Наслаждайтесь этим изданием прямо сейчас, а также миллионами других - с бесплатной пробной версией

Только $9.99 в месяц после пробной версии. Можно отменить в любое время.

США и Пакистан: развитие двусторонних отношений в конце XX – начале XXI веков (1989-2019 гг.)

США и Пакистан: развитие двусторонних отношений в конце XX – начале XXI веков (1989-2019 гг.)

Читать отрывок

США и Пакистан: развитие двусторонних отношений в конце XX – начале XXI веков (1989-2019 гг.)

Длина:
518 страниц
4 часа
Издатель:
Издано:
Feb 4, 2021
ISBN:
9785042335112
Формат:
Книга

Описание

Книга посвящена изучению отношений Вашингтона и Исламабада в сложный и насыщенный разнообразными событиями период истории после окончания холодной войны. В фокусе - наиболее актуальные вопросы взаимодействия двух стран, такие как развитие Пакистаном собственной ядерной программы и реакция на это со стороны США, перипетии взаимодействия Вашингтона и Исламабада в Афганистане после террористической атаки в Нью-Йорке 11 сентября 2001 года, непростые отношения в треугольнике «США-Пакистан-Индия», вопросы внутриполитического развития Пакистана.

Издатель:
Издано:
Feb 4, 2021
ISBN:
9785042335112
Формат:
Книга


Связано с США и Пакистан

Похожие Книги

Предварительный просмотр книги

США и Пакистан - Воробьев Александр Вячеславович

инвестиций.

Глава I

Формирование политики США в отношении Пакистана

1.1. Место Пакистана в региональной системе государств

Государство Пакистан появилось в 1947 г. в результате ликвидации Британской Индии – колонии англичан. В своих нынешних границах Пакистан существует с 1971 г., когда от него отделилась восточная провинция, ставшая суверенным государством Бангладеш. С 1971 г. Пакистан – государство, расположенное в северо-западной части Южной Азии, в бассейне реки Инд. Площадь страны – 803940 кв. км. Кроме того, площадь оккупированных Пакистаном индийских территорий – Азад (Свободного) Кашмира и Северных территорий – равна соответственно 13 тыс. км² и 72,5 тыс. км² ²¹.

По пустынным районам Синда, Южного Пенджаба, а также Кашмира проходит граница с Индией, общей протяженностью более 2000 тыс. км. Граница одновременно и связывает две страны, позволяя вести торговлю и транспортировать товары, и в то же время порождает конфликты, ведь она проходит и по территории Кашмира, являющегося «яблоком раздора» между двумя странами²².

Спор вокруг княжества Кашмир возник в момент образования Пакистана и Индии. Кашмир в подавляющем большинстве был населен мусульманами и должен был отойти к Пакистану, но махараджа этого княжества – индуист по вероисповеданию – решил примкнуть к Индии. Это послужило началом вооруженного конфликта между Индией и Пакистаном, в результате которого часть княжества отошла к Пакистану (Северные территории и провозглашенный в 1947 г. Азад Кашмир), соединив его с Китаем. Однако спор вокруг Кашмира отнюдь не был исчерпан и на десятилетия вперед заложил сильную напряженность в Южной Азии. Граница между Пакистаном и Индией в Кашмире стала не «окном сотрудничества», а ареной столкновений, перестрелок. Кроме того, с территории Пакистана в индийский Кашмир просачивались вооруженные отряды, оказывалась тайная помощь кашмирским повстанцам, которые с точки зрения Индии были сепаратистами и бандитами, а с точки зрения Пакистана – борцами за свободу и независимость²³. Кашмирский узел стал одним из важнейших факторов, определивших место Пакистана в региональной системе государств и отношения с другими странами, прежде всего, с США и Индией²⁴. Так, в настоящее время Индия выступает против совместных инициатив Пекина и Исламабада по развитию Китайско-пакистанского экономического коридора – инфраструктурного проекта в рамках инициативы «Одного Пояса – Одного Пути» стоимостью 46 млрд долл, который предполагает создание широкой сети автомобильных и железных дорог между портом Гвадар на юге Пакистана с Синьцзян-Уйгурским автономным районом КНР²⁵. Причиной является то, что строительство магистралей пройдет на территории пакистанской части Кашмира, которую Индия считает своей территорией.

