Наслаждайтесь этим изданием прямо сейчас, а также миллионами других - с бесплатной пробной версией

Только $9.99 в месяц после пробной версии. Можно отменить в любое время.

Игла империи Альби

Игла империи Альби

Читать отрывок

Игла империи Альби

Длина:
405 страниц
4 часа
Издатель:
Издано:
Feb 6, 2021
ISBN:
9785042684265
Формат:
Книга

Описание

Первые две книги серии об империи Альби написаны автором в 2017 году. Приключения героев на экзотических планетах гигантской вселенной органично перетекают в жанр космической оперы.

Не так уж давно в обитаемой вселенной появились капитан Бартез и его друг землянин Том Чернов, бросившие вызов императору Альби. Но адмирал Бартез уже смог объединить все пиратские дома Пояса Свободных Миров и тысячи боевых звездолётов для борьбы с Империей.

Невообразимые размеры вселенной Альби таят достаточно тёмных закоулков, где пиратская душа может с лёгкостью расстаться с пиратским телом. А гарантия долгой жизни для капитана – это умение быстро вскинуть бластер и мастерство владения абордажной саблей. И конечно, пиратский фарт, удача, которую важно вовремя разглядеть в чёрной бездне экранов корабля.

Интриги имперской разведки, диверсионные группы, шпионы всех мастей не могут предотвратить грандиозное космическое сражение десятков имперских флотов и тысяч пиратских звездолётов.

Издатель:
Издано:
Feb 6, 2021
ISBN:
9785042684265
Формат:
Книга

Об авторе


Связано с Игла империи Альби

Похожие Книги

Похожие статьи

Предварительный просмотр книги

Игла империи Альби - Нукрат Борис

Борис Нукрат

Игла империи Альби

© Нукрат Б., 2020

© ООО «Издательство «Эксмо», 2020

Глава 1. Пленники чёрной дыры

Все в рубке звездолёта «Последний Шторм» смотрели на экраны. Космос, окружающий звездолёт, раскрашенный всеми оттенками синего и красного, был прекрасен. Они оказались в центре столкнувшихся спиральных галактик, сцепившихся в сияющем танце миллиардов звёзд и газовых облаков. Ничего подобного им видеть ещё не доводилось, и Бартез спросил:

– Мы близко к ядру галактики?

Ольмо отвернулся от экрана и стал весьма бесцеремонно прохаживаться по панели управления звездолётом, заложив руки за спину. При этом он как-то умудрялся не нажать своими маленькими туфлями ни одну из кнопок. Навигатор, сдвинув брови, глядел под ноги и что-то раздражённо бормотал. На минуту остановившись, он ткнул длинными пальцами в экран.

– Капитан, на выходе из «кротовой норы» мы почти угодили в чёрную дыру. Не понимаю, как я мог обсчитаться. Самое интересное, мы бы уже исчезли в центре гигантской чёрной дыры одной из этих галактик, если бы рядом не оказалась вторая чёрная дыра, размером поменьше. Вон там, – и он снова ткнул пальцем в другую часть экрана. – Мы точно посредине их гравитационных полей. И то, что здесь происходит с пространством и временем, настоящее безумие.

– Безумие? – спросил Том. – И на что это похоже?

– Да, безумие… Вы сами видите, танец звёздных скоплений за бортом. Это похоже на то, что происходит в центре кастрюли, когда Ол варит нам солянку. К тому же мы близко к ядру галактики с большой чёрной дырой в центре, а через неё проходят спирали другой галактики. Видите, как изогнулись её рукава, выйдя из плоскости вращения?

– Это прекрасно! – воскликнула Мид.

– Я рекомендую срочно убираться куда-нибудь подальше. Скоро здесь будет жарко.

Навигатор ловко спрыгнул с панели на руки к Мидии.

– Капитан, я за предложение Ольмо. Надо включать отсчёт старта, – сказал Джим Разиня, который с тревогой смотрел на медленный танец звёздных скоплений.

По левому борту звездолёта все звёзды и материя кружились в одну сторону, а в экранах правого борта направление движения огромных спиралей было в другую. При этом часть спиральных рукавов изгибалась, уходя вверх и вниз относительно корабля. Чёрный диск пустоты слева, окружённый ослепительной короной из звёзд, притягивал взгляды всех, кто находился в командном пункте «Шторма». Казалось, что вращение звёзд будет ускорятся и всё вокруг проглотит чёрная бездна.

