак, Миле очень хотелось. И ладно, если бы он был фиктивным, но ведь нет, вполне полноценным, наконец, похоронив тяжелобольную маму, Светлана могла позаботиться и о себе, и еще о каком-то человеке, и когда все вроде бы шло нормально, просто так взять и разбежаться. Ну не странно ли это, должны быть серьезные мотивы, как говорят в сериале «След», и они наверняка были.

– Я понимаю тебя, – говорит Мила. – Если бы не Эльдар, я бы, наверное, тоже шарахалась от всех мужиков. Просто многое зависит от того, кто был самым первым, если с ним повезло, потом все вовсе не так страшно. Хотя многие не соответствуют ожиданиям. Тоже проблема, да еще какая.

И она невольно стала вспоминать их первую ночь вместе июльским вечером на берегу реки на далеком островке, куда они перебрались на его моторной лодке. Рядом с Эльдаром она никого и ничего не боялась. Вряд ли кто-то мог их потревожить там. А если бы и добрался каким-то образом, они бы ничего и никого все равно не заметили. Никого не существовало, только эти губы и руки эти, только всепоглощающая страсть и его нежность. Сама она терялась, пугалась, озиралась по сторонам, хотя лес любила больше всего в этом мире. Именно он казался ей домом и крышей, и тем миром, в котором она привыкла бывать спокойной и счастливой, когда отправлялась за грибами с дедом или просто побродить в лесу, после утомительных занятий в университете. Тогда, странно подумать, там все было относительно безопасно, никаких бандитов и трупов не было и в помине, все это началось позднее, когда они попрощались с универом.

И сейчас в общих словах, очень тихо она пересказывала Светке все это по дороге домой, они решили прогуляться пешком пару остановок как в старые добрые времена.

– Это на самом деле можно было назвать волшебством, и первый раз оказался лучше, значительно лучше того, что было потом, хотя говорят, что так не бывает, а у меня было.

Дошли быстро, слишком быстро, когда длится вечер воспоминаний.

– Мне жаль, что тебе так не повезло, – говорит она на прощание, когда они уже добрались до дома Светки, до своего Мила должна была доехать пару остановок.

– Надо встретиться, – говорила Светлана, – нам есть о чем поговорить, Андрей говорил, что вы знакомы и даже что-то там было, это очень интересно.

Так Мила и узнала внезапно, кто же так недолго был ее мужем.

Ну умеет ее древняя подруга вот так на прощание заинтриговать, а потом сиди и гадай до нового свидания, что и как там было, и почему она должна была пересечься с тем, от кого так поспешно сбежала ее лучшая подруга. Хотя теперь ей все было предельно ясно, о чем еще там можно было говорить, но и вопросов оказалось еще больше, чем, если бы он был каким-то совсем другим мужиком, ей неведомым.

– Тут и так столько голубцов, бишек, а еще и эти со своими проблемами, тут не 9 девчат, а значительно меньше получается, – говорила Мила, пока троллейбус подходил к остановке.

И когда были подброшены дрова в костер ее любопытства, она загорелась ярче вовсе не от вина, которое почти не пила, а именно от актуальности текущего разговора.

А для чего еще нужны старые подруги, именно для того, чтобы было о чем поговорить. Хотя можно было забить в поисковике в сети свою проблему, и тебе там выдадут кучу мнений по поводу с разными вариантами ответов. Но в сеть Мила уходила, когда были какие-то проблемы у ее кота Тимофея. Не слишком серьезные проблемы, конечно. Если с ним что-то приключилось, на дворе ночь и в клинику бежать проблематично. А вот что касалось ее самой, тут сети она не доверяла.

И так, до скорой встречи, кажется, Светлане хотелось узнать все не меньше, чем ей самой. Ну вот и славненько, так тому и быть, значит.

Глава 5 Позднее признание

Раньше подруги встречались в этой бабушкиной квартире часто, даже когда вместе работали в одной гимназии, а такое было тоже. Светка окончила универ на год раньше, а Мила еще поступала на юридический, пока не выяснила, что там придется проходить суд-мед практику в морге – поступала. Как только выяснила, что ее приятеля – спортсмена и здоровяка вынесли на руках с той самой практики и просили больше не приходить, так пыл ее становиться прокурором пропал тут же. Приятелю повезло, она у него уже подходила к концу, и зачет он получил, хотя и с трудом, можно представить, через что ему пришлось тогда пройти. В том, что для нее она даже не начнется, Мила не сомневалась. Она боялась покойников и по наивности своей даже не задумывалась о том, что по роду деятельности именно с трупами и непросто трупами, а часто криминальными ей и придется иметь дело в любом случае. Но разве мы думаем о чем-то серьезном, когда летим к своей мечте, очертя голову. Смутно представляя себе, что это за мечта такая странная. Нет, конечно, этого не представляем совсем.

