Наслаждайтесь этим изданием прямо сейчас, а также миллионами других - с бесплатной пробной версией

Только $9.99 в месяц после пробной версии. Можно отменить в любое время.

Собрание малоформатной прозы. Том 1. Ужасы, мистика, фантастика, криминал, современная проза

Собрание малоформатной прозы. Том 1. Ужасы, мистика, фантастика, криминал, современная проза

Читать отрывок

Собрание малоформатной прозы. Том 1. Ужасы, мистика, фантастика, криминал, современная проза

Длина:
942 страницы
5 часов
Издатель:
Издано:
Feb 5, 2021
ISBN:
9785042636110
Формат:
Книга

Описание

В этот сборник вошли очень короткие рассказы и повести различных жанров, которые с некоторой условностью можно отнести к хоррору, к мистике, к фантастике, к криминалу, к современной прозе, а иные — к мистике и криминалу в одном флаконе. В них многое отдано в угоду динамичности нашей жизни: завязка — с места в карьер, развитие событий — без мыльных пузырей. Они адресованы к тем, кто сам живёт в напряжённом ритме и ценит это в других.

Издатель:
Издано:
Feb 5, 2021
ISBN:
9785042636110
Формат:
Книга


Связано с Собрание малоформатной прозы. Том 1. Ужасы, мистика, фантастика, криминал, современная проза

Читать другие книги автора: Юрий и Аркадий Видинеевы

Похожие Книги

Похожие статьи

Предварительный просмотр книги

Собрание малоформатной прозы. Том 1. Ужасы, мистика, фантастика, криминал, современная проза - Юрий и Аркадий Видинеевы

Ridero

Хоррор

Опасное сближение

Все забавно, пока это касается кого-нибудь

другого.

Уильям Роджер

Юлька прибежала к машине наэлектризованная страхом. Игорь видел, что за нею никто не гнался, и поэтому тут же вспомнил ее недавнее приключение возле лесной дороги.

– Опять зайца испугалась? – спросил Игорь.

– Дурак! За той лесопосадкой поезд!

– Ну, это другое дело. Поезд страшнее зайца.

Тогда все это показалось ему забавным.

По случайному стечению обстоятельств ровно через год Игорю и Юльке вновь случилось проезжать мимо того места, где Юлька испугалась поезда. И вновь на том же самом месте у их машины заглох мотор.

– Как чувствовал! – пробурчал Игорь.

Он действительно предчувствовал, что это непременно произойдет. Прошлой ночью Игорю приснилось, будто он идет к лесопосадке, за которой ему должна открыться какая-то очень важная тайна. Вдруг сзади раздаются тревожные гудки его машины. Игорь оборачивается и видит, как из машины выскакивает Юлька и что-то кричит ему. Игорь не может разобрать ее слов и разводит руками перед лицом в знаках «Не слышу! Не понимаю!». Юлька энергично машет ему обеими руками к себе, подавая знаки «Вернись! Вернись!». Игорь досадливо отмахивается и, круто развернувшись на месте, делает шаг в прежнем направлении, сразу переместивший его на другую сторону лесопосадки. В ту же секунду на Игоря обрушивается грохот стремительно надвигающегося паровоза, и страшной силы удар выбрасывает его в бездну ужаса.

Приснится же такое!

Игорь пересекает лесополосу, взбирается на какую-то насыпь и, споткнувшись, едва не падает. Под ногами среди высокой травы Игорь видит ржавый рельс. Чуть дальше, параллельно первому, видится и второй. Значит, здесь когда-то была железнодорожная ветка. Заинтересовавшись этим неожиданным открытием, Игорь проходит некоторое расстояние по полуразрушенным шпалам и вдруг…

Что это? Неясное чувство опасности? Будто бы каждый шаг в том же направлении приближает его к какому-то вселенскому ужасу. Игорю непреодолимо захотелось убежать от этого явно аномального места. Убежать, пока не поздно. Без оглядки!

Вот тут-то ему вспомнилось, в каком страхе убегала с этого места Юлька. Он еще подшучивал над нею. А что теперь? Теперь Юлька начнет подтрунивать над Игорем?

– Ну, нет! Я ей такого удовольствия не доставлю! – запальчиво решает Игорь и делает шаг в прежнем направлении.

В ту же секунду на Игоря обрушивается грохот стремительно надвигающегося паровоза, и страшной силы удар выбрасывает его душу в астрал.

Старожилы тех мест поговаривают о зловещем поезде-призраке, от которого нужно держаться как можно дальше.

– Вот, темнота! – смеются над ними проезжие. Иные проявляют к этой теме недоверчивый интерес, начинают расспросы: «А что?», «А как?». В ответ им охотно рассказывают о некотором количестве случаев. «Неужели такое возможно?». «Да, кто же в это поверит?».

Ужасы Ведьминой пади

Алина хорошо знала лес возле своей деревни и его обитателей. Раньше она бы сказала, что знает наперечет все виды его обитателей. Теперь она стала думать иначе.

Молодежь не боялась предостережений стариков о «плохой части леса», именуемой «Ведьминой падью». Грибов и ягод там было – таскать, не перетаскать. Но в самые грибные и ягодные места заходить отваживались немногие: там на каждом шагу попадались ядовитые змеи. А в наиопаснейшие змеиные угодья Алина пробиралась одна. От змей ее оберегало тайное слово, переданное ей под большим секретом ее одряхлевшей бабушкой.

– Помни, Алинушка, всякое тайное заклинание имеет полную силу всего лишь до той поры, пока ты одна его знаешь. Только внучке своей в добрый волшебный час можешь его открыть под особым секретом, – предупредила бабушка и взяла с Алины в зарок такую клятву, которую никак нельзя преступить.

