Наслаждайтесь этим изданием прямо сейчас, а также миллионами других - с бесплатной пробной версией

Бесплатно в течение 30 дней, затем $9.99 в месяц. Можно отменить в любое время.

Взгляд в прошлое. Книга 1 – Записки конструктора космической техники

Взгляд в прошлое. Книга 1 – Записки конструктора космической техники

Читать отрывок

Взгляд в прошлое. Книга 1 – Записки конструктора космической техники

Длина:
557 pages
5 hours
Издатель:
Издано:
Feb 6, 2021
ISBN:
9785041765521
Формат:
Книге

Описание

Эта первая книга воспоминаний Заслуженного создателя космической техники ФК РФ о его жизни и профессиональном становлении, и интересных людях, с которыми ему приходилось встречаться от детских лет до сегодняшнего дня. Она предназначена для моих многочисленных коллег, с которыми я работал долгие годы, и может быть полезна людям, интересующимся историей космонавтики, а также молодым людям, решившим посвятить себя исследованию космоса в интересах науки.

Издатель:
Издано:
Feb 6, 2021
ISBN:
9785041765521
Формат:
Книге


Связано с Взгляд в прошлое. Книга 1 – Записки конструктора космической техники

Похожие Книги

Предварительный просмотр книги

Взгляд в прошлое. Книга 1 – Записки конструктора космической техники - Ангаров Вадим Николаевич

прошлое.

Глава 1 – Записки конструктора космической техники.

Жизнь моя! Иль ты приснилась мне?

Сергей Есенин.

Уважаемый читатель!

Вы держите в руках сборник воспоминаний под общим названием «Взгляд в прошлое», который состоит из двух книг. Первая книга – «Записки конструктора космической техники» является автобиографическими воспоминаниями о моей семье и (кратко) о всей моей жизни, а главное о работе в институте космических исследований – ИКИ АН СССР и после распада Советского Союза в ИКИ РАН до сегодняшнего дня. Это может быть интересно тем моим многочисленным коллегам, которые работали со мной долгие годы, а также тем, кто интересуется историей космонавтики или молодым людям, которые решили профессионально связать свою жизнь с разработкой космической техники для изучения космического пространства в интересах науки.

Вторая книга – глава 2 – «На краю Руси обширной» содержит очерки и рассказы, навеянные мне воспоминаниями детства, отрочества и юности, но образы, представленные там, с одной стороны взяты из жизни, а с другой являются, всё– таки, собирательными. Они охватывают период с 1949 по 1961гг. (от 6 до 17 лет). В это время я и моя семья жили в городе Уральске – центре Уральской – (Западно – Казахстанской с 1932г.) области в среде Уральских казаков, здесь прошло моё детство, отрочество и начало юности. Здесь, наряду с семейным воспитанием, под влиянием самобытной и своеобразной культуры и образа жизни уральских казаков, которые, в большинстве своём, являются староверами, проходило моё становление как личности. От уральских казаков я – пацан, получал первые уроки взрослой жизни: что такое честь и почему её надо беречь смолоду, что – хорошо и, что – плохо. Узнал цену подлости и предательства и понял, что есть настоящая дружба и настоящая любовь и почему Бог должен быть в Душе, а не на словах, почему «жить надо – по совести».

Уральский казак «дед Митрич» научил меня плавать «не хуже чехни» (рыба – чехонь) и ещё многим премудростям повседневной жизни. А уральский казак из Трёкино – «дед Егор» учил меня, как нужно относиться к природе и заложил в мою молодую голову простые, но глубоко философские начала, как я сейчас понимаю, отношения к природе, к людям и обстоятельствам жизни, которые сопровождают нас – пока мы живём. Тогда же началось моё увлечение рыбной ловлей и охотой, которое сопровождает меня всю жизнь (все отпуска провожу на охоте и рыбалке – география обширнейшая – изъездил весь Союз и частично Европу). И на склоне лет я понял, почему я считаю Приуралье (земли, примыкающие к реке Урал в среднем и нижнем течении) – моей Малой Родиной (хотя я родился в г. Кустанае, но не жил там и года). И низкий поклон, и благодарность за моё становление как молодого человека, простому (и в тоже время – ох, какому не простому) уральскому казаку. И не только казакам, но и родительницам-казачкам и конечно же моим сверстникам, и друзьям – детям казаков – казачатам – «детям войны», с которыми я рос, деля радости и огорчения того трудного, но и такого – счастливого времени. Мне несказанно повезло, что в начале жизни я попал в эти места – (реки Урал, Чаган и Деркул, леса и степи приуралья благословенные для любого мальчишки. Предлагаю Вам вместе со мной пережить эти мгновения и познать, пусть то немногое, что сохранила моя память о том времени, людях и событиях, которые меня окружали тогда. Я сочту свою миссию выполненной – если, прочтя эти воспоминания Вы – мой читатель узнаете чуть больше об интереснейшем, самобытном и многострадальном народе – Уральских казаках в моём, пусть и безыскусном, но поверьте искреннем изложении.

