Наслаждайтесь этим изданием прямо сейчас, а также миллионами других - с бесплатной пробной версией

Только $9.99 в месяц после пробной версии. Можно отменить в любое время.

Жизнь и Смерть Владимира Ульянова-Ленина. Том 2. Гражданская война в России

Жизнь и Смерть Владимира Ульянова-Ленина. Том 2. Гражданская война в России

Читать отрывок

Жизнь и Смерть Владимира Ульянова-Ленина. Том 2. Гражданская война в России

Длина:
587 страниц
4 часа
Издатель:
Издано:
Feb 7, 2021
ISBN:
9785043063373
Формат:
Книга

Описание

Роман-исследование, «Жизнь и Смерть Владимира Ульянова-Ленина», посвящён 150-летию со дня рождения Ленина. Автор излагает события жизни Ленина и общества без идеологического «макияжа» и восхвалений партийных историков. Излагаются события из общедоступного материала, не принятого официальной «Ленинианой». Читателю предоставляется право самому трактовать поступки Ленина и события из жизни общества. Том 2 даёт события из жизни Ленина в период Гражданской войны в России, с 1918 года по 1922 год.

Издатель:
Издано:
Feb 7, 2021
ISBN:
9785043063373
Формат:
Книга


Связано с Жизнь и Смерть Владимира Ульянова-Ленина. Том 2. Гражданская война в России

Похожие Книги

Предварительный просмотр книги

Жизнь и Смерть Владимира Ульянова-Ленина. Том 2. Гражданская война в России - Семёнов-Мерьский Николай

Жизнь и Смерть Владимира Ульянова-Ленина

Том 2. Гражданская война в России

Николай Семёнов-Мерьский

«Жизнь, во всей ее сложности, не ведома Ленину, он не знает народной массы, не жил с ней, но он – по книжкам – узнал, чем можно поднять эту массу на дыбы, чем – всего легче – разъярить ее инстинкты. Рабочий класс для Ленина то же, что для металлиста руда.»

Максим Горький, «Несвоевременные мысли».

© Николай Семёнов-Мерьский, 2020

ISBN 978-5-0051-6206-9 (т. 2)

ISBN 978-5-0051-0635-3

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Глава 32. Организация народного хозяйства. Создание «РККА». Гражданская война. Поволжье. Урал. Сибирь. Восточный фронт

В своей работе, «Очередные задачи Советской власти», написанной Лениным в апреле 1918 года, под диктовку стенографистке, так как после переезда в Москву, в марте, он не мог писать сам, Ленин писал, «Переход к социализму, прежде всего требует организации строжайшего, всенародного учёта и контроля за производством и распределением продуктов». Ленин особенно подчёркивал значения контроля и учёта продуктов в борьбе против мелкой буржуазии, первичных производителей продуктов для городского населения, крестьянских и пригородных хозяйств, торговцев-посредников между ними и городским населением. Механизм этого учета и контроля не предусматривал применения товарно-денежных отношений, денежное обращение в стране было разрушено, механизм сводился к процедуре, всеобщего принуждения, «отнять» и «разделить», выдать как паёк, но не всем. Содержание пайка, его набор продуктов и их объём нормировались в зависимости от партийного стажа и заслуг перед революцией, служебного положения на партийной лестнице. Самый минимум получали только работающие на советскую власть, их принуждали дисциплинированно трудиться и ждать полного социализма, когда всего, что надо всем, будет вдоволь. Трудящиеся приспособились ждать, особенно многодетные семьи, чтобы прокормиться, стали после работы заниматься огородничеством, ремеслом, заводить птичники, свинарники.

Началось выстраивание идеологии для управления «пролетариатом», способной заставить человека трудиться за «обещание» благ, которые ждут его в будущем, и которые отсутствуют в настоящем. Совместно с идеологией работали принуждение и наказание.

Партия «победившего пролетариата» были вынуждены использовать для организации и возрождения разрушенной промышленности «старых», выживших буржуазных специалистов. Чтобы их привлечь к работе, для них вводили особые усиленные пайки. «Паёк» был основным способом управления на всех этапах государственного и хозяйственного социалистического строительства. В пайковый набор входили не только продукты питания, но и товары первой необходимости, одежда, ткани, жилище, медицинское обслуживание, санаторно-курортное обслуживание. Сколько тебе положено получать, определялось «табелем о рангах» и строго контролировалось властью. Народ научился получать и «больше чем положено». Подателем жизненных благ и работодателем стало государство, «Р.С.Ф.С.Р.», создавалась новая система разделения на «сытых» и «голодных», на «бедных» и «богатых», не за счёт собственного труда, а за счёт принадлежности к партийной, государственной и хозяйственной бюрократии и номенклатуре.

