Наслаждайтесь этим изданием прямо сейчас, а также миллионами других - с бесплатной пробной версией

Только $9.99 в месяц после пробной версии. Можно отменить в любое время.

Коляда, Снегурочка, Ярило. Молодые боги и кот Баюн

Коляда, Снегурочка, Ярило. Молодые боги и кот Баюн

Читать отрывок

Коляда, Снегурочка, Ярило. Молодые боги и кот Баюн

Длина:
726 страниц
6 часов
Издатель:
Издано:
Nov 21, 2021
ISBN:
9785043249692
Формат:
Книга

Описание

Молодые боги Коляда и Ярило появляются в заповедном лесу в самую темную ночь, чтобы устроить праздник для духов, людей, зверей и усмирить немного гнев Кащея и Метелицы. Но Дедов Морозов оказывается даже не два, а три, пробирается в лес и старый наш знакомый чародей Хэл, вот и разбери, кто из них злой, а кто добрый. Но рано или поздно Снегурочка растает и мир перейдет во власть Ярилы. Об этом новые волшебные хроники заповедного леса.

Издатель:
Издано:
Nov 21, 2021
ISBN:
9785043249692
Формат:
Книга

Об авторе


Связано с Коляда, Снегурочка, Ярило. Молодые боги и кот Баюн

Читать другие книги автора: Сушко Любовь

Похожие Книги

Предварительный просмотр книги

Коляда, Снегурочка, Ярило. Молодые боги и кот Баюн - Сушко Любовь

Коляда, Снегурочка, Ярило

Молодые боги и кот Баюн

Любовь Сушко

© Любовь Сушко, 2021

ISBN 978-5-0053-1258-7

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Коляда, Снегурочка, Ярило Молодые боги

СКАЗКИ МЕТЕЛИЦЫ И ПЕСНИ ВЬЮГИ

Первая новогодняя ночь в заповедном лесу

Пролог

Сказки Метелицы

Расскажи мне, Метелица снежную сказку

О прекрасной русалке и князе отважном.

Как им было в объятьях снежных так сладко,

Когда встретились снова в метели однажды.

Расскажи, как она его дерзко любила,

И как он уходил, позабыв все, в сраженье,

И его обнимала в пути берегиня,

И не стал для стрелы и меча он мишенью…

Твои гибкие руки так были прекрасны,

Твои чудные песни их там укачали,

Но ждала его дева обратно напрасно,

И отправилась в лес заповедный в печали.

Ее Леший берег, улыбался ей Велес,

Но чудовищ, Ярилы она отвергала,

Потому что любила и не смела поверить,

Что таинственный князь веселится устало.

Что он встретил другую девицу в походе,

И забыл о русалке, от страсти немея,

Потому замирала она в хороводе,

Только Леший тужил, только хмурился Велес.

И когда он погибнет в нелепом походе,

То жена его город сожжет на рассвете,

И немая от горя русалка там бродит,

Хочет тень того князя хоть раз еще встретить.

И увидев ее, он в пылу отшатнется,

И кому-то расскажет о том, что любила,

И она навсегда к пепелищу вернется,

А ее согревает любви этой сила…

Вот и пусть он узнает жены вероломство,

Верность той, кого он безрассудно оставил,

Там пожар утихает и гаснет там солнце,

Лишь русалка о князе убитом вздыхает.

Поле снегом укрыто, метелица кружит,

Ольга сына растит, забывая о страсти,

И русалка в тумане твердит, как он нужен,

Грозный князь, подаривший ей вечное счастье…

Глава 1 С небес на землю

А было в древние времена все совсем по-другому, с нашими точно не сравнить. Вот даже главные праздники были у них совсем не такими, как теперь.

Решили славяне, что новый год у них весной должен наступить, когда природа оживает, все цветет и радуется. Сами ли они до этого дошли или духи им подсказали, как знать, но с появлением Ярилы – солнца новый год у них и начинался. Радовались, блины пекли, поздравляли друг друга с тем, что страшную зиму пережили и снова все пора начинать. Это и есть отсчет нового времени.

А тут и свет и тепло наступало, все было ладно и складно, но что же происходило зимой, когда дни так коротки, а ночи так длинны, когда тьма владеет миром, и остаются люди и духи в домах своих, на улицу и нос высунуть страшно бывает.

В такие времена праздник им еще больше нужен, а то ведь можно и не дожить до весеннего нового года, так и замерзнуть где-нибудь, и в сугробе навсегда остаться. Многие и погибали в лютые морозы, да и птицы замерзали на лету и падали в снег.

Трудно сказать, когда все начиналось, если бы не оставил свитков кот Баюн, то ничего бы мы с вами и вовсе не узнали, но он все записывал, еще в те времена, когда духи только и царили, а людей и в помине не было. Записывал и оставлял в потаенных местах, чтобы память сохранилась.

№№№№№№

А как говорит кот Баюн, начиналось все примерно так, собрала богиня Лада своих берегинь, их потом ангелами – хранителями называть стали и долго с ними говорила о том, что же им такое на земле устроить надо, чтобы как-то встрепенулся мир, и забыли они про печаль тоску, и морозов не пугались больше.

Долго говорили и спорили берегини, у каждой было какое-то свое желание, чтобы все устроить на земле в лютую зиму. Лада слушала и не перебивала. Ей хотелось выяснить все, что они могут сказать.