Во вторую книгу также вошли – «Охотничьи тропы» – рассказы – об охоте и рыбалке в Киргизии, Казахстане, России и Европейских странах в период с 1961 до 2013 года, которые я провёл, живя в столице Киргизии – городе Фрунзе и потом в Тарусе, куда я переехал в 1990 году по сегодняшний день.

Автор.

Оглавление первой книги «Взгляд в прошлое»

Глава первая – Записки конструктора космической техники

История семьи – стр. 3

Воспоминания детства и юности – стр. 11

Божечка – стр. 12

Жизнь в Уральске – стр. 24

Жизнь в Киргизии – стр. 31

Моё первое путешествие на мотоцикле. – стр. 48

Работа в ОКБ ИКИ АН СССР. – стр. 65

Проект «Аркад – 3» – стр. 73

Проект – «Вега» – стр. 79

Интересные встречи. – стр. 93

О русском бильярде. – стр. 114 Служебные командировки. – стр. 119

Командировки на Байконур, Капустин Яр, Плесецк . – стр. 140

Капустин Яр. – стр.157

Космодром Плесецк. – стр.161

Отряд космонавтов. – стр.163

Исход. – стр. 172

Таруса. – стр.175

Работа в СКБ КП ИКИ РАН. – стр.182

Марсоходы (планетоходы). – стр.185

Микроспутники. – стр.190

МС «Колибри – 2000» – стр. 191

Микроспутник – «Чибис – М» – стр.202

На излёте жизни. – стр. 212

История семьи.

Мама часто со смехом вспоминала, как отец вез её в родильный дом, когда она собиралась меня рожать. Дело было во время войны в городе Кустанае в августе 1943г. (такси тогда были большой редкостью, а нужно было – срочно). Ехали на телеге и на полпути у мамы начались схватки, и она попросила остановить телегу, в которой ей было тряско, чтобы передохнуть. Отец недовольно сказал: «Ну не знал, что ты такая нетерпеливая, неужели нельзя немного подождать и потерпеть!» Но всё обошлось благополучно – успели, и я появился на свет уже в родильном доме.Я, родился в семье актёра русского драматического театра Ангарова Николая Константиновича (1914 года рождения), который был из крестьянской семьи, мама – Снарская Евгения Николаевна (1914 года рождения) была дочерью лесничего.

«Фото из личного архива автора» – Папа, мама и я в средине пятидесятых годов 20 века (я носил тогда обязательную школьную форму). Она, имея отличное среднее образование, подкреплённое хорошим семейным воспитанием, но в силу своего не пролетарского происхождения, не смогла в довоенное время получить высшего образования. Имея от природы большие способности, мама всю свою жизнь занималась самообразованием (впрочем, и отец тоже и у нас в семье всегда была очень хорошая библиотека) и потому была разносторонне развитым, очень интересным человеком и собеседником, обладающим обширными знаниями и богатым жизненным опытом. Мама учила меня с малых лет готовить вкусные блюда и вообще всему, что сама умела, а умела она многое из того, что и не всякий мужик умеет и всегда приговаривала:

«Настоящий мужик должен уметь всё – кроме: – рожать детей и кормить их грудью!»

«Фото из личного архива автора» – Мой дед Горшенин Владимир Павлович (Папа Володя) после окончания Санкт – Петербуржской лесной академии – 1917 год.

