Наслаждайтесь этим изданием прямо сейчас, а также миллионами других - с бесплатной пробной версией

Только $9.99 в месяц после пробной версии. Можно отменить в любое время.

ТЕНЬ В МОРЕ. Современная проза

ТЕНЬ В МОРЕ. Современная проза

Читать отрывок

ТЕНЬ В МОРЕ. Современная проза

Длина:
283 страницы
2 часа
Издатель:
Издано:
Feb 7, 2021
ISBN:
9785043148452
Формат:
Книга

Описание

Повзрослевший главный герой романа — Матрос — повествует читателю о своей молодости, и в основном книга состоит из его воспоминаний. Он уже несколько лет работает в ОАЭ и страдает от ночных кошмаров, причину которых никак не может понять. Но в ходе работы над своим рассказом он начинает вспоминать, с чего всё началось, и вскоре ему предстоит лицом к лицу столкнуться с давно забытыми страхами. Книга кажется вневременной и должна понравиться читателям Джона Грина.

Издатель:
Издано:
Feb 7, 2021
ISBN:
9785043148452
Формат:
Книга

Об авторе


Связано с ТЕНЬ В МОРЕ. Современная проза

Похожие Книги

Предварительный просмотр книги

ТЕНЬ В МОРЕ. Современная проза - Наурызбек Али

ТЕНЬ В МОРЕ

Современная проза

Наурызбек Али

Иллюстратор Наурызбек Али

© Наурызбек Али, 2020

© Наурызбек Али, иллюстрации, 2020

ISBN 978-5-0051-8065-0

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Глава I

Ты уже Капитан

«Хоть ты меня ограбил, милый вор,

Но я делю твой грех и приговор.»

©Уильям Шекспир

С недавних пор меня снова начали посещать странные сны. Долгое время у меня не было проблем со сном, и я успел отвыкнуть от них. Вот уже третью ночь я вижу нашу старую двухкомнатную квартиру с ее холодными стенами и покинутым видом. Освещения в доме не было, и только лунный свет мерцал сквозь шторы в гостиной, отчего квартира казалась мрачнее обычного. В сумраке невозможно было разглядеть расположения вещей, и я двигался по памяти, как это делают незрячие люди. Конечно, назвать эти сновидения кошмарами сложно, но проснувшись, я ощущал тяжелый осадок в сердце, будто бы что-то ускользнуло у меня из-под рук, потерялось, и я даже не в силах вспомнить, что это было. Приснился мне и брат. Он сидел на своей кровати, вонзаясь взглядом в пустоту, и безмолвствовал, ни гласа, ни воздыхания в буквальном смысле. Он виделся мне угрюмым и грустным, так не похожим на себя. Его густые темные кудри поседели, и под томными глазами, и на лбу выглядывали толстые линии морщин. Он смотрел на меня как в детстве, задумчиво, без слов, со слегка приподнятыми бровями, но взгляд его больше не горел жизнью. На нем были дорогой смокинг и рубашка с тугим черным галстуком. Для того, кто обычно ходил в спортивной одежде и не любил все классическое, он выглядел необычно.

Я проснулся в шестом часу утра и не мог дальше уснуть. Мне привиделось лицо брата с прошлой ночи, и я взволновался, не произошло ли что-то плохое с ним. Такое бывает, когда долгое время находишься вдали от дома, начинаешь переживать из-за всякой мелочи. Я попытался позвонить ему, чтобы узнать все ли у него хорошо, но номер был вне зоны доступа. Решив, попробовать снова после душа, я встал и открыл окно на балконе в надежде, что природа хоть как-то сжалилась над нами и погода за ночь стала лучше, но горячий влажный воздух подул мне в лицо, и я в раздражении закрыл окно обратно. Стоя под струей холодной воды, я окончательно проснулся и пробежался в мыслях по деталям своего сна, половину которых начал уже забывать. Поняв, что память снова начинает меня подводить, я написал на запотевшем стекле душевой кабины: «позвонить брату перед работой», но эта мысль так и не покинула кабину душа. Поскольку я встал раньше, чем обычно, у меня в запасе оставался еще целый час до работы, и я занялся приготовлением завтрака. Я редко готовил и зачастую питался в дешевых забегаловках, как «Макдональдс», «КФС» или же заказывал домой блюда в арабских ресторанах, поэтому сырых продуктов в доме было мало. В холодильнике я нашел два яйца, пару кусочков ветчины и несколько помидоров черри в консервной банке, и сделал из них омлет. За завтраком меня не покидало чувство, что я должен был сделать что-то, но что именно я никак не мог вспомнить. Подумав, что по пути память прояснится, я отправился на работу, оставив немытую посуду в раковине.