И вот когда высказалась последняя из 12 берегинь, улыбнулась Лада и заявила, что им придется спуститься на землю, и хотя там холод лютый и все скверно устроено, но они нужны там духам. И не с пустыми руками пойдут они на землю, а захватят с собой волшебную чашу.

– Хватит ей в небесах без дела оставаться, там она нужнее, пусть будет земля теперь полной чашей, а все, кто вас в Лукоморье встретят, запомнят этот день навсегда, это станет для обитателей земли зимним праздником возрождения.

Кто-то из берегинь обрадовался, кто-то сильно опечалился, но ослушаться никто и никак не мог. И неспроста задумала все это богиня, ведь это была та самая зима, когда на землю не попало молодильных яблок.

А если такое случилось, то никто из богинь, не вкусив их, не мог оставаться молодым и сильным.

И если о других не думала Лада, то вот перед Ягой она была сильно виновата. Ведь увела любимого ее Велеса, разлучила их навсегда, и хотя и он вскоре оказался на земле, не по своей воле, но в разлуке чувства их погасли, как догоревший костер, и следа от них больше не осталось.

Яблок у нее не было, чтобы как-то все исправить, но зато была та самая чаша волшебная, она могла как-то помочь.

Лада знала, что не думает о себе Яга, что больше о других она печется, вот и пусть подарит им то, что еще можно подарить, и будут все, кто с ней там рядом, спокойны и счастливы.

Она и сама могла бы с чашей туда отправиться, но не хотелось признаваться в том, что она была не права, что ничего у нее не вышло, и особенно в том, что покоя она не может найти после всего, что случилось.

И когда одна из берегинь спросила, что будет, если они не смогут туда чашу принести, то спокойно отвечала Лада

– Если так будет, то Лукоморье и весь остальной мир погибнет, а вы ведь не хотите этого.

Берегини понимали, что допустить такого поворота никак нельзя, и замолчали даже самые строптивые, не желавшие там ненароком оказаться.

Позвали они оленей небесных, потеплее оделись и отправились в путь, в снежную, но темную ночь они спустились на землю.

Одна из берегинь напевала песенку, пока они были все ближе и ближе к заснеженному лесу.

Пусть падает снег, в белом вальсе кружась,

Декабрь наступает суровый,

Тепло растворяется, только у нас,

Все будет легко и по-новому.

Забыты печали и сны  ноября,

Теряясь в тиши снегопада,

Мы видим, как новая вспыхнет заря,

И как я свиданию рада.

А что это было? Да просто зима

Приходит, Кащеем  ведома,

И снежные снова  стоят терема,

И трудно добраться до дома.

Хандра и печали растают вдали,

Останется свет и  удача.

И мы дотянулись с тобой до любви,

В метели столкнувшись внезапно.

В морозных узорах на мутном стекле

Прочтем все тревоги и знаки,

И мир так прекрасен, и хочется мне

Растаять в метели  внезапно.

И длится, и длится венчальная ночь,

И сумерки скрыли округу,

И темный щенок все резвится у ног,

Мы снова прильнули друг к другу.

2. Обиженный чертенок Макар

Все решается на небесах, и в старые времена и сегодня все было именно там. Но если на земле появлялся какой-нибудь обиженный Леший или Водяной, Кикимора или чертенок, то все переворачивалось с ног на голову. И тогда начиналось такое, что ни в сказке сказать, ни пером описать.

Из-за любого чертенка мог начаться настоящий переполох. А на этот раз все было еще хуже, чем прежде, самый шустрый, самый непоседливый и своенравный чертенок, который мог всех перессорить и на уши поднять, так именно он и обиделся да не на какого—нибудь духа или Лешего, а на саму богиню Ладу.

Из-за чего именно обиделся, чертенок и не вспомнил бы, наверное, но то, что это произошло – точно. Он не был злопамятным, просто злой немного и память у него была хорошая.

Берегини пытались ему что-то объяснить, как – то примирить его с Ладой, но получилось только хуже, он теперь обиделся и на них тоже, а так как их было аж двенадцать, то и обид становилось все больше. И пока они поняли, что лучше отойти в сторону и не вмешиваться, чтобы пламя обиды не раздумать, все уже оказались под горячим копытом у того самого чертенка.

И все бы ничего было, если бы не лютая зима, морозы и поручение богини о том, что они должны на землю волшебную чашу принести. Может быть, пути их и вовсе бы разошлись тогда, но они не разошлись, а наоборот в заповедном лесу Лукоморья только и сошлись. Таким был праздник в первый раз, но они не сомневались, что все это будет повторяться снова.

– Теперь они у меня попляшут, – потирал руки Макар, я им покажу, как чертей обижать.

Сначала чертенок не знал, как ему быть и что делать, потом он понял, что должен встретить берегинь, повертеться вокруг них и украсть ларец с чашей, тогда все будет так, как ему того хочется. Но легко сказать, да трудно сделать.

Правда попался ему на пути Карачун, и был он так зол в тот день, что на все согласился, о чем его чертенок не попросит. Вот он и произнес, подмигнув старику:

– Тут к нам с небес берегиньки должны явиться, ты бы попридержал их оленей, мне надо украсть у них кое-что очень важное. А я в долгу не осталось, не надейся.

Старик молчал, то ли в шуме вьюги не расслышал то, что тот говорил, то ли думал, стоит ли ему связываться с рогатым. Он был не так прост, а часто очень даже хитер, так что много чего сотворить мог.