Мой дед (мамин отчим)– Горшенин Владимир Павлович родился в городе Кузнецке Пензенской губернии в 1894 г., в 1917г. окончил Петербуржскую лесную академию (впоследствии – Петроградский лесной институт), после чего он получил назначение на службу заведующим Аман – Карагайского лесничества Семиозёрного района Тургайской области (в советское время переименованную в – Кустанайскую область). С приходом советской власти его пришли арестовывать (как назначенного на эту должность временным правительством Керенского), но рабочие лесничества отбили его и поручились за него – как очень справедливого руководителя, хорошо относящимся к простым людям и его оставили в покое, отобрав дом и все постройки и оставив семью жить во флигеле лесничества.

Потом, он был снова назначен, уже советским правительством – главным лесничим Кустанайской области (где и прослужил главным лесничим практически до конца жизни). Бабушка Ольга Исаковна – (в девичестве Мальчевская – польские корни) работала секретарём в управлении того же лесничества.

«Фото из личного архива автора» – Мой родной дед Сосков Николай по материнской линии и бабушка Ольга Мальчевская в день венчания.

Бабушка к тому времени – овдовела и вышла замуж второй раз – в конце 1918 г. за Горшенина Владимира Павловича, имея дочь от первого брака – мою маму – Евгению (первый муж бабушки и мамин родной отец – Сосков Николай, тоже, кстати, лесничий, трагически погиб в начале 1917 г.). В семье деда (маминого отчима) – по материнской линии было четверо детей – сын Юрий и три дочери Евгения (приёмная дочь), Лидия (получила юридическое образование и всю жизнь работала судьёй) и Галина (финансист – работала в госбанке). Мама говорила, что никогда не чувствовала разницы по отношению отчима к себе и родным дочерям – Лидии и Галине. Младший брат (сводный) мамы Юрий – 1919 года рождения, который окончил артиллерийское училище вначале войны, ушёл на фронт, был награждён орденом Красной Звезды и умер в 1942 году (дома), после тяжёлого ранения на фронте. Мама была старшей из детей.

«Фото из личного архива автора» – Мама в детстве.

Дед, будучи страстным охотником и рыболовом, и имевшим конюшню лошадей и свору охотничьих собак – как и сына, воспитал маму в любви к природе и привил с раннего возраста страсть к охоте и рыбалке. Тем более, что и бабушка на коне верхом – скакала не хуже мужчин и в псовых охотах участвовала. Бабушка прославилась в охотничьих кругах своей лихостью. На псовых охотах верхом на коне догонять лисицу и добыть её плетью, со свинцовой пулей, заплетённой на конце, на всём скаку метким ударом пули по голове. И мама с детских лет, что на коне верхом скакать, что из ружья стрелять влёт уток и гусей была горазда, не уступая в стрельбе отцу на совместных охотах.

«Фото из личного архива автора» – Мама – знаменосец впереди колонны конников, на параде перед войной.

Дед – «Папа – Володя», так дети и внуки называли его всегда, был сторонником правильной охоты, нетерпимым к браконьерству и жадности до добычи, всегда готовым помочь дикому животному, попавшему в беду, обрести свободу.

Отец (1914 года рождения) был родом из г. Кунгура Пермской области, «пермяк – солёны уши» как он сам себя в шутку называл. Мой дед по отцовской линии – Константин Федорович (1875 года рождения) был из крестьян и в царское время благодаря природной смётке дослужился до должности столоначальника городской управы (обычно чиновник 6 – 7 разряда). Бабушка Анна Ивановна (1878 года рождения) всю свою жизнь была домохозяйкой при многодетной семье.

«Фото из личного архива автора» – Семья прадеда по отцовской линии – вторая справа сидит в среднем ряду – бабушка Анна Ивановна на коленях держит сестру отца Нину, третья справа – прабабушка Анна Ивановна рядом по её правую руку – прадед Иван Константинович, второй справа в первом ряду старший брат отца Александр Константинович.

В семье моего деда – Константина Фёдоровича было пятеро детей: – Иван (1897 года рождения – погиб в первую мировую войну), Валентина (умерла в раннем возрасте), Александр (1903 г. рожд.), Нина (1907 г. рождения и мой отец – Николай (самый младший). Нина Константиновна после окончания Новосибирского инженерно-строительного института в 1937(8) году – всю жизнь преподавала сопромат и теорию машин и механизмов в строительном техникуме. Она имела двоих детей – моих двоюродных брата и сестру – Сашу и Лину Найдёновых. В гражданскую войну семья сильно голодала. Отец всю дальнейшую жизнь не любил варёной картошки, она напоминала ему ту – сладкую – промёрзлую картошку, которую они выкапывали зимой на брошенных полях и ели в качестве хлеба во время голода, варя её и поджаривая приправляя лебедой.

