Наслаждайтесь этим изданием прямо сейчас, а также миллионами других - с бесплатной пробной версией

Только $9.99 в месяц после пробной версии. Можно отменить в любое время.

Гостевой обмен опытом и характеристика Краткосрочной программы работы педагогов

Гостевой обмен опытом и характеристика Краткосрочной программы работы педагогов

Читать отрывок

Гостевой обмен опытом и характеристика Краткосрочной программы работы педагогов

Длина:
211 страниц
1 час
Издатель:
Издано:
Nov 29, 2021
ISBN:
9785042625046
Формат:
Книга

Описание

Этот сборник составлен на основе книги Е. Е. Шулешко «Понимание грамотности» и посвящён двум сторонам его педагогической практики, опыт которых значим для большинства детских садов.

Первая часть раскрывает модель организации неформальной системы самообразования педагогов через их встречи на рабочих местах и совместные наблюдения за жизнью детей, вторая часть – общую логику планирования дошкольных занятий через проектирование событий детской жизни; при этом предполагается, что в каждом из событий должны быть переплетены различные роды и виды деятельностей так, чтобы в итоге ни один особенно значимый род занятий не был забыт.

В совокупности две части книги дают объёмное видение того, что должно находиться в центре внимания при управленческом, организационном, психологическом обеспечении работы воспитателей с детьми.

Издатель:
Издано:
Nov 29, 2021
ISBN:
9785042625046
Формат:
Книга


Предварительный просмотр книги

Гостевой обмен опытом и характеристика Краткосрочной программы работы педагогов - Шулешко Евгений Евгеньевич

Андрей Русаков

Планирование и повышение квалификации: от формализма к содержательным решениям

Предисловие от редактора

Тематика этой книги – планирование текущей образовательной деятельности и повышение квалификации воспитателей (а также решение задач управленческого и методического обеспечения этих процессов). Но обсуждаются эти темы в непосредственной связи с глубокими и нетривиальными педагогическими исследованиями, наблюдениями, результатами работы многих людей.

Предлагаемые организационные модели опираются на опыт конкретной педагогической практики, но их идейные основания и методические решения в той или иной мере актуальны для любого дошкольного педагогического коллектива, стремящегося к обновлению своей жизни и деятельности.

По духу своему (а во многом и по букве) они созвучны ключевым требованиям нового федерального государственного стандарта дошкольного образования.

Автор книги – Евгений Евгеньевич Шулешко (1931–2006) – выдающийся педагогический исследователь, философ, психолог, создатель необычной практики успешного для всех детей дошкольного и начального образования, охватывающего период с пяти до одиннадцати лет.

Е. Е. Шулешко и его ближайшие соратники (создавшие вместе с ним программу «Обновление и самообразование» и распространившие такую практику на сотни детских садов) были учениками и последователями крупнейшего российского психолога, многолетнего директора Института дошкольного воспитания Александра Владимировича Запорожца. Они опирались на те те важнейшие принципы, соблюдение которых А. В. Запорожец считал обязательным:

– сохранение специфики дошкольного обучения (удержание разницы в манере поведения воспитателя детского сада и учителя школы);

– связь педагогического процесса, общевоспитательной и образовательной работы в детском саду с продолжением её в первом классе школы как работы над общекультурными навыками человека;

– максимальный учёт в организации жизни детей их возрастных особенностей и региональных возможностей жизнеобеспечения;

– отказ от форсирования усилий в достижении показателей обученности детей и учёт состояния их физического здоровья.

Эти принципы были в 1980-е и 1990-е годы воплощены ими на практике и дополнены рядом качественно новых положений (о потенциале ровеснического сообщества, об опоре на малые группы, о социо-игровой стилистике ведения занятий, о возможности превращения занятий по освоению чтению, письма и счёта в наиболее излюбленные дошкольниками, о том, как установление нормального хода дел и отношений в детском саду может происходить одновременно в жизни детей и в жизни взрослых и др.).

Впрочем, уникальные особенности «шулешкинской» практики «аукаются» в данной книге лишь косвенно. Основные акценты сделаны на обеспечение наиболее универсальных требований к нормальному ходу организации жизни и обучения детей-дошкольников – тех, которые сформулировал ещё А. В. Запорожец.

«Обновление и самообразование» – самое распространённое из названий программы, созданной Евгением Шулешко, его соратниками и последователями. Все привыкли, что в школах и садах нужно что-то формировать, чему-то учить, в лучшем случае – нечто развивать. Задача сохранить и сберечь то самобытное и непосредственное, что возникло в детстве – редко принимается всерьёз. Если же признать такую задачу приоритетной, то меняется и образ желаемых перемен. Тогда этот образ – стремительная эволюция, неустанно и незаметно обновляющаяся традиция, где изменения подобны не техническим усовершенствованиям, а природным – тому, как стремительно весна наступает.