Сзади раздался голос Молона Брасета. Никто не слышал, как он вошёл. Молодой учёный сжимал в руках тетрадь, исписанную формулами.

– Господа, вы уже знаете?

– Вы о чём, мистер Брасет? – спросил Том.

– Мы отклонились от межгалактического времени нашей Вселенной на несколько часов. Примерно на семь часов.

– Что!?

Капитан резко встал, подошёл к главному экрану и опёрся руками на пульт управления. Навигатор тут же запрыгнул на панель и встал рядом с ним. Оба не мигая вглядывались в центр чёрной дыры. Наконец капитан обернулся и посмотрел на Молона.

– Вы хотите сказать, что мы к тому же оказались в прошлом или в будущем?

– Пока не могу точно сказать, разрешите, мы с мистером Ольмо ещё раз проверим наши расчёты.

– Приступайте немедля! Час от часу не легче… на семь часов!

Все уже стояли на ногах. Джим вполголоса спросил Лер:

– Что с нами будет?

– Ничего хорошего! – ответила девушка.

– Дорогая, ты умеешь успокоить.

– Я хотела сказать, что у нас есть навигатор. Вся надежда на него. А вот без него отсюда мы точно не выбрались бы. Вы бы умерли лет через сто – сто пятьдесят, а мы с астрономом и викингом ещё пять тысяч лет крутились бы в спиралях вокруг этой дьявольской дыры.

– И ты так спокойно можешь говорить об этом?

– Нет, ну за пять тысяч лет мы бы, конечно, попытались что-нибудь придумать. Уж не сидели бы сложа руки.

– А как же наши отношения? Лер, ты что, меня не любишь?

– Ну что ты, милый, шуток не понимаешь? Я пытаюсь тебя отвлечь. Похоже, ты попал под воздействие ядра этой галактики.

– Похоже, здесь даже не ступала нога негуманоида? – проговорила Мидия. – Бартез, а может, сядем на какую-нибудь планетку и установим наш флаг с человеческим черепом?

Том хмыкнул.

– Ага… И напишем бластерами на планете: «Здесь были Мид и Бартез»… Капитан, по-моему, надо поворачивать к дому, тем более что мы знаем направление.

Молон и навигатор подошли к капитану. Ольмо сказал:

– Капитан, мы действительно опередили наше время. Мы ушли вперёд во времени ровно на семь часов шесть минут. И разрыв постепенно увеличивается.

В полной тишине прозвучал голос Тома:

– Семь часов шесть минут…

Неожиданно Ол сказал:

– Семь часов шесть минут… Или шесть часов шестьдесят шесть минут. Три шестёрки, капитан! Это не случайно!

– Как не случайно? – спросил Джим.

– Очень просто! Это колдовство! Том, скажи, могут быть такие совпадения?

– Ну… Наверное, могут…

И в этот момент запищал сигнал внешнего вызова. Джим тут же сказал:

– Не отвечай, капитан! А вдруг это?..

Рука Бартеза замерла над кнопкой вызова, мигавшей зелёным светом.

– Что это? Скорее всего, это электроника шалит. Гравитация и электромагнетизм тут зашкаливают. Приборы звездолёта не видят никого! Ни живого, ни мёртвого на много парсеков вокруг…

В тишине рубки все почему-то начали оглядываться. Только Ольмо и Молон о чём-то тихо говорили за штурманским столиком. Капитан решительно нажал на кнопку дальней связи. После нескольких звуков, рождённых космосом, прозвучал усталый голос:

– Если кто-то нас слышит… Звездолёт «Святой Роджер» просит помощи. Мы сбились с курса. Вызывает «Святой Роджер». Нам нужна помощь. Мы попали в гравитационную ловушку. Просим помощи, если кто-то нас слышит. Да пребудет с вами господь, когда наступает чёрная тьма…

Вновь раздались звуки двух огромных галактик, столкнувшихся в непостижимом танце. Все молча смотрели на капитана.

– Я же говорил… – тихо произнёс Джим.

– Что будем делать, капитан? – спросила Мидия.

Тот, в свою очередь, спросил Тома:

– Ну что, опять ловушка?

– Не знаю, Бартез, ты капитан и решать тебе. Но если бы мы не были так далеко, я сказал бы, что перед нами все признаки классической ловушки. Но, во-первых, мы не видим этого «Святого Роджера». А во-вторых, как я понял, он просит показать ему курс, а не предлагает нам подняться к нему на борт. В общем, моя интуиция молчит. Не чувствую я от них опасности.

– Это я и хотел услышать. А если курс хотят узнать коричневые?