И отец вынужден был в 14 лет уйти из семьи родителей (одним едоком меньше) и жить у старшего брата – Александра Константиновича, который закончил РАБФАК, жил отдельно и работал на машиностроительном заводе, куда он и устроил на работу 14 летнего отца – учеником слесаря. Отцу эта работа нравилась и, со временем, он добился больших успехов в этой специальности – стал слесарем – лекальщиком 8 разряда – высшей квалификации этой рабочей профессии. Он на всю жизнь сохранил привычку, оставшуюся от этой профессии: делать всё – не торопясь, аккуратно (даже педантично), прежде чем приняться за какое – либо дело хорошо подготовиться и всё обдумать заранее. Лучше и не браться за дело, чем делать его кое – как – «Тяп – ляп» – как любил говорить он. Старший брат отца – Александр Константинович, после РАБФАКа, окончил ВТУЗ и впоследствии работал на ГАЗе инженером – технологом, принимал непосредственное участие в строительстве и становлении Сталинградского тракторного завода (выпускавшем и танки), работал в НАМИ, и впоследствии стал главным специалистом – технологом министерства автомобильной и тракторной промышленности СССР. Детей у него не было.

Отец ещё в юности увлёкся театром и потом, проучившись два года в ГИТИСе (заочно), посвятил свою жизнь, служению русскому драматическому искусству работая актёром начиная с 1930 г. и директором, и актёром, начиная с 1943 г. в русских драмтеатрах Казахстана и Киргизии.

«Фото из личного архива автора» – Отец в молодости.

В конце 1943г. (или в начале 1944г.) семья (отец, мама, старшая сестра Рита и я) переехала из Кустаная в – гор. Алма – Ату. Там вместе с Натальей Ильиничной Сац, отец создавал первый театр для детей и юношества Казхстана (Алма -Атинский ТЮЗ, где заведующей педагогической частью театра работала и моя мама), был первым профессиональным актёром и первым директором ещё строящегося ТЮЗа (имевшего русскую и казахскую труппу актёров).

В 1949 г. он, фактически, восстановил работу Уральского межобластного (театр обслуживал гастролями ещё две области – Гурьевскую и Актюбинскую) театра русской драмы им. Островского (в пятидесятых годах театр отметил своё столетие). А в 1960г. возглавил русский драмтеатр им. Н.К.Крупской (при нём награждённый орденом Дружбы Народов) в столице Киргизии г. Фрунзе.

Отец был одним из лучших исполнителей роли В.И. Ленина в СССР, во всяком случае, мне так говорили В.С. Розов и Н.К. Черкасов. Его образ Ленина отличался от общепринятого образа вождя – этакого «доброго дедушки – Ленина». А отражал все черты его характера (такие как жестокость, нетерпимость к своим противникам и т.д.) этого противоречивого «гения – революции». Он должен был сниматься на Мосфильме – в этой роле в средине пятидесятых годов, но этому помешали интриги в областном управлении культуры Западно – Казахстанской области, которое не показало отцу телеграмму с вызовом на съёмки на Мосфильм, которого отец ждал с нетерпением (он узнал об этом только через десять лет). В результате в фильме «Рассказы о Ленине» снялся – замечательный актёр Максим Штраух. Отец высоко оценил эту работу актёра, но говорил, что Ленин – в исполнеии Штрауха, опять получился «иконным» образом, не отражающим всех противоречий характера этого героя.

Правительство Казахстана и Киргизии высоко оценило его заслуги перед русским драматическим искусством и перед русским населением в культурном обслуживании – присвоило ему почётные звания Народного артиста Казахской ССР и Народного артиста Киргизской ССР. Снимался он и в кино.

«Фото из личного архива автора» – Отец в роли капитана Ермака в фильме «Шквал» 1958г.

В общем, всего чего он достиг – было сделано им самим, – не благодаря, – а часто вопреки обстоятельствам. Отец – крестьянский сын, благодаря природному уму и самообразованию был энциклопедически образованным человеком, очень интересным собеседником и опытным по жизни человеком с тонким чувством юмора и с ним дружили до конца его жизни многие люди, прославившие русскую театральную культуру, особенно с В.С. Розовым.

В нашей семье было двое детей – Маргарита (Рита) 1933г. рождения и я.