Огромное стратегическое значение, издавна определявшее важность территорий, ныне относящихся к Пакистану, имеют находящиеся на территории Пакистана горные проходы Хайбер и Болан. Они на протяжении веков служат воротами из Центральной Азии в Южную и предоставляют возможность дальнейшего беспрепятственного выхода к Аравийскому морю и Индийскому океану. Географическое положение Пакистана делало его территорию стратегически важным транзитным пунктом для потоков людей и товаров из одного конца Евразии в другой. В том числе, для таких важных в наше время товаров как нефть и природный газ, значительные запасы которых расположены в Центральной Азии (прежде всего, Туркменистан) и на Среднем Востоке (Иран), а основные их потребители в конце XX – начале XXI вв. – в Южной и Восточной Азии (Индия и Китай)²⁶. В этих условиях нельзя недооценивать значимость географического положения Пакистана.

По горам и предгорьям севера и запада страны проходят границы с Ираном, Афганистаном и Китаем. Граница с Афганистаном, протяженностью почти в 2500 тыс. км. часто проходит по труднодоступным высокогорным районам, таким как Вазиристан, Моманд, Баджаур, Хайбер, Куррам. Они населены пуштунскими племенами и граничат с афганскими провинциями Пактика, Хост, Нанангар и др., также населенными пуштунами. Вследствие высокогорного рельефа, граница Афганистана и Пакистана в этих местах является открытой: как таковой ее практически нет. Эта особенность обуславливала активное и плохо контролируемое из Кабула и Исламабада пограничное движение, в том числе, в периоды войн. Например, в годы вооруженного конфликта с участием Советской армии, моджахеды беспрепятственно просачивались на территорию Афганистана через эти регионы и также легко скрывались от преследования советских войск на территории суверенного Пакистана²⁷. В начале XXI в. то же самое делали талибы, воюющие с присутствием в Афганистане войск США и их союзников. Открытость границ с Афганистаном на северо-западе страны сыграло одну из важнейших ролей в отношениях между США и Пакистаном в рассматриваемый нами период.

Граница между Пакистаном и Афганистаном проходит по т.н. «линии Дюранда». «Линия Дюранда» возникла в результате англо-афганских войн XIX в., в ходе которых Британия стремилась расширить территории своих индийских колониальных владений за счет Афганистана. По соглашению 1893 г. значительная часть населенных пуштунами территорий, находящихся юго-восточнее линии Дюранда, вошла в состав Британской Индии. В середине XX в. эти территории стали частью Пакистана. Афганские правительства отказывались признать линию Дюранда в качестве государственной границы, считая ее несправедливым наследием колониального прошлого. Этот вопрос осложнял отношения Пакистана и Афганистана²⁸. Поэтому, Пакистан всегда стремился к установлению в Афганистане дружественного ему режима.

Важную роль играло наличие у Пакистана общей границы с Исламской Республикой Иран. Граница с Ираном проходит на юго-востоке Пакистана. Пограничным с Ираном регионом Пакистана является Белуджистан. Наличие общей границы с богатым углеводородными месторождениями Ираном делало Пакистан потенциальным транзитером энергоресурсов в Индию и Китай не только из Центральной Азии, но также и из Ирана²⁹.

Граница с Китаем проходит по высокогорным районам на северо-востоке страны, т.н. Северным территориям и составляет чуть более 500 км. Пакистан граничит с Синьцзян-Уйгурским и Тибетским автономными районами КНР. Короткий и труднодоступный участок границы с КНР имел для Пакистана стратегическое значение. В условиях, когда отношения с Индией оставались напряженными, связь через границу с главным региональным соперником Индии Китаем, который являлся военно-политическим партнером Исламабада, имела большое значение. В 1986 г. Китай и Пакистан связало Каракорумское шоссе – 1300-километровая высокогорная автомобильная дорога, проходящая в горах Каракорума через Хунджерабский перевал на высоте почти в 5 тыс. м. над уровнем моря. Шоссе имеет стратегическое значение.