В наиболее жутких змеиных местах Ведьминой пади Алина иногда испытывала тревогу, не имеющую отношения ни к змеям, ни к иным осознаваемым опасностям. Ей вдруг начинало казаться, будто кто-то невидимый и враждебный прожигает ее ненавидящим взглядом.

– Не ходи ты в Ведьмину падь! – уговаривала Алину бабушка. – Ступишь там не туда – и сгинешь!

– Ладно, бабушка, больше я туда не пойду, – обещала Алина и сама себе верила. А бабушка смотрела на нее с жалостью и болью: знала, что опять пойдет внучка по запретным местам, и ничто ее не удержит. Совсем на свою беду потеряла страх перед злыми тайными силами нынешняя молодежь.

Глава 1

Через год после смерти бабушки она приснилась Алине в очень тревожном сне. Бабушка в этом сне подавала Алине какие-то знаки руками, но Алина их не понимала. Тогда бабушка поманила Алину к себе и пошла в свою спаленку. Алина последовала за нею. Там в дальнем углу бабушка открыла старый-престарый сундук и достала из него маленький кожаный мешочек с узким кожаным ремешком.

– Сегодня, перед тем как выйти из дома, повесь этот мешочек себе на шею, и спрячь его под одеждой. Он деда твоего спасал во всех военных походах. Теперь пришло время тебя спасти. В нем сила Перуна, Велеса, Мокоми, Чура, в нем кусочек алатырь-камня, горсть песка с острова Буяна и срез с коры великого дуба. Кинь их под ноги нечисти, когда она погонится за тобою, да призови на помощь Богородицу. А я весь день и всю следующую ночь до самой утренней зари буду молиться о твоем спасении, – сказала бабушка и протянула Алине мешочек.

Проснулась Алина, а сон продолжает ее тревожить, покоя ей не дает.

– Что это за мешочек был во сне? Никогда я его не видела!

Управившись со всеми утренними делами по дому и по хозяйству, Алина присела к окошку. В густых кустах сирени под окном громко и суматошно чирикали воробьи. Один воробышек скакнул на подоконник и громко крикнул Алине: «Чур! Чур!».

Это вновь напомнило Алине ее сон «… сила… Чура, алатырь —камня…».

Алина машинально, ни на что не надеясь, прошла в бабушкину спаленку, открыла старый-престарый сундук и стала задумчиво перебирать бабушкины вещи. Вот ее простенькие кофточка, юбка и платочек, в которых она ходила в церковь по обычным дням. А вот нарядные кофточка, юбка, платочек, в которые она наряжалась, отправляясь в церковь по воскресным и церковно-праздничным дням. Вот ее подвенечное платье. Бабушка до конца своих дней сохранила следы былой красоты, а как прекрасна, наверно, была она в своем подвенечном платье! И вдруг Алина обмерла от неожиданности: на самом дне сундука она увидела тот самый кожаный мешочек из своего тревожного сна! Она никогда не видела его раньше. Как тогда он мог ей присниться? Алина вышла с мешочком в горенку, бережно высыпала его содержимое на стол. Невероятно! Такого просто не может быть!! Перед нею на столе оказался кусочек светло-серого камня, горсть песка, срез древесной коры. От всех этих простых предметов исходили мощные энергетические потоки, пронизывающие Алинино тело. От этих мощных потоков мороз походил по коже, и волосы шевелились на голове. Что же это за диковинные вещи хранились в бабушкином мешочке? «В нем сила Перуна, Велеса, Мокоми, Чура, в нем кусочек алатырь-камня, горсть песка с острова Буяна и срез с коры великого дуба» – вспомнились Алине бабушкины слова из ночного сна.

Алина не могла поверить всему этому. Но все это овладевало ею не через логику «здравого смысла», а черезнебывалой силы ощущения. То, во что она не могла поверить, на самом деле есть! Вот оно, перед нею! Его можно потрогать!

Алина осторожно прикасалась к необычной находке кончиками пальцев, тревожно впитывала в себя ее мощную энергетику, и голова ее шла кругом от ирреальности происходящего.

«Сегодня, перед тем как выйти из дома, повесь этот мешочек себе на шею, и спрячь его под одеждой» – вспомнила Алина бабушкины слова из ночного сна, и тут же, удивляясь самой себе, беспрекословно им подчинилась.

Наскоро собрав в туесок все необходимое ей для ягодно-грибного похода, Алина отправилась в путь к своим заветным местам.

Глава 2

Лето подходило к концу. Все ранее изведанные Алиной грибные и ягодные места были ею уже порядком опустошены, и ее непреодолимо потянуло туда, куда она раньше не хаживала: за невысокую скалистую гряду. Оттуда веяло такой таинственной жутью, что было и любопытно и боязно шагнуть в это неведомое пространство. Борясь с нехорошим предчувствием, Алина перебралась через каменистую гряду и сразу будто провалилась в яму ужаса. Что-то подобное Алина испытывала в те мгновенья, когда, намаявшись за день, она ложилась в постель и вдруг проваливалась в глубокий-глубокий сон. Алина опасливо огляделась и поразилась тому, что по ту сторону гряды она была в ясном солнечном дне, а здесь оказалась в сумраке. Все пространство вокруг нее было пронизано колючей и пугающей энергетикой. Ей казалось, что каждый камень, каждый кустик, каждая травинка здесь преисполнены к ней враждебностью, а сам воздух этого нехорошего места насыщен тяжелой ненавистью. Алина почувствовала слабость во всем теле, неприятную дрожь в коленях, головокружение и тошноту.

– Быстрее назад! – мелькнула мысль.