Карачун мало чего боялся, и Ладу мог бы заморозить, если бы захотел, но ему так хотелось в ту зиму покоя. Он мечтал, чтобы он никого не трогал, и не трогали его тоже. И все было спокойно, пока не появился этот черт полосатый.

Но чертенок бросал ему вызов, и если он откажется, устраниться, то потом позора будет столько, что мама не горюй, а ничего такого ему совсем не хотелось на старости лет испытать.

Так оно и случилось, как просил Макар, олени оказались в высоком снегу, из которого никак не могли выбраться, как ни старались, берегини визжали и возмущались, но это не помогало им сдвинуться с места. И чертенку оставалось только подобраться к ним поближе, поискать глазами тот ларец, где он мог находиться, и заведя разные беседы, отвлекая внимание, дотянуться до того самого ларца.

Все прошло удачно, вместе с ларцом он нырнул в снег, так что достать его оттуда было невозможно. А угнаться за ним – тем более никто бы не решился, только его и видели берегини, которые еще не обнаружили пропажу, но поняли, что происходило там что-то странное. Они ли не слышали от Лады, что доверять никому, а тем более, чертям не стоит. Но хорошо разговоры вести, а совсем иное дело, если ты оказался в чистом поле, заметаемый метелью, и Карачун около тебя колдует. Твердит о чем-то своем.

№№№№№№№

Макар вышел из снега в нужном месте. Ему все равно было как пробираться к своему логову, дорогу он знал и в снегу и с закрытыми глазами безошибочно выбирался туда, куда шел.

Но вот что делать дальше со своей добычей? Этого он как – то долго понять не мог, и только потом решил:

– Емеля, мне поможет Емеля, его не надо долго искать, он лежит на своей печи и ждет своего часа, и я ему помогу во всем, а он поможет мне, так мы и поквитаемся с этим миром.

Тогда еще чертенок не знал, что чаша была не в ларце, а совсем в другом месте, зная обо всем. Лада решила ее перепрятать понадежнее, а в ларце была самая обычная чаша, которая годилась для пира, но вовсе не для волшебства какого.

3. Емеля и царевна Василиса

Нам с вами предстоит поближе познакомиться с героем новым Емелей. Есть у кота Баюна про него сказка, где выловил он щуку из озера лесного или из реки. Там трудно понять, куда он за водой ходил, иногда кот про озеро рассказывает, иногда про реку, из воды выловил одним слово, и та самая щука обещала исполнить его желания, чтобы снова свободу обрести.

Но в то время, когда сказка сказывается, еще не было никакой щуки. И наш добрый молодец только начинал расти да матереть, не особо напрягаясь, работу черную делать он не спешил, решив, что это за него сделает кто-то другой. А все лежал на печи да мечтал, что придет кто-то и все за него и сделает вдруг, а щука ли это будет или какие другие помощники, это ему без разницы.

Но случилось в пору ожидания и еще одно происшествие, как увидел он царевну Василису, так в нее и влюбился сразу.

Емеля и сам еще не понимал, что это любовь его так сразила вдруг, ничего он о той любви не знал и не ведал сроду. Как гром среди ясного неба выскочила она и на него свалилась. Но была и еще одна беда – сама Василиса знать его совсем не хотела. Не смог Емеля наш первого впечатления на девицу произвести. А оно бывает только один раз. Права, на ошибку тут нет и быть не может. Емелю Василиса невзлюбила, а если так случилось, то хоть волком вой, хоть волка на помощь зови, все равно ничего изменить не сможешь, как все было, так и останется в этом мире.

Волка Емеля так и не дозвался, не довылся, а незваный Дунай на помощь пришел, он всегда поблизости от Василисы был, и услышал их разговор. Василиса говорила громко, она ведь дома у себя была, чего ей бояться?

Тогда Дунай решил вступиться за Емелю. Сам не раз в такие переделки попадал.

– А что ты к нему так относишься, он вон в тебе души не чает, только и старается тебе на глаза попасться, – стал наступать он на Василису.

– Он бы лучше старался каким делом заняться, на что мне такой жених сдался, – передернула плечами Василиса.

Ей сильно не понравилось то, что ее любимый Дунай не на ее стороне, а на Емелиной оказался.

– Тебе не угодишь, меня ты тоже никогда не жаловала, а сейчас какая-то симпатия появилась. Может и с ним стерпится-слюбится, еще рада счастлива будешь.

Дунай пытался быть миротворцем, словно это такая просто задача была, когда ты с упрямой девицей дело имеешь.

Прямо взорвалась и ногой топнула Василиса:

– Да как ты смеешь, ничего у меня не стерпится, ничего не слюбится, знать я его не хочу, видеть не желаю. Перед тобой я просто капризничала да вредничала, а он мне не нравится, и чем дальше, тем больше.

Дунай так просто отступать не собирался, он привык добиваться своего, иначе бы не продержался так долго при дворе царя Гороха. Но чем больше пытался ее уговорить Дунай, тем злее Василиса становилась.

Волк ему много раз говорил о том, что не стоит злить Василису, что она упряма как сто чертей, и нельзя с ней прямо так себя вести, как с непослушным воином, он-то все равно подчинится, куда ему деваться, а с ней не бывать этому, потому что не бывать никогда.

Дунай отправился поговорить с Емелей, раз тут ничего не вышло:

– Не получается у меня, брат мой, с ней разобраться, – честно признался Дунай, врать и лукавить он не сильно любил – бесполезно все это.