С юга Пакистан омывается Аравийским морем Индийского океана. Протяженность береговой линии составляет немногим более 1 тыс. км. Аравийское море – единственный выход Пакистана в воды мирового океана. Здесь находятся морские ворота Пакистана – 18-миллионный мегаполис Карачи, наряду с Мумбаи и Аденом являющийся крупнейшим портом Аравийского моря. Порт Карачи находится в непосредственной близости от границы с Индией, что делало невозможным его использование во время конфронтаций с Индией (в ходе индо-пакистанских войн 1965, 1971 гг. индийский ВМФ неизменно блокировал Карачи, прерывая морскую связь Пакистана с внешним миром)³⁰.

Другим важным портовым городом Пакистана является Гвадар. Гвадар находится на крайнем юго-западе страны, в провинции Белуджистан, рядом с иранской границей. Морской порт Гвадара был построен Китаем в 2002–2005 гг. и открыт весной 2007 г. В 2017 году порт Гвадар был передан в аренду китайской государственной компании на 40 лет. Заинтересованность Китая в строительстве данного порта объяснялась потребностями КНР в углеводородном сырье ближневосточных государств, а также в других товарах. Грузы, прибывающие в Гвадар из этих государств морем, должны идти на север и по упомянутому Каракорумскому шоссе попадать в западные районы Китая, и наоборот. Также строительство порта Гвадар было рассчитано на перевалку грузов из республик Центральной Азии и Афганистана³¹.

Пакистан не очень богат полезными ископаемыми, в том числе – запасами нефти. Доказанные запасы нефти составляют 376,8 млн баррелей. Запасы природного газа более значительны – 764,6 млрд куб.м³². Основные залежи природного газа были разведаны в Белужистане в 1952 году, затем в Пенджабе и в Синде. Нефть впервые была обнаружена в пенджабском округе Атток перед Первой Мировой войной. В настоящее время эксплуатируется 7 месторождений. Несмотря на это, собственного энергетического сырья Пакистану не хватает, поэтому он вынужден импортировать сырую нефть³³.

Главной отраслью промышленности являлась текстильная (40% занятых в промышленности, около 10% ВВП, свыше четверти валютной выручки)³⁴. У Пакистана имелся довольно развитый военно-промышленный комплекс. В условиях противостояния с Индией, обернувшимся несколькими войнами, в стране были созданы весьма внушительные вооруженные силы. Одновременно развитие получил ВПК, выпускающий продукцию от автоматического оружия до баллистических ракет. В 1999 г. Пакистан поставил оружие в 30 стран на сумму около 30 млн долл. США³⁵.

Важную роль в экономике играла внешняя торговля: ее удельный вес составлял примерно 25% ВНП. В 1993 г. объем экспорта составлял 7 млрд долл., импорта – 9 млрд Основными странами, куда экспортировались пакистанские товары, были следующие: США – 21% всего пакистанского экспорта, ОАЭ – 9%, Афганистан – 7,7%, Китай – 5,3%, Великобритания – 5,1%. Главными импортерами в Пакистан являются КНР – 13,8% всего импорта, Саудовская Аравия – 10,5%, ОАЭ – 9,7%, США – 6,5%, Япония – 5,7%³⁶.

В экономической жизни Пакистана в рассматриваемый нами период важную роль играли иностранные займы и кредиты, что привело к образованию значительного внешнего долга. Так, в 1995 г. внешний государственный долг составлял порядка 20 млрд долл. Основными «донорами» выступали США, Япония, ФРГ, Великобритания, мусульманские страны Ближнего Востока и ряд международных финансово-кредитных учреждений, таких как Международный валютный фонд и Всемирный Банк³⁷.

На экономическое развитие Пакистана крайне негативное влияние оказывало противостояние с Индией. Учитывая то, что Индия намного превосходит ИРП по экономическому и военному потенциалу, Пакистану, чтобы поддержать определенный паритет с Индией, приходилось тратить колоссальные средства на военные нужды. Так, например, армия Пакистана являлась 8-й по численности в мире и насчитывала 500.000 человек³⁸. Усиленное внимание к военно-оборонной сфере сильно истощало экономику страны, приводило к сокращению социальных обязательств. Поэтому, характерной чертой Пакистана стало заметное отставание в финансировании социальной сферы. Особенно тяжелым бременем для экономики и общества Пакистана стал проект по созданию и развитию собственной военной ядерной программы. К 2004 г. внешний государственный долг Пакистана составлял уже 33,8 млрд долл. или 35,7% ВВП страны. В 2004 г. 32% бюджета страны уходило на обслуживание внешнего долга, 29% – на оборону, 12% – на содержание бюрократического аппарата³⁹. Пакистану так и не удалось до конца справится с финансовыми проблемами, которые лишь усугубились к 2012 году. В 2013 году Исламабад получил от МВФ 5,3 млрд долл. финансовой помощи и к 2016 году несколько выправил макроэкономическую ситуацию⁴⁰. Однако с 2018 года ситуация начала вновь усугубляться из-за роста импорта и стагнации экспорта собственной продукции за рубеж.