– Кто позволил тебе войти сюда!!! – проскрежетал за спиной у Алины свирепый голос, и бедняжка поняла, что ей нельзя оборачиваться, чтобы не пасть замертво от страха. Со всех концов этого жуткого места, из его темных зарослей-закоулков на свирепый голос из-за Алининой спины стали отзываться такие же голоса. Деревья и кустарники вокруг закачались и затрещали ломаемыми сучьями от надвигающегося полчища еще невидимых, но заведомо ужасных существ. Алине сразу вспомнились сказки о лесной нечисти, нападающей на людей.

– Такого не может быть! Ведь это глупые сказки!! – попробовала приободрить себя Алина, но в это время чья-то очень сильная рука схватила ее сзади за волосы.

В деревне, как только стало смеркаться, возник великий переполох.

– Все ягодницы-грибницы давно вернулись домой, а Алинки Ерофеевой все нет! – кричали женщины. – Видно заплуталась в лесу! Надо идти искать!

Мужчины, посовещавшись, взяли ружья, фонари, факелы, собак и отправились на поиски Алины.

Нашли ее только под утро. Она была в изорванной одежде, растрепанная, исцарапанная, бледная – ни кровинки в лице – и без сознания. Ее отнесли к местной знахарке, бабке Ефросинье, и оставили там не излечение.

Две недели Алина не приходила в сознание. То затихала, то начинала громко и испуганно кричать в каком-то страшном бреду.

На поправку Алина пошла только с третьей недели. Силы возвращались к ней медленно. Прежней живости и веселья к ней уже не вернулось. Стала она тихой, задумчивой, будто подменили ее. Повзрослела Алинушка после той страшной ночи лет на десять – на двадцать. Ее сияющие ярко синие глаза стали блекло-голубыми и тусклыми, а пышные русые волосы – реденькими и белыми как степной ковыль.

– Какая была красавица! А теперь на кого похожа? – жалобно вздыхали о ней в деревне. Все пробовали расспросить горемычную, что произошло с нею в ту роковую ночь в Ведьминой пади, но Алина ничего об этом не помнила.

Раньше молодежь той деревни уверенно заявляла, что досконально знает свой лес и все виды его обитателей. Теперь она стала думать иначе. В Ведьмину падь эта молодежь теперь не ходит. Но, что будет, когда у этой молодежи появятся и подрастут свои дети?

Во тьме кошмарного лабиринта

То, чего я боюсь, к живым отношения

не имеет.

Роберт Говард «Мертвые мстят»

(саспенс)

Необычный аттракцион вызвал множество споров. В маленьком провинциальном городке, полным ханжеских сплетен, нудных пересудов и скуки, вдруг объявился некто с необъяснимым свойством.

Вначале все заподозрили в нем мошенника: разве можно с завязанными глазами найти выход из незнакомого и очень сложного лабиринта?!

Потом долго не могли смириться с тем, что это реальное свойство заезжего гастролера не удается ничем ни принизить, ни опорочить: ведь посредственные натуры болезненно ревнивы к тому, что кто-либо их в чем-нибудь превосходит!

И, наконец, полностью удостоверившись в том, что гастролер не мошенник, поневоле смирившись с его превосходством над местным населением в умении легко и безошибочно находить с завязанными глазами выход из любого лабиринта, все кинулись в другую крайность: ему стали приписывать и иные запредельные свойства.

Глава 1

Гастролер назывался непривычным именем: «Юзеф». Компания местных мужиков, озадаченных тем, что на мошенничестве Юзефа поймать не удается, долго распивала на эту тему пиво с водкой. Пили, как и было заведено при решении слишком заковыристых вопросов, на «кто больше осилит, тот и прав». Победила «дружба», и все дружно отправились за получением ответа к «Гастролеру», как его изначально и окрестили местные мужики. Время было далеко уже за полночь, и Гастролера будили, полусонного вытаскивали из постели, потом заставляли пить пиво с водкой. Сами тоже пили то и другое. В результате среди местных мужиков победила уже не дружба, а оголтелая дурь.

– Как дорогу находишь в лабиринте с завязанными глазами?

– Слышишь голос внутри себя? А почему я не слышу?!

– А почему тогда пророчествовать отказываешься?!! Больных почему не лечишь?!!

– Брешешь, сука!!! Брезгуешь помощь людям оказывать, концертами нас дурачишь?!!

– Бей его, мужики!!!

Били долго. Опомнились, когда заметили, что Гастролер уже не дышит. Разбежались, кто куда. Затаились по собственным норам.

Гастролер оказался безродным. Те, кому следует, приняли решение, что смерть его была не криминальной: в темноте упал со ступенек, пока катился вниз, получил множество травм. От них тут же и скончался.

Беднягу похоронили на местном кладбище.

Через время покойный Гастролер напомнил местному населению о своем необычном аттракционе: по ночам он стал вставать из могилы и ходить с завязанными глазами по запутанному лабиринту улиц и переулков, по тесным закоулкам дворов, по узким тропам окрестностей. После полуночи он приходил к кому-нибудь из своих убийц, будил его, полусонного вытаскивал из постели и заставлял гулять по ночному городу. Убийца в страхе метался в разные стороны, пытаясь убежать от своего неумолимого преследователя, но тот, всегда оставаясь с завязанными глазами, легко и бесшумно настигал свою насмерть перепуганную жертву.

Убийцы Гастролера понимали: однажды эти жуткие ночные игры в жмурки закончатся. Концом этих диких игр для каждого из них станет очень страшная смерть.

Все они ошибались. Дух безвинно убитого Гастролера задумал иную месть.

Глава 2

Местный ухарь и первый заводила по прозвищу «Оглобля» вышел к публике и вскинул руки в приветствии. Публика восторженно взревела:

– Огло-бля!!! —бля!! —бля!!!

