Наслаждайтесь этим изданием прямо сейчас, а также миллионами других - с бесплатной пробной версией

Только $9.99 в месяц после пробной версии. Можно отменить в любое время.

Случайная тень

Случайная тень

Читать отрывок

Случайная тень

Длина:
220 страниц
1 час
Издатель:
Издано:
Nov 20, 2021
ISBN:
9785042453557
Формат:
Книга

Описание

Земля — всё, что у нас есть. Может, поэтому мы со страхом думаем, что она также нужна пришельцам. А если нет? Что, если им не нужна наша планета? Да, они здесь — в Солнечной системе, но прилетели не к нам. Им всего лишь нужен свет нашей Звезды, но нас они его лишают.

Издатель:
Издано:
Nov 20, 2021
ISBN:
9785042453557
Формат:
Книга

Об авторе


Связано с Случайная тень

Похожие Книги

Похожие статьи

Предварительный просмотр книги

Случайная тень - Рыжков Алексей

Случайная тень

Алексей Рыжков

© Алексей Рыжков, 2021

ISBN 978-5-4498-5578-7

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Земля – всё, что у нас есть. Может, поэтому мы со страхом думаем, что она также нужна пришельцам. А если нет? Что если им не нужна наша планета? Да, они здесь – в Солнечной системе, но прилетели не к нам. Им всего лишь нужен свет нашей Звезды, но нас они его лишают.

Случайная тень

Благодарности:

Токареву Алексею Михайловичу за вдумчивую обоснованную критику.

Андрею Олешко (www.astroexperiment.ru) за помощь в расчёте орбитальных

скоростей и геометрического размера тени.

Владиславу Кочемаеву за Концепцию Ядерной Зимы.

Птолемей считал Землю центром Вселенной. Его модель исчезла, но отголосок её по-прежнему живет в людях.

1.

2 марта. Солнечная обсерватория «Биг Бэар», Фонскин, Калифорния.

Пять утра. Окно кабинета приоткрыто, и старый семнадцатидюймовый NEC трепещет дюжиной разноцветных стикеров. Келлер вставляет в файл последнюю фотографию, отправляет документ на печать и, устало потирая виски, поднимается с кресла. Комната с принтером в конце коридора – тут нет окон, только решётка вентиляции и дрожащий свет ртутной лампы. Серводвигатели бионического протеза тихонько воют, когда Келлер тянется к пахнущим краской распечаткам, и в этом мерцающем, рваном полумраке его левая рука вдруг кажется ему чужой. Она и есть чужая – многослойный силикон, полимеры, немного кремния, инертных металлов и самообучающийся софт на базе нейронной сети Кохонена – двадцать пять тысяч, включая налоги. Пару секунд Келлер задумчиво смотрит на чёрный протез, а потом заталкивает листы в конверт.

Вернувшись в кабинет, он снова звонит.

– Джефферсон, у тебя, что, рояль к заднице привязан? Ты уже должен быть в обсерватории!

– Иди к дьяволу, Йон! В пять утра я не способен быстро ехать, куда бы то ни было.

Келлер улыбается, но тут его взгляд падает на жёлтый конверт. Немое откровение размером восемь на одиннадцать дюймов, визуальный ответ на извечный вопрос человечества, и грядущее, которое пугает его до гулкого пульса в висках. Адреналиновый криз наваливается удушающей волной, череп превращается в чугунный набат, пальцы правой руки дрожат и немеют, движки протеза пляшут в растерянном хаотичном танце. Келлеру больно до рези в глазах, и он косится на полку с полусотней журналов «Astronomy Education Review». За ними прячется литровый «Джек Дэниэлс» и Келлер решительно раздвинув их, извлекает виски на свет божий. Коридор сотрясает тяжелая поступь двухсотпятидесяти фунтов Джефферсона.

– А где Венда и Ксанью? Они вроде должны готовить солнечный спектрограф? – Орёт он из коридора.

– Я отправил их домой! – Отвечает Келлер и прикладывается к бутылке.

– Знаешь, старик, несколько тысяч лет назад человечество придумало такую штуку как чашка. Между прочим, первые глиняные образцы относятся к эпохе неолита.

Джефферсон стоит в дверях кабинета и неодобрительно смотрит на Келлера. Тот кивает на жёлтый конверт на краю стола. – Когда ты будешь это смотреть, Мак, тебе лучше присесть. Джефферсон устраивается в гостевом кресле и вынимает из конверта фотографии и распечатки линейных графиков. Спустя полминуты он удручённо вздыхает.

– Ты же знаешь, что я начинал карьеру на Уолл-стрит. Моя задача добывать для обсерватории деньги. – Он кладёт листы на стол. – Не мог бы ты вкратце?

Келлер с сожалением смотрит на бутылку, зажатую искусственными пальцами E-HAND, а потом ставит её на стол.

– В Солнечной системе объявился инопланетный корабль. У нас гости, Мак. Те самые, которых мы так долго ждали.

Джефферсон потирает пухлый подбородок, машинально поправляет узел галстука («какого чёрта он в костюме» – думает Келлер – «пять утра»! ).