Моя квартира располагалась в западной части Абу-Даби, в «Туристик Клаб»¹. Я снимал комнату на седьмом этаже в одном из восьми блоков, предоставленных для экспатов². Тут жили представители разных народов. Помню, в первые дни, когда переехал сюда, я с любопытством разглядывал постояльцев, даже не подумав, что тем самым могу доставить им неудобства. Так продолжалось до тех пор, пока один из моих соседей не подошел ко мне и не объяснил неделикатность моего поступка. В свое оправдание скажу, что там, откуда я родом, разнообразие внешности является редкостью.

На работу я добирался на автобусе. Остановка находилась в нескольких минутах от дома, но этих минут было достаточно, чтобы вся одежда покрылась потом. В этих краях круглый год светило солнце, и поскольку город находился на берегу моря, влажность воздуха была настолько высокой, что даже ночью стояла невыносимая духота. Поначалу я и пары метров не мог продержаться под солнцем, но за годы проживания, успел адаптироваться и теперь иногда выходил на пробежку. Только с запоминанием местности у меня по сей день проблемы. Может, причиной тому были ничем не отличающиеся друг от друга здания или же я страдал географическим кретинизмом, но без онлайн карты я часто терялся в городе.

Туристик Клаб

Автобусы были разделены на две части. Впереди сидели женщины, а сзади мужчины, и в основном это были граждане Индии и Пакистана. Местные же арабы очень редко пользовались общественным транспортом. Метро в городе отсутствовало, поскольку в этом не было особой необходимости. По сравнению с Дубай в Абу-Даби туристов было относительно мало, и дороги не были заполнены машинами. Здесь по большому счету жили люди рабочие из разных стран, впрочем, как и во многих крупных столицах. Туристы, конечно, заезжали сюда после Дубая в качестве бонуса, но летом только отчаянный человек приехал бы в эту страну отдыхать. Возможно, это прозвучало довольно резко, но я знаю, о чем говорю. В такой знойный сезон никто не рискует выходить из дому по пустякам. Когда я только приехал сюда, летом пару лет назад, совсем зеленый, почти с пустыми карманами, первым делом отправился на пляж, но один раз нырнув в горячее море и вдобавок получив пару солнечных ударов, я больше в это время года ни на шаг не приближался к морю. Зато зимой здесь наступал настоящий рай, ради которого несложно было помучиться остальные девять месяцев.

Я работал в местной телекоммуникационной компании и завел себе много новых друзей. Хоть они не могли унять мою тоску по дому, но мне с ними всегда было весело. Мы устраивали пикники в пустыне, жарили мясо и перепробовали немало арабских сладостей, и нередко оставались там ночевать. В кромешной тьме пустыня напоминала море, и песчаные сугробы были похожи на бушующие волны. Во всех походах мы ни разу не спали в палатке, но зачем-то все время таскали их с собой. Беспросветный туман ночи, упавший на Руб-эль-Хали³, озаряли звезды, не уступающие по яркости темноте пустыни. Оттуда можно было даже увидеть Туманность Андромеды, если знать, куда смотреть. Мои новые друзья напоминали мне старых приятелей, с которыми я так же любил проводить время. По вечерам я оставался один в своей комнате, и бывали ночи, когда я не смыкая глаз, курил на балконе. Я оставил свою прошлую жизнь позади и не собирался больше возвращаться обратно, но иногда мне не хватало моего брата или Аскара рядом. Они бы сумели меня подбодрить в любой ситуации.

Компания наша предоставляла интернет-услуги частным и юридическим лицам, и моя работа заключалась в том, чтобы проверять соответствующие документы клиентов и подавать заявку в системе. На первый взгляд, кажется, что особых трудностей в этих обязанностях нет, но иногда, а в частности под конец каждого месяца, мы работали по двенадцать часов без перерыва. Почему-то только в конце месяца люди вспоминали, что им нужны услуги нашей компании. Сегодня был как раз такой день, и мне пришлось задержаться на работе еще на несколько часов. После утомительной смены я отправился в торговый центр «Марина», который находился в другом конце города. Мне необходимо было купить новую клавиатуру, потому что клавиш на старой недоставало, а буквы на оставшихся кнопках уже стерлись из-за моей интенсивной писанины. Переносить свои чувства на бумагу когда-то было частью моей терапии, но со временем превратилось в хобби. Теперь все свое свободное время я проводил за компьютером, убивая зрение, отчего начал носить очки.

