Наслаждайтесь этим изданием прямо сейчас, а также миллионами других - с бесплатной пробной версией

Только $9.99 в месяц после пробной версии. Можно отменить в любое время.

Аккорды мракобесия. Книга вторая

Аккорды мракобесия. Книга вторая

Читать отрывок

Аккорды мракобесия. Книга вторая

Длина:
376 страниц
3 часа
Издатель:
Издано:
Feb 7, 2021
ISBN:
9785043249982
Формат:
Книга

Описание

Госпереворот совершается, Парвус просит должность министра, но Ленин выпроваживает его из страны. Он ему теперь не нужен. 2 часа ночи пьяные моряки выпускают снаряд из крейсера Аврора. 12 вооруженных бойцов через черных ход проникают в Зимний дворец и арестовывают Временное правительство.

Издатель:
Издано:
Feb 7, 2021
ISBN:
9785043249982
Формат:
Книга

Об авторе


Связано с Аккорды мракобесия. Книга вторая

Читать другие книги автора: Варга Василий

Похожие Книги

Похожие статьи

Предварительный просмотр книги

Аккорды мракобесия. Книга вторая - Варга Василий

Аккорды мракобесия

Книга вторая

Василий Варга

Замечания и предложения принимает автор по адресу vasily_33@mail.ru

© Василий Варга, 2021

ISBN 978-5-0053-1301-0 (т. 2)

ISBN 978-5-0053-1299-0

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Василий Варга

Рецензия

Привет тебе, любитель чтения. Не советуем тебе открывать «Аккорды мракобесия» Василия Варги утром перед выходом на работу, можешь существенно опоздать. С первых строк обращают на себя внимание зрительные образы, они во многом отчетливы, красочны и графичны. Центром произведения является личность героя, а главными элементами – события и обстоятельства его существования. Данная история – это своеобразная загадка, поставленная читателю, и обычной логикой ее не разгадать, до самой последней страницы. Замечательно то, что параллельно с сюжетом встречаются ноты сатиры, которые сгущают изображение порой даже до нелепости, и доводят образ до крайности. Не часто встретишь, столь глубоко и проницательно раскрыты, трудности человеческих взаимосвязей, стоящих на повестке дня во все века. В процессе чтения появляются отдельные домыслы и догадки, но связать все воедино невозможно, и лишь в конце все становится на свои места. Гармоничное, взаимное дополнение конфликтных эпизодов с внешней окружающей реальностью, лишний раз подтверждают талант и мастерство литературного гения. Запутанный сюжет, динамически развивающиеся события и неожиданная развязка, оставят гамму положительных впечатлений от прочитанной книги. Отличительной чертой следовало бы обозначить попытку выйти за рамки основной идеи и существенно расширить круг проблем и взаимоотношений. Попытки найти ответ, откуда в людях та или иная черта, отчего человек поступает так или иначе, частично затронуты, частично раскрыты. Читать «Аккорды мракобесия», благодаря умело запутанному сюжету и динамичным событиям, будет интересно не только поклонникам данного жанра.

Ридли, 31.07.2018

1

Список тех, кто увеличивал свои вклады в иностранных банках, постоянно возрастал и только фамилия Свердлова нигде не высвечивается, а у него были колоссальные возможности. Что он не брал, не грабил? Он чист? Да нет, Кацнельсон не отставал от других грабителей казны, он был назначен держателем алмазного фонда, ему доверял сам Ильич – палач, хозяин всего, что могла хранить русская земля; именно у него, Янкеля, хранились золотые слитки, но не в сейфах, запирающихся пятью ключами, а у себя дома, в специальном, домашнем сейфе, обнаруженном, спустя 16 лет, после его смерти, Сталиным.

Захватив власть при помощи гопников, наемников, разношерстного криминала, выпущенного из тюрем, евреев, созванных со всей Европы и помощи немцев, да американцев, большевики не знали, что делать дальше. Как всякие бандиты, революционеры начали с грабежей и убийств столичной Петроградской элиты и всех, кого можно было причислить к классу имущих.