Для разрушенной промышленности и сельского хозяйства необходимы были оборудование и капитал, для его приобретения, ремонта и эксплуатации. Для восстановления и запуска машин и оборудования разрушенных, за время революции и гражданской войны, фабрик и заводов нужны были детали, запасные части, которые поставлялись из зарубежья, за валюту. Всё это, и оборудование, и капитал большевики получали только от иностранных капиталистов. Государство «победившего пролетариата» восстанавливалось и существовало с помощью «капиталистов эксплуататоров», но под контролем и руководством «пролетарской партии», и лично её руководителя, Владимира Ленина. Как результат, получилась новая разновидность капитализма, которую и построили в России, присвоив ей имя, «социализм».

Первым законодательным актом советского правительства, для создания промышленности и народного хозяйства страны, стало «Положение о рабочем контроле», утвержденное Совнаркомом и подписанное Лениным, 27 ноября 1917 года, уже через три недели после Октябрьского переворота.

Рабочий контроль, как гласило «Положение» о нем, устанавливается в интересах планомерного регулирования народного хозяйства во всех промышленных, торговых, сельскохозяйственных предприятиях, имеющих наемных рабочих и дающих работу на дом, над производством, куплей и продажей продуктов и сырых материалов, хранением их, а также над финансовой стороной предприятий.

«Положение» было утверждено «ВЦИК» 14 декабря, а 18 декабря 1917 года опубликовано в печати. Для реализации «рабочего контроля», был создан «Высший Совет Народного Хозяйства», «задачей „ВСНХ является организация народного хозяйства и государственных финансов», было сказано в «Положении», «с этой целью „ВСНХ вырабатывает общие нормы и план регулирования экономической жизни страны, согласует и объединяет деятельность центральных и местных регулирующих органов».

Вся хозяйственная жизнь страны была поставлена под государственный контроль, управление и распределение.

«Совнархозу» предоставлялось право конфискации, реквизиции, наложение ареста на имущество, принудительного кредитования различных отраслей промышленности и торговли и прочих подобных мероприятий в области производства и государственных финансов, были изложены все формы «отнять».

Первым председателем «ВСНХ» был назначен Валериан Оболенский, бывший управляющим Госбанка «Р.С.Ф.С.Р.» Пробыл он на этом посту недолго, 4 месяца, сработал «ленинский кадровый принцип», «назначаем на должность, не справляется, удаляем». Следующим председателем был назначен Пётр Богданов, более энергичный революционер, он пробыл председателем «ВСНХ» до 1925 года, одновременно исполняя и другие должности. Было создано множество производственных отделов, которые стали выделять из себя главные комитеты, «Главсахар», «Главкость», «Центротекстиль», «Центромыло» и другие. Отделы ведали и управлением предприятиями, и распределением их продукции.

В работе «ВСНХ» принимал активное участие Ленин, который придавал развитию деятельности «ВСНХ» огромное значение. Уже в декабре 1917 года, он внёс в Бюро президиума «ВСНХ» свой проект, «О национализации народного хозяйства», в котором говорилось, «Критическое положение продовольствия, угроза голодовки, созданная спекуляцией, саботажем капиталистов и чиновников, а равно общей разрухой, делают необходимыми чрезвычайные революционные меры для борьбы с этим злом». Вся вина за голод и разруху возлагалась на капиталистов, чиновников и несознательное крестьянство, не отдававшее «за так» сельхозпродукцию, для прокормления рабочих и красноармейцев. Собираемое зерно вывозилось и за границу, для заработка валюты.

Целиком это «Положение» в печати не публиковался, слишком много в нём было «диктаторского», антинародного. «Положение» проводилось в жизнь по частям, разными ведомствами и в разное время. Основная часть этого «Положения», национализация промышленности, была декретирована 28 июня 1918 года, и продолжалась до конца 1920 года.

Властью, по этому «Положению», предписывалось всему административному и техническому персоналу предприятия оставаться на местах и продолжать свою работу, на прежних основаниях, которые были уже уничтожены, то есть работать «за паёк». С «эксплуататором» работник раньше торговался, продавая свою рабочую силу, у большевиков работник обязан был работать, чтобы жить, согласно лозунга, «кто не работает, тот не ест».

«Национализацией», занялись и местные Советы, но быстро получили «указания и разъяснения» от «Центра», из «Москвы», выполнять только указания «Центра».

«Декрет о национализации» указывал, что до особых «Постановлений» национализированные предприятия остаются во временном арендном пользовании прежних владельцев, оставляя за владельцами номинальное право на получение дивидендов.