Вот потому, придя в себя и все взвесив, на следующий год и отправилась вслед за Светкой на филологический, решив, что для нее это лучший вариант. Книжки читать и даже писать она любила всю свою сознательную жизнь.

Кстати, Светка ей сразу говорила о том, что именно она и должна быть там в первую очередь. Кому, если не ей и изучать все эти литературоведческие и прочие науки. Но магия юридического оказалась сильнее, значительно сильнее, хотя о потерянном годе она не жалела – значит все так и должно было быть. Она не жалела о том, что пропустила год, потому что ее поток казался значительно интереснее и ярче. Да и какая разница, если у них еще вся жизнь впереди, чего им бояться и о чем переживать, живи, учись и радуйся, пусть старики считают часы и дни и бояться. А потом, в жизни все будет так, как будет, и всем известно, что покорного судьба ведет, а упрямого тащит.

На этот раз Светлана пришла и даже стала оглядываться, так давно она тут у Милы не бывала, столько воды утекло. Но принципиально ничего тут не изменилось, разве что появился еще один шкаф для книг, новыми книгами набитый. Но в этом вся Мила и была, встретить ее можно было только в книжном магазине.

Светлана всю жизнь любила ходить в библиотеку, в надежде там с кем-то познакомиться, так до Андрея дело и дошло. Всегда смеявшаяся над Милой, у которой женихи ей в сыновья годились, на этот раз она решила за такого вот парня замуж и выйти. Ее не смущало то, что он так быстро позвал в ЗАГС и не хотел интима до самой росписи – никакой свадьбы не было. А почему так было, она поняла в первую брачную ночь, и готова была бежать разводиться еще до рассвета. Но все-таки выждала недельку, чтобы все было не так смехотворно. Хотя она читала и слышала о том, что так бывает, но с молодыми, с ней-то такого не должно было случиться никогда на склоне лет, когда она все пережила и испытала, ну или почти все. То, что в пресловутых 5- оттенках было описано она не переживала, конечно, да и много ли кто тогда знал о том. Но насилие моральное, и драки обычные, без эротического подтекста были. Часто приходилось спасаться бегством.

То ли чай, заваренный на травах, таким странным оказался, они не пили ничего больше, то ли тут была странная атмосфера, или молниеносное замужество так подействовало, но Светлана призналась в том, что всегда завидовала Миле, ее мужчинам, ее книгам, ее друзьям, каких у самой Светланы никогда не было

– Но разве стихи самое главное, мне хотелось всегда такой роман написать, чтобы его читали все, романов много, но вот о любви, как «Дама с камелиями» или «Манон Леско» нет, нам остаются только Опасные связи какие-то. Да и то они уродливые получаются, потому что не в то время видно родились, – тяжело вздохнула Мила, то ли она хотела успокоить подругу, то ли и на самом деле так считала, но это был прямо настоящий вечер откровений какой-то.

– Но это должна быть семейная сага или детектив, – вырвалось у Светланы, – и все-таки стихотворения у тебя круто получаются. Вот если бы я могла хоть что-то такое написать, я была бы самой счастливой на свете. Да видно не в этой жизни.

И потом слово за слово, она призналась в том, что два стихотворение все-таки стащила у подруги и опубликовала под своим именем, как только начала осваивать сеть и ей так хотелось свои филологические познания показать этому миру, не зря же она пять лет гранит науки грызла.

Мила догадывалась о том, что она хотела пыль в глаза пустить профессору, который никогда к ней серьезно не относился, и спрашивал у Милы, как та может дружить с девицей, у которой нет никаких способностей к филологии. Откуда все это узнала сама Светка, или Сергей Николаевич говорил это не только Миле, сказать трудно. Но та усмехнулась, зря старалась Светлана, потому что к тому времени, когда она все это напечатала, его уже год как не было в живых. Но тогда они обе не знали о том, как он быстро покинул этот мир, переехав в южный город, словно желая скрыться от всех своих бесчисленных учеников. Он не потерпел бы, чтобы его жалели. В чужом граде умирать вероятно спокойнее и легче.

И вряд ли она поступила бы так, если бы знала о его уходе, хотя кто его знает, что там творилось в голове этого милого друга в юбке.