Важнейшим фактором, оказывавшим значительное влияние на отношения Пакистана с другими странами, являлась организация государственного управления в Пакистане, его политическая система, структура и характер политической элиты страны. В целом, за прошедшие полвека политическая система Пакистана балансировала между автократией при военных диктаторах и несовершенной демократией в годы, когда у власти находились гражданские администрации. Данная устоявшаяся политическая парадигма пошатнулась лишь совсем недавно – летом 2018 года, когда парламентские выборы в Пакистане выиграла политическая партия Терик-э-Инсаф, основанная мировой звездой крикета и самым популярным пакистанским спортсменом Имраном Ханом. Сам же господин Хан – явный несистемный политик, чей политический взлетом был во многом схож с успехом «несистемного» американского лидера Дональда Трампа и французского президента Эммануэля Макрона, стал премьер-министром страны. Тем не менее, позиции армии и Межведомственной разведки Пакистана – самых влиятельных структур в стране – по-прежнему весьма и весьма сильны.

Государственное устройство Пакистана определяет Конституция 1973 г., принятая в годы правления Зульфикара Али Бхутто из «Пакистанской народной партии» (ПНП). Согласно Конституции, государственной религией Пакистана провозглашается ислам. Указывается на то, что налаживание отношений с «братскими мусульманскими государствами» должно быть одной из основ внешней политики Пакистана⁴¹.

Пакистан – президентская республика. Высшая государственная власть и управление в Пакистане принадлежит президенту, парламенту (Маджлис-и-Шура), правительству и Верховному суду. Главой государства является президент, который считается главой исполнительной власти, частью законодательной власти и верховным главнокомандующим вооруженными силами Пакистана. Также он – гарант единства Пакистана. Президента избирает коллегия выборщиков, сроком на 5 лет. Президентом может быть только мусульманин. По конституции, президент может быть переизбран на новый срок. В 1997 г. в конституцию были внесены изменения. Они лишили президента права распускать парламент⁴². В 2002 г. генерал Мушарраф вновь вернул президенту право распускать парламент. Но после его ухода в отставку полномочия президента вновь были сокращены: в 2010 году президент Пакистана вновь был лишен права распускать парламент⁴³.

Высший законодательный орган Пакистана – парламент (Маджлис-и-шура). Он состоит из двух палат – верхней (Сената) и нижней (Национального собрания). Правительство – орган исполнительной власти – «помогает» президенту в осуществлении его функций. Премьер-министр назначается президентом из числа членов Национального собрания; он должен пользоваться доверием большинства его депутатов. Высшим органом судебной власти является Верховный Суд Пакистана. Председателя (главного судью), а также членов суда назначает президент⁴⁴.

В соответствии с Конституцией 1973 г. Пакистан является федерацией и состоит из: четырех провинций – Пенджаб, Синд, Хайбер-Пахтунхва (до апреля 2010 г. – Северо-Западная Пограничная провинция), Белуджистан; столичного округа Исламабад, Зоны племен (FATA) и управляемых центральным правительством Северных районов. Главой провинции является губернатор. Его назначает и смещает президент.

Следует обратить внимание и на ряд особенностей общественно-политического развития Пакистана, которые определяли его «лицо», и, следовательно, влияли на отношения с другими субъектами международных отношений. Устремления различных влиятельных групп внутри пакистанского общества, часто совершенно разные и даже противоположные, преломлялись в определенные, иногда противоречивые шаги во внутренней и внешней политике и влияли на формирование отношений с другими государствами.