– А чем я так плох? – поинтересовался тот, – она не богиня какая, а всего лишь царевна, не велика шишка на ровном месте.

– Да никто и не говорит, что плох, только не люб ты ей, и ничего с этим не сделать.

Посмотрели они друг на друга, словно понять хотели, а дальше-то что делать.

– А может тебя куда подальше отправить в дозор, тогда все и наладится, – неожиданно выпалил Емеля.

Дунай вспомнил поговорку кота Баюна о том, что добрыми делами дорога в ад стелятся. Вот не хотел же он в том участвовать, а пришлось.

И с той поры перестал он помогать Емеле, уговаривать Василису тоже не стал, пусть сам разбирается. А то потом виноватым останешься.

Емеля между тем не унывал сильно, он и так и этак думал, как бы ему до царевны добраться. И не то, чтобы он прям так уж влюбился, что и жить без нее не мог, мог он жить, но умел добиваться своего, отступать и сдаваться не собирался.

– Ничего, пробьёт еще мой час, – гордо заявил он, – она сама за мной бегать начнет. А я тогда еще подумаю, быть мне с ней или не быть, – вынес добрый молодец свой приговор.

И вот когда Емеля сделал вторую попытку завоевать царевну, мирно тогда все не закончилось. Как только ворвался Емеля в его покои, так и приказала она стражникам схватить его и бросить в темницу.

– Чтобы духу его тут больше не было, – заявила Василиса, – если он по хорошему не понимает, пусть будет по плохому.

Стражники не могли ослушаться ее, и поплелся Емеля в погреб, где ему предстояло неведомо сколько времени провести, может и смерть там встретить придется, кто знает.

– А если будет сопротивляться, то брось его в темницу, – услышал он голос Василисы и не поверил своим ушам.

Да как она вообще может так поступать с влюбленным в нее парнем, что он такого сделал, просто любил ее и только и вдруг такое.

Но делать все равно было нечего, драться, лежа на печи Емеля не научился, да и не справимся бы он с ними со всеми, бесполезно все это. Махнул рукой герой наш и поинтересовался, нет ли там печки какой.

– Никакой печки там нет, – заявил стражник, – лавки с тебя хватит. Ишь, понравилось ему на печи валяться, увалень какой.

Ну что же, лавки так лавки, выбирать нашему тяжело влюбленному не приходилось.

А если чего он не понимал, так только то, за что он страдает, почему так происходит. Но рано или поздно и это ему ясно и понятно станет, в том не было сомнения.

4. Емеля пропал

Мы с вами оставили чертенка Макара в тот момент, когда он убегал от дюжины берегинь вместе с заветным ларцом, и боялся погони со стороны и берегинь. Хорошо, что снег был глубоким, и столько его намело, что бежать они не решатся. А вот за Карачуна он поручиться никак не мог. Если тот поймет, что его обошли, что тут можно чем-то поживиться, то ведь он наверняка тоже бросится за ним бежать, чтобы отнять у него то, что ему украсть удалось. А если и Кащей решит, что ему тоже можно чащей разжиться, тогда тушите свет.

Еще хорошо, что он быстро бегал, и они точно его не догонят, да и кривые тропинки вряд ли им известны. Но все равно, береженного Велес бережет. А когда ты завладел волшебным предметом, да еще таким, то ухо надо держаться востро. Иначе останешься ни с чем. Но куда же подевался Емеля, вот вопрос.

Припрятав ларец в логове у медведя, который куда-то делся и давно там не появлялся, чертенок отправился на поиски своего героя.

С такими героями только к Морене в гости идти хорошо, а ни на какие важные дела он не годиться. Но героев менять на переправе, как коней было поздно, Дунай ничем не лучше, о Балде и говорить нечего, у Соловья Разбойника какой – то Чурила появился, но что это за фрукт, чертенок не знал и не ведал, потому не стоило и начинать.

С Емелей все-таки проще и договориться будет и припугнуть его если что не так пойдет – Только найти его надо поскорее.

Долго караулил чертенок Емелю у него дома, но тот там так и не появился, что было особенно странно, потому что никогда прежде он не отлучался надолго, и снова появлялся. Но пока только Домового отыскать удалось. Конечно, это совсем не то, но хоть что-то.

– Куда ты парня своего дел? – спросил с ходу чертенок..

– А на что он тебе нужен? – осведомился Домовой, -припомнив, что до сих пор никто его Емелю не искал нигде, а этому зачем он понадобился, так и до беды недалеко

– Раз его так долго нет, то вероятно он уже в беду попал, иначе бы давно на печи любимой лежал.

Домовой почесал мохнатой лапой макушку и решил, что чертенок, скорее всего, прав. И почему ему раньше это в голову не пришло, черт какой-то полосатый все знает, а он нет, странно все это. Но видя, что толку от Домового мало, чертенок быстро удалился, размышляя на ходу:

– Без него мне с ангелами не справиться и чащу не добыть, – размышлял по дороге Макар. – Кровь из носа. А Емелю надо найти и действовать вместе с ним заодно.

Его не волновало то, что он погубит Лукоморье, что весь мир может перестать существовать, что сам он в лесу дремучем останется, а то и в Пекло попадет, все это никак его не волновало, главное – сделать то, что задумал.

№№№№№№№№

А тем временем Емеля оставался в погребе, и чем больше дней он там проводил, тем печальнее были его думы.