В любой бандиткой группировке есть вождь. Таким вождем в так называемой революционной интернациональной группировке, был Ленин.

То, что Ленин был несравнимо жестоким человеком, можно объяснить состоянием его воспаленного мозга. А как объяснить, почему остальные члены ленинской партии проявляли жестокость к поверженным? К тем, кто добровольно сдавался на милость победителей? Евреи всего мира молчат. Они молчаливо открещиваются от своих прыщей на собственном теле. И правильно делают. О русском пролетариате говорят очень редко, а если говорят, то только в положительном ракурсе. Они, дескать, были бедные, униженные, ничего у них не было, а у богатых было все. Почему бы не поделиться? Ленинская партия сказала: мы возьмем, отберем все силой оружия. И отбирали по— звериному, по первобытному, и все равно не разбогатели. Для того, что бы страна была богатой, и каждый ее гражданин ни в чем не нуждался, нужно трудиться. Коммунисты же трудились языком, причем этот язык был чересчур гибким. Даже тех, кто был на последнем дыхании от голодомора, убеждали: потерпите, товарищи, коммунизм не за горами, скоро все будет в полном изобилии.

Возможно, евреи смогли бы, объединив русских, принести извинения за кровавую вакханалию, устроенную сородичами—отщепенцами в начале 20 века, но русские рабы, колеблются, пока никак не разберутся, то ли это благо, и следует еще раз вернуться в ленинское царство, то ли надо подумать следующему поколению и еще через поколение определиться. А вдруг удастся построить коммунистический рай на фоне загнивающего капитализма.

В замороченных мозгах не может проснуться тот факт, что бог наказал евреев за их злодеяния. Спустя энное количество лет появился Гитлер, который резал евреев как капусту, просто так, за то, что они евреи. Это Божья кара за их злодеяния на русской земле, за массовое уничтожение детей, больных, лежащих в больницах и госпиталях, за сжигание живых, травлю газом, за массовые расстрелы безвинных, за разрушение церковных храмов. Один полу еврей, полу калмык Ленин остался вне возмездия. Наоборот духовные рабы уложили карателя в Мавзолей и молятся на него, лижут ему кровавый зад и считают его за своего благодетеля.

2

До захвата власти, Ленину жилось достаточно комфортно, сытно и весело. Еще бы! две жены, одна из которых в качестве служанки, престиж лидера партии, который пописывает по одной статейке в неделю в одну страницу, а то и книги… которых никто не может понять, а это признак гениальности, или вкус клубнички на стороне.

А тут, в этой огромной стране, где беспрерывно льется кровь, где кажется, что царское кресло все время шатается, где все ждут распоряжений, указаний и именно от него, – это просто какой—то содом.

Вдобавок ко всему, у вождя ничего не было за плечами, кроме политической трескотни, да всяких интриг.

Он, практически, нигде не работал, абсолютно не разбирался в экономике и сельском хозяйстве. Ученый люд для него представлял непримиримого врага, а интеллигенция, по его меткому блатному выражению – говно.

Русские цари были лидерами своего отечества, пусть не у каждого все получалось, но, как правило, они приумножали богатства России, присовокупляли земли, вели освободительные войны, а Ленин все уничтожал, разбазаривал, умудрился уничтожить генофонд России, дал власть голи и думал, что будущие поколения будут бить ему поклоны в течение тысячелетий. В какой—то степени он не ошибся.

Он был обычным болтуном, неудачным писакой, оставившим после себя труды, в которых трудно было разобраться, о чем же там идет речь. Его команда, состоящая из одних евреев, была ничуть не лучше во всех отношениях, – все они вместе взятые годились для карательных операций, но никак не для того, чтобы возглавлять страну и вести ее к процветанию и прогрессу наряду со странами западной Европы и Северной Америки.