Так, важнейшей чертой государственного развития Пакистана была значительная роль армии и военных в управлении страной. Исторически сложилось так, что Пакистан тяготел к жесткой и авторитарной модели государственного устройства. Согласно Индексу демократии, публикуемому британской Economist Intelligence Unit, в 2018 году Пакистан классифицировался как гибридный режим, занимающий промежуточное положение между несовершенной демократией и автократией⁴⁵. За полвека существования Пакистана 4 раза у власти в стране оказывались генералы: в 1958 г. – Аюб-Хан и его преемник Яхья Хан, в 1978 г. – генерал Зия-уль-Хак и, совсем недавно, в 1999 г. – генерал Первез Мушарраф. Генералы приходили к власти в результате военных переворотов. Установленный Конституцией Пакистана государственный строй при этом попирался⁴⁶.

Приход к власти военных был неслучаен и органично вытекал из пакистанской действительности. В отличие от Индии, в Пакистане с трудом приживалась парламентская демократия, унаследованная от британских колонизаторов. Характерной чертой развития независимого Пакистана стала политическая нестабильность. После смерти в 1948 г. первого главы государства – авторитетного Мухаммеда Али Джинны – и убийства в 1951 г. первого премьер-министра страны Лиаката Али Хана стало очевидно, что британская парламентская демократия будет испытывать в Пакистане огромные трудности. Так и произошло: политическая чехарда, коррупция, неспособность политических сил договориться друг с другом, беспринципная борьба за власть привели к деградации политической жизни в стране и дискредитации демократических институтов.

С середины 1950-х гг. началась милитаризация страны при участии Вашингтона. Произошло заметное укрепление вооруженных сил, что трансформировало высшее офицерство армии Пакистана во влиятельную бюрократическую корпорацию⁴⁷. Этот фактор поспособствовал приходу к власти военных в условиях недееспособности гражданских властей на фоне обострения социально-экономических проблем. Приход к власти военных, в свою очередь, способствовал дальнейшему укреплению роли армии в жизни пакистанского государства.

Военные правители Пакистана уделяли больше внимания милитаризации страны, вопросам военно-политического сотрудничества во внешней политике, активно использовали геополитическое положение Пакистана и его значительный военный потенциал. Примером этого может быть война с Индией 1965 г., неудачная война в Восточном Пакистане, активное участие в вооруженном конфликте в соседнем Афганистане в 1979–1989 гг.⁴⁸

Для других государств власть военных в Пакистане имела как свои плюсы, так и свои минусы. Она была удобна в том плане, что было четко понятно, кто все контролирует и с кем необходимо договариваться. Вашингтону было удобно договариваться с Зия-уль-Хаком и Первезом Мушаррафом по поводу совместных действий в Афганистане. С другой стороны, внешняя политика Пакистана при генералах, как правило, становилась более милитаристской и менее предсказуемой, т.к. зависела не от позиции широких слоев общества и представителей бизнеса, а от воли узкой и сплоченной корпорации лиц – высшего генералитета пакистанской армии⁴⁹. Особое беспокойство приход к власти военных вызывал в Индии. Беспокойство было вполне резонным. В армейской верхушке Пакистана традиционно существовали сильные антииндийские настроения⁵⁰.

Пребывание военных у власти в Пакистане было жизненной необходимостью, которая позволяла удержать страну от сползания в еще больший хаос. Военные правители, как правило, обладали большими рычагами для преодоления сопротивления политической и социальной среды. Однако, как показал исторический опыт, армия Пакистана могла поддерживать политическую стабильность в Пакистане лишь сравнительно непродолжительное время. Далее следовали волнения и беспорядки, приводившие к отчуждению от военного режима целых социальных слоев и даже провинций⁵¹.

Помимо армии на жизнь государства и общества Пакистана большое влияние оказывали земельная олигархия, верхушка бюрократии и крупный (хотя и малочисленный) бизнес⁵². Отечественный исследователь Пакистана В. Я. Белокреницкий приводит следующую точку зрения по поводу структуры и характера политической элиты Пакистана: «считается, что с тех пор (с 60- х гг. – прим. авт.) Пакистаном управляет неявная и невидимая, но сплоченная и связанная общим стилем поведения элита. Состоит она из военных и гражданских бюрократов, как действующих, так и отставников, по происхождению своему в основном крупных землевладельцев и промышленников. Им присущи умеренность в проявлении религиозных чувств, прагматизм и взвешенность во взглядах на политические проблемы»⁵³.