Но в тот вечер откровений, когда еще не все было сказано, Мила вдруг предприняла нечто странное, с ней такое случалось и прежде по отношению к людям, которым удача никогда не сопутствовала.. Это был просто необдуманный шаг, порыв души, но что сделано, то сделано

Глава 6 Необдуманный шаг

Мила часто поступала так, что опомнившись и все взвесив, начинала себя корить или ее корили другие, но в тот момент, когда это происходило, она была уверена в том, что права во всем и никогда не пожалеет о том, что было сделано.

Вот и на этот раз она уселась к монитору, порылась в папках, заброшенных на диск Д, тех, куда она крайне редко обращалась, достала папку с 2008 годом и перекинула ее на почту Светке

– Вот это тебе, чтобы не два было. Я заглянула в эту папку, там очень даже недурственные тексты встречаются, сама удивилась, но у меня их столько, что эти просто будут лежать в хранилище и руки до них не дойдут точно. А тебе может и пригодятся, выбери что-то более подходящее и созвучное и печатай дальше.

Светлана слушала ее, но даже не очень понимала, о чем та говорит, она не только не возмутилась, а кажется, дала ей целый сборник стихотворений, это что, реальность или сон, может ли быть такое или ей только снится все это. Ощущение такое, что преступника наградили за то, за что нужно было в тюрьму посадить.

– Я не могу этого принять, так не правильно, – лепетала Светка, скорее для отмазки, потому что ей хотелось больше всего на свете заполучить эту самую папку. И она сейчас готова была броситься и искать заветные тексты, чтобы опубликовать их на своей странице.

– У меня до них все равно не дойдут руки, а вкус у тебя был отменный, я их не публиковала сроду, пусть они будут твоими, – словно Змей-искуситель, говорила Мила.

Она и на самом деле в тот момент так думала, уверенная, что для подруги они будут прекрасным подарком, а для нее, только лишним грузом, от которого даже приятно избавиться.

Мила уверяла себя и подругу, что она творит добро. Ведь она не использует их больше все равно. Она напишет новые, а если даже не напишет, того, что уже опубликовано на троих хватит. Дюжина поэтических сборников, 45 романов – прямо А. Дюма какой-то.

Светка, наконец, притворно смирилась, и уже думала о том, что у нее появится сначала полноценная страница в сети, куча знакомых поэтов, из которых можно будет выбрать достойного, а потоми жениха.

То, что она собиралась пользоваться чужим, выдавая за свое, ее нимало не смущало, главное, прорваться в тот мир, о котором она мечтала со студенческих лет, но уже и не надеялась попасть. Так как молодые девицы искали миллионеров и спонсоров, она искала возможности утвердиться, как личности творческой. У отцов и детей оказались разные идеалы и стремления, и между ними пропасть.

Ну а если не везет нам в сексе, так может быть, в поэзии повезет больше, должно же хоть в чем-то везти.

И уже потом, когда все было передано и отдано в руки новоиспеченной Цветаевой – там все-таки больше было Цветаевой, хотя сама Мила ее презирала и тянулась всеми фибрами души к Ахматовой. Но не только мы пишем стихотворение, и оно пишет нас, чаще всего вопреки тому, что хочется и можется, а так, как получится все это в итоге.

Светлана, затевая этот разговор и подумать не могла о том, что из дома своей подруги она выйдет сложившейся поэтессой со сборником стихотворений – это же наваждение какое-то, да просто чудо, удача.

А ведь накануне она читала о том, что удачу бесы дарят, и потому ее нельзя просить. Крестилась она во взрослом возрасте, а потому пришла к этому осознанно, и верила, что крещение ей во всем неизменно помогает. Но она готова была закрыть глаза на эту удачу, пусть только все сбудется хотя бы теперь. У нее еще есть время, она еще все успеет, все сможет.

Об Андрее они поговорили уже перед уходом, так мимолетно, и поняли обе, что иногда, хотя и очень – очень редко что-то подобное с ними может случиться, и вот тогда.

Но не лишенная интуиция Светлана сразу же заявила, что с ним все не закончено, а только начинается.

– Такие так просто не уходят, они все время

Вы достигли конца предварительного просмотра. Зарегистрируйтесь, чтобы узнать больше!
Страница 1 из 1

Обзоры

Что люди думают о Убийственная страсть. Литературный детектив

0
0 оценки / 0 Обзоры
Ваше мнение?
Рейтинг: 0 из 5 звезд

Отзывы читателей