                                       * * *

– Янкель, ты у меня умный человек, поройся в царских бумагах, изучи структуру правительства, все подразделения министерств и ведомств, переименуй где в этом есть необходимость, так на народный лад, под рабоче—крестьянскую психологию и сформируй правительственный орган во главе со мной, ну, скажем «совет народных комиссаров» сокращенно СНК. Сколько времени ты на это потратишь? Тебя я тоже туда заберу, Янкель, мой дорогой Янкель, – сказал Ленин, пожимая руку Кацнельсону. – Ты только не шибко воруй. Конечно, каждый из нас должен иметь определенный запас на всякий пожарный случай, я это прекрасно понимаю, но не распускай аппетиты, держи свою еврейскую натуру на замке. Бери с меня пример. У меня только 80 миллионов в загашнике, а у Лейбы 800. Отсутствие скромности, должен сказать. А у тебя сколько, Янкель? Сколько миллионов у тебя в запасе?

– Не считал, не знаю, – ответил Янкель и губы у него стали дрожать и руки трястись.

– Ладно. Вижу: много. Перевоспитайся. Ты – ценный человек для партии и партия не станет тебя выводить на чистую воду.

3

Янкель отблагодарил. Уже 9 ноября 1917 года был создан СНК (Совет Народных Комиссаров).

В тот же день в Смольном заседало первое, чисто еврейское правительство. Ленин сидел за столом президиума, в галстуке сдвинутом на левую сторону с расстегнутой мотней и все время работал пальцами, ногтями выковыривая мандавошек и, шепелявя, давал не то накачку, не то проводил инструктаж, трудно было понять, но все слушали, в рот воды набрав.

– Это наш большой совет министров, состоящих из одних евреев, русских дураков здесь нет, хотя нам придется ввести хоть одного для затравки, он у нас будет дрова таскать, печь топить, карандаши затачивать и подносить бумаги. Евреи хоть и умный народ, но все, здесь сидящие и гладящие на меня, как баран на новые ворота, ничего не понимаете в той части, которая требует неустанной работы. Нам надо руководить фабриками, заводами, сельским хозяйством, вот ты, Протиан, жил в деревне? жил. Быть тебе комиссаром земледелия. А ты знаешь, что такое комиссар, Протан?

– Это стрелок с пистолетом на боку, – ответил Протиан, расчесывая бороду.

– Вот и нет, вот и нет. Комиссар это проводник политики партии, политики Ленина, моей политики. Ты не сдал экзамен, Протиан. Что с ним будем делать, товарищи? Простим? Простим. Садись, Протиан. Еврей Линдер, ты, кажется, работал счетоводом. Два плюс три, сколько будет?

– Шесть, – произнес Сеня с гордостью.

– Правильно. Быть тебе Комиссаром Государственного контроля. Пойдем дальше. Троцкий. Троцкого все знают. Он назначается комиссаром Армии и флота. Баилих Лунацарский, назначаешься комиссаром народного просвещения и министром культуры. Лев Толстой, где он, подать сюда Толстого. Кто он у нас?

– Композитор и сказочник, – ответил Луначарский, польский еврей, но министр.

– Правильно, Лунацарский. Это ты написал статью «Лев Толстой – зеркало гусской …еволюции» и подписал ее моим именем? Очень хорошая статья. Хвалю Лунацарский.

Протана – тебе в первый класс. Внушить ему, что 2+3 равно 5, но никак не шесть. Арифметику от одного до десяти весь пролетариат должен знать как свои шесть пальцев.

– Пять, Ильиц, пять пальцев, – поправил Луначарский в затмении.

Комиссар Шпицберг. Еврей, кем ты хочешь быть?

– Дзержинским номер два.

– А ты, Мойша, кем ты был до революции, скажи?

– Я торговал, потом заведовал торговой лавкой.