В 1990-е и 2000-е гг. общественно-политическая система Пакистана подвергалась серьезным испытаниям. Широкое распространение получили такие явления как терроризм, религиозный экстремизм, насильственные методы решения политических конфликтов.

По мнению американского сенатора, дававшего в 1999 г. оценку состоянию пакистанского общества и политикума, подобные проявления были последствием модернизации пакистанского общества. В рассматриваемый нами период пошатнулись традиционные устои пакистанского общества, на которых основывалась стабильность политической системы. По мнению сенатора, ранее, в 1960–1980-е гг. стабильность пакистанского общества базировалась на трех китах: духовенстве, армии и богатых землевладельцах⁵⁴. В 1990-е гг. эти устои пошатнулись. Армия разделилась на светский и исламистский лагеря. Проведенные в 1990-е гг. Н. Шарифом реформы привели к тому, что экономическая власть в большей степени, чем раньше оказалась сосредоточена в руках недавно разбогатевшего небольшого класса деловых людей города, в результате чего влияние землевладельцев оказалось подорвано. Пакистанское духовенство, по мнению сенатора, также стало раздробленным на фракции. Взоры одних были обращены в сторону Саудовской Аравии, других – на экстремистов, подобных Усаме бен Ладену, третьи – поддерживали талибов, четвертые – Иран. А коррупция, бедность, оружие и наркотики, наложившись на данные последствия модернизации, привели к крайне негативным последствиям и проявлениям⁵⁵.

В общественно-политической жизни Пакистана значительную роль играли и продолжают играть родовые и семейные связи. Так, главные фигуры политической жизни Пакистана в рассматриваемый нами период – Беназир Бхутто и Наваз Шариф являлись представителями влиятельных, известных родов. Партии, руководителями которых в рассматриваемый нами период они являлись («Пакистанская народная партия» и «Пакистанская мусульманская лига» соответственно) в значительной степени были партиями одного лица, авторитет которых определялся не только лишь личными способностями партийного лидера, но и, в значительной степени, его происхождением⁵⁶. Так, в свое время партию ПНП возглавлял З. А. Бхутто. Когда он погиб, партию возглавила его дочь Б. Бхутто. После ее гибели, руководство ПНП взял на себя ее муж – Асиф Али Зардари. Приход к власти определенного политика означал приход к власти его клана, построенного по родовым и семейным узам. Большое влияние имели старшие в роду. После военного переворота 1999 г. пакистанскими генералами во главе с Мушаррафом решался вопрос, что делать с Н. Шарифом – казнить или просто выслать из страны? В результате, между военными и Н. Шарифом было достигнуто соглашение о высылке Шарифа за пределы Пакистана. Примечательно, что данное соглашение подписывал не только сам Шариф, но и все старейшины его рода⁵⁷.

Впрочем, подобные перипетии судьбы не смогли помешать Шарифу в очередной раз стать премьер-министром Пакистана. Он вновь был утвержден в этой должности в 2013 году. Политическую карьеру Шарифа прервало то, что его близкие оказались среди фигурантов знаменитого «панамского досье». В 2017 году после утечки конфиденциальных сведений панамской компании Mossack Fonseca в отношении премьер-министра было инициировано антикоррупционное расследование, в результате которого Верховный суд Пакистана отстранил Шарифа от должности. Так, из «панамского досье» стало известно, что дети Шарифа владеют несколькими офшорными фирмами, которые были зарегистрированы на Британских Виргинских островах⁵⁸.

Различные политические силы Пакистана традиционно толковали внешнеполитические интересы страны по-разному, по некоторым вопросам – совершенно противоположно, что уходило корнями в различную природу этих политических сил и различия в ценностях.

Можно выделить две крайности подхода к пониманию внешнеполитических интересов Пакистана политическими силами этой страны в рассматриваемый нами период. На одном полюсе находились светские, вестернизированные силы, ориентированные на западные модели государственно-политического развития. Многие представители пакистанской элиты получали высшее образование в лучших учебных заведениях западных государств – прежде всего, Великобритании и США. По возвращении на родину многие из них начинали активно стремиться к внедрению в общественно-политическую жизнь Пакистана западных институтов и ценностей. Такие политики видели в тесном сближении с государствами Запада благо для Пакистана⁵⁹.