Только дойдя до остановки, я вспомнил, что забыл зонтик в офисе, но обратно идти не было сил. По расписанию следующий автобус до торгового центра должен был приехать через десять минут, но мои ноги, словно вареные спагетти не позволяли мне простоять так долго, а голова вскипела как чайник от жары и еле держалась на шее. К счастью, стоило приподнять руку, и такси было тут как тут. Я сел и повернул кондиционер на себя. Подумал, наверное, такой воздух дует у врат рая. Закрыл глаза и вспомнил, как стоял на вершине Мтацминды. Теплое чувство охватило грудь.

– Marina Mall, – грубый мужской голос с арабским акцентом словно ухватил меня за ноги, и в мгновение ока перетащил с прохладных вершин гор в горячую пустыню.

– Already? I wanted to stay little bit, – попытался я пошутить, но ни малейшее движение не увидел на его лице.

– Go, go, go. Now – ответил он нетерпеливо, и я вышел из машины.

Каррефур – так назывался супермаркет, находился на цокольном этаже торгового центра, и состоял из трёх громадных отделений. В первом продавались только продукты питания, во втором хозяйственные товары и одежда, а в третьем бытовая техника. Мне было нужно как раз-таки третье. Тут у меня была карточка постоянного клиента, и мне обычно делали скидку, собственно, поэтому я и поехал в другой конец города. Мне пришлось немного повозиться, пока мне не оказали помощь. Торговый консультант предложил мне механическую клавиатуру, яростно описывая её преимущества над остальными кусками пластика. В итоге я согласился, только чтобы его труд не пропал даром, хоть это и значило для меня потратиться в два раза больше запланированного. Стоя у кассы с этой «чудо клавиатурой», я услышал сзади, как кто-то назвал мое имя, и сделал это так четко и без ошибок, что на секунду мне показалось, что я дома. Я обернулся. Передо мной стояла девушка на голову ниже меня, в платье песочного цвета, с необычной для этих краев светлой кожей и с пышными темными кудрями. Я застыл в недоумении.

– Ты что, не узнал меня? – спросила она, искренне улыбаясь. – Это же я – Молли.

Я всмотрелся в ее черные глаза, и, наверное, прошло полминуты, пока я не признал в ней пятнадцатилетнюю красавицу, которая изменила брату жизнь.

– Молли? – вопросил я в ответ, желая убедиться в том, что это правда была она, и у меня не галлюцинации от солнечного удара, как бывало в первые дни приезда.

– Кто же еще! – торжественно восклицая, она раскрыла объятья. – Сколько лет прошло, а ты все такой же.

Такая фамильярность меня не очень обрадовала. Похоже, что время не имело никакого влияния на ее отношение к людям.

– Твои комплименты всегда были двусмысленны, – ответил я, освободившись из ее объятий.

– Да, все такой же, – продолжала она, не отпуская мою руку. – Готова поспорить, ты думаешь, отчего же я назвала тебя по имени.

И вправду, я не мог припомнить, когда же она в последний раз называла меня по имени, и потупил глазами.

– Оттого, что ты больше не Матрос, глупый. Ты уже Капитан!

Немного успокоившись, мы решили поужинать. Я повел ее в ресторан тайской кухни на берегу Персидского залива, или, как сами местные называют его – Арабского залива. Солнце уже село, так что мы могли позволить себе посидеть на улице. Молли попросила место ближе к морю, поэтому нам пришлось прождать четверть часа, пока освободится столик, но оно того стоило. Волны бушевали и бились о скалы, и капли соленой воды стекали по ножкам нашего стола, хоть и брызги не доставали до нас.

– Ты, как всегда, выбираешь лучшие места, – сказал я, оглядываясь по сторонам.

Она фотографировала себя на фоне ресторана и пропустила мои слова мимо ушей. Лампы возле столиков горели перламутром. Я откинулся на спинку стула. Мои ноги-спагетти, наконец, расслабились. Говор посетителей. Умиротворение.

– Еда, – выкрикнула Молли.