– Ну, вот быть тебе наркомом по торговле. Фотиева запиши.

– Я буду отстреливать непокорных… из—за угла.

– Но ты же уже гусский, – сказал Фроем, будущий министр путей сообщения, – а гусские стреляют в упор.

– Владимир Ильич, я со всеми проведу инструктаж. Предлагаю утвердить Мойшу наркомом торговли.

– Утверждается. Фроем, ты хоть раз в жизни на поезде катался?

– Катался, но билет в кассе никогда не брал. Я катался зайцем.

– Фроем Бурлакоманштейн утверждается наркомом путей сообщения народной федеративной республики Украины, то бишь России. Дальше, друзья. Лейба, берись за иностранные дела.

– Иносранные, иностранные! новое пролетарское слово.

К вечеру СНК был сформирован. Он состоял из 98% евреев.

Ленин произнес напутственную речь. Она была длинной увесистой, как наш роман, но члены СНК поняли только одно: стрелять, стрелять и еще раз стрелять. Он ответил на вопросы, в том числе и чисто бытового характера. У некоторых членов было по пять жен и по трое детей от каждой. Члены кнессета жаловались на жен. Они все время конфликтуют, и каждая требует особых прав. Не хватает комнат, в богатых домах случаются перебои с продовольствием и… когда все жены требуют любви в одну и ту же ночь, нет сил на их удовлетворение.

– Гм, батенька, я готовлю указ о свободной любви, свободном деторождении от разных отцов. Ребенок не должен знать конкретно своего отца, у него должен быть один отец, это я, Ленин. Поэтому, отсюда следует, что ваша третья или четвертая жена может и должна пригласить к себе в кровать любого мужчину из пролетарской среды и пусть на здоровье, собственное здоровье и здоровье нации, скрещиваются, соединяются, плодятся, аки зайцы в гнезде. И это архи важно, товарищи. Вот мне тут докладывают, что по безлюдному Петрограду молодые люди гуляют в обнаженном виде. Это свобода. Надо заняться этим вопросом более детально, но, к сожалению, не хватает времени. Эту проблему мы вынуждены отложить на 18 год, а возможно и на 19. Все свободны. Члены Политбюро немного задержитесь. Да здравствует мировая революция!

4

Политбюро управляло всем и всеми. Ленин утверждал свои идеи на Политбюро, потом дублировал их на СНК.

– Товарищ Троцкий, надо браться за создание Красной Армии. Я вначале думал, что обойдемся вооружением народа, но вы меня переубедили.

– И я с Троцким, – сказал Каменев.

– И я тоже с ним, – подтвердил Крестинский, махровый польский еврей.

– Моя будет думат. Я с Лэнын, – выдал Джугашвили и хитро улыбнулся.

– И я за армию, – сказал Гершон Апфельбаум отныне Зиновьев.

Бухарчик и старичок Калинин уже посапывали и даже слюну не слизывали языком. Они видели сны, хотя их товарищи развели бурную дискуссию, стоит ли брать целый квартал в заложники, если в этом квартале пропал красноармеец.

Ленин быстро привел политбюро в порядок, и все голосовали, так, как он хотел.

                                       * * *

Он был сварливым, склочным человеком, не терпящим чужого мнения. По всей вероятности, соратники не столько уважали, сколько побаивались его.

И, тем не менее, все выходило как—то так, что он для них стал сварливой наседкой, а они все вокруг него всего лишь цыплята. Никто не мог оспорить его выдающиеся поступки, его энергию, его стремление добиться того, чего он задумал. Именно он вошел в доверие к немцам, правда через Парвуса, и они поверили ему, именно он выхлопотал бронированный вагон и посадил их всех, чтоб перевезти в Россию через территорию воюющий страны. Именно он, вопреки мнению большинства, проявил хитрость и изворотливость, и даже подлог, чтоб начать штурм Зимнего. Благодаря именно ему, Германия выделила свыше 50 миллионов марок на переворот в Петрограде.