– Думаю, у этих монстров давно есть координаты нашей Вселенной. Здесь, что-то другое.

Бартез повернулся к астрономам.

– А почему приборы не видят их звездолёт?

Молон ответил:

– Капитан, скорее всего, нас разделяет время. Те самые семь с лишним часов.

– То есть мы в их будущем? Если мы подождём их семь часов, то встретимся с ними?

– Нет, судя по расчётам, мы впереди, но идём каким-то параллельным коридором или даже расходимся во времени.

– Та-ак, – протянул капитан. – А пространство?

– А пространство у нас одно. Общее.

– Это так, – добавил Ольмо.

– Принимаю решение! Будем отвечать «Святому Роджеру»!

Капитан набрал запрос в компьютере. Голос корабля ответил:

– В реестре флота Свободных Миров не содержится информации о звездолёте «Святой Роджер».

Джим подошёл к главному экрану.

– Не нравится мне это, капитан. Первым делом спросите их, согласны ли поклясться? Пусть поклянутся страшной клятвой, что они те, за кого себя выдают.

Ол тоже подошёл ближе.

– Джим, ты хорошо придумал, пусть дадут клятву. Только какую? Ты предлагаешь им поклясться здоровьем матери?

– Конечно, а чем же ещё? Если мы хотим быть уверенными на сто процентов, то пусть клянутся матерями.

– Джим, а если у них нет матерей? Или они их вообще никогда не видели? Может, это негуманоидные боевые ящеры, выращенные на фермах Новой Пряди?

– Да, об этом я и не подумал. Пусть тогда поклянутся, что не видать им Свободных Миров вовеки.

– Вот это можно, – задумчиво произнёс Ол.

Капитан прервал их:

– Подождите. Клятва не главное… Как мы с ними можем связаться, и как они пошлют нам сообщение?

Молон сказал:

– Судя по всему, то, что мы услышали в этом гравитационном безумии между чёрными дырами, эхо донесло до нас эти волны. А если мы им сейчас пошлём сообщение, то они его получат через семь часов, так как именно на эти часы они отстают от нас во времени.

– Понятно, тогда посылать надо сразу несколько вопросов. А они должны сразу на них отвечать. Тогда мы через семь часов получим их ответы. И, боюсь, нам понадобится ещё семь часов, чтобы ответить им. Старт задерживается. Мид, а может, и правда? Слетать на какую-нибудь планету? Подберите что-нибудь, для пикника. Ну что? Я передаю. Я, адмирал Бартез на фрегате «Последний Шторм», объединённый флот Свободных Миров, принял ваш сигнал. Кто вы такие? Какую помощь вам оказать? Бортовой компьютер не видит в реестре названия вашего корабля! Предупреждаю, если ещё раз солжете, мы уйдём в подпространство. Пространственно-временной парадокс разделяет нас. Но мы поможем вам найти путь в Свободные Миры. Вы должны дать клятву! Клянитесь, что если не выполните мои условия, то пусть вас забросит в чёрную дыру в гости к самому дьяволу и вы никогда не увидите Свободных Миров. Сколько вас там, на «Святом Роджере»?.. Клятву должен дать каждый. Младшему составу звездолёта клятву можно сократить до трёх слов!.. Кто вы такие? И чем занимались до того, как попали сюда? И помните! Если мне не понравятся ответы, то у вас есть возможность через несколько тысяч лет увидеть тут рождение гиперсверхновой.

Через некоторое время Бартез вдруг послал ещё один вопрос:

– Кстати, а как вы тут оказались, в этой дыре?

* * *

Все заговорили разом.

– Надо было ещё спросить, сколько они уже тут?

– А может, они негуманоиды?

– Спросить код их звездолёта!

Бартез заставил друзей замолчать, подняв руку.

– Подождите! Если мы им поверим, мы дадим им курс! Но до этого я должен поставить им наши условия! И от того, как они их выполнят, зависит наше спасение! Какие будут предложения? Как нам вернуться в наше время?

Сначала все молчали, и вдруг раздался голос Харальда, сына Хелмана Смелого.

– Капитан, простите, я не хотел бы показаться безграмотным. Но скажите, а почему вы так боитесь чужого времени? Мы много лет живём в разном времени, но от этого не меняется вкус хорошо приготовленного черепахового супа?

– Супа? – переспросил Бартез. – Том, объясни своему ученику, что иногда, кроме супа, мы ещё хотим увидеть родные звёзды.

– Харальд, прости, я потом тебе объясню это.