Наиболее яркой представительницей такой плеяды пакистанских политиков была Беназир Бхутто, блестящая выпускница Гарварда и слушательница углубленных курсов по международному праву и дипломатии в Оксфорде. Именно в годы обучения на Западе она, по ее словам, почувствовала «вкус демократии». Соответственно, в системе внешнеполитических приоритетов Бхутто и ее единомышленников из партии ПНП связи с США и другими западными государствами занимали весьма значительное место⁶⁰.

На другом полюсе политической жизни Пакистана находились фундаменталистские партии религиозного толка, такие как «Джамаат-и-Ислами» («Jamaat-e-Islami»). Эта партия – самая крупная и старая политическая сила Пакистана, существует с 1941 г. В отличие от пакистанских «западников», идеологи «Джамаат-и-Ислами» и близких им сил не считали и не считают западные ценности, нормы и общественно-политические институты вершиной человеческого прогресса и тем, к чему нужно стремиться. Ориентиром для сторонников таких сил как «Джамаат-и-Ислами» являлось соответствие общественно-политических и экономических институтов духу и букве исламского вероучения⁶¹.

Соответственно, США со своей политикой «распространения демократии», в том числе весьма жесткими методами, такими какие были использованы в соседнем Афганистане, представали в образе врага, который совершает экспансию, новый «крестовый поход», уничтожает мусульманские ценности в мусульманских странах и навязывает собственные. Лейтмотивом отношения «Джамаат-и-Ислами» и близких ей сил к США являлась фраза: «Америка, уходи!». На данном полюсе пакистанской политики никто не рассматривал США в качестве важного партнера и союзника Пакистана. Напротив, в качестве внешнеполитических приоритетов рассматривалась помощь тем силам в исламском мире и не только, которые противостоят мировой экспансии Вашингтона⁶².

Взгляды других политических сил Пакистана находились между этими двумя полюсами, как правило, ближе к центру, и в той или иной степени сочетали прозападную направленность с приверженностью ценностям и нормам ислама. Однако, наличие этих крайних полюсов понимания Исламабадом своих внешнеполитических интересов и, шире, своего места в мире и пути развития, в рассматриваемый нами период порождало серьезную напряженность общественно-политической обстановки внутри Пакистана и определенную противоречивость внешнеполитического курса Исламабада.

На протяжении всей истории Пакистана у руля находились достаточно умеренные политические силы, которые проводили сбалансированную политику и осознавали важность поддержания отношений с технологически продвинутым и влиятельным Западом. В 1990-е и 2000-е гг. поддержка фундаменталистских партий также была недостаточной, у руля находились политики, настроенные на активное сотрудничество с США, кто-то чуть в большей, кто-то чуть в меньшей степени – Б. Бхутто, Н. Шариф и П. Мушарраф⁶³.

В качестве примера понимания руководством Пакистана внешнеполитических интересов Исламабада можно привести следующий документ – «Годовой отчет о внешней политике Пакистана» («Foreign Office Yearbook»). В этом документе приводится список внешнеполитических приоритетов Пакистана, сформулированных Министерством иностранных дел в 2003 г. В данном документе выделялись следующие цели внешней политики государства: во-первых, охрана жизненной безопасности Пакистана и его геостратегических интересов, включая Кашмир; во-вторых, продвижение Пакистана в мире как динамично развивающейся, прогрессивной, умеренной и демократической исламской страны; в-третьих, создание благоприятных условий для реализации экономических и иных интересов во внешнем мире; в-четвертых, защита интересов выходцев из Пакистана, проживающих за рубежом; в-пятых, развитие дружественных отношений со всеми государствами мира, особенно – с ближайшими соседями;

Вы достигли конца предварительного просмотра. Зарегистрируйтесь, чтобы узнать больше!
Страница 1 из 1

Обзоры

Что люди думают о США и Пакистан

0
0 оценки / 0 Обзоры
Ваше мнение?
Рейтинг: 0 из 5 звезд

Отзывы читателей