Установив механизм управления «национализированных и конфискованных предприятий», советская власть одновременно «наложила свою руку» и на запасы сырья и готового продукта у национализированных предприятий. Вводится учет, воспрещается продажа и перевозка товара, проводятся реквизиции и конфискации, устанавливается государственная монополия на торговлю металлами, и прочими ресурсами.

В результате, государство запретило вообще свободную торговлю в период гражданской войны, до её завершения. Гражданская война была провозглашена официально. Декретом «ВЦИК», от 2 сентября 1918 года, Советская республика была объявлена «военным лагерем».

30 ноября 1918 года, во исполнение «Постановления» «ВЦИК» от 2 сентября 1918 года, «Советская республика – военный лагерь», организуется «Совет рабочей и крестьянской обороны», вне конституционный орган. «СРКО» предоставлялась вся полнота власти в деле обороны страны. Под контроль «СРКО» была поставлена деятельность «Реввоенсовета» и других военных органов.

Председателем «Совета обороны» стал Ленин, как председатель «Совнаркома» «Р.С.Ф.С.Р.» Ленин получил не ограниченную власть в «Р.С.Ф.С.Р.», стал абсолютным диктатором. В состав «Совета» вошли, Председатель «Реввоенсовета» Республики, Лев Троцкий, одновременно нарком иностранных дел, нарком путей сообщения, Владимир Невский (Феодосий Кривобок), заместитель наркома продовольствия, Николай Брюханов, Председатель Чрезвычайной комиссии по производству предметов снабжения, позднее Чрезвычайная комиссия по снабжению «Красной Армии», Леонид Красин и представитель «ВЦИК», Иосиф Сталин. Секретарём Совета была назначена секретарь Ленина, Фотиева.

В своей работе «Совет» опирался на институт чрезвычайных уполномоченных, комиссаров. Постановления «Совета обороны» были обязательны для центральных и местных ведомств и учреждений, для всех граждан страны. Главным действующими лицами в этом «органе» был триумвират из Ленина, Троцкого, Леонида Красина, бывшего организатора и руководителя большевистского «Центра» по ограблению банков, а диктатором в этом триумвирате был Ленин.

К 1919 году, рабочие с фабрик и заводов ушли в отряды «красногвардейцев», воевать с «буржуями» за своё «светлое будущее», которое им обещали Ленин и большевики. «Буржуев», собственников фабрик и транспорта, «Совет» обложил многомиллионными контрибуциями, все фабрики и транспорт остановились. На фабриках не было ни сырья, ни квалифицированной рабочей силы, ни специалистов, ни исправного оборудования. В «Р.С.Ф.С.Р.» наступила безработица, семьи рабочих остались без зарплат своих кормильцев.

Перед «Советами» стояла ближайшая проблема, восстановление неработающих фабрик. Это требовало замены или ремонта оборудования, сырья, квалифицированной рабочей силы и денег, оборотного капитала. Ключевую роль в работе фабрик играли нефтяные месторождения Кавказа и уголь Донбасса. Электроснабжение станков осуществлялось от фабричных и заводских электростанций, работавших на угле и мазуте.

Самое важное из месторождений нефти, было Бакинское, которое начало разрабатываться в 1870-х годах. В 1900 году оно давало больше сырой нефти, чем США, а в 1901 году больше половины сырой нефти, добывавшейся во всем мире. Нефтепромыслы Кавказа пережили революцию и интервенцию без большого структурного ущерба и стали важным фактором в восстановлении советской экономики, принося «Р.С.Ф.С.Р.», в стоимостном выражении, около 20 процентов от всей экспортной выручки, и это был единственный крупный источник иностранной валюты для советского правительства.

В 1900 году, Россия была крупнейшим в мире производителем и экспортером сырой нефти.

Для поддержания уровня добычи, только на одном Бакинском нефтепромысле, требовалось бурить почти 15 000 метров скважин в месяц. Для работы требовалось оборудование, турбобуры, бурильные молотки, глубинные насосы, которое в «Р.С.Ф.С.Р.» не производилось, нужны были его поставки в кредит, по займам из-за границы. Не было производственно-ремонтной базы для обеспечения работы этого оборудования, не было эксплуатационного и ремонтного персонала, ни рабочих, ни специалистов, кто воевал, кто погиб в этой войне.