На лавке он быстро бока отлежал, замерз, как собака, потому что никто там не заботился о том, чтобы как-то его обогреть этот погреб, даже снег стал залетать в низкое оконце, и стала не многим теплее, чем на улице. Но самое главное, вдруг понял Емеля, что не только царевна Василиса его не любит. А вообще никто в этом мире не празднует. Это особенно понятно становится в такой вот обстановке, когда ты попал в беду.

И что же теперь делать и как быть?

А что если никто так про него и не вспомнит. Дунай как-то заботился о нем, так он и Дуная забыл и обидел, а больше никого и не оставалось среди его друзей и приятелей, да и родичей у него не было. Сестра только, которая хозяйство вела. Но у нее есть о ком заботиться. И то, что одним стало меньше, так это скорее лучше, чем хуже для нее же.

Интересно, почему он был таким одиноким и несчастным, отчего это все его устраивало. У царевны даже соперницы не оказалось, которая бы горой за него стояла. Да вообще никого. Только Серый волк ему товарищ, хотя и волка он поминал напрасно, тот знал Дуная, Балду, а спроси про Емелю, так и не скажет, кто это такой.

С какой стороны не посмотри – Емеля пропал, пропал для всего мира честного, хоть бы черт какой появился и о нем позаботился, но видно и черт ему не брат.

А еще в те времена говорили люди добрые, кот Баюн точно говорил, что если черта помяни, то он тут же и явится.

Емеля и не знал, не ведал, что ждать ему недолго оставалось того самого черта Макара. Хотя пока они не были знакомы, но скоро познакомятся.

5 Серый волк и чертенок

Емеля волновался напрасно, как только Домовой понял, что Емеля пропал, так и начал его искать. Чертенок же решил, что нужно последить за Домовым, и возможно он приведет его к Емеле, а уж если не он, то и подумать больше не на кого.

Домовой же решил, что чертенок смылся куда-то и отправился к Серому волку, почему-то ему показалось, что именно волк знает, где тот может быть. А пошел он именно потому, что тоже не знал, куда ему еще податься, у кого спросить можно о том, куда пропал Емеля.

Так они незаметно друг за другом и двигались. Волк шел к нему навстречу, видно почувствовал, что его кто-то ищет. И Домовой не ошибся.

– Странно, что ты только сейчас спохватился, – заявил волк, – Емеля пару дней в темнице томится.

– А что его угораздило?

– Вот именно угораздило в нашу царевну Василису влюбиться, но та долго с ним не возилась, когда стал приставать, отправила его в погреб, да и забыла о нем тут же, словно его и не было.

– Так он влюбился, а разве за это можно наказывать? – удивлению Домового не было предела.

– Можно, если нет ответного чувства. А влюбленный не отстает, – заверил волк, – он знал принцессу лучше, чем многие и мог утверждать все это уверенный в своей правоте.

Домовой понял, где ему Емелю искать надо, но еще быстрее это понял чертенок и побежал без оглядки к царскому дворцу, ему нечего было больше подслушивать, теперь он все знал прекрасно сам.

Правда, Макар еще не догадывался о том, как он станет спасать Емелю, но это уже мелочи, главное – он там будет, а по ходу можно что-то придумать, кто-то на помощь точно придет.

Волк тоже без дела не остался, он стал думать, как спасти из темницы Емелю. Ему совсем не нравилось то, что он там все это время оставался. Уже тогда волк понимал, что любовью никого нельзя обидеть, даже если ты не можешь ответить тому, в кого так неудачно влюбился.

Наконец к волку пришло решение:

– Надо тащить сюда кота, только он сможет темницу открыть и его выпустить, мне незаметно туда не пробраться, только все хуже станет.

Это было так, сам волк если и проберется туда, то наделает много шума, и скорее помешает, чем поможет освобождению, а кот везде пролезет, его не задержать нигде, потому без него не обойтись. Но легко сказать и трудно сделать, кота не так просто было привести, даже разыскать сложно. Только волк отступать не собирался. Спасение Емели – главное дело его жизни в данное время. Он догадывался, что так просто герой не сдастся, все еще будет у Емели, и щука, и власть и страсть. Только для начала его надо из темницы вызволить.

№№№№№№№№

Емеля в то время лежал на лавке и мог только мечтать о своей ненаглядной печи. Лавка была узкой, жесткой, и холодной. Сколько парень ни старался, но согреть ее своим телом он никак не мог. Ему казалось, что он замерзает все больше, и наступит час, когда найдут, если кто-то вообще найдет его, останется только молодое окоченевшее тело. И вот ведь беда, никто не заплачет даже. Василиса точно не заплачет, а даже обрадуется, что он перестал висеть над ней, как тот меч над царем, имя которого Емеля никак не вспомнил. Хотя сказку и слышал от кота, но он скорее делал коту одолжение, когда тот пытался его хоть как-то вразумить. Результат оказался плачевным. А ведь сказка эта могла и пригодиться. Но пройдет еще немного времени в заточении и ему самому будет впору сказки сочинять, ведь тут больше делать нечего.

Странное дело, дома на печи Емеля занимался примерно тем же —ничего не делал, только размышлял о смысле жизни, но там все было значительно интереснее. Веселее как-то там все получалось, забавнее, а тут прямо тоска голимая.