Когда буря восторга утихла, Оглобля предложил, чтобы кто-либо из публики подошел и завязал ему глаза. Несколько девушек рванулись к Оглобле одновременно. Каждая желала опередить другую, чтобы оказать почетную услугу кумиру публики и искупаться в лучах его славы, но все они разом сникли, увидев, как из толпы вдруг вышла походкой богини невесть откуда взявшаяся незнакомка.

Сердце Оглобли застучало, как молот. Публика застыла в немом восторге. Божественно прекрасная незнакомка смело подошла к зачарованному Оглобле. Она взяла у него из рук лоскут плотной черной ткани и легкими изящными движениями своих изумительных ручек завязала Оглобле глаза. Публика вновь разразилась ликующими воплями и долгими аплодисментами. Теперь бушующая толпа приветствовала незнакомку.

Наконец, все успокоились, и необычайное представление началось.

Оглобля быстро и безошибочно проходил по сложному лабиринту. Внутренний голос направлял его, указывая путь. Это был блистательный путь к славе и популярности!

Внезапно в голове у Оглобли что-то сверкнуло. Так сверкает электрическая искра, предшествующая короткому замыканию. Оглобля проваливается вниз, в бездонную пропасть… и в ужасе просыпается. Он видит перед своей постелью грозный облик человека с черной повязкой на глазах.

Это дух Гастролера!..

– Ты знаешь, зачем я пришел! – рокочет в голове у перепуганного Оглобли суровый голос духа. – Вставай! Нам пора прогуляться. Сегодня у нас с тобой будет славная ночь!

– Пощади! – заскулил Оглобля.

– Это можно, – согласился дух. – Сделай, что я прикажу, и я прощу тебе мою смерть.

– Сделаю все, что прикажешь!! – обрадовался Оглобля.

Через час все убийцы Гастролера во главе с Оглоблей уже пробирались по темному лабиринту улиц и переулков по направлению, которое указывал им в непроглядной тьме голос духа. Он звучал в них будто внутренний голос, и, измученные страхом убийцы, шли в надежде на избавление от своего грозного преследователя после выполнения всех его приказов этой ужасной ночью.

Глава 3

В тихую летнюю ночь маленького провинциального городка незримо вошло напряжение. Оно вкрадывалось в души людей, наполняя ужасом, сны тех, кто уже уснул, лишая сна и покоя тех, кто страдал бессонницей.

На окраине города, предвещая покойника, в безысходной тоске громко и протяжно взвыла беспризорная собака. Ее вой разбудил мэра города и вогнал его в безотчетный страх. Мэр начал лихорадочно искать причину этого страха и вдруг вспомнил, что с вечера он не запер входную дверь.

– А вдруг, пока он спал, в его дом уже успели проникнуть какие-нибудь заезжие грабители, разбойники, душегубы?!

От этой мысли стало еще страшнее. Но под одеялом от злодеев не спрячешься. Зато может быть еще не поздно быстро подбежать к входной двери и запереть ее на все семь замков?!

Мэр попытался включить свет, но, видимо, что-то случилось с выключателем или с лампой. Впотьмах он нащупал на прикроватной тумбочке спички и с ними заспешил к входной двери.

Эх, если б он так не спешил!

Спускаясь со второго этажа по крутым и высоким ступеням, мэр споткнулся и с грохотом покатился вниз. Его грузное тело долетело до входной двери уже бездыханным и увесисто толкнувшись в нее, настежь распахнуло обе тяжелые створки.

Значит, это по мэру с такой загробной тоской выла беспризорная собака.

*

Грохот от падения тела градоначальника был таким, как от побоища исполинов. Проходивший мимо местный дурачок, не имевший ни жилья, ни родни, и ночевавший всегда, где придется, сперепугу кинулся за угол, и оказался перед патрульной группой недремлющих стражей правопорядка.

Патрульная группа, услышав от «очевидца» о нападении на дом самого мэра города, немедленно вызвала подкрепление и направилась к месту происшествия.

*

В то же самое время из-за другого угла к дому мэра города в страхе и полуобмороке подбежали местные позеры, фразеры и забияки под предводительством самого колоритного своего представителя и вожака Оглобли. Они были томимы грехом убийства безвинного Гастролера и мучимы диким ужасом, исходящим на них от его беспощадного духа. Все они казались заблудшими во тьме кошмарного лабиринта.

Повинуясь приказам духа, оглоблевцы остановились перед раскрытыми створками входной двери мера города, как раз напротив тучного безжизненного тела. Они не понимали, где находятся и ничего не видели перед собой, кроме страшного духа с завязанными глазами. Того самого духа, которого кроме них не мог видеть и слышать никто.

– Хором просите прощения у меня за свое злодеяние, и я больше никогда вас не потревожу! – услышали убийцы внутри себя голос грозного духа.

– Прости нас за то, что мы так злодейски тебя убили!!! – хором заорали оглоблевцы.

– Бог простит! – услышали они угрожающий рык сзади и, обернувшись, с ужасом обнаружили себя в оцеплении отряда охранников правопорядка.

Мистика

Однажды летом

Владимир проснулся рано. Остатки сна, медленно кружась, оседали в его сознании подобно осенним листьям. И как из опавших осенних листьев из них вдруг сложился рисунок, пробуждающий предчувствие необычного.