Джим встрял в разговор:

– Капитан, а если нам вернуться назад и попытаться найти эти семь часов?

Ему ответил Том:

– Знаешь, Джим, мне кажется, что не надо этого делать. Один очень уважаемый человек, которого среди нас знают под именем Старый Джерард, сказал мне: «Лучше не стоит играть со временем, это вам не пространство».

– Ну я же не знал…

– Есть ещё предложения?

Том сказал:

– Мы должны передать через «Святого Роджера» кому-нибудь из наших важную информацию. Пиратскую карту! С координатами и временем, где и когда они нас могут забрать.

– Неплохо, Том. Только вот в эти координаты мы можем прибыть. А как мы окажемся там в нужное время?

Тут все почему-то посмотрели на Ольмо и Молона Брасета.

Ольмо развёл руками.

– Надо подумать, капитан.

Ол быстро вышел вперёд.

– Значит, нам надо решить, кому передать карту. Где назначить встречу? И как нам оказаться там в межгалактическое время? Предлагаю! Встречаемся там, где нет лишних глаз. Информацию передать через скрипача, а по времени пусть думает Ольмо.

– Молодец, мальчик! Хорошее предложение. На этом остановимся. Ольмо, тебе главное задание! Мозговой штурм. В твоём распоряжении все наши силы. Через семь часов вы должны найти решение: как нам вернуться в своё время. Том, послушай, кажется, все очень увлеклись чёрной дырой? Но дыра дырой, а обед должен быть по расписанию. У нас есть семь часов. Слушай мою команду. Нет никаких причин для депрессии. Ответственным за выбор планеты для барбекю назначаются Лер Фаро и Мид. Через два часа мы летим на природу. И, Лер, извини, что напоминаю, но может быть, ты не знаешь? Я очень люблю видовые террасы.

Громкие крики одобрения были ответом капитану.

Через три часа шаттл с пиратами в вертикальном режиме сел на семнадцатую планету красного гиганта. При отсутствии атмосферы с неё в ближайшие три часа открывался вид на две чёрных дыры и звёздные спирали вокруг. Девушки выбрали плато на высоте пяти километров, возвышающееся над каньонами и ущельями планеты. Двадцать минут понадобилось кейтроботам на сервировку столов для банкета. За меню отвечали Том и Ол. Помощник повара, наблюдая, как трое его подчинённых по корабельной кухне расставляют закуски, сказал своему шефу, уже державшему в руке бокал лёгкого коктейля:

– Том, ты знаешь, может, мне ещё рано делать такие выводы, но Эйнар… Я начал приглядываться к нему ещё там, когда он варил черепаховый суп. Мне кажется, нам надо брать его в свою команду. Я имею в виду нашу поварскую школу. Он прирождённый шеф, у него врождённое чувство меры и острый глаз. Иногда он напоминает мне Горду. Ты знаешь, Том, месье Руддино говорил нам: настоящий шеф должен быть всегда уверен в себе, даже если он насыпал в суп лишнего перца. Том, тебе срочно надо поработать с ним на кухне.

– Ол, знал бы ты, как я скучаю по нашим авралам в кухне месье Руддино. Когда мы большой командой профессионалов создавали шедевры, которые, правда, зачастую сами и съедали.

– Том, как только выберемся из дыры, давай внаглую рванём на Труан. В наш замок?

– Во-первых, это не наш замок, а во-вторых, Ол, ты знаешь, как опасно совать голову в пасть дьяволу… Так что давай отложим этот визит. Но над идеей, будем работать. Ладно, пойдём посмотрим, что там приготовил твой Эйнар Снежный?

* * *

В это время в центре империи, в одной из столиц Труана, Император Фрам провёл встречу с кардиналом Гунном. И разговор этот касался вопросов, которые в недалёком будущем могли отразиться на судьбах Бартеза и его друзей.

– Кардинал, вы знаете, наша с вами работа сопряжена с цинизмом. Со здоровым цинизмом. Государственное правление, если оно опирается на доброту и справедливость, может привести к огромным катаклизмам и жертвам. Миллиарды жизней могут стать платой за честность и справедливость. Правда ведь, дорогой Гунн?

– Правда, мой Император!

– Да!.. Да, это так. Правда, наше с вами циничное правление также может принести в жертву государству десяток-другой, а то и поболее миллиардов жизней. Но в этом вся прелесть цинизма. Цинизм в руках правителя – всего лишь инструмент. Это как скальпель в руках опытного хирурга. Он всегда должен быть готов без колебаний отрезать больную ткань организма для спасения здоровой. Скальпель – это всего лишь инструмент. Инструмент для достижения цели. А какая цель у нас, кардинал?