Может быть, окажись он в темнице летом, птица какая бы прилетела, вести ему принесла, но зимой никаких птиц не было тут. И вести пока тоже никаких не было, оставалось только ждать чудо. Но чудо, своими руками, лапами и копытами должен был сотворить чертенок Макар и те, кто ему собирались помогать, а это были волк и кот Баюн. Так и получалось, что чудеса были рукотворные вполне.

6. Волк и кот

А между тем волк побежал привычной тропинкой в заповедный лес, чтобы в избушке Яги найти кота Баюна и рассказать ему, что в мире творится, если, конечно, ему это неведомо, и отвести его в царский дворец.

С самого начала коту меньше всего нравилось бывать в том дворце, и он старался как можно скорее оттуда смыться под любым предлогом. Волк это прекрасно знал, но на этот раз решил, что не стоит так баловать кота, вот сделает дело – освободит Емелю, и пусть тогда гуляет смело. Конечно, надо щадить чувства кота, он бывает такой ранимый, но Емеля и вовсе страдает из-за своей пылкой и страстной любви. И страдает он как раз из-за любимой царевны кота – Василисы. Сам он кашу заварил, вот сам пусть и расхлебывает.

Кот догадывался, почему волк появился в неурочный час, но не собирался бежать со всех лап, он вообще лапы бить не собирался, если волку так надо, и он такой добрый, то пусть и тащит его туда, а прокатиться на волке – это совсем другое дело.

– Ну, взбрыкнула Василиска, – усмехнулся кот в усы, – а от меня-то ты чего хочешь, нашел освободителя. Да и Емеля герой еще тот, нужно ли его вообще освобождать-то?

– А без тебя все равно некому, – спокойно отвечал волк, он не одно столетие общался с котом, но часто забывал, что с ним надо быть осторожным и гибким, чтобы все пошло так, как хочется. И тогда волк решил открыть коту тайну, она могла быть ему и неведома.

– Она не понимает, что Емеля парень не простой, и если он разозлится, то всем плохо будет, пока он может и сам не знает своей силы, не ведает кто он и откуда, а может и догадывается, но ты не понимаешь, что наша царевна по безрассудству своему находится в большой опасности.

Яга все это время слушала молча, прикинувшись спящей, хотя могла ли она спать в тот момент, когда волк беседовал с котом?

– Снег какой пошел, – услышали они ее хриплый, простуженный голос, – волк, тебе по брюхо будет, а кота совсем засыплет да забуранит, ты не потеряй его там. Он хоть и противный, но нам еще пригодится, а отмораживать его д воскрешать долго придется.

Так какими-то намеками Яга объявила им о своем решении. Попробовал бы его кот ослушаться. Он только сразу понял, что она оказалась на стороне волка. И деваться ему было некуда, хочешь, не хочешь, а идти надо.

– Слышал, что бабуля говорит, меня забуранит, так что только на спине у тебя и смогу я туда добраться. – заявил кот, тоже намекая волку, что придется ему извозчиком поработать.

Волку не привыкать кота на себе таскать, но это даже лучше – целее будет, да потом в сугробах его не искать, а то ведь, что делать – то надо будет. сам потерял, сам и искать будешь.

– Ты пошевеливайся, – стал торопить волка кота, тот зачем-то побежал на печку и почти кубарем оттуда свалился, хотя ничего в зубах его так и не было. Но волку некогда было загадки разгадывать, он кожей чувствовал, что надо торопиться.

Яга поднялась, расправила плечи.

– Дверь за вами закрою, – пояснила она, – а то замерзну тут, вон мороз какой, Кащей верно где-то рядом остановился. Будете копаться, так узнаете, что такое лютый холод.

– Не пугай заранее, нам и так страшно, – отвечал кот.

Волк же ничего не сказал. Яга усмехнулась:

– За Матвеем следите там, – посоветовала Яга, – этот черт таким шустрым уродился. От всех сбежит, только хвостом махнет, и поминай его как звали. В дураках с ним остаться так легко.

– От нас не улизнет, – пообещал кот, – хорошо, что предупредила.

Волк и кот поняли, что говорит она о черте, и что-то уже было с ним связанное в их жизни, Соловей Разбойник жаловался на этого Макара ни раз, но где его искать, они же все там на одну рожу.

№№№№№№

Метель была такая лютая, что любой путник бы давно сбился с дороги и заблудился сто раз, но только не главный волк заповедного леса, из царства Гороха в Пекло ему приходилось в любую погоду души переносить, смерть приходила и не спрашивала, ливень там или метель воет, как одинокая волчица. Она забирала их и все. А если такое случалось, тогда волк стрелой летел туда, где человек ему душу отдавал и тащил в Пекло на суд ту самую душу.

Нынче вроде покойников не было, и тащил он кота Баюна, весившего значительно больше всех душ вместе взятый, потому что кот был живой и достаточно крупных размеров.

– Так даже лучше, никто нам путь не перебежит, мы с тобой одни на всем белом свете, – мяукал кот, стараясь перекричать звуки вьюги. Ему хотелось как-то утешить своего волка, тому все самое тяжелое всегда доставалось.

Волк только головой мотнул. Дорога к замку царскому на этот раз ему показалась долгой и трудной, против ветра бежать было очень тяжело, но деваться все равно некуда. Вот и бежал, изредка оглядываясь, чтобы убедиться, что кота он не потерял по дороге.

Но потерять Баюна было не так просто, он так вцепился в волчью шерсть, что если бы даже рука Кащея попыталась его оторвать, и у того ничего бы не получилось. Такой железной была хватка нашего кота. Теряться он точно не собирался.