Июльские рассветы в этих краях были ранними, долгими и прохладными. Дорога к лесу пересекалась тихой прозрачной речкой. Со стороны деревни ее берег был захламлен кучами бытовых отходов, следами костров и остатками пикников. Вокруг этих остатков сонно бродили облезлые бездомные собаки. У всех у них были умные и унылые морды. Они смирились с непривлекательностью своего внешнего облика и не обольщали себя надеждой обрести доброго хозяина. От вида этих отбросов самодостаточной жизни предчувствие необычного улетучилось. Но память о нем осталась.

Когда Владимир перешел узкий мостик и по тропинке в густой и высокой траве вошел в лес, он вновь ощутил ту странность восприятий, которая была навеяна воспоминаниями сна. В этом сне он был в ином мире. Там все было не так, как в обычной жизни. А то, о чем говорил ему там огромный фиолетовый кот, казалось полнейшей глупостью.

Владимир раздвинул палкой траву под старой березой и увидел красную шляпку молоденького гриба. Нагнувшись к нему, он увидел рядом и другие. Грибная вылазка удалась! Корзина стала наполняться. Переходя от одного гриба к другому, Владимир сошел в овраг и очутился в полосе фиолетового тумана. Вот там, в тумане он вдруг и столкнулся с тем, о чем говорил ему кот! Когда Владимир спустился на самое дно глубокого оврага, он понял, что грибов там быть не может, и что ему нужно выбираться наверх. Владимир заметил у себя под ногами узенькую тропинку. Он решил, что она выведет его из оврага, и торопливо зашагал по ней в загадочный белый туман со странным фиолетовым свечением. С каждым шагом туман сгущался. Владимир уже не различал не только тропу под ногами, но и самих ног. Он остановился, осматриваясь. В это мгновение кто-то невидимый положил ему на плечи тяжелые ладони и тихо произнес густым басом:

– О чем задумался, Ратибор?

Ратибор?

Фиолетовый туман вдруг исчез, и Ратибор увидел перед собой своего воеводу.

– Сам не пойму, дядя, – озадаченно ответил ратник. – Будто пригрезилось что-то:

диковинная деревня, собаки, грибы в лесу…

– У меня так тоже бывало, – сочувственно вздохнул воевода. – Давно, в молодости.

*

Семеро витязей в полном боевом облачении собрались у ночного костра. Они ждали воеводу. Тот пришел лишь на исходе ночи в сопровождении убогого старца. Старец заговорил первым, и голос его был слаб, а взгляд печален и кроток. Однако смысл его речи был так велик, что не только витязи и воевода вслушивались в каждое слово, но и все пространство вокруг зачарованно внимало ему. И небо, и земля, и лес, и сама эта ночь – все стало сказочно преображаться от удивительных слов. Все замерло в ожидании чуда. То, что случилось потом, было за пределами понимания. Кто присутствовал там, отказывались верить своим глазам. Кто участвовал в этом, отказывались верить воспоминаниям. И поэтому никто даже не пытался рассказывать это другим. Лишь огромный фиолетовый кот поведал людям о чуде, которому нет объяснения у человеческого ума.

По повелению старца витязи оседлали своих коней и стали медленно кружиться на них вокруг жарко пылающего костра. Старец же приблизился к костру, оказавшись в кольце конного хоровода. Он доставал из своей сумы щепотки сухих трав и швырял их в огонь, приговаривая что-то на непонятном языке. Голос старца окреп, взгляд наполнился силой. Костер окутался желтым дымом, в котором стали невидимыми и старец, и конные витязи.

И все содрогнулось вокруг: и небо, и земля, и лес, и ночь.

И тогда вдруг рассеялся дым. И не стало уже костра. Но предрассветно просветлел небосвод, и в этом неверном свете открылось чудо великое и ужасное: на месте, где бушевало пламя костра, вскинув руки к небу, стоял старец. А вокруг него вместо семерых конных витязей тяжелой и грозной поступью, сотрясая землю, кружился семиголовый огнедышащий дракон.

И вскричал тому дракону старец:

– Иди и убей того, кто имеет такой же облик, что у тебя, но таит в себе злобное сердце и черные помышления. Освободи нашу землю от этого скверного гада!

И громом небесным раскатился по всей земле страшный рык семиголового дракона. И яркий огонь полыхнул из каждой его пасти.

А по другую сторону леса раздался ответный рык. На этот рык и пополз семиголовый дракон. Воевода смотрел ему вслед и шептал напутственные слова. Он обращался к дракону, называя его длинным именем, состоящим из семи дорогих для него имен самых отважных витязей, начиная с имени Ратибора.

*

Владимир прикрыл глаза и почувствовал, как на плечи ему легли чьи-то легкие ладони. Он открыл глаза, и увидел девушку, предназначенную в жертву злому дракону.

– Не отдам тебя этому гаду! Никому не отдам! – выкрикнул Владимир.

– О чем это ты? – удивилась девушка, встревожено заглядывая ему в глаза.

– Извини, померещилось что-то: дракон, смертельная битва…

– Я подумала, ты ревнуешь меня к кому-то, – засмеялась девушка. – А дракон – это сказки.

– Много ты понимаешь! – услышал Владимир у себя за спиной голос фиолетового кота. Он обернулся к нему за поддержкой, но кот куда-то исчез.

Батюшки-матушки

1

Плохая это примета – потерять подарок от милого.

– Батюшка кот, пойди к домовому, попроси его вернуть колечко, подарок от моего ненаглядного, – прошептала девушка на ухо своему коту, поцеловала его в нос и легла спать.

Наутро девушка вновь обыскала всю избу, все подворье, но колечка своего не нашла. Поздно вечером, перед сном, она опять обратилась с той же мольбой к коту. Но или кот не хотел идти к домовому, или домовой кочевряжился, только колечко не находилось.