Осуществляли поставки необходимого оборудования американские фирмы, они же «находили» и займы и кредиты, для этих поставок. Для выполнения этих операций в 1919 году, в США было открыто «Русское советское правительственное бюро», иногда называемое также «Советское бюро», которое было неофициальной дипломатической организацией, представлявшее «Р.С.Ф.С.Р.», как торгово-информационное агентство «Советского правительства». Руководителем этого «бюро» был Людвиг Мартенс, гражданин США, который был одновременно редактором газеты Социалистической партии США «Новый мир». По совместительству «Бюро» финансировало коммунистическое движение в США, за что подвергалось обыскам правоохранительными органами штата Нью-Йорк, в 1919 году. В течение своего короткого периода активной деятельности, в качестве «советского торгового агентства», прекращённого обыском и закрытием 12 июня 1919 года, «Русское советское правительственное бюро» «привлекло» к сотрудничеству с «Р.С.Ф.С.Р.» около 941 американской компании, желавших продать или получить продукцию из Советской России. К концу 1919 года «Бюро» подписало контрактов на общую сумму в 25 миллионов долларов. Это были «первые ласточки» в растущем потоке коммерции. Советские контракты с американскими компаниями превысили отметку в 300 миллионов долларов к маю 1920 года. Бюро было упразднено в начале 1921 года, в связи с переходом на концессии.

Первая концессия была подписана в октябре 1921 года, а затем в сентябре 1922 года были подписаны еще два соглашения. В «Правде» сообщалось о направлении группы американских нефтяников на нефтепромыслы, для наблюдения за работой оборудования, а фактически для обучения местных специалистов и рабочих.

Вторым, самым большим источником получения Советским Правительством иностранной валюты в 1920-х годах, были крупные залежи марганца в России. В 1913 году царская Россия поставляла 52% мирового экспорта марганца, три четверти которого, или один миллион тонн, добывалось из месторождения «Чиатури» на Кавказе. Добыча марганцевой руды в 1920 году равнялась нулю, а к 1924 году она поднялась только до 320 тысячи тонн в год, до выработки, миллиона тонн, 1913 года, было ещё очень далеко. Основной проблемой, которая мешала дальнейшей разработке месторождения, было примитивное оборудование от рудников до погрузки в порту. Руда перевозилась на ослах с гор до железных дорог. По пути, ширина колеи менялась, и руду приходилось перегружать между начальным пунктом погрузки и портом. Уже в порту руду, при погрузке в суда, переносили ведрами. Это был медленный и дорогостоящий процесс.

Советское правительство приобрело современное оборудование для разработки этих залежей марганца и его перевозки, получив займы у США, заключив контракты с американскими компаниями. Вся реконструкция добычи и транспортировки на месторождении была произведена уже после смерти Ленина.

12 июля, 1925 года была подписана концессия. Она включала в себя концессию по эксплуатации «чиатурских» месторождений марганца и развитие экстенсивного применения современных методов его добычи и транспортировки. По соглашению, на механизацию шахт и превращение ручного процесса добычи в механический было затрачено 4 миллиона долларов. Были построены горно-обогатительная фабрика, а также погрузочный элеватор в Поти, мощностью на 2 миллиона тонн. Была сконструирована железнодорожная система, вместе с воздушным трамваем, для перевозки марганцевой руды. Расходы исчислялись приблизительно 2-мя миллионами долларов на железнодорожную систему и одним миллионом на механизацию шахт.

Сотрудничество, по восстановлению промышленных предприятий, советское правительство осуществляло только с представителями американского капитала или при их посредничестве, через третьих лиц. Это торгово-экономическое взаимодействие началось со времени правительства Александра Керенского, правительство Ленина его продолжило. Временное правительство, как официально признанное законным преемником царского правительства, использовало в качестве обеспечения взаиморасчётов, авуары царского правительства в банках США, Англии и Франции. Банком США печатались и деньги Временного правительства, «керенки», облигации «Государственного займа».

Для обеспечения этого сотрудничества отправлялось золото из Российской империи, в банки США и Англии. В 1908—1913 годах из России в Америку на хранение было вывезено 48,6 тонны золота, которое в 1913 году по договору использования было предоставлено в качестве уставного золотого капитала России при создании Федеральной резервной системы США.

В 1915—1916 годах, 375 млн рублей золотом, 290,5 тонн золота, было отправлено по железной дороге во Владивосток, а затем на японских военных кораблях перевезено в Канаду, являвшуюся частью Британской империи, и помещено в хранилища Банка Англии в Оттаве. В феврале 1917 года, тем же путём, через Владивосток, было отправлено ещё 187 миллионов рублей золотом, 145 тонн золота. Эти суммы золотом, в 435,5 тонны, стали гарантией английских кредитов России для закупки военного снаряжения на сумму соответственно 300 и 150 млн фунтов стерлингов. Воевала Россия, российское золото за границу текло «рекой», для банкиров США и Англии.

Правительству Ленина, как не признанному законным, приходилось искать «обходные пути» для проведения торговых операций и получения кредитов, на их проведение, от финансистов мирового капитала.