– А теперь чуть подробней, Келл. Я, конечно, профан в астрономии, но даже мне такой формулировки маловато.

– Окей, – кивает Келлер и подходит к заваленному барахлом столу в углу кабинета. – Вчера утром я анализировал треки с нашего телескопа и обнаружил покрытие звезды астероидом. Во всяком случае, ещё вчера я так думал… – На угловом столе недопитый «Будвайзер», стопки журналов, залежи заплесневелой пиццы и FDM-принтер. В его камере недоделанный трёхдюймовый мастер Йода – бобина с зелёной нитью закончилась на половине головы, и 3Д-принтер встал, озадаченно помигивая диодом. Провода тянутся к ноутбуку на полке, софт из Беркли вовсю использует свободные такты процессора, анализируя массив данных с радиотелескопа Аресибо. Келлер подозрительно нюхает белую кружку с надписью SETI, скривившись, выплёскивает в окно недельный кофе и наливает в кружку виски.

– Я заглянул в каталоги и убедился – ничего из известного в той области быть не должно. Я уже было порадовался, что открыл новый астероид, но прежде чем отсылать заявку, решил собрать о нем побольше информации. Весь день я прикидывал траекторию астероида, и сегодня ночью продолжил поиски. И я нашел его, Мак! В три часа я наткнулся на него совершенно случайно. В первый момент я был ошеломлён – веретено длиной 932 километра! Как мы прошляпили его? Почему ни разу не засекли до этого? У него конечно очень низкое альбедо, мне с трудом удалось его сфотографировать, но, чёрт возьми, он размером с Цереру! Неужели я первый, кто на него наткнулся?

Джефферсон облизывает губы и тоже подходит к угловому столу. Он отыскивает захватанный толстостенный стакан и наливает себе глоток виски.

– Но с чего ты решил, что это корабль?

– Его скорость, Мак! Я проанализировал время покрытия звезды со вчерашнего трека, размер объекта и его сегодняшнюю траекторию. Это кажется невозможным, но еще вчера он двигался со скоростью больше ста километров в секунду, а сегодня около сорока двух. Ни один астероид не может менять скорость в таких пределах. Это корабль, Джефферсон, и с каждой минутой он приближается!

Мак делает глоток и нервно теребит галстук.

– Кто-то ещё мог его засечь?

– Сомневаюсь. Я наткнулся на него совершенно случайно. Он сейчас за Солнцем, его орбита лежит в плоскости эклиптики, коэффициент отражения света в видимом диапазоне почти нулевой и угловое расстояние от Солнца около тридцати градусов. В следующие дней двадцать мы его не увидим – он спрячется в свете нашей звезды.

Джефферсон аккуратно убирает распечатки в жёлтый конверт. Он роется в Келлеровом бардаке и находит красный маркер – это ведь не шутка, Келл? – Тот хмурится и смотрит на Джефферсона долгим взглядом. Обсерватория «Биг Бэар» – размашисто пишет Мак на конверте, чуть ниже номер своего телефона.

– И что нам с этим делать, Келл? Ты ведь понимаешь, что у нас два пути. Обнародовать эту информацию, или пока сохранить всё в тайне.

Келлер прячет «Джека Дэниэлса» за журналы, а Джефферсон начинает лихорадочно расхаживать по кабинету.

– Йон, ты ведь слышал про ночь страха в Нью-Йорке 1977 года? В линию попала молния, и девятимиллионный город остался на двадцать пять часов без электричества. Ближе к ночи в дорогие районы хлынули банды насильников и грабителей. За одну ночь полиция арестовала больше трёх тысяч человек, но это была лишь мизерная часть. Мародёры и вандалы нанесли ущерб городу в миллиард долларов, но больше всего, конечно, досталось простым людям. И ведь это всего-навсего блэкаут – отключение электричества…

Джефферсон с сожалением заглядывает в пустой стакан и ставит его на край углового стола, Келлер смотрит в окно пустым расфокусированным взглядом.

– Я даже боюсь представить, какой бардак начнётся, когда люди узнают об этом огромном инопланетном корабле.

– Считай, что ты меня убедил, Мак. У тебя же есть пару ребят в НАСА – эти твои однокашники из Гарварда или что ты там заканчивал. Свяжись с ними, пускай по-тихому сольют эти данные наверх. А мне пора.

– И куда ты собрался?

Келлер роется в ящике своего стола. – В той свистопляске, которая начнётся через пару недель, никому не будет дела до астрофизика из заштатной обсерватории. Я собираюсь самостоятельно подготовиться к глобальной панике, и ещё мне нужно кое о ком позаботиться.

– О! – Он извлекает из-под груды бумаг пузырек дезоксина.

– Отличная мысль, Келл, – комментирует находку Джефферсон – закинуться после виски метамфетамином—самое то.

– Я должен быть в форме, Мак, путь мне предстоит неблизкий.

Келлер находит под столом банку пива, запивает им психостимулятор и сосредоточенно меняет аккумулятор протеза.

– Мы еще увидимся?