Принесли наш заказ. Ей раки, а мне пад-тайс креветкой. Как только я взял вилку в руку, она остановила меня.

– Постой, постой. Сначала сфоткаю.

Я смотрел на нее. Улыбка была такой же, как и раньше.

– Ну, рассказывай, каким ветром тебя сюда занесло? – задал я вопрос, который интересовал меня с минуты нашей встречи.

– А мне не нужен никакой ветер, глупый, – ответила она в своей беспечной манере, – я могу просто расправить крылья и полететь.

Подол ее платья развевался на ветру, обнажая белокурые колени.

– С этим сложно поспорить.

– Отдыхать приехала, что мне еще тут делать, – добавила она с удивлением.

– В такую-то жару?

– А когда меня это останавливало? – она смахнула волосы с лица и заложила ногу на ногу. – Ты же меня знаешь, дорогой.

Я уже привык к непринужденности ее тона и более не обращал на это внимания.

– Как всегда, идешь против устоев и ненавидишь правила? Уж я-то хорошо знаю.

Молли ничего не ответила и лишь покачала головой. Перевела взгляд в сторону моря и сказала уже серьезнее:

– А я все-таки посмотрела все эти страны.

Мы замолчали. Она была так же красива и юна, как в день нашей первой встречи, а тонкие цепи морщинок, которые появлялись вокруг ее глаз и губ, когда она улыбалась, делали ее образ лишь женственнее. Один лишь нос выглядел по-другому, похоже, что она избавилась от горбинки.

– Одна? – спросил я, желая прервать молчание, тем самым озадачив ее.

– Что одна?

– Путешествуешь одна?

– Нет, конечно, – подмигнула она, вернувшись в свое веселое состояние, – с ухажером.

– Ясно, – ответил я с некоторой грустью в голосе, которую скрыть у меня не получилось. – Ты совсем не изменилась.

– Правда? А мне кажется, я набрала пару лишних килограммов. Много лет все же прошло, – она встала, увлекшись темой, и покружилась. – Хотя это в платье не так заметно. А может, ты и прав. Тебе виднее. Легче судить, когда имеешь в голове ясный образ человека до и после. А у меня взгляд совсем притупился.

– Да. Правда, – подумал я, пропуская ее бессмысленный лепет сквозь уши. – Ты в точности такая же, как и прежде, но это касается только внешности. Что случилось с прежней, плюющей на стандарты Молли?

Она кружилась передо мной. Ее платье цвета пустынного песка развевалось на ветру. Ее тонкие ноги кокетливо шагали вокруг стола. Женственные руки возвышались над ее головой, но она больше не имела никакого влияния надо мной.

– А вот ты возмужал, – продолжила она, – стал намного выше и бороду отрастил.

– Спасибо.

– Только постричься не помешало бы, а то сложно узнать в копне волос прежнего тебя.

– Я ни не хочу быть похожим на старого себя, – ответил я, – поэтому и поменял образ, чтобы не видеть в отражении отголоски прошлого.

Молли снова села. Мои слова взволновали ее. Я увидел, как лицо ее искривилось, и веселое настроение тут же сменилось на озабоченное и виноватое.

– Прости меня за то, что оставила тебя одного, – промолвила она полушепотом.

– Не извиняйся, – сразу ответил я, как бы показывая, что ожидал этих слов, – я и сам не хотел тогда тебя видеть.

Конечно, я солгал, но так было правильнее. Копаться в прошлом, когда раны уже зажили, все равно, что пытаться собрать осколки разбитого стекла руками. От того и другого больше вреда, чем пользы.

– Наверное, так надо было, – согласилась она, – В любом случае я рада, что встретила тебя тут. Шанс один на миллион, кто бы мог подумать, что так может свезти человеку.

– И вправду, – ответил я, скорее ради того, чтобы хоть чем-то ей ответить, нежели согласившись с ней.

– Кстати, твоя Настя вышла замуж за одного очень перспективного молодого человека, и я была подружкой невесты на их свадьбе.

Мне понадобилось некоторое время, чтобы вспомнить о ком она говорит. Молли смотрела

Вы достигли конца предварительного просмотра. Зарегистрируйтесь, чтобы узнать больше!
Страница 1 из 1

Обзоры

Что люди думают о ТЕНЬ В МОРЕ. Современная проза

0
0 оценки / 0 Обзоры
Ваше мнение?
Рейтинг: 0 из 5 звезд

Отзывы читателей