Девушка на кота не рассердилась, но и отступать от своего не собиралась. Она и под третью ночь проделала то же самое перед сном. И батюшка кот не подвел. Очнулась девушка поутру после бессонной ночи, полной тревожных мыслей, горючих слез и оцепенелого забытья, а на полу прямо перед ее кроватью потерянное колечко блестит. Поднимает девушка колечко, прижимает к сердцу, целует, надевает на палец, и проваливается в сон как в глубокий омут.

*

Тропинка огибала большое глубокое озеро и входила в лес. По краям тропинки – душистое разнотравье, стрекот кузнечиков, порхание бабочек. Над тропинкой – яркая небесная синева, ласковое солнце уходящего лета. Воздух насыщен негой, пьянящими ароматами и тихими неясными отзвуками того, что пока еще не сбылось, того, что называется сладостным словом «счастье». Босые ноги легко несли девушку по тропинке вдаль к ее тихо звучащему счастью. Его звучание манило девушку к лесу. Туда же сворачивала тропинка.

– Не иди туда, в лесу твоя погибель! – пронзил ее со спины чей-то предостерегающий крик.

От этого внезапного крика девушку окатила горячая волна страха.

Проснувшись, девушка не сразу успокоилась. Ясно было, что сон этот не простой.

2

Ровно в полночьво дворе, испуганно потявкивая, заскулила собака и разбудила девочку, спавшую в избе чутким тревожным сном. Девочке сделалось страшно, и, приподняв голову от подушки, она стала громко звать маму. В печной трубе, нагоняя жуть, завыл ветер. В сенях звякнула щеколда и проскрипела петлями входная дверь. Застонали, прогибаясь под тяжелой поступью полы. Перед дверью в избу звук шагов прервался, и послышалось тяжелое дыхание. Не помня себя от ужаса, девочка стала креститься и шептать спасительные молитвы.

– Не делай этого! – взвыл за дверью дикий, леденящий душу голос.

Девочка вскочила с постели, подбежала к иконке, упала перед ней на колени:

– Господи, спаси и сохрани!

Уйдя в молитву, она перестала воспринимать окружающее пространство и ощущать течение времени.

Утром, проснувшись, девочка не могла припомнить, как она добралась до постели, как спряталась под одеяло и уснула. Опасливо перекрестившись, девочка выглянула в сени и убедилась, что входная дверь была заперта изнутри на надежный засов. Но от нее и до двери в избу проходила дорожка мелкого лесного сора. Такой сор мог осыпаться с неопрятного крупного животного, извалявшегося в лесу. Однако ни одно животное не пройдет через крепкую наружную дверь, запертую изнутри; ни одно животное не имеет такого страшного голоса. И она поняла, кто был ее ночным гостем.

*

Родители перед отъездом наказывали своей малой дочери в лес из избушки не выходить, в избу никого не впускать, сидеть тихо и дожидаться их возвращения. Только как же ей можно в лес из избы не выходить, если сам батюшка-леший по ночам теперь будет ее тревожить? Лучше уж самой в дневное время идти к нему на поклон. Девочка быстро уложила в лукошко гостинцы домашнего приготовления, которых в лесу не отыщешь: горшочек топленых сливок, мешочек соли, дюжину крепких моченых яблок, пригоршню леденцов. Немного поколебавшись, положила туда и свое главное сокровище: ярко-красные бусы. Перед уходом со двора накормила и напоила скотину да птицу, поговорила с ними, всех погладила и поцеловала, помолилась, перекрестилась и пошла со двора, обмирая от страха.

Долго идти не пришлось: изба их стояла в глухом лесу, вдали от проезжих дорог и от хоженых тропок. Окрестности девочка знала не хуже своей избы: успела за недолгую еще жизнь исходить их вдоль и поперек то с отцом, то с матерью по всяким хозяйским делам. Знала где хворост и валежник для топки, где грибы, где ягоды водятся. Знала, в какой стороне волчье логово, а в какой – медвежья берлога. Знала она и то место, куда людям нет входа: там угодья батюшки-лешего. Не только входить туда, но и приближаться к тем местам очень даже опасно. Не переносит батюшка-леший людского духа!

Остановилась девочка поодаль от запретных угодий, поставила перед собой лукошко и кричит:

– Батюшка-леший, не прогневайся на меня, за то, что тебя потревожила! Я тебе гостинцев принесла! Отпусти меня теперь в мою избу подобру-поздорову! И сам ко мне в избу не приходи, не пугай меня по ночам!

Зашумела в ответ листва, взвыл вокруг девочки ветер, да тут же все и утихло. Знать, услышал ее батюшка-леший и не прогневался. Теперь быстрее домой, дай Бог ноги! А то характер у батюшки-лешего своенравный, может и передумать.

3

Девушка не долго размышляла о том, как ей свой сон разгадать: ее счастье заблудилось в лесу. Поиск счастья опасен. И беда грозит не только ей, но и миленькому ее. Оттого и колечко терялось. Но раз колечко она нашла, значит и миленького разыщет. И никаких опасностей не побоится. Собрала она все самое необходимое в дорогу, помолилась, перекрестилась и пошла той тропинкой, что во сне ей привиделась. До леса девушка добралась еще засветло, а пока по лесу пробиралась, день кончился, и стало смеркаться. В густом дремучем лесу даже днем не так светло как в чистом поле, а ночью и вовсе жутко. Хоть и просвечивают местами звезды с месяцем через высокие кроны, но под ногами тьма непроглядная. Куда в этой тьме идти?

Где-то рядом громко и пугающе заухал филин. А вдруг и не филин вовсе, а опасное чудище лесное? Осенила себя девушка крестным знамением, зашептала молитву, да бегом от страшного места. И тут же чудо ей явилось ко спасению: засветилось впереди меж деревьев чье-то окошко. На его свет и заспешила девушка, борясь со страхом, крестясь и шепча молитвы.