Практика показала (и доказала), что педагогически грамотная линия поведения взрослых обеспечивает нормальную, радостную и успешную для всех жизнь в детском саду вне зависимости от того, какие именно дети стихийно собираются к пяти годам («шулешкинская» практика была подробно разработана для старших и подготовительных групп) под крышу одного дошкольного учреждения.

«Отказ от заорганизованности, от пародирования школы, представляет практическую задачу для всех работников детских садов. А для этого необходимо отказаться от школьных представлений о рядоположенности, несвязанности разных видов деятельности друг с другом», – писала Татьяна Владимировна Тарунтаева, ближайший соратник Е. Е. Шулешко (а также соавтор программы «Истоки» и многолетний руководитель лаборатории Преемственности дошкольного и школьного детства Центра «Дошкольное детство» им. А. В. Запорожца).

Надеемся, что книга поможет руководителям детских садов в решении подобной задачи.

Для читателей, которые заинтересуются более обстоятельным знакомством с педагогикой Е. Е. Шулешко, мы рекомендуем ознакомиться с его двухтомником «Понимание грамотности» (на основе которого и подготовлена эта книжка) и со сборником педагогических комментариев «Ручной уголок». Ссылки вы найдёте в разделе «Рекомендуемая литература».

Для предварительной ориентировки читателя в содержании разделов некоторые ключевые тезисы автора вынесены на титульные страницы в качестве эпиграфов.

Раздел 1. Гостевой обмен опытом педагогов. Обновление жизни детей и взрослых через самообразование воспитателей

Эпиграфы к первому разделу

…Чтобы нащупать свой путь, взрослым необходимо сверить свой накопленный и нарождающийся опыт самим, без направляющих указаний на отбор лучшего.

Каждый коллектив действует в особенных условиях; эти особенности надо обнаружить и определить характер их влияния на условия нормализации жизни детей.

…ГООП не имеет с «открытыми уроками» ничего общего. На нём обсуждают не воспитателей, а детей. И оценивают не образцы поведения взрослого, а характер проявления себя детьми. Высказанное одним обсуждается всеми; составляется как бы картина сегодняшней детской жизни, раскрывающая, что типично, а что индивидуально для данного детского коллектива.

…Воспитателю или учителю не надо писать планы. Надо записывать впечатления по поводу случившегося. Но взрослый не должен фиксировать, как он сам продвигается в работе – ему нужно отмечать взаимоотношения детей, уточнять, что становится для того или иного ребёнка привычным, и как он выражает собственные отношения к происходящему.

…Полнота дня жизни в детском саду – это новизна проживания своих ожиданий и исполненных, замеченных, признанных другими умений. Взрослый – равноправный соучастник этих радостных новостей, порой выступающий и как рассказчик событий, которые случились или могли бы случиться. Важно, что эта сторона представлений о жизни, укоренившаяся в разговорах, принимается как знаемая всеми. Общеизвестная настолько, что воспринимается, понимается по намёку и с полунамёка.

Об укреплении веры в свой опыт

Замечательно, что дошкольники живут в доме, до сих пор именуемом по-старому детским садом. Дом с очагом и хозяйством, развлечениями и серьёзными делами. Хотя при нынешней неустроенности и всяческой зависимости от обязательности выполнения новшеств, которые навязывают управленцы, многим садам остаётся только борьба за выживание. В сельской местности – откровенная. В городских же условиях – чаще под прикрытием разговоров об общих неудобствах.

В сентябре-октябре у школьных учителей, набравших первый класс, – настоящий стресс. По привычке 3–4-х лет предыдущей практики они не могут определиться ни по темпу, ни по ритму контактов с детьми, ни по манере разговора с ними, ни по объёму предполагаемых нагрузок. Не могут создать ровный, бесконфликтный ход совместной жизни. Взрослые не хотят попасть в старую педагогическую колею и в то же время не могут обезопасить себя от съезжания в неё.

В разговорах и ответах на вопросы всегда приходится пояснять, что путать две идеи – о жизни детей до школы и в начальном освоении школы – могут только родители и управленцы. Педагоги же хотят в чём-нибудь разбираться.

Обстоятельства жизни педагога суровы. Он невольно и неосознанно спешит, работает рывками, приспосабливается к тому, о чём знает со слов разных советчиков, а не по своему собственному опыту. Технологи старых и новых новшеств (так же как и управленцы всех рангов) о вере в свой опыт помалкивают. А вера в свой опыт и есть профессиональное кредо (credo на латыни значит верую) – и для оценки своей удачливости, и для оценки посильности своих усилий в расчёте на близкую, среднюю и далёкую перспективу.