– Не знаю, Мак. Мне надо в Беркли на пару дней, и я надеюсь вернуться не один. Наш тихий Фонскин – отличное место чтоб пересидеть массовые беспорядки. В таких ситуациях лучше держаться подальше от мегаполисов. Советую тебе забрать Лору и детей из Лос-Анджелеса, и закупить продуктов и медикаментов. И оружие конечно. Хотя о тебе-то, наверное, твои друзья из НАСА позаботятся.

Мак морщится как от зубной боли, и шагает за Келлером по коридору обсерватории. Снаружи прохладно, ветерок с озера Большой Медведь пробирается под одежду, ерошит длинные каштановые волосы Келлера и его шикарную бороду в стиле «а-ля конкистадор». Келлер застегивает байкерскую куртку и заводит свой «Фэт Бой Спешиал». – Я на тебя надеюсь, Мак. Не исключено, что в твоих руках сейчас судьба нашей цивилизации. Сделай всё правильно. – Он надевает шлем, выкручивает ручку газа и байк с рёвом уносится по узкой длинной дорожке. Джефферсон смотрит ему вслед, потом опускает глаза на жёлтый конверт в своей руке и ёжится.

2.

02 марта. Беркли.

Удар был сильным, след от пощёчины растёкся красным пятном на бледной щеке Келлера.

– Фууух. – Мария выглядит довольной. – Три года я мечтала это сделать.

– Я хотел попросить прощения, Мари.

– У тебя было для этого пару лет, потом срок давности истёк.

Она потирает после удара правую руку и шипит от боли.

– В следующий раз, перед тем как мне врезать снимай, пожалуйста, кольца.

– Договорились.

На ней только старая клетчатая рубашка Келлера. «Надо же, прошло столько лет, а она по-прежнему использует её в качестве домашнего халата». Мария улыбается, как ни в чём ни бывало.

– Кофе, доктор Келлер?

– Не откажусь.

– Хреново выглядишь, Йон.

Келлер оставляет рюкзак в гостиной и топает за Марией на маленькую кухню.

– Я не спал больше суток, дорогая. Ты просмотрела файлы, которые я тебе прислал?

– Файлы? – Она засыпает «Колумбийский Катурра» в бункер кофемашины. – Я думала, это просто предлог.

– Нет, доктор Лукоффникофа, это не предлог, похоже, скоро у вас будет уйма работы.

Мария усмехается. – Ты никогда не мог выговорить мою фамилию правильно.

Келлер выкладывает на стол планшет.

– Я засёк этот объект вчера. Это корабль, Мари! Те самые пришельцы, которых ты пытаешься смоделировать последние десять лет.

Она щурится на планшет, оттягивает уголок глаза, потом безнадёжно машет рукой.

– Подожди пару минут, Келл, мне нужно воткнуть эти чёртовы линзы.

Она уходит в ванную, что-то напевает там и Келлер блаженно улыбается. Будто и не было трёх лет. На крохотной кухне пахнет кофе, Мария напевает в ванной эти свои зубодробильные русские песни, старый клён привычно царапает ветвями окно. «Почему я от неё ушел? Диссонанс менталитетов?» Он проводит рукой по грубой столешнице – сосновые доски ещё хранят тепло его рук. «Мда, три года назад у меня было две руки. Была любимая женщина, маленький уютный дом…»

– Ну, что там у тебя за корабль?

Она стоит в проёме двери, солнце освещает светлые волосы, подчёркивает загорелые стройные ноги с безупречным педикюром. «Вот что мне всегда в ней нравилось – она неизменно в отличной форме» – Келлер убирает планшет со стола.

– Давай про корабль чуть позже. Я могу принять душ?

Мария чуть заметно улыбается.

– Твоя бритва в шкафчике на верхней полке.

Келлер кивает и проводит ладонью правой руки по её ягодицам, Мария немного отстраняется и морщит нос.

– От тебя несёт как от сдохшего скунса, дорогой.

Через двадцать минут безбородый, помолодевший на десять лет Келлер выходит из ванной. Поджарый как степной волк – на шее ожерелье в стиле индейцев Навахо, на бёдрах полосатое полотенце, в правой руке отстёгнутый E-HAND.

– Слушай, Мари, даже не знаю, как быть. Надевать эту штуку или лучше остаться одноруким калекой?

Её голос звучит из спальни. – Это ведь теперь часть тебя, и если в этот раз ты собрался оставаться достаточно долго, то лучше надеть.

«Она всегда любила символы в наших отношениях, поэтому и рубашка и кольцо, которое я подарил ей на годовщину». Он вщёлкивает кистевой привод в гнездо на запястье, шевелит искусственными пальцами и направляется в спальню. Мария стоит и смотрит в окно. – С ума сойти – говорит она – эта штуковина всё ещё ездит. Йон подходит сзади, зарывается лицом в её волосы и целует тонкую шею. Пальцы правой руки находят пуговицы его старой рубашки,

Вы достигли конца предварительного просмотра. Зарегистрируйтесь, чтобы узнать больше!
Страница 1 из 1

Обзоры

Что люди думают о Случайная тень

0
0 оценки / 0 Обзоры
Ваше мнение?
Рейтинг: 0 из 5 звезд

Отзывы читателей