– Порядок, мой Император!

– Вы правы, Гунн. Вы совершенно правы. Цель – государственный порядок! Цель – сила государства! И ради этой цели…

Император отвёл взгляд в сторону и на минуту задумался о чём-то. Затем снова посмотрел на кардинала отсутствующим взглядом.

– Да, Гунн. О чём это я?.. Ты знаешь?.. Я часто задаю себе вопрос. Ради чего всё это? Ведь той Вселенной, в которую я пришёл двести лет назад, её уже нет… Она изменилась… Мы изменили её. Так ради чего всё это?

– Ради чего всё?..

– Вот! Ради государства! И ради стабильности государственного порядка! Цель благая. Впрочем, как раньше говорили?.. Благими намерениями дорога в ад выстлана… Так что вы, Гунн, в конце вашего пути, когда попадёте прямиком на адские сковородки, спросите у местного руководителя. Правильно ли мы с вами всё делали? Верной ли мы дорогой идём, кардинал? А?

Гунн внутренне поёжился, представив, как под большим котлом весело гудят красные угли и закипает вода, но виду не подал и бодро ответил:

– Обязательно спрошу, мой Император! Я сразу задам ему этот вопрос, не к ночи будь он помянут… – с весёлыми нотками ответил кардинал.

– Кто помянут, Гунн? Вопрос?

– Нет, не вопрос, а этот…

– Кто этот?

– Этот. Руководитель…

И оба высоких руководителя засмеялись удачной, как им показалось, шутке.

– Ладно, Гунн, иногда неплохо и отвлечься от важных государственных дел. Но скажи мне, как там продвигается операция по ликвидации наших дорогих врагов? Я имею в виду адмирала Дюссона и людей, которых он решил защитить на планете?.. Как там она у вас называется?

– Джордания, мой Император. На местном диалекте.

– Да. На Джордании. А что эти люди? Они разговаривают на своём языке?

– Нет. Не совсем. Это сильно исковерканный диалект имперского английского, сэр. Хотя аборигены считают свой язык более древним и исконным, но это, скорее всего, просто пропагандистская идиома местного руководства. Прошу прощения, бывшего местного руководства. Я смею напомнить вам, наш бывший имперский наместник сбежал с планеты. Верный нам человек еле унёс ноги.

– Потрясающе, Гунн! Это как надо довести свой народ, чтобы каждая старуха и последний ребёнок на планете хотели вздернуть этого проходимца на главной площади? Как, я вас спрашиваю?

– Воровством, мой Император. Обычным казнокрадством, обрекающим чиновников на тяжкий многочасовой труд по набиванию карманов, а народ, соответственно, на нищету.

– Это так, Гунн. Вы правы, по-видимому, мы сильно ошиблись с этим наместником. Он большой негодяй! Но он наш негодяй! Так ведь, Гунн? И законы государственной власти никому не дают права отстранять наместника великой империи! Так что приказ никто не отменял! Планета Джордания должна быть показательно уничтожена! В назидание всем.

– Обязательно, Император! Мы выполним приказ. Только из-за флота адмирала Дюссона возникла небольшая отсрочка. С этой операцией придётся повозиться. Тридцать третий флот, эти изменники, это довольно мощное, элитное подразделение. К тому же Дюссон применил хитрую тактику. Он посадил на планету шесть своих крейсеров и распределил их по полюсам. Это сделало невозможным дальнейшее десантирование имперских дивизий. А оставшиеся корабли Дюссона на дальних орбитах сдерживают подход нашей тяжёлой артиллерии, которая могла бы просто уничтожить планету. К тому же ситуацию осложняют разведфлоты Асмони и Земы. Они слетелись туда, как стервятники на запах крови. Как всегда, используют демагогию о спорных пограничных территориях, настраивая население на иллюзию, что Асмони или империя Земы могут взять Джорданию под свою юрисдикцию. А сами ещё до появления адмирала Дюссона подкидывали Сопротивлению противотанковое оружие и инструкторов. Вы же знаете, эти ловкачи не упустят момента, чтобы воткнуть нам шпильку или выжать из ситуации какие-нибудь политические дивиденды. А местное население под огнём нашего напалма готово ухватиться за любую соломинку, даже если её протянут негуманоиды. Неудивительно, что они считают Тридцать третий флот даром божьим, посланным им за страдания. И это вдохнуло немалые силы в Сопротивление.