В России было разрушено и железнодорожное хозяйство, отсутствовал исправный подвижной состав, из-за выхода из строя производственных мощностей машиностроительных заводов, выпуск паровозов прекратился. Харьковский, Луганский и Коломенский заводы, осуществляли объем выпуска паровозов в 1917 году соответственно 106, 105 и 48 единиц. До Октябрьского переворота, Россия импортировала до 40% изготовленных паровозов за рубеж.

Двести миллионов золотых рублей было потрачено большевиками в начале 1920-х годов на закупку паровозов в Швеции и Англии. Организовал сделку, по заданию Ленина, Троцкий. Декретом Совнаркома была учреждена «Российская железнодорожная миссия за границей», возглавил её Юрий Ломоносов, видный большевик, боевик и инженер-железнодорожник, занявший пост товарища министра железных дорог России накануне Февральской революции.

Примечание: Юрий Ломоносов, дворянин по происхождению, родился в 1876 году, в Гжатске. После окончания 1-ого Московского кадетского корпуса, поступил в Петербургский институт инженеров путей сообщения. Окончил его, принимал участие в революционном движении, стал членом «РСДРП». В 1905—1906 годах был принят в состав «Боевой технической группы» при ЦК РСДРП, которой руководил Леонид Красин, занимавшейся подготовкой, закупкой оружия и боеприпасов для терактов, «эксов» и вооружённых восстаний. Уникальный случай, большевик Ломоносов сыграл решающую роль в проведении Февральской революции. Будучи товарищем министра железнодорожных путей сообщения, Ломоносов трижды способствовал заговорщикам по отстранению царя от власти. Первый раз он помог овладеть управлением железной дорогой на участке «Могилёв – Псков». Заговорщики не дали императорскому поезду вернуться в Царское Село из Ставки, и отправили его в Псков, где Николая 2-ого «уговорили» передать престол сыну, царевичу Алексею. Второй раз, когда Гучков прибыл в Петербург, с Манифестом об отречении Николая II, Гучкова задержали на вокзале рабочие-железнодорожники, и Ломоносов спас документ «об отречении», забрав его у Гучкова, в окружившей его толпе. После, управляя железными дорогами в интересах «Временного Комитета Государственной думы», Ломоносов, в очередной, третий раз, сорвал переброску царских войск к Петрограду, во время Февральской революции. Кроме этого, Ломоносов руководил печатью акта «об отречении» и актов «об отказе царевича Алексея и великого князя Михаила Александровича от восприятия престола».

«Миссия» под руководством Ломоносова вступила в отношения со шведской компанией «Нидквист и Хольм», собственник которой Гуннар Андерсон, был связан своим бизнесом с Германией. Договор предусматривал поставку, за 200 млн золотых рублей, 154,5 тонн золота, 1000 паровозов серии «Э», на условиях немедленной предоплаты, с отсрочкой поставки. Цена одного паровоза доходила до 600 кг золота, так как фактически было поставлено 500 паровозов. Больше, этот договор походил на операцию прикрытия, по вывозу золота за рубеж в оплату «золотого долга» большевиков перед Германией, по договору «Брестского мира». Сам договор оформлялся через кооперативную частную организацию «Центросоюз», государство «Р.С.Ф.С.Р.» не принимало участия в этой сделке, как государство, не признанное мировыми державами.

Вопросы управления и финансирования различных отраслей народного хозяйства были до 1920 года в ведении «Совета рабочей и крестьянской обороны», реорганизованного в «Совет труда и обороны», а потом в инспекцию при «Совнаркоме». Ленин был бессменным диктатором этих органов власти, и вся деятельность, по взаимодействию с зарубежными компаниями и лицами, велась под контролем Ленина.

С момента образования «Совета рабочей и крестьянской обороны», в ноябре 1918 года и по январь 1924 года, вплоть до своей смерти, в течении 6 лет, Ленин законодательно был абсолютным диктатором «Р.С.Ф.С.Р.» и «С.С.С.Р.» «Исполнительные» партийные и советские органы принимали и исполняли Ленинские «Указы и Наказы», публиковавшиеся в форме отдельных брошюр, статей в газете «Правда», которые обсуждались и одобрялись на съездах и собраниях «трудящихся». Это была основа для развёртывания идеологической работы всех структур, не только идеологических, нового государства, по воспитанию «нового человека», назначение которого было «одобрять решения партии и правительства», «всегда быть готовым» и прочее.