«Фото из личного архива автора» – Наша семья в Уральске.

Воспоминания детства и юности.

Из детских (до 6 лет) алма-атинских воспоминаний запомнились встречи с такими людьми как: тетя Наташа (Наталья Ильинична Сац)– создателя и художественного руководителя ТЮЗа, а впоследствии и Детского Музыкального театра в Москве (Народная артистка СССР, Герой Соц. Труда). Помню и дядю Ваху Татаева – высокого чечена депортированного в Алма Ату в 1944г. Отец принял его на работу в ТЮЗ своим заместителем по общим вопросам, а когда тому разрешили вернуться в Чечено – Ингушетию, он стал в городе Грозном министром культуры республики. Кстати, Ваха Ахмедович Татаев был дядей Махмуда Эсамбаева – знаменитого танцовщика, жившего во время депортации в городе Фрунзе. Махмуд в свои 20 лет был принят в балетную труппу Киргизского театра оперы и балета, а вскоре стал солистом и ведущим танцором этого театра. Из этого театра началось его стремительное восхождение как уникального танцора – Народного артиста СССР, Героя соц. Труда и вообще любимца всего мира. И переехав в Москву и Грозный, он часто приезжал во Фрунзе и устраивал пикники для всей труппы и театральные люди его очень любили и по привычке называли его Мишей (и это ему нравилось, видимо это имя напоминало ему – молодость). На одном из таких пикников я с ним и познакомился, сказав ему, что знаю его дядю В.А. Татаева.

«Фото из личного архива автора» – Первый слева Борис Соломонович Абрамович, второй слева муж Н.И. Сац – Дмитрий Водопьянов, Наталья Ильинична Сац – третья слева, а четвёртый – Ваха Ахмедович Татаев в Алма Ате после открытия Алма Атинского ТЮЗа, 1945 г. (отец выступает в роли фотографа – эта фотография из его фотоархива).

Из рук тёти Наташи я в четыре с половиной года первый раз в жизни попробовал азиатский шашлык с уличного мангала, когда мы гуляли в воскресенье в ЦПКО им. Горького в Алма– Ате и полюбил это блюдо на всю оставшуюся жизнь.

Дядя Витя – прихрамывающий при ходьбе (результат ранения ноги на фронте), Виктора Сергеевича Розова – будущего знаменитого драматурга, а тогда режиссёра, приглашенного Н.И. Сац для постановки первых спектаклей – «Осада Лейдена» – «Тиль Уленшпигель» Исидора Штока, и «Красная Шапочка» (в постановке Н.И. Сац), которыми открывался новый театр в 1945г. Он поставил ещё несколько спектаклей, в том числе и «Снежную Королеву» и учил молодежь сценическому искусству, в созданной Н.И. Сац – студии актёров при ТЮЗе. Дядя Юра Померанцев замечательный актёр, работавший тогда в ТЮЗе и, ставший, впоследствии – Народным артистом Казахской ССР.

Актёра кино дядю Колю (Н.К. Черкасова, ставшего потом Народным артистом СССР), бывавшего у нас дома – я не помню, мне было тогда один или два года. Но когда мы с ним встретились (по поручению отца я, будучи студентом, привозил ему в Ленинград фотографии Алма – Атинского периода их знакомства) в начале шестидесятых годов он был уже тяжело болен, и встреча состоялась в Комарово на его даче. Николай Константинович вспомнил младенца, смеявшегося сидя у него на коленях в ответ на смешные «рожи», которые он мне строил, и рассказал, как я «отблагодарил» его – обмочив ему штаны, а он вскочил со стула и с криком: «Этот маленький паршивец, обписал мне единственный выходной светлый костюм!» Он снимался в то время у С. М. Эйзенштейна в роли Ивана Грозного в одноимённом фильме в Алма Ате на киностудии Мосфильм, эвакуированной туда в начале войны.

Божечка.

Он был на десять лет моложе отца, но они крепко дружили и тепло относились друг к другу до самой смерти.