Но Кащей бы и разглядеть его не смог, если бы встретился у них на пути, а потому до замка царя Гороха они добрались без всяких происшествий. Метель оказалась в помощь, да и кто бы посмел пойти против волка Ния самого, таких тут не оказалось.

7. Сон Василисы.

Пока волк и кот Баюн неслись, чтобы спасти Емелю и вернуть героя в мир из погреба, где он оказался из-за безответной любви, царевна Василиса – виновница всего, что там творилось, мирно спала и думать не думала о том, кто по ее прихоти который день в погребе оставался. А могла бы и подумать., сама была во всем виновата.

Только думать ей особо ни о чем не хотелось, она царевна, она так хотела и все должны исполнять то, чего ей хочется. И потом герой сам виноват, нечего было со своей любовью носиться и навязывать ее тем, кому она нужна как прошлогодний снег.

Спала Василиса последние минуты так спокойно, скоро появятся кот и волк, тогда ей не до сна будет. Она еще попляшет под их дудку и за все ответит. Но еще раньше покой ее нарушила богиня Лада, ворвавшись в сон царевны. Богини могли являться к нам не только в жизни, но и в снах тоже.

Василисе снилась богиня любви и гармонии Лада, и была она очень недовольна вольностями царевны. Кто бы мог подумать, что сама богиня наблюдает за ней, пытается ей что-то такое поведать, а может и предостеречь от чего-то такого. Как – то о том царевна не задумывалась, а надо было хорошо подумать, прежде чем что-то делать. Даже из-за мелочей случаются большие беды, а если ты человека свободы лишаешь, так в ответ получишь то же самое

– В чем же я так провинилась? – удивленно спросила царевна.

Хотя она догадывалась, что так не нравилось богине, но решила показаться глупее, чем была на самом деле. Умных богини не любили и всегда строже наказывали, а с глупышек что взять?

– А что мне должно нравиться, интересно? Твои капризы этот мир погубят, а чтобы этого не случилось, поспи пока, а то чертей не хватит на то, чтобы с тобой справиться. А я не могу только за тобой ходить и исправлять все, что ты еще натворишь.

Прозвучало это строго, почти сурово и было похоже на приговор. Царевна поежилась даже, она мало чего боялась, но тут испугалась. И для этого были свои причины.

То, что произошло дальше, – не в сказке сказать, ни пером описать.

Василиса не хотела виниться перед богиней, но если бы и захотела это сделать, у нее бы ничего не вышло, той и след простыл. А сама она заснула надолго, и как не пыталась проснуться, ничего не получилось.

Такое порой бывает, когда очень хочется спать, ты вроде бы и готов пробудиться, но как такое возможно?

И все-таки рано или поздно мы открываем глаза – человек не может спать сутки напролет. Но с Василисой такого не случилось. Как раз накануне праздника она и оказалась спящей царевной, и никто из духов и тем паче людей не смог бы ее добудиться. Хотя пока никто не знал о том, что Лада такое натворила.

Первым появился Дунай. Его как будто какая-то невидимая рука толкнула в покои царевны. И пришел он в тот момент, когда только мелькнули за окном радужные одежды богини.

– Что это? – подумал Дунай, – и почему царевна спит, если сама Лада была тут. Странно все это, непонятно.

Он смутно догадывался, почему она спит, и почему Лада ушла так поспешно, но даже думать о таком не хотел.

– Богиня не любит когда вольничают, а Василиса так успела накуролесить, что у любой бы лопнуло терпение. Вот и спустилась она с небес, чтобы остановить строптивую девицу.

Он потряс царевну за плечо, и убедился, что обо всем судил верно, она просто так не проснется. Надо было отправить кого-то к царю – батюшке и обо всем ему поведать. Дунай оглянулся по сторонам, но никого не нашел, а сам уходить и бросать Василису не хотел, мало ли что еще с ней может случиться-приключиться.

Собственно волк и кот застали его за этим занятием, переглянулись. Кот заговорил первым.

– Не подскажешь, что ты тут делаешь? Кто тебе позволил к царевне врываться? Да и вообще она какая-то странная, что ты натворил?

– Не у кого было позволения спрашивать, заметил я радужную богиню и поспешил сюда, думал, что Василисе может помощь понадобиться, да опоздал видно. Только платье богини мелькнуло и на небесах растаяло. А Василиса вот спит вроде, только никакой это не сон, я сам все вижу.

– Хочешь сказать? – взвыл волк, когда он волновался, то фразы обрывались на середине, он больше ничего говорить не мог, как ни старался. Человеческая речь давалась ему с трудом, оставался только такой вой неопределенный и довольно страшный. Любой бы испугался, только не Дунай, волков он никогда не боялся.

– Ничего я говорить не хочу, и сделать ничего не смогу, тут ведьма Ажбета, а то сама Яга нужна, а не простой воин, и даже не кот ученый, – повернулся он к своему старому приятелю, с которым и враги отдыхают.

Дунай, конечно, прибеднялся немного, не таким и простым воином он был, но то, что вряд ли сможет разбудить царевну, в том сомнений не было. Она спала, но при этом почти не дышала, таким глубоким – обморочным это был сон. Кот бы и сам не взялся помогать. Даже когда Дунай ему бросал вызов, он вел себя на удивление тихо.