Велась параллельно и другая, интенсивная и скрытная, секретная «работа», по «перевоспитанию» несогласных, контрреволюционеров, «врагов народа». Эту работу исполняли многочисленные чрезвычайные органы, главным аргументом которых, для «несогласных», был «революционный расстрел», то есть расстрел без суда и следствия, по решению самого чрезвычайного органа или по «указанию сверху», на основании «записок от Ленина», с ликвидацией тела «несогласного». Для ликвидации тела применялись разнообразные способы, сожжение в крематориях, захоронение в массовых могильниках на «полигонах», типа «Коммунарка», «Бутово», и другие, в горных выработках, как «Алапаевские» рудники. Применялись и более «мягкие», временные наказания в виде, заключения в концлагерь, осуждение к заключению в лагеря-тюрьмы, по статье «без права переписки», и просто «расстрел на месте», с закапыванием в ближайшем овраге. Десятки миллионов жертв, конвейера «революционного террора», организованного государством «диктатуры пролетариата», под руководством диктатора Ленина, не поддаются исчислению.

К концу 1919 года, в России был двадцать один зарегистрированный «лагерь особого назначения», находившиеся в ведении «ВЧК», Дзержинского. К концу 1920 года их уже было 107, в пять раз больше. Значительно больше, на местах, было незарегистрированных «трудовых лагерей», в которых царил полный «беспредел».

Органами «Совета РКО» на местах были областные, губернские, уездные и волостные экономические совещания.

Ленин уделял максимальное внимание работе на местах, требуя напряжения всех сил от исполнителей, для подъема промышленности. С этой целью, в мае 1921 года, Ленин составил «Наказ от Совета труда и обороны местным советским учреждениям», который в виде отдельной брошюры был разослан по всем губерниям, уездам и волостям «Р.С.Ф.С.Р.» В 1923 году, в связи с образованием «С.С.С.Р.», «Совет труда и обороны» был преобразован в комиссию при «Совнаркоме».

В условиях гражданской войны, начавшейся с первого дня Советской власти, ключевым являлся вопрос увеличения и пополнения численности войск. Попытки основать многомиллионную «Рабоче-Крестьянскую Красную Армию» «РККА» на добровольных началах, под лозунгом «Революция в опасности!», оказались безуспешными, за бесплатно воевать никто не шёл, денег у государства не было, а «спонсоры революции» давали деньги, которых хватало только на пропаганду, на печать листовок и газет. «Типографские станки» заставить работать «за так», за обещания, было невозможно, даже для большевиков. Необходимо было осуществить быстрый переход к мобилизации. Исходя из этой необходимости, 29 мая 1918 года, на основании Постановления «ВЦИК», «О принудительном наборе в рабоче-крестьянскую армию» был начат призыв в «Красную армию». Получив соответствующие полномочия, «Совет обороны», 12 мая 1919 года, принял Постановление, «О призыве на военную службу солдат расформированной старой армии, возвратившихся или возвращающихся из плена». Тем же целям служили Постановления «Совета рабочей и крестьянской обороны», «О призыве на военную службу граждан, родившихся в 1901 году», «О призыве на военную службу граждан, родившихся в 1888, 1887 и 1886 годах.», «О явке к призыву лиц, скрывающих своё бывшее офицерское звание» и других. Все уклонившиеся от призыва лица и лица, их укрывающие, подлежали суровой ответственности, на основании законов военно-революционного времени, расстрелу.

В результате, если в середине 1918 года, в «Красной армии» находилось в строю 378 тысяч человек, к концу года, уже 1 млн 700 тысяч, то к концу 1919 года насчитывалось 4 млн. 400 тысяч человек, а в 1920 года, насчитывалось 5 млн. 300 тысяч человек.

Гражданская война, началась на всех территориях бывшей Российской империи. «Гражданская война», это был программный пункт партии большевиков, объявленный Лениным ещё в его выступлениях в эмиграции. Проходила война достаточно беспорядочно, не организованно, со стороны «белых». Главной проблемой «белых» движений было отсутствие системы государственного управления. В Сибири, на Урале и в Поволжье возникали все новые и новые «временные правительства», которые вводили самостоятельное управление территориями и формировали свои «армии». Реальная же власть на местах, принадлежала командирам повстанческих отрядов, которые делиться ею и кому-либо подчиняться, не желали. Систему управления «белым» движением стремился ввести «Национальный Центр», созданный партией конституционных демократов, кадетов, и крупными промышленниками России, в мае 1918 года, в Москве.

Прошли восстания правых эсеров в Ярославле и левых эсеров в Москве, в других, уездных городах, Рыбинске, Муроме, Арзамасе. Они были организованы представителями русской социал-демократии, не согласными с политикой «диктатуры» большевиков.