Дружба отца с Борисом Соломоновичем Абрамовичем (которого отец ласково называл – Божечка) начавшаяся в Алма –Атинском ТЮЗе, который они вмести с Н.И. Сац создавали, продолжалась и когда отец уже уехал из Алма– Аты и работал в Уральском театре русской драмы. И когда в самом начале пятидесятых годов Абрамович ушёл (или его ушли) из ТЮЗа и он остался без работы, отец пригласил его в Уральск поработать актёром и администратором (по совместительству, т.к. ему эта работа была знакома ещё по ТЮЗу) в драмтеатре, где он был директором и актёром. Борис Соломонович приехавший в Уральск без семьи первое время, пока решался вопрос о выделении комнаты в общежитии, жил у нас в семье, и я имел возможность познакомиться с ним поближе. Это бы уже лысеющий человек с очень мягким характером, но строгими принципами, которые он умел жестко отстаивать и очень справедливый. Он очень хорошо относился ко мне и разговаривал со мной 8 – 9 летним пацаном как со взрослым человеком не поучая меня, а своим примером показывая, как нужно поступать в том или ином случае. Он часто говорил мне:

– «Вадим, когда тебе придётся решать, как поступить с твоим товарищем – подумай, а как бы ты отнёсся, если бы он поступил так по отношению к тебе.»

Это, конечно подкупало меня – отрока, и мы быстро подружились. Вмести ходили на Урал купаться и даже выезжали вместе с отцом на охоту, хотя душа дяди Бори протестовала против «убийства птичек» (как он любил повторять). Он не был ханжой, а просто не лежала его душа к охоте, и я не помню, чтобы он, когда – нибудь стрелял из ружья, хотя и был, когда – то воевавшим на фронтах с гитлеровской Германией и на Дальнем Востоке с японцами боевым офицером и конечно умел и стрелять, и обращаться с оружием. Но выезжать с нами на охоту любил и общение с природой отвлекало его от грустных мыслей об оставленной в Алма – Ате жене и главное о сыне Александре. Я не знал почему они не приехали с ним в Уральск, и отец запретил мне вести с дядей Борей разговоры на эту больную для него тему. Дядя Боря проработал в Уральске около года и вернулся в Алма – Ату, где его пригласили на работу директором Дома работников искусств, и там он женился на Евгении Ивановне Васильковой (с которой был знаком по совместной работе артстами в ТЮЗе с 1947 года), и они прожили долгую счастливую жизнь. Я и отец приезжая в Алма – Ату (он в командировки и на съёмки фильма «Шквал», а я на соревнования по теннису) обязательно встречались с Борисом Соломоновичем и Евгенией Ивановной. А в его приезды во Фрунзе он навещал нас дома. Последний раз мы с отцом приезжали к ним в Алма – Ату в 1986 году на своей машине и гостили у них три дня. Потом в 1990 году со смертью отца (он не был на его похоронах – очень болел и переживал эту тяжёлую утрату) наши встречи прекратились (я переехал в Россию), но мы изредка созванивались по телефону, и он всегда радовался моим успехам. Он ушёл из жизни в 2013 году и эпиграф к его книге:

– «…Не нужно отличий,

Чинов и почёта не нужно,

Хочу сознавать лишь,

Что прожил на свете не зря.»

– был девизом всей его жизни. И все, кто его знал говорят: – «Светлая память Вам – Борис Соломонович!»

Запомнились приезды деда в командировки в Алма – Ату из Кустаная. Посещения театра – родители меня часто водили на детские спектакли. Знакомство с закулисной жизнью театра, где ты – ребёнок, видишь знакомых актёров в гриме и сценических костюмах на сцене и в антрактах. Когда они превращаются из сказочных героев в обычных людей – (например – Буратино, Мальвину и Карабаса Барабаса перекуривающих и мирно беседующих сидя рядком на садовой скамейке во внутреннем дворике театра или узнаёшь дядю Юру Померанцева в гриме и костюме Волка.)

Так что, сколько себя помню, я вырос в театре, и внутри театральная жизнь была мне понятна, и органично вплеталась в мою детскую и юношескую жизнь. Я знал «изнанку» актерской жизни, интриги, часто сопровождающие жизнь в творческих театральных коллективах и неведомую зрителям частную жизнь актёров. Вечером он играет графа, повесу – баловня судьбы, а наутро, в повседневной жизни– «бедняк», еле «дотягивающий» до следующей зарплаты и отказывающий себе, в самом необходимом. Среди актёров, даже талантливых и ярких на сцене и в кино изредка встречаются люди, которые и в повседневной жизни постоянно кого – то играют, особенно это касается женщин – актрис, но есть и «нормальные» люди, не путающие повседневную жизнь с жизнью на сцене. Например, артист, хорошо и часто играющий комические роли на сцене, в жизни часто бывает грустным и даже печальным человеком. Но нет правил без исключений, и я знавал очень многих интересных и ярких, разносторонне одарённых личностей и в среде актёров.