И переворот удался, и неограниченная зарплата была у каждого революционера, в том числе и любого западного убийцы, выпущенного или сбежавшего из тюрьмы. И пейсы не надо было прятать.

Наседка была кусачей, крикливой, непредсказуемой, но без наседки – ни воды, ни пива.

Так получилось и с заключением сепаратного мира с Германией. Захваченная, а точнее подобранная власть большевиками, была спасена. А с инакомыслящими можно было проводить любые эксперименты. Если так продолжится, то наседка под именем Ленин, превратится в божество, пока что для пролетарских масс. Остальные массы подлежат ликвидации как класс. И это уже произошло, слава Богу, то бишь Ленину.

А пока Ленин с пеной у рта доказывал своим соратникам о том, что надо немедленно ввести жесткую дисциплину и рассчитываться с власть имущими при помощи пистолета или веревки. Здесь поддержка была всеобщей.

Это радовало Ленина и вдохновляло его на новые подвиги. Пока Россия отбирала у крестьян продукты для отправки в Германию по сепаратному миру, головорез Дзержинский уже пускал пули в затылок невинным.

Ленин обычно спускался в подвал, когда отстреливали молодых графских дочерей. Обычно после получения пули жертвы вздыхали, наклоняли голову набок, Феликс снимал дорогие украшения с окровавленной шеи, смывал с них свежую кровь и отдавал вождю мирового пролетариата в качестве сувениров. Ленин тихо произносил: да здравствует мировая революция, клал в карман золотые украшения и возвращался в свой рабочий кабинет.

Мало кто поверит в эту слабость вождя, ценности теперь его мало интересовали, ему больше импонировала музыка выстрела, переход жертвы в вечность и то, что он так легко мог завладеть, то есть экспроприировать, ограбить награбленное как он любил выражаться.

Удовлетворенная выполнением обязательств российской стороной, Германия назначила Мирбаха своим послом в России. Мирбах тут же подружился с Лениным и вскоре передал ему три миллиона марок в виде подарка от кайзера. Ленин решил завербовать в Красную армию хорошо обученных и дисциплинированных австро—венгерских и немецких военнопленных. В будущем из венгров вылупится головорез Бела Кун.

5

Ленин захватил власть, точнее, дорвался до вожделенной власти, о чем так мечтал с юношеского возраста. И это ему удалось легко и просто как поцеловать Инессу. Ни один из участников его команды не пострадал, так что он, пожалуй, зря переодевался в женское платье, да пребывал какое—то время в подвале в обнимку с Бронштейном, лежа на полу с замотанной головой в день штурма Зимнего дворца. Ничем не оправданная предосторожность оказалась напрасной, но необходимой. Для успокоения больных нервов, подавления страха, как постоянного спутника вождя мировой революции. Мало кто знает, что Ленин был очень осторожным, если не сказать трусливым, он ни разу не появился на поле сражения, хотя бы в окопе. Он моментально переодевался в женское платье, менял парики, брал в руки костыль и ходил, полу согнувшись, лишь бы его никто не узнал… Трусость – основной признак людей, воображающих себя гениями. Они очень боятся, что человечество без них осиротеет, свалится в яму и что некому будет выщать его из этой ямы. Ленин доказал это как никто другой из политиков. Достаточно обратить внимание на завещание Ленина, когда он понял, что надо уходить и уже видел ту, с косой у себя на пороге. Он перелопатил всех наследников, но никого не рекомендовал на свое место. А мог бы. Чем плохая жидовка Землячка, которая в первый же день расстреляла без суда и следствия около 3 тысяч русских соколов. Или, скажем головорез Дзержинский, мастер стрельбы в затылок, или самый скверный жид Бронштейн. Но никто не подошел.