*

Девочка проснулась среди ночи от громкого звука. Она глянула на дверь, и ее сердечко оборвалось от страха: кто-то огромный и могучий зловеще затаился в темном углу справа от дверного проема.

– Богородица, защити!

Яркий месяц вышел из-за облака и высветил темный угол. В углу высокая стойка вешалки на трех ножках, на ней – зимняя одежда. Она-то и напугала девочку в темноте. Страшно спать одной в темной комнате. Побежала девочка лампу зажечь и едва не споткнулась. Зажгла она лампу и видит, что на полу валяется подставка для цветов, а старый кот Мирон трется об нее. Видно, он ее и свалил, шуму наделал, девочку разбудил. И зачем только люди без света спят? Ведь со светом совсем не страшно!

Так девочка со светом и уснула.

*

Спала девочка не долго. Встрепенулась она оттого, что кто-то громко и требовательно забарабанил в дверь, а затем в окно. В комнате горел свет, но теперь и при свете девочке было страшно. Во дворе, яростно лая, рвалась с цепи собака. Кот Мирон запрыгнул на полку и бестолково заметался по ней, свалив на пол коробку с пуговицами. За окном была кромешная тьма.

– Что же ты, батюшка-леший, снова пугаешь меня среди ночи? Гостинцы мои не по нраву? Так я других принесу! – испуганно закричала девочка.

– Люди добрые! Пустите переночевать! Я в лесу заблудилась! – послышался за окном такой же перепуганный голос.

4

Медведица громко зарычала и проснулась. Ей приснился человек, которого она уже несколько раз видела на большом расстоянии от места ее прогулок с медвежатами. Во сне этот человек напал на ее медвежат и задрал их своими когтями. И хотя медвежата лежат сейчас здесь, в берлоге, прижавшись к ее животу своими миленькими мордашками, медведица не простит человеку того, что он сделал с ними во сне. Она не умеет отличать сон от яви. Для медведицы сон – это та же явь. Поэтому для спасения медвежат она убьет того человека, если вновь повстречает его в лесу.

*

Человек мирно спал в своем шалаше. Ему снилась его любимая девушка. Она стояла на другом берегу бурной горной реки. Лицо ее было бледным и выражало сильную тревогу. Девушка кричала ему что-то, но река заглушала ее слова.

– Бе-бе-би-ца! Бе-бе-гисьбе-бе-би-цы! А-а у-ётбе-бя!! – долетали до человека искаженные шумом реки ее крики.

Человек улыбался своей девушке. Он не понимал ее тревоги. Жизнь так прекрасна, а у них все самое лучшее в жизни еще только начинается. Им ли огорчаться и беспокоиться?

– Не волнуйся, я скоро вернусь! – прокричал человек своей девушке, и, увидев, что она не успокаивается, закричал громко-громко:

– Я люблю тебя!! Я! Тебя! Лю-блю!!

5

Девочка, заслышав во дворе голоса родителей, выскочила на крыльцо, кинулась на шею к отцу:

– Папа! Пойдем быстрей в лес! Дядю Диму нужно выручать!

*

– Странный народ эти женщины. Им все время мерещатся всякие ужасы и опасности, – размышлял человек, вспоминая свой сон, – Даже снятся они взволнованными да обеспокоенными.

Сегодня человек собирался в обратный путь. Он был доволен результатами проделанной работы. Не зря об этом лесе сохранилось множество легенд, преданий и страшилок. Тут полно аномальных зон. Биоэнерголокационные рамки крутятся в его руках как ненормальные. Но еще более удивительные вещи демонстрирует видеокамера. В иных местах она безо всякой причины начинает самопроизвольно отключаться, в иных – запечатлевает то, что недоступно невооруженному глазу. Так, например, в одном видеоряде за стволами молодых березок на большой скорости промчалась странная прозрачная фигура. Она напоминала огромного могучего человека. Сутулого, с короткой шеей, длинными мощными руками, широким торсом. Казалось, что это прозрачное светло-серое существо проходило сквозь стволы и ветви, обтекая их, подобно воздуху. Но при этом ни один лист не колыхнулся в том месте, где оно промелькнуло. Что это могло быть? Не связано ли это с рассказами охотников о лешем, о скверных проделках нечисти в этих диких местах?

В другом месте человек в режиме фотосъемки запечатлел два дерева, растущие, как бы от одного корня. Казалось даже, будто бы они имеют общее основание. Но ни общего корня, ни общего основания быть у них не могло: это были сосна и береза. При просмотре данного фотокадра человек увидел между стволами этих деревьев светло-серую прозрачную фигуру, смотрящую в объектив тяжелым пристальным взглядом. От этого жуткого взгляда дыбом вставали волосы, и застывала кровь. Человек вспомнил, что он испытал такие же ощущения, когда делал ту фотографию, отыскав самый эффектный ракурс.

– Батюшки-матушки! Неужели такое водится в этой лесной глухомани! Это в двадцать первом-то веке! Или в этих местах время течет иначе, и здесь еще те, позабытые, стародавние времена? Тогда нужно скорее сворачивать эту одиночную экспедицию и возвращаться сюда с совершенно иными задачами, с иным оборудованием, в составе, усиленном специалистами всех главных направлений расширенной тематики. Чем быстрее он подготовит отчет о фактически проделанной работе, тем быстрее можно будет вернуться сюда для полномасштабных исследований.