И не мудрено, что в юности я увлёкся театром. Поступил в школьный драмкружок (руководимый замечательным учителем русского языка и литературы – Зоей Николаевной Щёлоковой), а потом, в старших классах, в народный театр при доме учителя, и не безуспешно, сыграв несколько не плохих, на взгляд моих друзей и знакомых, ролей в любительских спектаклях (Павка Корчагин, Володя Ульянов и др.). В доме учителя с нами занимался прекрасный актёр Уральского русского драмтеатра (заядлый рыбак и сосед по дому) тогда – Заслуженный артист Казахской ССР Виктор Тихонович Попов, ставший потом Народным артистом Каз. ССР.

«Фото из личного архива автора» – Я в роле студента в спектакле «Когда цветёт акация» (по одноимённой пьесе Н. Винникова, в постановке В.Т. Попова) народного театра дома учителя в г. Уральске.

В девятом классе у меня созрела идея проверить себя – по большому счёту на проф. пригодность. Один из друзей отца в Москве, преподавал в знаменитой – «Щуке» – Высшее театральное училище имени Б. В. Щукина (с 2002 года – Театральный институт имени Бориса Щукина при Государственном Академическом театре имени Евгения Вахтангова). Он договорился с председателем приёмной комиссии – условно внести меня в списки абитуриентов без документов, чтобы я после 9 класса смог поверить свои способности на вступительных экзаменах наактёрский факультет перед профессиональной приёмной комиссией (естественно без права дальнейшего поступления). И так после соревнований, проходивших в Москве я сдал два первых (из трёх) вступительных экзаменов (туров) на «отлично», а перед третьим туром (этюдами) приехал отец и, поругав своего друга за такую «самодеятельность», увёз меня домой в Уральск. После чего – между нами состоялся серьёзный разговор о моём будущем.

«Фото из личного архива автора» – Я, ученик девятого класса в 1960 г.

Дело в том, что я тогда разрывался между тремя увлечениями: – спортом (большим теннисом), техническим – радиолюбительским и театральным. Но становиться профессиональным спортсменом я не хотел. Да и вообще я не должен был заниматься спортом, т.к. с первого класса был освобождён от занятий физкультурой, но мама не смогла смириться с возникшей ситуацией (у меня была грыжа «белой линии» от рождения) и сама повела меня к хирургу. А хирург (седовласый старичок с огромными, толстыми очками на носу) осмотрев меня, он разразился пространной тирадой:

– «Мадам, если Ваш сын не будет заниматься спортом и развивать мышцы брюшного пресса, он обречён на всю жизнь – оставаться инвалидом. Что это будет за мужик, которому нельзя поднимать тяжёлые вещи. Так вот мадам Ваш сын просто обязан заниматься спортом для собственного спасения. Он должен накачивать мышцы брюшного пресса, чтобы они компенсировали врождённый дефект. Единственное чем ему нельзя заниматься это боксом и тяжолой атлетикой. Он должен также научиться поднимать особо тяжёлые вещи – впереди себя, максимально используя мышцы спины!»

И дал мне справку, позволяющую посещать уроки физкультуры. Мама спросила доктора, а нельзя ли сделать мне операцию и зашить эти «поклятые» мышцы? Ответ удивил меня:

– «Мадам – голубушка послушайте старика! Я это Вам говорю, как старый, опытный – практикующий хирург – нельзя лезть в живой организм со скальпелем, если ему (организму) не грозит смертельная опасность и без хирургического вмешательства никак нельзя обойтись. А тут другой случай и Ваш сын с этим дефектом сможет прожить здоровеньким ещё сто лет. Оперировать Вашего сына мне не позволит моя совесть. Я готов оперировать любой орган в человеке – кроме совести. Совесть,

Вы достигли конца предварительного просмотра. Зарегистрируйтесь, чтобы узнать больше!
Страница 1 из 1

Обзоры

Что люди думают о Взгляд в прошлое. Книга 1 – Записки конструктора космической техники

0
0 оценки / 0 Обзоры
Ваше мнение?
Рейтинг: 0 из 5 звезд

Отзывы читателей