Восстание в Ярославле имело целью собрать силы Верхневолжья для сопротивления «диктатуре» большевиков. Ярославское восстание было организовано «Союзом защиты Родины и Свободы», под руководством Бориса Савинкова, с санкции командования «Добровольческой армии», в лице генералов Корнилова и Алексеева. Борису Савинкову было дано обещание о поддержке восстания десантом стран Антанты из Архангельска, десант Антанты высадился в Архангельске только в августе. Осуществлял общее руководство восстанием в Ярославле, представитель «Добровольческой Армии», полковник Александр Перхуров, который после свержения «Советов» в Ярославле, 6 июля, объявил себя командующим вооруженными силами и управляющим гражданской частью в Ярославском районе, занятом частями «Северной Добровольческой армии». Был среди руководителей восстания и бывший губернский «комиссар Временного правительства» Борис Дюшен, член РСДРП, меньшевик, оказавшийся агентом большевиков.

Восстание в Ярославле началось в ночь со 2 на 3 июля 1918 года. В начале 1918 года, в Ярославле уже имели место антисоветские выступления, одно из которых произошло в пасхальные дни, но было быстро подавлено местным «Советом». В антибольшевистском восстании приняли участие горожане и члены организации «Союз защиты Родины и Свободы» и члены местных организаций «Союза офицеров», «Союза фронтовиков» и «Союза георгиевских кавалеров». В ряды восставших записалось около шести тысяч человек, из них в боях участвовали от 1600 до 2000 человек. Среди восставших были офицеры, рабочие, интеллигенция, учащаяся молодёжь, крестьяне из окрестных деревень. Рабочие железнодорожных мастерских направили в формирование 140 человек, построили бронепоезд, а также ремонтировали оружие, броневики. Но оружия не хватало, особенно орудий и пулемётов, в распоряжении повстанцев было всего 2 трёхдюймовых пушки и 15 пулемётов.

Ликвидация Ярославского восстания, протекавшая в крайне упорной борьбе, затянулась на две с половиной недели и потребовала присылки подкреплений из Москвы и Петрограда. Город был полностью разрушен. Ликвидацией восстания занимался и интернациональный китайский отряд. Сдавшихся расстреливали на месте. Это было одно из самых массовых кровопролитий русского народа, проведённое большевиками, не знавшими ни пощады, ни жалости. Советская власть объявила расстрелянных «красными» частями участников восстания и жителей, жертвами белогвардейских мятежников.

Менее значительные выступления восставших произошедшие в Рыбинске, Муроме и Арзамасе, были быстро подавлены местными советскими силами.

«Восстание» левых эсеров в Москве имело целью сорвать Брест-Литовский мир с Германией. Началом его можно считать убийство, 6 июля 1918 года, германского посла графа Мирбаха, в Москве, за которым последовало и «вооруженное выступление» левых эсеров в Москве, окончательно подавленное 8 июля. Убийство совершили сотрудники «ВЧК», Яков Блюмкине и Николай Андреев. В ходе беседы с послом, в присутствии сотрудников посольства, Рицлера и Мюллера, Николай Андреев, выхватил пистолет и застрелил германского посла графа Вильгельма фон Мирбаха. Блюмкин был ранен в ногу ответными выстрелами. Затем, Блюмкин и Андреев выбежали из посольства, уселись в ждавший их у подъезда автомобиль, после чего скрылись, предусмотрительно совершив три «ошибки», первая, на месте происшествия они «забыли» портфель, с удостоверениями на имя Блюмкина и Андреева, вторая, оставили в живых свидетелей убийства посла, Рицлера и Мюллера. Дополнительно, они «забыли» в посольстве свои шапки. Револьвер из которого стреляли, не оставили. Никто не сомневался, что исполнители убийства, левые эсеры Андреев и Блюмкин.

Примечание: Яков Блюмкин, Симха-Янкев Гершевич, был расстрелян большевиками в декабре 1929 года, после смерти Ленина. Николай Андреев, который якобы стрелял в Мирбаха, товарищ Блюмкина, родом из Одессы, числился фотографом Чека. Исчез в 1919 году на Украине, якобы умер от сыпного тифа.

На «V Съезд Советов», который проходил в Москве, с 4 по 10 июля 1918 года, Ленин выступал с отчётным докладом по деятельности «Совета Народных Комиссаров». Лидер левых эсеров, Мария Спиридонова, после получения новости об убийстве Мирбаха, на заседании 6 июля, объявила депутатам, «русский народ свободен от Мирбаха», и вскочив на стол президиума стала кричать, «Эй, вы, слушай, Земля, эй, вы, слушай, земля, русский народ свободен от Германии!». В этот же день заседания съезда, 6 июля, большевиками была проведена операция по аресту делегатов съезда, левых эсеров, прямо в зале заседаний, в 18 часов, в количестве 353 человек и 28 делегатов не большевиков, «за компанию».