6

Медведица увидела человека уже на новом месте. Она застыла в напряженной позе, втянула ноздрями воздух, ловя запахи, и в ее взгляде полыхнула лютая злоба, эхом отозвавшаяся в приглушенном утробном рыке. Медвежата, почуяв неладное, застыли в выжидающих позах, забавно склонив набок свои лобастые головы. Медведица заставила медвежат затаиться в кустах, а сама сердито урча, затрусила по направлению к человеку, убыстряя свой бег, не выбирая дороги. Он ответит ей за медвежат!

Медведица уже преодолела половину пути к человеку, когда возле него появилось что-то большое, непонятное, пугающее.

*

Терентий гнал свой УАЗик по лесному бездорожью на предельно возможной скорости. На переднем пассажирском сиденье, вцепившись руками в поручни, а воспаленным взглядом вдаль, тряслась Полина. Она была бледной от волнения и недосыпаний и бубнила как заклинание:

– Господи, спаси его и сохрани!

На заднем сиденье, подпрыгивая на кочках, крутилась ее новая подруга —малявкаГалинка. Она указывала отцу дорогу к тому месту, где вчера видела шалаш. По всему получалось, что это недалеко от берлоги медведицы с двумя медвежатами. Смертельно опасное соседство! Терентий хорошо знал этот лес. Он знал, что опасность в нем представляют не только звери. Но медведица, оберегающая потомство, это самая конкретная из опасностей.

– Дима, – пролепетала, не веря своему счастью Полина, указывая рукой на склонившегося к рюкзаку человека.

– Вот и славно, – успокаивающе сказал Терентий, всматриваясь чуть дальше, туда, где только что сильно качнулся кустарник. На высокую осину, растущую возле этого подозрительного места, покружившись, уселся ворон.

– Кажется, еще немного, и мы бы опоздали, – подумал Терентий, но вслух ничего не сказал. Зачем девушку пугать?

*

Назад ехали счастливыми. Дмитрий и подумать не мог, чтобы в этой непроходимой глуши вдруг появилась его невеста.

– Я так за тебя боялась! – все еще обеспокоено сказала Полина, вглядываясь в своего любимого. – Мне этой ночью приснилось, что на тебя напала огромная злая медведица и задрала тебя насмерть! Ты видел в этом лесу медведицу?

– Да нет здесь поблизости никакой медведицы! – изумляясь женскому свойству пугать самих себя собственными выдумками, развел руками Дмитрий.

– Дядя Дима, а батюшку-лешего ты не видел? – очень серьезно спросила Галинка.

– Ну что ты выдумываешь, Галчонок! Откуда здесь ему взяться? Скажи ей, Терентий, – обратился Дмитрий к отцу девочки.

– Я многого не знаю, – уклонился от прямого ответа Терентий.

Машина въехала на пригорок, и пока она, переваливаясь, не скрылась за густой порослью молодого ельника, за нею незримо следовало светло-серое прозрачное существо с тяжелым пристальным взглядом.

Спроси у пустоты

В детском саду его прозвали «Чебурашкой». Сделает шаг-другой —

чебурахнется.

В школе его прозвали «Тридцать Три Несчастья».

В сельхозинституте – «Инакомыслящий».

В трудовом коллективе ЗАО «Ясные Зори» стали называть по-сельски

уважительно: «товарищ агроном», «товарищ Кривошеев», «Михаил Михайлович».

С девушками ему не везло. Он был некрасив, нескладен, неуклюж, застенчив, а главное, совершенно ненаходчив в словах. А без веселой находчивости в словах к девушкам лучше не подходить.

Глава первая. В командировке

Командировка близилась к завершению. Задание текущего дня с горем пополам было выполнено. На душе – как обычно: уныло и скверно. Миша чувствовал, что чиновники, к которым он обращался, воспринимали его негативно. Он им не нравился. Вот если бы у него была энергичная внешность, напористый характер, веская, убедительная речь…

Вот если бы!

Это было его мечтой.

Не имея успеха в реальной жизни, Миша с лихвой компенсировал его отсутствие мечтами. Так повелось, что его реальная жизнь была всего лишь стимулом для прочтения страниц заветной книги о другой его жизни: яркой, счастливой, расцвеченной только в желтое, оранжевое, красное, серебряное и золотое. Эта счастливая жизнь уже выстроилась в логическую последовательность. Каждая новая ее страница читалась им как продолжение предыдущей. В счастливом варианте Мишиной жизни у него было все: его восхитительная девушка стала его любимой женой, у них было трое детей, шикарная четырехкомнатная квартира…

Ему так захотелось туда, что он вдруг засобирался и… пошел.

Со стороны это наверно выглядело глупостью. Но Миша испытывал какое-то странное влечение. Он вдруг решил не раздумывать, а просто следовать тому, что настойчиво влекло его куда-то.

Глава вторая. И дома?

Миша шел, не всматриваясь в названия улиц, не запоминая примет на своем пути. Он двигался как во сне. Наверно, так ходят лунатики во время приступов их болезни. Странное влечение нарастало, как нарастает сила водоворота по мере приближения к воронке. Но страха не было.

Наконец, ноги сами привели Михаила к подъезду в красивой многоэтажке, а рука уверенно и четко набрала номер кода на входной двери.

С этого момента Михаил будто слился со своей мечтой. Он очень явственно ощутил перемену в самовосприятии. Его душа распрямилась, расправила могучие крылья и с естественной для этого самовосприятия смелостью свечой ушла ввысь,

Вы достигли конца предварительного просмотра. Зарегистрируйтесь, чтобы узнать больше!
Страница 1 из 1

Обзоры

Что люди думают о Собрание малоформатной прозы. Том 1. Ужасы, мистика, фантастика, криминал, современная проза

0
0 оценки / 0 Обзоры
Ваше мнение?
Рейтинг: 0 из 5 звезд

Отзывы читателей