Тот, кто пашет по заданной программе или новому учебному пособию, не может работать по вере в себя, он теряет представление о своём педагогически сработанном опыте.

И социальный статус нынешнего времени (понимание учительского или воспитательского дела как «оказывание услуг») любому педагогу только во вред: ни для дела по уму, ни для дела по сердцу.

Школьное общество – по сути дела, зачастую артель по обслуживанию за госсчёт. Тогда как дошкольное сообщество может быть коллективом – в лучшем, старом понимании этого слова.

* * *

В собраниях «по вызову» каждый из вас наверняка участвовал. Из-за заорганизованности общения эти собрания обычно кончались ничем, времятерянием. Появлялось, в лучшем случае, чувство досады, в худшем – тошнотворное ощущение переповторения.

Человека обездушили, потому что удушили бездельем. Твоё лицо обезличили. И твои профессиональные переживания и оценки стали ненужными. На собраниях за счёт обрядности его проведения пострадали энное количество человек без права на компенсацию морального ущерба за погубленный интерес к жизни.

У детей нет таких сборищ, но есть собрания по приводу в круг обязательного контакта (так сказать, «общения»). Эффект почти тот же. Но он окрашивается, во-первых, встречей с известными по имени детьми и, во-вторых, характером деловитости детей, собравшихся для одного дела (игры).

Если круг детей не случаен, складывается разговор, беседа – то индивидуальная, то общая для трёх-четырёх детей. Повтор в составе круга детей приглушает или гасит интерес к знакомым делам, упрощает игровые ситуации. Безразличие взрослого к составу играющих также губит интерес к жизни здесь и сейчас.

Иначе говоря, каковы взрослые – таковы и дети.

Дети потеряли хотение выражать своё волеизъявление, ибо взрослые его никак не показывают, не демонстрируют. Попытки взрослого направлять, показывая игру, почти сразу затухают после условной попытки поиграть. Таким образом, легко опрощается контакт детей и упрощаются их образы, представления о своих возможностях, не говоря о распределении сил по их испытыванию. Смех детей замолкает. Восстанавливается шум разной громкости…

Такова реакция на безволие взрослых.

* * *

Итак, о вере в себя. Её можно укрепить. И её можно вернуть – повернув лицом к себе. В первом случае надо с кем-то договориться об общем взгляде на свой опыт и на опыт партнёра. Во втором случае – поискать, с кем хотелось бы договариваться, то есть определиться, какой облик более привлекателен и какое лицо хотелось бы привлечь к разговору.

И лицо, и облик сформировавшегося человека могут стать лишь узнаваемым намёком (маской) того привлекательного начала, которое мы почему-то называем личностью.

Вот женщина вдруг в чём-то усомнилась, без особых разговоров не доверившись другой женщине, почувствовав какую-то двойственность. Интуиция женщин не обманывает: так оно и есть. Только надо помнить, что у каждого есть его второе «я».

Второе «я» – это опыт, который по жизни составлен из собственных образов, впечатлений и переживаний. Интуитивно откликнулось ваше второе «я» навстречу другому, когда вы почувствовали, что облик и лицо – это, так же как и у вас, разные и одновременно существующие характерные черты этого человека.

Кто-то из вас двоих торопится принять решение. У каждой срабатывают две силы: одна – привычная (автоматическая) реакция – по детали, ещё не наименованной, успеть получить информацию и тотчас на неё отреагировать. Или же это в вас произошла неосознаваемая обработка визуальной аналоговой информации, которая пересчитывается в ряд признаков, и поэтому реакция задержанная, замедленная, идущая по какой-то мысленной схеме, контролируемая в реальном масштабе времени.

В первом случае могла сработать биологическая реакция, несущая свою собственную точку зрения как приоритетную. Во втором случае срабатывает технико-хозяйственная точка зрения, вооружаемая анализом зримой соседки по ряду несознаваемых примет, которым женщина доверяет в любой ситуации.

Разговор в присутствии обеих или участие обеих в разговоре не меняет их точек зрения.

Вы достигли конца предварительного просмотра. Зарегистрируйтесь, чтобы узнать больше!
Страница 1 из 1

Обзоры

Что люди думают о Гостевой обмен опытом и характеристика Краткосрочной программы работы педагогов

0
0 оценки / 0 Обзоры
Ваше мнение?
Рейтинг: 0 из 5 звезд

Отзывы читателей