– Интересно, Гунн. Как вы думаете, мы можем разыграть тут с нашими так называемыми партнёрами большую игру с разменами? Эта планета, конечно, важна для Асмони как опорная точка пограничной координации и равновесия между нашими секторами Вселенной, но не настолько, чтобы мы или они выторговали за неё что-нибудь стоящее. Пока не настолько… А если на чашу весов к Джордании добавить ещё два-три спорных сектора, то можно будет и разменяться на что-нибудь стратегически важное для государства.

– Не готов сейчас сказать определённо, мой Император. Можно утверждать только одно. Операция затягивается. Возможно, мы втянем наших противников в многоходовую стратегию с разменами. И как часто бывает, в результате мы с асмони отметим шампанским наши официальные и секретные договорённости по тем или иным разменам. А на спорной планете всё сейчас решается внизу, на земле. На земле, горящей под ногами её защитников и наших войск. Там, на планете, оказались заблокированы тридцать наших десантных дивизий. Им сопротивлялись жалкие остатки населения. Каких-то тридцать-сорок миллионов человек. Это с детьми, женщинами и стариками. Если бы не предательство Тридцать третьего флота, мы покончили бы с ними в течение месяца. Но теперь силы уравнялись. Дюссон захватил стратегические территории. Арсеналов флота было достаточно для вооружения сотен тысяч бойцов. Наши десантники получают с орбиты небольшие запасы боекомплекта, оружия и прочего снаряжения, но им приходится нелегко. Кроме того, сложный рельеф местности на руку мятежникам. Там горы и джунгли. И мы засекли активность чужих разведгрупп на театре военного противостояния. Кто это, Асмони, Зема или ещё кто-то, пока выяснить не удалось. В общем, если говорить об аде, то он теперь там, на Джордании. Крупными соединениями мы помочь не можем, но как всегда в таких случаях разворачиваем диверсионную работу и провокации. Несколько сильных разведгрупп уже работают под прикрытием. Часть отрядов совершает акции усмирения в форме Тридцать третьего космофлота, а часть работает под видом местного Сопротивления.

– Ну что же, это становится интересным. Держите меня в курсе, кардинал. Возможно, вы правы, и здесь стоит растянуть удовольствие. А с нашими заклятыми друзьями Асмони мы всегда договоримся разменять ту или иную планету в интересах обеих империй…

* * *

Весь экипаж звездолёта «Последний Шторм», все двадцать восемь человек, за исключением вахтенного офицера и двух навигаторов – Ольмо и Молона – высадились на планету системы красного гиганта. Все были в лёгких скафандрах и наслаждались видами прекрасных горных пейзажей планеты. Потрясающий звёздный спектакль разыгрывался над их головами в фантастическом круговороте сталкивающихся звёзд. Вокруг были миллиарды звёзд, и их сближающиеся пары вращались вокруг общей оси всё быстрее. Они кружились в танце, пока взрыв сталкивающейся материи не начинал новый вселенский катаклизм.

– Бартез, вы видели когда-нибудь что-то подобное? – спросила Мидия.

Они всей командой любовались завораживающим зрелищем. По такому случаю Бартез, любивший обставлять празднование даже незначительных событий роскошью и определёнными церемониями, выдал всей команде спецскафандры. Никто не знал, что на борту «Шторма» хранились комбинезоны для выхода в космос со специальными функциями. В экономном режиме астронавт мог пить любую жидкость, включая вино, через шлем. В режиме повышенного расхода энергии скафандр создавал силовое поле, в котором можно было спокойно разлить бутылку вина и пить, наслаждаясь ароматом, исходящим из бокалов.

Эйнар Снежный вместе с Олом представляли закуски для фуршета.

– Господа, специально для этой галактики наш новый повар Эйнар Снежный предлагает: дымящиеся от обработки холодом креветки в кляре из семян розовой орхидеи, ломтики нежного овечьего сыра в скорлупе из карамели, заваренной на вакуумных кристаллах зарипского сахара, финики из оазисов Арбашита с ореховой начинкой, смешанной с мёдом горных ос. И это ещё не всё, господа. Но прошу

Вы достигли конца предварительного просмотра. Зарегистрируйтесь, чтобы узнать больше!
Страница 1 из 1

Обзоры

Что люди думают о Игла империи Альби

0
0 оценки / 0 Обзоры
Ваше мнение?
Рейтинг: 0 из 5 звезд

Отзывы читателей