                                      * * *

Ленин первый выступил в роли кабинетного командующего. Это был хороший пример для будущего генералиссимуса Сталина, кабинетного генералиссимуса: коммунистические вожди слишком высоко ценили свою жизнь, чтобы подвергаться малейшему риску.

Он, правда, несколько изменился. Все больше проскальзывал его волчий взгляд на своих соратников, которых он вдруг возненавидел. И подчиненные, члены бюро изменились: все больше гнули головы перед новым мессией, все не увереннее ступали по мягким коврам, направляясь к коротышке по тому или иному вопросу.

К примеру, Апфельбаум (Зиновьев) возомнил себя пророком, эдаким апостолом новой коммунистической формации.

Когда на Политбюро была одобрена установка вождя о том, что мало взять власть, ее еще надо удержать, а удержать можно только при помощи штыка, да виселицы, и это должно применяться повсеместно, Апфельбаум заметил, что вождь улыбается и, следовательно, с ним можно поговорить по душам, – попросил Ильича остаться для важно разговора.

– Пусть эта свора уматывает, а ты Апфельбаум, докладывай, зачем просишь остаться? Кстати, и это архи важно. Мое Политбюро состоит из одних евреев с неблагозвучными фамилиями, а это ни в какие ворота не лезет. Вы все должны стать гускими. Потом я разрешу каждому из вас назвать один город своим именем. Вот Кацнельсон стал Свердловым. Один из городов на Урале будет носить это имя.

– Руководить государством оказывается куда труднее, чем прогуливаться по курортам Европы, да пописывать мало кому интересные, хоть и мудрые статейки, навеянные заоблачными мыслями в произведениях Мордыхая—Маркса, Энгельса, да баловаться клубничкой с проститутками. Здесь уже не до проституток, Гоша. Даже Инесса для меня на десятом месте.

– Рассказывай, давай, Гоша.

– Знаешь, Володя, я тут вспомнил. У Иисуса Христа было 12 апостолов и только четыре оставили о нем воспоминания. Одним из апостолов хочу быть я, Зиновьев, но не Апфельбаум; вторым пущай будет Бронштейн, третьим – Цедербаум. Еще одного надо подыскать. Надо же тебя увековечить. Пройдет тысяча лет, а тебя будут узнавать по нашим описаниям. Будь ты у нас Христом Богом. А чего? Мои древние земляки Христа распяли, а тебя никто не будет распинать. И город, в котором мы сейчас находимся, должен носить твое имя.

– Идея хорошая, весьма хорошая и это архи важно, но давай немного повременим.

Я начну вести подготовку, надо же этих русских дураков призвать к порядку, потом… мне надо отослать… Инессу, но так, чтобы она больше не вернулась. Насколько я знаю, Христос, вообще, не был женат, а у меня две клуши и обеих я ненавижу, ты понимаешь, Апфельбаум или Зиновьев? Только ты молчи. Это архи важно. Вождь, захвативший власть, сразу же столкнулся с многочисленными трудностями. Он никогда не работал на производстве, не держал молоток в руках, не занимался крестьянским трудом, нигде не служил, никем не руководил и поэтому какой—либо жизненный опыт у него начисто отсутствовал. Руководство страной было таким же туманным, как и произведения его кумира немецкого еврея Мордыхая. Ему досталась скрипка, которую он никогда раньше не держал в руках. Честно говоря, Ленин был совершенно негодный руководитель. Впрочем, его команда тоже.

Но у Ленина было одно не о темное качество – качество палача и головореза, в основе которого лежит жестокость. Если заставить отца с матерью, чтоб лезли на крышу, когда дом горит и, встретив неповиновение,

Вы достигли конца предварительного просмотра. Зарегистрируйтесь, чтобы узнать больше!
Страница 1 из 1

Обзоры

Что люди думают о Аккорды мракобесия. Книга вторая

0
0 оценки / 0 Обзоры
Ваше мнение?
Рейтинг: 0 из 5 звезд

Отзывы читателей