Третье и Четвёртое заседание Съезда Советов, проходило уже без лидеров левых эсеров, их делегаты, Скорость процесса совершения преступления, его расследования, обнаружения виновных и их арест была колоссальной, 6—7 часов. Всё было заранее подготовлено и с режиссировано.

Арест левых эсеров и прочих делегатов не большевиков был осуществлён очень изощрённым методом. Съезд проходил в здании «Большого театра», во время заседания из президиума было объявлено, «фракция большевиков, все на выход, будет проведено заседание фракции в «Малом театре». На выходах стояли патрули «ВЧК» для проверки документов, выпускали только по мандатам большевиков, в результате все «не большевики» оказались изолированными в зале «Большого театра», где содержались двое суток. Арестованные, расположились лагерем в зале, проводили заседания своих фракций, пели революционные песни, питались тем, что принесли с собой, справляли «естественные надобности» здесь же. Эти двое суток, большевики подавляли в Москве «восстание», руководители партии левых эсеров все сидели под арестом в зале «Большого театра» и интересовались, «что случилось», были не «в курсе», что они проводят восстание.

После ареста руководителей левых эсеров, работа съезда началась 9-ого июля, остальные «представители» прочих социалистических направлений, в количестве 28 делегатов, и 200 «невиновных» делегатов левых эсеров, возвращённых на съезд, осудившие «восставших», против 773 делегатов большевиков, никакого влияния на решения съезда оказать уже не могли. Съезд выдал рекомендацию, «о чистке Советов от той части левоэсеровских элементов, которая была солидарна с антисоветской политикой своего ЦК ПЛСР».

Съезд, большинством голосов одобрил внешнюю и внутреннюю политику Советского правительства, под руководством Ленина, включая «Брестский мир» с Германией. Съезд принял постановления, по продовольственному вопросу, одобрил продовольственную политику «ВЦИК» и «СНК», их декреты о предоставлении наркому продовольствия чрезвычайных полномочий по борьбе с деревенской буржуазией, крестьянами, укрывающей хлеб и спекулирующей им, то есть «право революционного суда», расстрела на месте, создание продотрядов и об организации сельской бедноты в «комбеды». «Топор террора» запустили и в «Советах», и на селе.

По распоряжению наркома продовольствия, было разрешено применять вооруженную силу при оказании крестьянами противодействия «отбиранию хлеба или иных продовольственных продуктов», сопротивлявшиеся объявлялись «врагами народа» и приговаривались к тюремному заключению на срок не менее 10 лет с конфискацией имущества. Крестьяне стали «собственностью» «пролетарского» государства.

На «V съезде Советов» Ленин выступая подтвердил, «если мы не дадим ни фразам, ни иллюзиям, ни обману, ни истерике сбить себя с правильного пути, то мы имеем величайшие в мире шансы удержаться и помочь твердо победе социализма в России, а тем самым помочь победе всемирной социалистической революции!». Депутаты в зале неистово аплодировали, стоя приветствовали речь Ленина, хотя ни один из них не понимал, что это такое «социализм», зачем оно и для чего помогать всему миру получить «социализм».

10 июля, было принято Постановление «о Красной Армии». В нём указывалось, что «„Красная Армия" должна быть централизованной, хорошо обученной и снаряженной, спаянной железной дисциплиной. Для создания такой армии должны быть использованы военные специалисты дореволюционного времени, способные честно сотрудничать с Советской властью. Вместе с тем выдвигалась задача ускорить обучение командиров из рабочих и крестьян, укрепить состав военных комиссаров».

Была принята директива, «провести в короткий срок мобилизацию в армию нескольких возрастов рабочих и трудового крестьянства». Мобилизационная база у «Совнаркома» была не ограничена, в Центральных губерниях России плотность населения была высокая.

10 июля 1918 года, 5-й съезд принял Конституцию «Р.С.Ф.С.Р.», первую конституцию Советского государства. Ленин на съезде говорил, «Если теперь этому съезду нами может быть предложена „Советская конституция, то лишь потому, что „Советы во всех концах страны созданы и испытаны, потому, что вы ее создали, вы во всех концах страны испытали только через полгода после Октябрьской революции, почти через год после „Первого Всероссийского съезда Советов", мы могли записать то, что уже существует на практике».

Это было явное преувеличение. Фактически по всей стране шла гражданская война, в большинстве регионов власть «Советов» отсутствовала, правили «местные», национальные правительства или

Вы достигли конца предварительного просмотра. Зарегистрируйтесь, чтобы узнать больше!
Страница 1 из 1

Обзоры

Что люди думают о Жизнь и Смерть Владимира Ульянова-Ленина. Том 2. Гражданская война в России

0
0 оценки / 0 Обзоры
Ваше мнение?
Рейтинг: 0 из 5 звезд

Отзывы читателей