И теперь эта троица, – воин, волк и кот устроили совет, а он готов был перерасти в заговор. Они решали тут на месте, что им делать и как быть?

Это было, конечно, интересно, если бы не надвигался праздник. Если бы не надо было еще Емелю спасать, за чертенком и берегинями следить, да мало еще каких дел у них там оставалось, а у них было только две руки, две ноги, три головы и 8 лап – вот все, чем они владели в тот день и час. Не так много, если столько всего еще остается. И они должны были признать, что разбудить Василису труднее всего.

8. Кот и Волк пришли не вовремя

А совет троицы был в самом разгаре, когда почему-то появился на пороге царь Горох и увидел такую странную картину. Царевна Василиса почему-то крепко спала, хотя давно петухи пропели, и она никогда прежде не спала так долго. При этом его любимый воин был тут, так мало того, у изголовья ложе сидел печальный, готовый разрыдаться волк, а у ног его восседал на мягкой подушке кот. И не просто кот, а Баюн, всегда от него бегавший, где бы они ни встретились. То, что на этот раз кот никуда не убегал, уже могло бы напугать царя Гороха. Но прежде, чем испугаться и перестать соображать здраво, он должен был услышать, что тут произошло в его отсутствие.

Дунаю пришлось еще раз повторить то, что он успел рассказать волку с котом, царь только качал головой, слушая рассказ о таком происшествии.

Он в первый раз услышал о том, что в погребе у него оказался Емеля и возмутился про себя, не стал говорить непрошеным гостям, что ни о чем не знал, не ведал даже.

– Царь, как обманутый муж обо всем узнает последним, – тяжело вздохнул он, и посмотрел на спящую царевну. И за что нам такое наказание.

Но долго сокрушаться царю не позволили, некогда стонать и стенать, надо принимать какое-то решение.

– Так и что мы имеем? – бесцеремонно перебил царя кот, – у нас есть Емеля, которого надо освободить из погреба, и это полбеды, есть спящая царевна и какой-то странный черт Макар, но сама Яга предупредила, что мы должны его остерегаться и следить за ним. Ее ослушаться мы никак не можем, это дорого нам обойдется.

Не надо говорить о том, что тот самый черт Макар был в двух шагах от них и просто прятался за шторой, притаившись около окна. Там его никто не смог бы обнаружить, даже если бы и захотел, зато он все видел и слышал.

Черт радовался, видя, что никто из грозной троицы не знает его в лицо. Это значительно облегчит его задачу.

Решив, что он узнал все, что требовалось, Макар незаметно смылся, только штора немного закачалась, и направился он прямиком в темницу, чтобы навестить Емелю и постараться его как можно скорее освободить – для начала он должен заняться этим, а потом видно будет.

По дороге к погребу Макар решил поговорить со своим героем, ему надо было точно знать, что Емеля годится для этого дела. Ведь иначе ему срочно придется искать кого-то другого. А кого и где можно найти в такой короткий срок?

№№№№

Волк взглянул на штору, которая подозрительно закачалась, но решил, что подглядывает и подслушивает кто-то из царских слуг. В то, что это мог быть Макар, он как-то не очень поверил. Тот наверняка находится совсем в другом месте. Кот знал, что там скрывается черт Макар. Нюх на чертей его никогда еще не подводил, но он решил промолчать. Пусть суетится, ничего страшного. Они будут видеть и знать каждый шаг черта – это очень важно, врага надо держать на близком расстоянии, чтобы знать, что он замышляет.

Царь оставил служанок около царевны и отправился на вечерний пир. Ему хотелось послушать воевод и лекарей и решить, что делать дальше. Царевну надо было как-то будить.

– Вот еще напасть какая, – тяжело вздохнул царь, – не было печали, черти накачали

Но он тут же замолчал, нечего на чертей спирать, когда постаралась тут богиня Лада. Он успел призабыть рассказ Дуная о том, что тут происходило в его отсутствие, у царя память оказалась на диво коротка, странно даже.

Он вызвал к себе воеводу и стал отчитывать его за то, что тот ему не доложил о том, что Емеля в темнице томиться.

– Ты совсем ополоумел или как? Почему я узнаю об этом от Дуная, и делаю вид, что мне все это ведомо, смотри у меня. Еще такое замечу, сам на место Емели пойдешь.

Воевода решил его бежать освобождать, но царь его остановил:

– Без тебя освободители найдутся, как царевна заснула, так ты прямо героем стал, раньше надо было думать.

Тяжело вздохнув, воевода поплелся на пир, но сам все пытался понять, что и как происходит в царской темнице, и кто решил освободить Емелю без его ведома.

9. Жаркий спор

Мы с вами видели, как черт Макар убегал от заговорщиков, чтобы первым оказаться в погребе, где довольно долго томился Емеля. Он должен был опередить всех обязательно.

В то время, когда он появился, герой наш решил, что про него все забыли, и никто тут больше не появится. И вдруг явился рогатый и полосатый, довольно подозрительный тип.

Конечно, Емеля слышал сказки про чертей, и не только сказки, но так

Вы достигли конца предварительного просмотра. Зарегистрируйтесь, чтобы узнать больше!
Страница 1 из 1

Обзоры

Что люди думают о Коляда, Снегурочка, Ярило. Молодые боги и кот Баюн

0
0 оценки / 0 Обзоры
Ваше мнение?
Рейтинг: 0 из 5 звезд

Отзывы читателей